Инструкции:

Самый редкий вид дружбы — дружба с собственной головой… Современные подходы к терапии хронического нарушения мозгового кровообращения

Комментарии

Опубликовано в журнале:
Амбулаторный прием / Т. 3. № 1 (7), 2017

А. Л. Вёрткин, А. У. Абдуллаева
Московский государственный медико-стоматологический университет имени А. И. Евдокимова

С годами проблема терапии хронических нарушений мозгового кровообращения приобретает все большую актуальность. Статья посвящена оценке эффективности применения одной из наиболее перспективных групп нейропротекторов — препаратов на основе янтарной кислоты — и ее отечественному представителю Цитофлавину.
Ключевые слова: цереброваскулярные заболевания, хроническая недостаточность мозгового кровообращения, артериальная гипертензия, атеросклероз, Цитофлавин.

Цереброваскулярные заболевания (ЦВЗ) представляют важнейшую медико-социальную проблему современности. Трагедия заключается не только в высокой заболеваемости ЦВЗ, но и в смертности и инвалидности пациентов с этими заболеваниями. Так, в России ежегодно в среднем регистрируют около 400–450 тыс. инсультов (80–85% ишемических), из которых до 200 тыс. заканчиваются смертью, а не менее 80% выживших пациентов, в том числе молодых, остаются инвалидами [11, 21]. Естественно, подобная ситуация отрицательно сказывается и на экономике страны: необходимы огромные финансовые затраты на лечение и реабилитацию пострадавших, снижается качество жизни больных и их семей.

Наряду с острыми нарушениями мозгового кровообращения (ОНМК), важнейшее значение приобретают хронические формы ЦВЗ. Хроническая недостаточность мозгового кровообращения (ХНМК) — одно из наиболее распространенных патологических состояний, особенно среди пациентов пожилого возраста. По современным данным, среди лиц старше 60 лет распространенность ХНМК может достигать 10% [3, 14, 16]. Расходы на лечение больных с сосудистой патологией головного мозга составляют до 20% всех затрат на здравоохранение России [6].

Патологическая морфология хронической недостаточности мозгового кровообращения

Как известно, адекватная работа головного мозга обеспечивается высоким уровнем его кровоснабжения. С возрастом объем мозгового кровотока снижается, что объясняется прогрессирующим атеросклеротическим поражением сосудов головного мозга. Начальные проявления недостаточности мозгового кровоснабжения отмечают, если приток крови к мозгу составляет менее 30–45 мл/100 г/мин. Развернутую стадию наблюдают при снижении кровоснабжения мозга до уровня 20–35 мл/100 г/мин. Критическим признан порог регионарного кровотока в пределах 19 мл/100 г/мин (функциональный порог кровоснабжения мозга), при котором оказываются нарушенными функции соответствующих участков головного мозга. Нервные клетки гибнут при регионарном артериальном мозговом кровотоке, сниженном до 8–10 мл/100 г/мин (инфарктный порог кровоснабжения мозга) [2, 12].

В условиях хронической гипоперфузии мозга, выступающей основным патогенетическим звеном ХНМК, механизмы компенсации истощаются, энергетическое обеспечение мозга становится недостаточным, в результате сначала развиваются функциональные расстройства, а затем — и необратимое морфологическое повреждение. При хронической гипоперфузии мозга выявляют замедление мозгового кровотока, уменьшение содержания кислорода и глюкозы в крови, сдвиг метаболизма глюкозы в сторону анаэробного гликолиза, лактоацидоз, гиперосмолярность, капиллярный стаз, склонность к тромбообразованию, деполяризацию клеточных мембран, а также активацию микроглии, которая начинает вырабатывать нейротоксины, что наряду с другими патофизиологическими процессами приводит к гибели клеток [7, 24, 25].

Поражение мелких пенетрирующих мозговых артерий (церебральная микроангиопатия), от которых зависит кровоснабжение глубинных отделов мозга, у больных ХНМК сопровождается морфологическими изменениями в головном мозге [8, 15, 18, 22].

Основные корригируемые факторы развития хронической ишемии включают АГ и атеросклероз.

Артериальная гипертензия и хроническая недостаточность мозгового кровообращения

Для адекватной ауторегуляции мозгового кровообращения необходимо поддержание определенного АД в магистральных артериях головы. В норме среднее систолическое АД (САД) в них находится в пределах 60–150 мм рт. ст. При длительно существующей АГ эти значения несколько смещаются вверх, поэтому нарушение ауторегуляции не наступает достаточно долго, и уровень мозгового кровообращения остается нормальным. При этом адекватное кровоснабжение мозга поддерживается путем повышения сосудистого сопротивления, что приводит к увеличению нагрузки на сердце. Хроническая неконтролируемая АГ ведет к вторичным изменениям сосудистой стенки — липогиалинозу, наблюдаемому преимущественно в сосудах микроциркуляторного русла. Вследствие этого развивается артериолосклероз, вызывающий изменение физиологической реактивности сосудов. В таких условиях уменьшение АД в результате присоединения сердечной недостаточности со снижением сердечного выброса, избыточной антигипертензивной терапии или физиологических циркадных изменений АД приводит к гипоперфузии в зонах терминального кровообращения [9, 17]. Острые ишемические эпизоды в бассейне глубоких пенетрирующих артерий вызывают лакунарные инфаркты небольшого диаметра в глубинных отделах головного мозга.

При неблагоприятном течении АГ повторные острые эпизоды приводят так называемому лакунарному состоянию — одному из вариантов мультиинфарктной сосудистой деменции [19].

Помимо повторных острых нарушений, предполагается и хроническая ишемия в зонах терминального кровообращения. Маркером последней служит разрежение перивентрикулярного или субкортикального белого вещества (лейкоареозис), которое патоморфологически представляет зону демиелинизации, глиоз и расширение периваскулярных пространств [9, 17]. В некоторых случаях неблагоприятного течения АГ возможно подострое развитие диффузного поражения белого вещества головного мозга с клинической картиной быстро прогрессирующей деменции и других проявлений разобщения, что иногда обозначают в литературе термином «болезнь Бинсвангера» [20].

Атеросклероз и хроническая недостаточность мозгового кровообращения

Как правило, при ХНМК множественное атеросклеротическое поражение сосудов мозга локализовано преимущественно в экстра- и интракраниальных отделах сонных и позвоночных артерий, а также в артериях виллизиева круга и их ветвях, и формирует стенозы. Различают гемодинамически значимые и незначимые стенозы. Снижение перфузионного давления дистальнее атеросклеротического процесса свидетельствует о критическом или гемодинамически значимом сужении сосуда. Гемодинамически значимые стенозы развиваются при сужении просвета сосуда на 70–75%.

Однако мозговой кровоток зависит не только от выраженности стеноза, но и от механизмов, предотвращающих развитие ишемии: состояния коллатерального кровообращения и способности мозговых сосудов к расширению. Указанные гемодинамические резервы мозга позволяют существовать асимптомным стенозам без жалоб и клинических проявлений.

Тем не менее обязательное развитие хронической гипоперфузии мозга при стенозе приводит к ХНМК, выявляемой при МРТ. При этом визуализируются перивентрикулярный лейкоареоз (отражающий ишемию белого вещества мозга), внутренняя и наружная гидроцефалия (обусловленная атрофией мозговой ткани); могут выявляться кисты (как последствие перенесенных инфарктов мозга, в том числе и клинически «немых»).

Считается, что ХНМК есть у 80% пациентов со стенозирующим поражением магистральных артерий головы. Для атеросклеротически измененных сосудов головного мозга характерны не только локальные изменения в виде бляшек, но и гемодинамическая перестройка артерий на участке дистальнее атеросклеротических стенозов и окклюзий. Все это приводит к тому, что асимптомные стенозы становятся клинически значимыми. Большое значение имеет и структура бляшек: так называемые нестабильные бляшки вызывают развитие артерио-артериальных эмболий и ОНМК, чаще по типу преходящих. При кровоизлиянии в такую бляшку ее объем быстро увеличивается с нарастанием степени стеноза и усугублением признаков ХНМК. При наличии подобных бляшек гемодинамически значимым признано перекрытие просвета сосуда до 70%.

При поражении магистральных артерий головы мозговой кровоток становится весьма зависимым от системных гемодинамических процессов. Такие пациенты особенно чувствительны к артериальной гипотензии, возникающей при переходе в вертикальное положение (ортостатической гипотензии), а также к нарушениям сердечного ритма, приводящим к кратковременному снижению сердечного выброса [1, 10].

Клинические проявления хронической недостаточности мозгового кровообращения

Основные клинические проявления ХНМК:

  • нарушения в эмоциональной сфере;
  • расстройства равновесия и ходьбы;
  • псевдобульбарные нарушения;
  • ухудшение памяти и способности к обучению;
  • нейрогенные расстройства мочеиспускания.

Прогрессирование симптомов постепенно приводит к дезадаптации больных в повседневной жизни.

В течении ХНМК выделяют три стадии [5].

I стадия (компенсация). В клинической картине преобладают субъективные проявления: общая слабость и утомляемость, эмоциональная лабильность, нарушения сна, снижение памяти и внимания, головные боли. Отчетливые неврологические синдромы выделить не удается, но в неврологическом статусе появляются некоторые симптомы: анизорефлексия, дискоординация, симптомы орального автоматизма. Нарушения памяти, праксиса и гнозиса удается выявить, как правило, только при проведении специальных тестов.

При II стадии (субкомпенсации) увеличивается количество субъективных жалоб, а оценка неврологического статуса позволяет выделить конкретные синдромы (пирамидный, дискоординаторный, амиостатический, дисмнестический), один из которых обычно доминирует. Характерно снижение профессиональной и социальной адаптации пациентов.

Особенности III стадии (декомпенсации с развитием сосудистой деменции) включают нарастание выраженности неврологических симптомов, появление отчетливого псевдобульбарного синдрома, иногда — пароксизмальных состояний (в том числе эпилептических припадков). Ярко выраженные когнитивные расстройства приводят к нарушению социальной и бытовой адаптации, полной потере работоспособности. В конечном итоге ХНМК ведет к формированию сосудистой деменции [4].

Ключевым проявлением ХНМК, во многом определяющим тяжесть состояния пациентов, выступают когнитивные нарушения. Зачастую именно они служат ведущим диагностическим критерием ХНМК и чувствительным маркером для оценки прогрессирования заболевания.

Выделяют следующие основные клинические синдромы, характерные для ХНМК:

  • цефалгический;
  • вестибуло-атаксический;
  • пирамидный;
  • амиостатический;
  • псевдобульбарный;
  • пароксизмальный;
  • вегетососудистый;
  • психопатологический.

Особенность цефалгического синдрома состоит в его полиморфности, непостоянстве, в большинстве случаев в отсутствии связи с конкретными сосудистыми и гемодинамическими факторами (исключая головную боль при гипертонических кризах с высоким АД), а также в уменьшении частоты встречаемости по мере прогрессирования болезни.

Второе место по частоте занимает вестибуло-атаксический синдром. Основные жалобы пациентов при этом включают головокружение, неустойчивость при ходьбе и координаторные нарушения. Иногда, особенно на начальных стадиях, больные, жалуясь на головокружение, не отмечают нарушений координации. Недостаточно показательны также результаты отоневрологического исследования.

На более поздних стадиях заболевания субъективные и объективные дискоординаторные нарушения четко взаимосвязаны. Нередко головокружение, неустойчивость при ходьбе частично связаны с возрастными изменениями вестибулярного аппарата, двигательной системы и с ишемической невропатией преддверно-улиткового нерва. Следовательно, для оценки значимости субъективных вестибуло-атаксических нарушений важен их качественный анализ при опросе больного, неврологическом и отоневрологическом обследовании. В большинстве случаев эти расстройства вызваны хронической недостаточностью кровообращения в бассейне кровоснабжения вертебробазилярной артериальной системы, поэтому необходимо не полагаться на субъективные ощущения больных, а искать признаки диффузного поражения отделов мозга, кровоснабжение которых осуществляется из этого сосудистого бассейна.

У некоторых больных с ХНМК II–III стадий атаксические нарушения обусловлены не столько мозжечково-стволовой дисфункцией, сколько поражением лобно-стволовых путей. Возникает феномен лобной атаксии, или апраксии ходьбы, напоминающей гипокинезию больных паркинсонизмом. При КТ выявляют значительную гидроцефалию (наряду с корковой атрофией), то есть возникает состояние, близкое к нормотензивной гидроцефалии. В целом, синдром недостаточности кровообращения в вертебробазилярном бассейне диагностируют при ХНМК чаще, чем недостаточность каротидной системы.

Особенность пирамидного синдрома состоит в его умеренной клинической манифестации (анизорефлексии, мимической асимметрии, минимально выраженных парезах, оживлении рефлексов орального автоматизма, кистевых симптомах). Отчетливая асимметрия рефлексов указывает либо на перенесенный ранее мозговой инсульт, либо на другое заболевание, протекающее под маской ХНМК (например, объемные внутричерепные процессы, последствия травматического повреждения головного мозга). Диффузное и достаточно симметричное оживление глубоких рефлексов, как и патологические пирамидные рефлексы, часто сочетающиеся со значительным оживлением рефлексов орального автоматизма и развитием псевдобульбарного синдрома, особенно в пожилом и старческом возрасте, говорит о многоочаговом сосудистом поражении мозга (при исключении иных возможных причин).

У больных с клиническими проявлениями недостаточности кровообращения в бассейне вертебро-базилярной системы часто наблюдают пароксизмальные состояния.

При ХНМК достаточно характерны психические расстройства, формы которых разнообразны на разных стадиях заболевания. Если на начальных стадиях они имеют вид астенических, астенодепрессивных и тревожно-депрессивных нарушений, то на II и особенно на III стадии к ним присоединяются выраженные дисмнестические и интеллектуальные расстройства, формирующие синдром сосудистой деменции, нередко выходящий в клинической картине на первое место.

Основные подходы к лечению хронической недостаточности мозгового кровообращения.
Цитофлавин и его место в терапии данного заболевания

Говоря о лечении ХНМК, важно помнить о его полиэтиологичности, следовательно, один из основных подходов к терапии предполагает лечение основного заболевания и коррекцию факторов риска, в частности АГ и атеросклероза. Этиотропное лечение включает применение антигипертензивных, антитромбоцитарных, или антикоагулянтных, и гиполипидемических средств, а также сосудистую хирургию.

Вторая, не менее важная стратегия лечения ХНМК — патогенетическая терапия. Именно она позволяет оптимизировать мозговой кровоток и обеспечить нейрометаболическую защиту головного мозга от ишемии и гипоксии. Одними из наиболее перспективных и патогенетически оправданных методов первичной и вторичной нейропротекции выступают терапевтические стратегии, позволяющие уменьшить энергозатраты и выраженность постгипоксических церебральных нарушений [13]. В неврологической практике с успехом используют препараты на основе янтарной кислоты, представленные отечественным комплексным препаратом Цитофлавин.

В состав таблетированной формы Цитофлавина, помимо янтарной кислоты, входят рибоксин (инозин), никотинамид и рибофлавин.

Янтарная кислота как ключевой компонент препарата выступает в роли важнейшего эндогенного внутриклеточного метаболита, выполняющего каталитическую функцию в цикле Кребса, ускоряя кругооборот цикла и стимулируя синтез АТФ — универсального источника энергии. Антигипоксическое действие янтарной кислоты реализуется вследствие увеличения концентрации гамма-аминомасляной кислоты в мозговой ткани.

Рибофлавин — энергокорректор — флавиновый кофермент, активирующий окислительно-восстановительные реакции цикла Кребса.

Никотинамид — антигипоксант + антиоксидант — влияет на окислительно-восстановительные процессы, замедляет развитие энцефалопатии и ее проявлений.

Инозин (рибоксин) — энергокорректор — производное пурина, предшественник АТФ (метаболит). Обладает способностью активировать некоторые ферменты цикла Кребса, стимулируя синтез ключевых веществ. Защищает клетки от повреждающих факторов.

В состав раствора для инъекций, помимо указанных выше компонентов, входит вспомогательное вещество N-метилглюкамин, ускоряющее доставку действующих агентов Цитофлавина в цитоплазму, а затем и на внутреннюю мембрану митохондрий. Данные особенности позволяют использовать препарат в ургентных ситуациях, когда время начала терапии сводится к минутам.

Все компоненты Цитофлавина представлены естественными метаболитами организма и стимулируют тканевое дыхание. Метаболическая энергокоррекция, антигипоксическая и антиоксидантная активность препарата обусловлены взаимодополняющим действием янтарной кислоты, инозина, никотинамида и рибофлавина. В отличие от других антигипоксантов Цитофлавин работает на всех этапах клеточного дыхания (рис. 1).


Рис. 1
. Точки приложения Цитофлавина в каскаде клеточного дыхания.
Примечание: ПВК — пировиноградная кислота, МК — молочная кислота, АцХ — ацетилхолин; КоА — коэнзим А, ЭМГПС — этилметилгидроксипиридина сукцинат

Таким образом, Цитофлавин обладает суммой основных (антигипоксического, антиоксидантного, энергокоррекционного) и плейотропных эффектов: антиишемическим, нейропротективным, метаболическим, репаративным, эрготропным, антиастеническим, восстановительным. При этом препарат оказывает универсальное действие при различных нарушениях функций головного мозга, защищает его благодаря антигипоксическому действию и инициирует естественные процессы самовосстановления.

Особенности фармакологических эффектов Цитофлавина определяют и область его применения в клинической практике. Показаниями к назначению Цитофлавина у взрослых являются:

  • последствия инфаркта мозга;
  • другие цереброваскулярные болезни (церебральный атеросклероз, гипертензивная энцефалопатия);
  • неврастения (повышенная раздражительность, утомляемость, утрата способности к длительному умственному и физическому напряжению).

Многочисленные исследования разного уровня продемонстрировали эффективность применения Цитофлавина у пациентов с различными формами ХНМК.

Так, по данным крупного исследования эффективности препарата у 600 пациентов с астеноневротическим синдромом на фоне хронической церебральной недостаточности, применение Цитофлавина по 2 таблетки 2 раза в сутки в течение 25 дней способствовало положительной динамике неврологического статуса больных хронической ишемией головного мозга. Чаще всего после курса лечения отмечали уменьшение выраженности астенического, цефалгического, вестибуло-мозжечкового и кохлеовестибулярного синдромов, а также расстройств эмоционально-волевой сферы (рис. 2).


Рис. 2
. Клинические проявления (по формализованной шкале) у больных хронической ишемией мозга на 30-е сутки после приема Цитофлавина (выраженность симптома: 0 баллов — нет, 1 балл — незначительно, 2 балла — умеренно, 3 балла — выраженный симптом)

Кроме того, по результатам многоцентрового рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования эффективности Цитофлавина у пациентов с хронической ишемией головного мозга, терапия повышала показатели шкалы двигательной активности Тиннетти, что свидетельствовало о статистически значимом улучшении функции поддержания равновесия и ходьбы (рис. 3).


Рис. 3
. Двигательная активность (по шкале Тиннети) у пациентов с хронической ишемией мозга на 30-е сутки после приема Цитофлавина

Таким образом, Цитофлавин увеличивает объем непосредственного запоминания предложенного словесного или цифрового материала, улучшает внимание и существенно повышает объем запоминаемой информации, а также улучшает когнитивную сферу (процессы запоминания, мышления, внимания) у пациентов с хронической ишемией мозга. Помимо этого, эффект Цитофлавина сохраняется и на 30-е сутки после прекращения курса лечения.

Опубликованы доказательства эффективности применения Цитофлавина и при отдельных формах ХНМК. В частности, у пациентов с гипертонической энцефалопатией препарат статистически значимо уменьшал частоту жалоб, в том числе специфических «венозных», способствовал снижению выраженности цефалгического синдрома, а также проявлений астенических и вегетативных расстройств. Кроме того, прием Цитофлавина обеспечивал улучшение показателей церебральной гемодинамики таких пациентов и повышение качества их жизни в целом.

Продемонстрирована высокая степень безопасности препарата: не зафиксировано его непереносимости, побочных явлений, как и нежелательных взаимодействий с препаратами базисной терапии.

Отдельную группу составляют пациенты с ОНМК. Согласно международным рекомендациям, нейропротективную терапию при инсульте необходимо начать как можно раньше, в том числе на догоспитальном этапе, и продолжать до полного подтверждения диагноза. В ходе исследования, посвященного оценке влияния терапии Цитофлавином на формирование очага ишемического повреждения в остром периоде полушарного инсульта, выявлена тенденция к более полному сохранению вещества мозга в остром периоде инсульта на фоне использования препарата. Прием Цитофлавина способствовал уменьшению неврологического дефицита и увеличению способности пациентов к самообслуживанию, что связано с меньшим конечным объемом поражения мозга.

Помимо доказанной эффективности Цитофлавина, не менее важен его профиль безопасности. В ходе многоцентрового рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования побочные эффекты Цитофлавина отмечены лишь у 1,25% пациентов. Они связаны лишь с нарушением засыпания при позднем (позже 20–22 часов) приеме препарата (рис. 4). Его отмена при этом не требовалась.


Рис. 4
. Безопасность применения Цитофлавина

Следует отметить также удобную схему приема Цитофлавина, а благодаря двум формам выпуска (в растворе для инъекций и в таблетках для приема внутрь) есть возможность ступенчатой терапии (табл.).

Таблица. Схема применения Цитофлавина

ПоказанияПериод заболеванияСхема приемаДлительность курса
Острые нарушения мозгового кровообращенияОстрая фаза10 мл 2 раза в сутки в/в капельно на 200 мл 5% р-ра глюкозы или 0,9% р-ра натрия хлорида10 дней
Ранний восстановительный период10 мл 1 раз в сутки в/в капельно на 200 мл 5% р-ра глюкозы или 0,9% р-ра натрия хлорида10 дней
Хроническая ишемия мозгаДекомпенсация10 мл 2 раза в сутки в/в капельно на 200 мл 5% р-ра глюкозы или 0,9% р-ра натрия хлорида10 дней
Субкомпенсация10 мл 1 раз в сутки в/в капельно на 200 мл 5% р-ра глюкозы или 0,9% р-ра натрия хлорида10 дней
Поддерживающая терапия2 таблетки 2 раза в день25 дней
Гипоксическая энцефалопатияДекомпенсация10 мл 2 раза в сутки в/в капельно на 200 мл 5% р-ра глюкозы или 0,9% р-ра натрия хлорида5 дней
Субкомпенсация10 мл 1 раз в сутки в/в капельно на 200 мл 5% р-ра глюкозы или 0,9% р-ра натрия хлорида5 дней
Поддерживающая терапия2 таблетки 2 раза в день25 дней
Астенический синдром2 таблетки 2 раза в день25 дней
Последствия легкой черепно-мозговой травмы2 таблетки 2 раза в день25 дней

Нормативно-правовая база назначений

Согласно распоряжению Правительства РФ от 26.12.2015 г. № 2724-р, Цитофлавин вошел в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения на 2016 г., а также в перечень лекарственных препаратов для медицинского применения, назначаемых по решению врачебных комиссий медицинских организаций.

Кроме того, использование Цитофлавина у пациентов с ОНМК на догоспитальном этапе отражено в приказе МЗ РФ от 22.01.2016 г. № 36н «Об утверждении требований к комплектации лекарственными препаратами и медицинскими изделиями укладок и наборов для оказания скорой медицинской помощи».

Заключение

«Когда мозг здоров и находится в спокойном состоянии, то человек здраво мыслит». Эти слова принадлежат Гиппократу. Действительно, лишь адекватно функционирующий мозг способен обеспечить не только физическое, но и социальное здоровье.

Тем не менее именно цереброваскулярные заболевания, в частности хронические нарушения мозгового кровообращения, представляют одну из наиболее актуальных проблем современной медицины.

Патогенетическая терапия хронических нарушений мозгового кровообращения выступает ключевым звеном в общей терапевтической стратегии данной группы заболеваний. Одно из перспективных направлений предполагает применение препаратов на основе янтарной кислоты у пациентов с хронической ишемией головного мозга. Отечественным представителем группы, продемонстрировавшим высокую эффективность во множестве исследований, является препарат Цитофлавин.

Богатая доказательная база позволяет с успехом применять Цитофлавин не только в неврологической, но и в терапевтической практике.

Литература

  1. Верещагин Н. В., Моргунов В. А., Гулевская Т. С. Патология головного мозга при атеросклерозе и артериальной гипертонии. М., 1997. 287 с.
  2. Гусев Е. И., Скворцова В. И. Ишемия головного мозга. М.: Медицина, 2001. 328 с.
  3. Дамулин И. В. Болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция / Под ред. Н. Н. Яхно. М., 2002. С. 85.
  4. Дамулин И. В. Сосудистая деменция // Неврологический журнал. 1999. № 4. С. 4–11.
  5. Дамулин И. В., Парфенов В. А., Скоромец А. А., Яхно Н. Н. Нарушения кровообращения в головном и спинном мозге // Болезни нервной системы. Руководство для врачей / Под ред. Н. Н. Яхно, Д. Р. Штульмана. М., 2003. С. 231–302.
  6. Клочева Е. Г., Александров М. В., Панина Е. Б. Цереброваскулярные заболевания. Головная боль. Учебное пособие по частной неврологии. СПб: Изд-во СЗГМУ им. И. И. Мечникова, 2015. 51 с.
  7. Котова О. В., Акарачкова Е. С. Хроническая ишемия головного мозга: патогенетические механизмы и принципы лечения // Фарматека. 2010. № 8. С. 57–61.
  8. Левин О. С. Дисциркуляторная энцефалопатия: современные представления о механизмах развития и лечении // Consilium Мedicum. 2007. № 8. С. 72–79.
  9. Левин О. С., Дамулин И. В. Диффузные изменения белого вещества (лейкоареоз) и проблема сосудистой деменции // Достижения в нейрогериатрии / Под ред. Н. Н. Яхно, И. В. Дамулина. Часть 2. М.: ММА, 1995. С. 189–231.
  10. Скворцова В. И., Стаховская Л. В., Гудкова В. В., Алехин А. В. и др. Хроническая ишемия мозга // Справочник поликлинического врача. 2006. № 1 (3). С. 23–28.
  11. Скворцова В. И., Чазова И. Е., Стаховская Л. В., Пряникова Н. А. Первичная профилактика инсульта. М.: Медицина, 2006 .
  12. Соловьева Э. Ю., Карнеев А. Н., Федин А. И. Патогенетическое обоснование антиоксидантной терапии при хронической ишемии мозга // Эффективная фармакотерапия в неврологии и психиатрии. 2009. № 3. С. 6–12.
  13. Федин А. И., Румяецева С. А., Пирадов М. А., Скромец А. А. и др. Клиническая эффективность «Цитофлавина» у больных с хронической ишемией головного мозга (многоцентровое плацебо-контролируемое рандомизированное исследование) // Неврология, практическая медицина. 2009. URL: en.pmarchive.ru/klinicheskaya-effektivnostcitoflav… (дата обращения — 15.02.2017).
  14. Яхно Н. Н. Когнитивные расстройства в неврологической клинике // Неврологический журнал. 2006. Т. 11. Приложение № 1. С. 4–12.
  15. Яхно Н. Н., Левин О. С., Дамулин И. В. Сопоставление клинических и МРТ-данных при дисциркуляторной энцефалопатии. Когнитивные нарушения // Неврологический журнал. 2001. № 3. С. 10–18.
  16. Amaducci L., Andrea L. The epidemiology of the dementia in Europe // New concepts in vascular dementia / Ed. by A. Culebras, J. Matias Cuiu, G. Roman. Barselona: Prous Science Publishers, 1993. Р. 19–27.
  17. Awad I. A., Masaryk T., Magdinec M. Pathogenesis of subcortical hypertense lesions on MRI of the brain // Stroke. 1993. Vol. 24. N 9. P. 1339–1346.
  18. Cordonnier C., van der Flier W. M., Sluimer J. D., Leys D. et al. Prevalence and severity of microbleeds in a memory clinic setting // Neurology. 2006. Vol. 66. N 9. P. 1356–1360.
  19. Fisher C. M. Lacunar strokes and infarcts: a review // Neurology. 1982. Vol. 32. N 8. P. 871–876.
  20. Hachinski V. C. Binswanger disease: neither. Binswangers nor a disease // J. Neur. Sci. 1991. Vol. 103. N 1. P. 113–115.
  21. Meseguer E., Lavallee P. C., Mazighi M., Labreuche J. et al. Yieldof systematic transcranial Doppler in patientswith transient ischemic attack // Ann. Neurol. 2010. Vol. 68. N 1. P. 9–17.
  22. Pantoni L., Poggesi A., Inzitari D. The relation between white matter lesions and cognition // Curr. Opin. Neurol. 2007. Vol. 20. N 4. P. 390–397.
  23. Turan T. N., Cotsonis G., Lynn M. J., Chaturvedi S. et al. Relationship between blood pressure and stroke recurrence in patients with intracranial arterial stenosis // Circulation. 2007. Vol. 115. N 23. P. 2969–2975.
  24. Schaller B. Extracranial-intracranial bypass to reduce the risk of ischemic stroke in intracranial aneurysms of the anterior cerebral circulation: a systematic review // J. Stroke Cerebrovasc. Dis. 2008. Vol. 17. N 5. P. 287–298.
  25. Schaller B. The role of endothelin in stroke: experimental data and underlying pathophysiology // Arch. Med. Sci. 2006. Vol. 2. N 3. P. 146–158.

Библиографическая ссылка:

Вёрткин А. Л., Абдуллаева А. У. Самый редкий вид дружбы — дружба с собственной головой… Современные подходы к терапии хронического нарушения мозгового кровообращения // Амбулаторный прием. 2017. Т. 3. № 1 (7). С. 35–41.

Вёрткин Аркадий Львович — д. м. н., профессор, заведующий кафедрой терапии, клинической фармакологии и скорой медицинской помощи ФБОУ ВО «МГМСУ им. А. И. Евдокимова» Минздрава России.
Абдуллаева Асият Умаровна — ассистент кафедры терапии, клинической фармакологии и скорой медицинской помощи ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А. И. Евдокимова» Минздрава России.

30 июля 2017 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика