Дибикор

Метаболический препарат на основе таурина с показаниями к применению:
- хроническая недостаточность кровообращения I-III функционального класса (по международной классификации)
- интоксикация, вызванная сердечными гликозидами
- сахарный диабет инсулинзависимого и инсулиннезависимого типа


Инструкции:

Клинические эффекты применения таурина у больных с метаболическим синдромом

Статьи

Опубликовано в журнале:
«Вопросы питания», 2011, Том 80, № 3, с. 56-61

А.В. Мановицкая
НКО ФГУБ «Государственный научный центр "Институт иммунологии"», Москва

Проведенное исследование по изучению влияния таурина (препарат Дибикор) на метаболические показатели больных сахарным диабетом типа 2 с метаболическим синдромом показало улучшение углеводного обмена и ллипидного профиля организма.
Ключевые слова: таурин, метаболический синдром, сахарный диабет типа 2, риск сердечно-сосудистых заболеваний

Clinical effects of application of taurines in patients with metabolic syndrome

A.V. Manovitskaya
Institute of ImmunoLogy of Russian Federal Medical Biological Agency, Moscow

Study on the influence of taurines (Dibicor) on metabolic indicators in patients with of metabolic syndrome showed improvement in carbohydrate metabolism and lipid profile in patients with type 2 pancreatic diabetes.
Key words: taurines, metabolic syndrome, type 2 pancreatic diabetes, risk cardiovascular diseases


Таурин (Т) является аминоэтансульфоновой кислотой, которая относится к конечным продуктам обмена серосодержащих аминокислот: метионина, цистеина, цистеамина, гомоцистеина. К этим же соединениям принадлежит и биологически активный пептид глутатион. Таурин (от taurus - бык) впервые был выделен из желчи быка в 1838 г. Однако лишь в середине XX в. благодаря исследованиям японских ученых [13, 19] были выявлены его биологические эффекты, после чего началось интенсивное изучение действия Т на человека. В настоящее время во многих исследованиях доказана возможность использования Т при лечении больных с разнообразной патологией [11, 12, 15, 23, 27, 28]. При этом было установлено, что у больных, страдающих сахарным диабетом (СД) с проявлениями метаболического синдрома (МС) или получивших различные травмы, концентрация Т (у взрослых при массе тела 70 кг она составляет 70 г, а у пожилых - в 2 раза меньше) резко падает.

МС, возникающему при многих заболеваний, в последние годы уделяется большое внимание. Это объясняется его высокой распространенностью и взаимосвязью с риском развития ряда заболеваний, прежде всего сердечно-сосудистой системы. По данным ВОЗ [36], численность пациентов с МС к 2025 г. может достичь 500 млн. человек. Эксперты ВОЗ оценивают ситуацию с МС следующим образом: «Мы сталкиваемся с новой пандемией века, охватывающей индустриально развитые страны. Это может оказаться демографической катастрофой для развивающихся стран. Распространенность метаболического синдрома в 2 раза выше, чем сахарного диабета, и в ближайшие 25 лет ожидается увеличение темпов его развития на 50%» [36]. Это находит подтверждение и в исследованиях, проведенных в Шотландии [9]: риск развития СД типа 2 увеличивался в 20 раз у пациентов с 4 компонентами МС, среди которых основным является избыточная масса тела; эта проблема сегодня приобретает масштаб эпидемии, достигая в популяции 20-25% [36].

На ежегодном конгрессе кардиологов России [6] в 2007 г. впервые в нашей стране были установлены критерии и алгоритмы диагностики МС. Согласно рекомендациям экспертов Всероссийского научного общества кардиологов (ВНОК), МС характеризуется увеличением массы висцерального жира, снижением чувствительности тканей организма к инсулину и гиперинсулинемией, которые вызывают нарушения углеводного, липидного, пуринового обменов [6]. Основным критерием диагностики МС является, как уже указывалось, значительное увеличение массы тела и, особенно, наличие центрального типа ожирения: окружность талии (ОТ) >80 см у женщин и >94 см -у мужчин. Дополнительными критериями МС являются гиперинсулинемия или увеличение в крови уровня глюкозы натощак (>6,1 ммоль/л); артериальная гипертензия (артериальное давление -АД>140/90 мм рт. ст.); дислипидемия: повышение в крови уровня триглицеридов (ТГ) в пределах 7 ммоль/л, общего холестерина (ОХС), холестерина липопротеидов низкой (ХСЛПНП) и очень низкой (ХСЛПОНП) плотности и понижение содержания холестерина липопротеидов высокой плотности (ХСЛПВП) Частота встречаемости МС в различных странах неодинакова. Так, в США распространенность МС составляет 24% [32], причем с возрастом она увеличивается (6,7% - у пациентов 20-29 лет и 43,5% - у пациентов старше 60 лет) [25]. Высока частота МС в Индии, особенно среди городского населения (39,9% - среди женщин и 31,6% - среди мужчин), в Китае (у 39,2% женщин и 17,6% мужчин). В то же время в Японии, где самая высокая продолжительность жизни, распространенность МС низкая (всего 7,8%), причем указанный синдром встречается в основном у мужчин [10].

В России нет четкой статистики распространения МС. Так, в выборочных популяциях населения Новосибирска распространенность МС среди лиц 25-64-летнего возраста колеблется в пределах 40%, преобладая среди женщин [5]. По данным Эндокринологического научного центра РАМН [2], МС встречается у 49% пациентов с ожирением, в том числе у 35% - в возрасте от 16 до 22 лет. Наименьшая распространенность МС выявлена у коренного населения Хабаровского края: МС встречается у 2,53% ульчей, 0,9% эвенов, 6,5% нанайцев [8]. Феномен отсутствия МС и СД среди коренного населения авторы объясняют сохраняющимися традициями в образе жизни и питании.

На основании сказанного напрашивается вывод, что распространение МС у пациентов с указанными выше заболеваниями напрямую зависит от их образа жизни и характера питания. С целью выяснения этого предположения было проведено международное кооперативное исследование [33] по ассоциации особенностей характера питания при сердечно-сосудистых заболеваниях (ССЗ), факторов риска развития этих заболеваний и величины смертности от них (протокол исследования был одобрен в 1983 и 1985 гг. экспертным комитетом ВОЗ по профилактике ССЗ). Это исследование явилось многоцентровым одномоментным эпидемиологическим обследованием 100 мужчин и 100 женщин 48-56-летнего возраста, отобранных методом случайной выборки из 61 популяции населения. В процессе проведенного исследования были изучены 5 маркеров, связанных с фактором питания: ОХС, индекс массы тела (ИМТ), соотношения натрия (Na) с калием (К), магния (Mg) с калием и Т с калием в суточной моче. Было установлено, что суточная экскреция Т с мочой существенно варьирует и прямо связана с потреблением морепродуктов. Выяснено также, что все изученные факторы риска ССЗ - ИМТ, уровень систолического (САД) и диастолического (ДАД) давления, ОХС, коэффициент атерогенности (КА) - больше зависят от степени экскреции Т и Mg, чем от степени экскреции Na и К. Среди лиц с высокой суточной экскрецией и высоким потреблением Т и Mg риск развития ИБС достоверно низкий. Полученные результаты цитируемых исследований убедительно продемонстрировали, что снижение риска возникновения ССЗ как у мужчин, так и у женщин связано преимущественно с большим содержанием Т в рационе, в то время как увеличение риска развития ССЗ - с повышением уровня ОХС. Выявлено также, что уровни Т и Mg прямо коррелируют между собой. Эти показатели были максимальными у всего населения Японии, которое ежедневно потребляло рыбу и морепродукты, богатые Т и Mg. Авторы делают вывод, что, помимо участия в различных физиологических и патофизиологических процессах, Т обладает профилактическим эффектом в отношении развития ССЗ. Высокая концентрация таурина напрямую связана с меньшей распространенностью ожирения, гипертензии и гиперхолестеринемии.

По данным голландских авторов [21], диета, богатая Т и Mg (в частности средиземноморская), снижает риск общей смертности на 23%, коронарной - на 39%, смерти от всех ССЗ - на 29%, от рака - на 10%, что совпадает с подобным уменьшением риска при умеренном потреблении алкоголя, регулярной физической активности, отказе от курения. Указанные исследования выполнены в 2004 г.; они включали 1507 мужчин и 832 женщин в возрасте 70-90 лет из 11 стран Европы. За 10 лет наблюдений умерло 935 участников исследования, в том числе 371 - от ССЗ. Таким образом, по мнению авторов этих исследований, сочетание всех 4 благоприятных факторов способствует уменьшению риска общей смертности на 65%.

Целью нашего исследования было изучение влияния Т на показатели МС у больных с первично обнаруженным СД типа 2.

Материал и методы

В исследование включили 32 пациентов (поровну мужчин и женщин) с впервые выявленным СД типа 2 и МС; для подтверждения диагноза МС использованы критерии международной федерации (IDF, 2005, Берлин) по изучению СД и рекомендации ВНОК (2007). Пациенты были распределены на 2 группы: 1-я - основная, 2-я - группа сравнения, сопоставимые по возрасту больных и тяжести заболевания (табл. 1). Возраст обследованных составил соответственно 40±10,8 и 39,6±11,2 года. Все пациенты страдали морбидным ожирением, ИМТ составил у них соответственно 48±4,3 и 47,5±3,8 кг/м2, ОТ- 141±20,1 и 139±18 см. Больные 1-й группы (n=18), кроме исходной сахароснижающей терапии (метформин в дозе 1500-2000 мг и/или глимепирид - амарил в дозе 2-3 мг), получали непрерывно в течение 6 мес таблетированную форму таурина - препарат Дибикор в дозе 1000 мг/сут. (Препарат разработан в Институте экспериментальной кардиологии КНЦ и Институте биофизики МЗ РФ и выпускается фирмой «ПИК-ФАРМА», Москва; регистрационный № 001698/01-2003; патенты РФ № 2024256, №001698/01-2003 и № 2054936.) Его действующим началом является 2-аминоэтансульфоновая кислота, способная влиять на клеточную мембрану, в частности на ее жесткость и фосфолипидный состав. Больные 2-й группы (n=14) находились на терапии с метформином (доза 1500-2000 мг) или при неадекватном контроле гликемии получали глимепирид (1-3 мг) Все обследуемые находились на стандартной антидиабетической лечебной диете.

Таблица 1. Характеристика групп больных

Показатель 1-я группа (n=18) 2-я группа (n=14)
Медикаментозная терапия Метформин в дозе 1500-2000 мг и/или глимепирид (амарил) в дозе 1-3 мг + Дибикор 1000 мг/сут Метформин в дозе 1500-2000 мг и/или глимепирид (амарил) в дозе 1-3 мг
Возраст, годы 29-52 (40,2±10,8) 32-58 (39,6±11,2)
ИМТ, кг/м2 48±4,3 47±3,8
Средний вес пациентов, кг 117-182 (135±29,8) 114-163 (127±37,4)
Объем талии, см 130-175 (141±20,1) 127-178 (139±18)
Длительность СД Впервые выявленный

Состояние углеводного обмена у больных определяли по уровню гликированного гемоглобина (НЬА1с), инсулина, гликемии натощак и постпрандиальной. Липидный профиль оценивали по уровням ОХС, ХСЛПНП, ХСЛПВП, ТГ в крови Степень ожирения и характер распределения жировой ткани исследовали в динамике по величине ИМТ, а также по данным биоимпедансометрии (состав тела). Все пациенты в течение 6 мес лечения соблюдали низкокалорийную диету (1500-1800 ккал) с ограничением содержания жиров и углеводов.

Полученные данные обработаны статистически с использованием стандартных компьютерных программ с вычислением средней арифметической и ее ошибки (М±m); различия считали достоверными при рРезультаты и обсуждение

Через 6 мес наблюдения у больных обеих групп отмечали статистически достоверную положительную динамику гликемии натощак и постпрандиальной (табл. 2). При этом уровень гликемии натощак (6,23±0,5 ммоль/л) и постпрандиальной (8,1±0,57 ммоль/л) был у больных 1-й группы достоверно ниже, чем у больных 2-й группы, находившихся на обычной сахароснижающей терапии (соответственно 6,9±0,12 и 9,31±0,46 ммоль/л). Учитывая, что постпрандиальная гипергликемия является главной причиной истощения b-клеток островков Лангерганса, прогрессирования СД и повышения уровня НЬА1с, можно считать, что положительное влияние Т на уровень постпрандиальной гипергликемии способствует снижению риска развития поздних осложнений СД и смертности. Нами было выявлено снижение выраженности инсулинемии в обеих группах пациентов в 1,5-1,6 раза. Причем на фоне лечения Дибикором уровень инсулина был достоверно ниже у больных 1-й группы, чем 2-й (на обычной сахароснижающей терапии), что свидетельствует о регулирующем влиянии Т на концентрацию инсулина в крови и улучшении функциональной активности b-клеток [3, 23].

Таблица 2. Динамика показателей углеводного и липидного обменов у больных основной группы и группы сравнения (М±m)

Показатель 1-я группа 2-я группа
до исследования через 6 мес Р до исследования через 6 мес Р
Гликемия, натощак, ммоль/л 8,3±0,29 6,23±0,5* 0,001 7,9±0,4 6,9±0,12 0,003
Гликемия постпрандиальная, ммоль/л 11,8+0,46 8,1±0,57* 0,012 12,3±0,8 9,31±0,46 0,018
Инсулин, мкМЕ/мл 44,6±5,3 27,3±4,8* 0,0006 43,2±3,8 28,2±3,9 0,0002
НЬА1с, % 8,5+0,3 6,8±0,35 0,001 8,4±0,6 7,19±0,15 0,001
Масса тела, кг 135±29,8 114±15,4 0,0021 127±37,4 110±19,6 0,004
ИМТ, кг/м2 48±4,3 41,0±2,9 0,003 47±3,8 42,0±1,8 0,001
ОТ, см 141+20,1 119±4,6 0,007 139±18 114±6,2 0,006
Холестерин, моль/л 6,8+0,38 5,9±0,9* 0,03 6,9±0,53 6,02±0,64 0,06
Триглицериды, моль/л 2,87+0,91 2,1±0,46* 0,01 2,69±0,65 2,31+0,37 0,28
ХСЛПНП, моль/л 4,72±0,82 4,42±0,8 0,01 4,8±1,1 4,68±1,0 0,5
ХСЛПВП, моль/л 1,11±0,12 1,24±0,06* 0,012 1,16±0,13 1,19±0,23 0,023

Примечание*- р

Важным показателем компенсации СД является содержание в крови НЬА1с, который используется и как показатель риска развития осложнений СД. У больных обеих групп нами выявлена положительная динамика снижения этого показателя. При этом у 5 пациентов 1-й группы отмечена нормализация углеводного обмена: содержание НЬА1с в крови этих больных было У больных, получавших на фоне сахароснижающей терапии Дибикор, было также отмечено выраженное улучшение липидного профиля (см. табл. 2). Положительное влияние Т на липидный обмен подтверждается и другими работами [33-35]. К тому же авторы у больных, страдающих неинфекционным гепатитом, обнаружили, что Т увеличивает кровоток печени и уменьшает активность цитолитических ферментов Одновременно выявлено положительное действие Т на сердце и печень - органы, которые участвуют в кровообращении; это приводит к разгрузке миокарда [18. 26].

Рекомендуемый алгоритм лечения МС требует снижения массы тела на 10-15% от исходной, что позволяет уменьшить инсулинорезистентность и улучшить прогноз. Поэтому ведущее место в комплексном лечении больных МС должны занимать мероприятия, направленные на уменьшение массы абдоминально-висцерального жира. Это прежде всего рациональное питание с ограничением поступления жира и углеводов [7].

Снижение массы тела у больных 1-й и 2-й групп наблюдалось нами в течение всех 6 мес. исследования. Однако статистически достоверного различия в массе тела между больными этих групп не отмечено. Потеря жировой ткани по сравнению с начальными измерениями подтверждалась данными биоимпендансометрии и составила от 8 до 20% (12-36 кг) у пациентов обеих групп. Уменьшилась ОТ у пациентов обеих групп. что свидетельствовало о снижении выраженности абдоминально-висцерального ожирения.

Таким образом, включение Дибикора (Т) в дозе 1000 мг/сут в состав комбинированной сахароснижающей терапии пациентов с МС через 6 мес. лечения достоверно улучшает показатели углеводного обмена (нормализуются гликемия натощак и постпрандиальная), уменьшается выраженность инсулинорезистентности, нормализуется липидный профиль. На этом фоне снижается доза сульфанилмочевинных препаратов и метформина, вплоть до их полной отмены. Применение Дибикора на фоне сахароснижающей терапии приводит к улучшению общего самочувствия и повышению качества жизни больных, страдающих СД типа 2 с МС. Влияя на основные патогенетические механизмы развития СД 2 типа, Т снижает степень выраженности инсулинорезистентности, улучшает функциональную активность b-клеток, обеспечивает компенсацию углеводного и липидного обмена и тем самым уменьшает риск развития сердечно-сосудистых осложнений у больных с МС. В заключение следует отметить, что поскольку эволюционно обусловленный характер питания человека предусматривает высокое потребление Т и Mg, которые играют важную роль в профилактике и лечении ряда заболеваний, прежде всего ССЗ [7] и СД типа 2 с МС, контроль содержания в рационе этих биологически активных веществ весьма необходим. Применение Дибикора (Т) в виде монотерапии или в составе комбинированной сахароснижающей терапии открывает новые возможности для стойкой компенсации СД типа 2 и защищает больных с МС от развития ССЗ.

ЛИТЕРАТУРА
1. Балаболкин М.И., Клебанова Е.М., Креминская В.М. II Клиническая эндокринология (реферативный сборник науки и техники). - 2007. - № 1. - С. 3-12.
2. Бутрова С.А., Дзгоева Ф.Х. II Ожирение и метаболизм. -2003. - № 1. - С. 3-9.
3. Докшина Г.А., Силаева Т.Ю., Ярцев ЕЛ. II Вопр. мед. химии. -1976.-Т. 22.-С. 503-507.
4. Елизарова ЕЛ. Применение дибикора в кардиологической практике (пособие для врачей): Учеб. пособие. -М.. 2005.-132 с.
5. Никитин ЮЛ., Казека Г.Р„ Симонова ГЛ. II Кардиология. -2001.-№9.-С. 37-40.
6. Первые Российские рекомендации ВНОК по диагностике и лечению метаболического синдрома (2-й пересмотр). -М: ВНОК, 2008.-34 с.
7. Погожева А.В. II Сердце: журнал для практикующих врачей. - 2004. - Т. 3, № 6. - С. 295-298.
8. Рябова Т.Н., Попова Т.В. Высокие технологии в эндокринологии: Материалы V Всерос. конгр. эндокринологов. -М.. 2006.-203 с.
9. Alexander СМ. II Diabetes. - 2003. - Vol. 52. N 5. - P. 1210-1214.
10. Aral H., Yamamoto A., Matsuzawa Y. et al. II J. Atheroscler. Thromb. - 2006. - Vol. 13, N 4. - P. 202-208.
11. Bidri M. II Ann. Pharm. Fr. - 2003. - Vol. 61, N 6. -P. 385-391.
12. Bouckenooghe T. II Curr. Opm. Clin. Mutr, Metab. Care. -2006.-Vol. 9, N6.-P. 728-733.
13. Brownlee M. II Nature. - 2001. - Vol. 414. - P. 813-820.
14. Dagenais G.R., Yi Q., Mann J. II Am. Heart J. - 2005. -Vol. 149. - P. 54-60.
15. DahchourA. II Pharmacol. Biochem. Behav. - 2000. - Vol. 65, N 2. - P. 345-350.
16. Dahchour A. II Prog. Neurobiol. - 2000. - Vol. 60, N 4. -P. 343-362.
17. Dandona P. II Am. J. Cardiol. - 2007. - Vol. 99, N 4A. -P. 15B-26B.
18. DiehlA.M. II Clin. Liver Dis, - 2004. - Vol. 8, N 3. - P. 619-638.
19. DurelliL II Riv. Neurol. - 1976. - Vol. 46, N 3. - P. 254-261.
20. Gupta R., Deedwania P.C., Gupta A. et al. II Int. J. Cardiol -2004-Vol. 97, N2.-P. 257-261
21. Kim Knoops II JAMA. - 2004. - Vol. 292. - P. 1433-1446.
22. Koya D., King G.L. II Diabetes. - 1998. - Vol. 47 - P. 859-866.
23. Lee S.H. II Diabetes Res. Clin. Pract. - 2004. - Vol. 66, suppl. 1.-P. S69-S74.
24. Marcinkiewicz J. II Adv. Exp, Med. Biol. - 2006. - Vol. 583. -P. 481-492.
25. Meigs JB. II Curr. Diab. Rep. - 2003. - Vol. 3, N 1. -P. 73-79.
26. Mizushima S., Nara Y, Sawamura M. et al. II Adv. Exp. Med. Biol. -1996. - Vol. 403. - P. 615-622.
27. Nagl M.. Hengster P.. Semenitz E. et al. II J. Antimicrob. Chemother. - 1999. - Vol. 43. - P. 805-809.
28. Nagl M., Hess M.W., Pfaller K. et al. II Antimicrob. Agents Chemother. - 2000. - Vol. 44, N 9, - P 2507-2513.
29. Nakagawa K. II Jpn J. Pharmacol. - 1975. - Vol. 25, N 6. -P. 737-746.
30. Olszanecki R.. Marcinkiewicz J. II Amino Acids. - 2004. -Vol. 27, IM1.-P. 29-35.
31. Prevalence of the metabolic syndrome among US aduls // JAMA. - 2002. - Vol. 287, N 3. - P, 356-359.
32. Third Report of the National Cholestrol Education Program (NCEP) Expert Panel on Detection, Evaluation and treatment of High blood Cholesterol in Adults (Adult Treatment panel 111) // NIH Publication. - 2001. - N5.-67 p.
33. YamoriY.NaraYJkedaK.etal.ilAdv.Exp.Med.Biol.-1996-Vol.403 -P. 623-629.
34. Yamori V'.., Taguchi Т., HamadaA. etal. II Рос. кардиол. журн. -2010.-Т. 86, №6.-С. 37-42.
35. Zhang M., Bi L.F., Fang J.H. et al. Beneficial effects of taurine on serum lipids in overweight or obese non-diabetic subjects. -New York, 2003.-45 p.
36. ZimmelP.,ShawJ.,AlbertiG.//D\a.betMed.-2003.-Vol.20. N 9. - P. 693-702.

1 июля 2013 г.
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика