Дибикор

Метаболический препарат на основе таурина с показаниями к применению:
- хроническая недостаточность кровообращения I-III функционального класса (по международной классификации)
- интоксикация, вызванная сердечными гликозидами
- сахарный диабет инсулинзависимого и инсулиннезависимого типа


Инструкции:

Возможно ли предупредить развитие гестационного диабета?

Статьи

Опубликовано в журнале:


«АКУШЕРСТВО И ГИНЕКОЛОГИЯ»; № 4/2; 2012; стр. 130-135.

Т.А. Зыкова, Н.В. Малейков, И.А. Милавкина
ГОУ ВПО Северный государственный медицинский университет Минздравсоцразвития России, Архангельск

В обзоре представлены данные международных исследований, раскрывающих свойства таурина, в частности его эффекты на развитие и нормальное функционирование ряда органов и систем как у экспериментальных животных, так и у человека во время беременности. Описываются антитоксическое и антиоксидантное действия таурина на процессы внутриутробного формирования углеводного метаболизма и доказанные механизмы воздействия таурина на процессы созревания эндокринной части поджелудочной железы, нейрогенез ЦНС. Обсуждаются положительные результаты успешного применения таурина для лечения сахарного диабета 2 типа и метаболических нарушений при СПКЯ у человека. Подтверждается эффективность и безопасность применения таурина как модулятора углеводного метаболизма в клинических и экспериментальных работах, а также обсуждается установленное положительное влияние таурина на процессы формирования поджелудочной железы и рождение здорового потомства у животных. Авторы делают заключение, что имеющиеся данные дают основания для выполнения клинических исследований в популяции беременных женщин с факторами риска гестационного сахарного диабета, поскольку таурин может стать средством первичной профилактики гестационного сахарного диабета и гестоза и способствовать рождению здорового ребенка даже при неблагоприятном семейном анамнезе сахарного диабета.
Ключевые слова: таурин, беременность, гестационный сахарный диабет.

CAN THE DEVELOPMENT OF GESTATIONAL DIABETES BE PREVENTED?

T.A. Zykova, N.V. Maleikov, I.A. Milavkina
North State Medical University, Ministry of Health of the Russian Federation, Arkhangelsk

The review gives the data of international studies, which reveal the properties of taurine, its effects in particular, on the development and normal functioning of a number of organs and systems in both experimental animals and man during pregnancy. It describes the antitoxic and antioxidant effects of taurine on the processes involved in the intrauterine formation of carbohydrate metabolism and on the proven mechanisms of action of taurine on the processes of endocrine pancreas maturation, as well as CNS neurogenesis. The benefits of taurine successfully used to treat type 2 diabetes mellitus and metabolic disturbances in human polycystic ovary syndrome are discussed. There is evidence for the efficacy and safety of taurine used as a modulator of carbohydrate metabolism in clinical and experimental studies and the established positive effect of the agent on the processes of endocrine pancreas formation and on the birth of healthy animal descendants is discussed. The authors conclude that the available data give grounds to conduct clinical trials in the population of pregnant women who have risk factors for gestational diabetes (GD) since taurine can become a means for the primary prevention of GD and gestosis and give birth to a healthy baby even with a family history of diabetes mellitus.
Key words: taurine, pregnancy, gestational diabetes.

Введение
Гестационный сахарный диабет (ГСД) является социально значимым заболеванием, осложняющим нормальное течение беременности. ГСД зачастую имеет бессимптомное течение, но оказывает негативное влияние на состояние здоровья матери и способствует формированию нарушенного метаболизма и органной патологии у плода. Основными направлениями терапии ГСД являются: изменение образа жизни и характера питания, а при отсутствии компенсации углеводного обмена во время беременности обычно назначается инсулинотерапия. Женщины с ГСД в анамнезе имеют высокий риск развития сахарного диабета 2 типа (СД 2) в последующий период жизни. В ситуации развития ГСД в период настоящей беременности актуальным является использование немедикаментозной коррекции имеющихся нарушений метаболизма, а профилактика заболевания до наступления беременности позволит улучшить прогноз для плода в группе женщин высокого риска его развития.

В ряде исследований последних лет имеются доказательства успешного применение таурина в рамках комбинированной терапии СД 2 и метаболического синдрома. Подтверждено, что таурин снижает гипергликемию как натощак, так и в постпрандиальном состоянии, а также снижает уровень гликированного гемоглобина, улучшает показатели липидного профиля, артериального давления и способствует снижению избыточной массы тела у человека [1—3, 6—10].

Таурин - известные факты
Таурин — это сульфоаминокислота, которая является конечным продуктом обмена метионина и цистеина. Таурин синтезируется из цистеина в печени, из метионина — в других органах и тканях организма человека при условии достаточного обеспеченности витамином В6. Таурин содержится в организме всех животных, но в свободном виде присутствует только в ряде тканей, а именно, в спинном и головном мозге, периферических нервах, сердце, скелетной мускулатуре, печени, поджелудочной железе, сетчатке глаза, лейкоцитах, эритроцитах и тромбоцитах. Таурин участвует в основных биохимических процессах и нормальном формировании ряда органов. Таурин входит в состав главных компонентов желчи, обладает мембранозащитными и осморегулирующими свойствами, положительно влияет на фосфолипидный состав мембраны клеток, нормализует электролитный баланс, удерживая калий и магний внутри клеток, а натрий — снаружи. Таурин участвует в процессе перехода ионов кальция через мембраны и принимает участие в регуляции проведения нервного импульса. Многие исследования дают основание рассматривать таурин как один из факторов, дефицит которого имеет значение в формировании дефектов р-клеток островков поджелудочной железы у больных, страдающих СД 2 [29].

Таурин и течение беременности
Эпидемиологические исследования по оценке здоровья человека и эксперименты на животных доказывают реализацию долгосрочных эффектов недостаточного питания во время беременности и новорожденности в виде ухудшения здоровья потомства. В экспериментах на животных было показано, что дефицит таурина во время беременности и лактации ассоциирован с нарушением роста плода, отклонениями в развитии мозжечка и способствует формированию неврологического дефицита, дегенерации сетчатки глаза, а также развитию патологии сердца [18]. Низкая масса тела при рождении ассоциирована с повышенным риском развития нарушенной толерантности к глюкозе в последующей жизни, и, в конечном счете, может привести к СД 2 у взрослого.

В экспериментальных работах было продемонстрировано, что дефицит белка в рационе грызунов в период гестации приводит к рождению потомства с низкой массой тела, что ассоциируется с изменениями в экспрессии генов. Применение таурина у грызунов нивелировало эти нарушения. Результаты этих работ подтверждают, что таурин является одним из главных факторов программирования метаболизма у плода [15, 26, 28]. Так, в эксперименте были исследованы изменения экспрессии генов в печени и скелетных мышцах мышей, подвергнутых воздействию ограничения белка в диете во время гестации (LP) — относительно без них (NP), эти группы были с добавлением или без добавления таурина в питьевую воду. Результаты свидетельствовали о том, что в группе LP потомства масса тела при рождении была на 40% ниже, чем у потомства группы NP, причем в той группе, которая получала с водой таурин, предотвращалось возможное снижение массы тела (в каждом втором случае). Микроматричный анализ экспрессии генов новорожденных мышей показал значительные изменения большого числа генов в печени (2012) и в скелетных мышцах (967 генов) в группе LP потомства. Применение таурина у экспериментальных животных предотвращало соответственно в 30 и 46% случаев эти изменения в экспрессии генов. Митохондриальные гены, а особенно те, которые принимали участие в окислительном фосфорилировании, были наиболее подвержены изменениям по сравнению с другими генами. Влияние таурина заключалось в восстанавлении нормальной экспрессии генов, вовлеченных в метаболизм жирных кислот в печени, а также в процессы окислительного фосфорилирования в цикле Кребса и в скелетных мышцах [26].

Имеются данные о том, дефицит белка в рационе беременных мышей приводит к повышенной чувствительности островковых клеток потомства к цитокинам. Оказалось, что данное нарушение можно предотвратить добавлением таурина в рацион питания животных. Доказано, что повышенная уязвимость островков под действием цитокинов в связи с ограничением белка во время внутриутробного развития проявляется по мере роста потомства в виде гипергликемии на фоне инсулинопении. Добавление таурина в этой ситуации препятствовало токсичному действию цитокинов и восстанавливало нормальный уровень инсулина [24, 25].

В работе S. Boujendar и соавт. (2002) были получены результаты введения таурина в рацион самок крыс, находящихся на низкобелковой диете (НБД) во время беременности и лактации. Оценивали эффекты таурина на развитие эндокринной части поджелудочной железы, а также на пролиферацию островковых клеток и апоптоз у потомства этих крыс. Применение таурина восстанавливало массу клеток эндокринной части поджелудочной железы, а также способствовало увеличению размеров островков, хотя их плотность не изменялась. Эти результаты подтверждают действие таурина в большей степени на репликацию островковых клеток, чем на неогенез. Добавление таурина выравнивало нарушенную репликацию р-клеток у мышей, получавших НБД. Апоптоз, в дополнение к пролиферации, играет значительную роль в регулировании развития эндокринной части поджелудочной железы и в экспериментах были отмечены волны апоптоза с максимумом на 14-й день в группе контроля (6,9%) и группе с НБД (8,7%). Добавление таурина в рацион вызывало уменьшение волн апоптоза у новорожденных животных в группе контроля, а также способствовало снижению волны апоптоза, индуцированной действием оксида азота (NO) и интерлейкина-1 в островках у помета группы животных с НБД. В других исследованих, выполненных ранее, также был подтвержден тезис о том, что продукция NO является важным звеном, индуцирующим апоптоз в островковых клетках, где волны NO-синтазы в неонатальных островках прямо коррелировали с апоптозом [27, 32]. В этом исследовании доля островковых областей, позитивных на наличие индуцируемой NO-синтазы, возросла вскоре после рождения с пиком на 12-й день во всех группах, без особых различий, а добавление таурина не изменило ни время, ни амплитуду пика иммунологической реактивности индуцируемой NO-синтазы, но повлияло на другой механизм апоптоза. Оказалось, что апоптоз в островковых клетках мышей группы НБД снижался при добавлении таурина, а фактором реализации данного эффекта был протеин Fas, или CD95, эквивалентный человеческому фактору APO-1. Этот протеин относится к семейству рецептора фактора некроза опухоли (ФНО) и представлен во множестве клеток. Взаимодействие Fas-лиганда с его рецептором приводит к передаче апоптотического сигнала. Экспрессия Fas в островковых клетках представлена как у человека, так и у крыс. В данном исследовании экспрессия Fas, подобно апоптозу, была увеличена в группе НБД. Добавление таурина в обоих случаях снижало иммунологическую реактивность для Fas-белка как в группе контроля, так и в группе НБД. Эти результаты подтвердили роль Fas-системы в индукции апоптоза в островковых клетках на фоне НБД, а также позволили объяснить предполагаемую роль действия таурина в защите островковых клеток от апоптоза. Доля островков, позитивных на присутствие инсулиноподобного фактора роста 2, прогрессивно снижалась после рождения потомства в группах контроля и НБД. Добавление таурина увеличивало число островковых клеток, иммунологически реактивных относительно инсулиноподобного фактора-2, но только после рождения, тогда как в группе НБД добавление таурина было эффективно как в эмбриональных клетках, так и у новорожденных. Заключили, что индуцированный таурином инсулиноподобный фактор роста-2 может способствовать нормализации баланса пролиферации и апоптоза, тем самым влияя на размеры островков поджелудочной железы [13].

На вопросы: могут ли изменяться митохондрии островков поджелудочной железы у взрослых при недостатке протеинов на раннем этапе жизни, и может ли применение таурина восстановить эти изменения, попытались найти ответ Y.Y. Lee и соавт. (2011). Задержка внутриутробного развития связана с патогенезом и манифестацией СД 2 в последующей жизни. Исходной гипотезой явились предпосылки о том, что в группе экспериментальных крыс митохондриальные изменения в островковых клетках определялись при недостаточном питании плода при наличии инсулинорезистентности у взрослых особей. При недостаточном питании в период беременности отмечалось снижение массы островков поджелудочной железы у потомства крыс и уменьшался выброс инсулина в ответ на нагрузку глюкозой. В экспериментах на этих же животных было отмечено снижение митохондриальной экспрессии гена цитохромоксидазы в островках поджелудочной железы. При электронной микроскопии островков были обнаружены аномальные формы митохондрий в р-клетках новорожденных крыс, выношенных в условиях протеин-дефицитной беременности. Добавление таурина в бедную по содержанию белков диету устраняло эти изменения. Это говорит о том, что дефицит протеинов в рационе матери приводит к продолжительным митохондриальным изменениям, которые в свою очередь будут способствовать развитию СД 2 в последующей жизни. Таким образом, дефицит таурина, возможно, является ключевым причинным фактором дисфункциональных изменений в митохондриях островковых клеток поджелудочной железы [20]. Добавление таурина в рацион экспериментальных животных сопровождалось улучшением васкуляризации островков, которая была повреждена на фоне гипопротеиновой диеты, что регистрировалось в виде нормализации объема и плотности сосудов в эмбриональных островках [14]. Добавление таурина в рацион мышей, предрасположенных к развитию аутоиммунного диабета во время беременности и в последующей жизни, вплоть до манифестации СД, приводило к лучшему неонатальному развитию островков поджелудочной железы, уменьшало проявления текущего инсулита и отдаляло развитие диабета [11].

Последующие работы проверили гипотезу о том, что таурин в плазме отражает степень толерантности к глюкозе, чувствительность к инсулину и секрецию инсулина у человека с дисфункцией р-клеток в анамнезе, как, например, это может иметь место у женщин с гестационным сахарным диабетом (G. Seghieri и соавт.,2007). Так, в группе женщин с разной степенью нарушения толерантности к глюкозе определяли содержание таурина и показатели чувствительности к инсулину, из них 72 женщины были без диабета, 43 — с ГСД в анамнезе, с нарушенной толерантностью к глюкозе — 7 женщин и с нормальной толерантностью к глюкозе — 22 пациентки. Оказалось, что чем выше был уровень таурина, тем меньше риск развития ГСД, несмотря на наличие факторов риска, таких как избыточная масса тела, возраст и др. [30].

В других работах были получены данные о том, что у беременных женщин таурин присутствовал в головном мозге, печени, сетчатке глаза, плазме, плаценте плода, причем в количествах, превышающих его содержание в соответствующих тканях при отсутствии беременности [21]. Его высокая концентрация (68 ммоль/л) была в амниотической жидкости младенцев, родившихся в соответствующем гестационном возрасте) [31].

Целью другого исследования, выполненного на грызунах, было определить модулирует ли ограничение глюкозы в рационе крыс количество свободных аминокислот в амниотической жидкости и позволяют ли подобные, индуцированные диетой изменения предсказывать массу плода (C.N. Gurekian, K.G. Koski, 2005). Исследовали содержание 18 аминокислот в амниотической жидкости на сроке гестации 18—21 день. Оказалось, что в отличие от остальных аминокислот, уровень таурина в амниотической жидкости находился в обратной связи с массой новорожденного животного. Высокая концентрация таурина в амниотической жидкости, ассоциировалась с низкой массой плода, что может указывать на его плохую утилизацию относительно незрелыми новорожденными мышатами, но при этом таурин был вовлечен в различные ростовые процессы [17].

Подобные результаты были получены и в исследовании уровня свободных аминокислот в человеческой амниотической жидкости (АЖ) из образцов, полученных при амниоцентезе во II триместре беременности. Семьдесят восемь образцов АЖ были получены в промежутке от 18 до 22 нед беременности. Оценку массы плода проводили на основе биометрических измерений и количественно определяли содержание 21-й аминокислоты. Результатом явилось подтверждение статистически значимой обратной корреляция между гестационным возрастом плода и уровнем таурина в амниотической жидкости [12].

В литературе имеются данные о том, что различные стрессорные факторы влияют на поступление таурина из материнской крови к плоду и уровень таурина у плода [19]. Группа авторов (N.Y. Lee, Y.S. Kang, 2010) исследовали изменения поглощения и оттока таурина в различных условиях стресса на модели иммортализированной линии клеток синцитиотрофобласта (TR-TBT клеток) как гематоплацентарного барьера в пробирке. Транспорт таурина в TR-TBT клетках оценивали путем исследованием клеточного поглощения с использованием радиоактивно-меченного таурина. Отток таурина измеряли по количеству меченного таурина, оставшегося в клетках после поглощения радиоактивного таурина, в течение 60 мин. Поглощение таурина было значительно снижено при фосфорилировании активатора протеинкиназы С в TR-TBT клетках. Также ионы кальция (Ca2+) участвовали в транспорте таурина в TR-TBT клетках. Поглощение таурина задерживалось, а отток был усилен в случае присутствия свободного кальция в клетках. Кроме того, окислительный стресс вызывал изменения транспорта таурина в TR-TBT клетках, но эти изменения были различными в зависимости от типа окислительных агентов, вызывающих стресс. ФНО-a, липополисахариды и диэтиловый малеат значительно увеличивали поглощение таурина, а перекись водорода и оксид азота сокращали его потребление клетками. Регуляция оттока таурина подавлялась ФНО-a в TR-TBT клетках, что позволяет сделать заключение о повышении потребности в таурине во время окислительного стресса.

Интересные данные были получены D.W. Mao и соавт. (2004), которые исследовали молекулярные механизмы дефектов нервной трубки, вызванные гипергликемией и действием тиадиазола у мышей. Было показано, что врожденные пороки развития нервной трубки, ассоциированные с течением беременности на фоне диабета, вызываются нарушением экспрессии регуляторных генов Pax3 и Cx43 у плода в ответ на гипергликемию. Тиадиазол инициировал нарушение регулирования Cx43 и оказывался причиной дефектов нервной трубки, а таурин, напротив, был способен исправить изменения, вызванные действием таких тератогенов, как гипергликемии и тиадиазола [23].

В эксперименте, выполненном группой исследователей (H. Li, L. Han , D. Zhao, 2002), были установлены эффекты таурина и цинк L-лизина, направленные против тератогенного эффекта гипертермии у беременных мышей. Уровни тератогенности и эмбриональной смерти оказались достоверно ниже в группах мышей, получавших дополнительно таурин и цинк L-лизин. Средние масса, длина тела, длина хвоста в группах мышей, получавших таурин и цинк L-лизин, были достоверно больше. Таким образом, таурин, так же как и цинк L-лизин, проявил защитные свойства относительно тератогенного эффекта гипертермии и способствовал лучшему росту эмбриона [22].

В 2009 г. H. Chen. и соавт. изучали эффекты пренатального влияния таурина на экспрессию мРНК транскрипционного фактора протеинкиназы А сигнального пути и глиального нейротрофического фактора в зародышевом мозге крысы с задержкой внутриутробного развития (ЗВУР). Установлено, что таурин способен повышать экспрессию мРНК транскрипционного фактора протеинкиназы А сигнального пути и глиального нейротрофическиого фактора в эмбриональном мозге крыс с ЗВУР. Сделан вывод о правильности гипотезы, так как пренатальное применение таурина улучшило нейрогенез ЦНС и эндогенную секрецию нейротрофических факторов, таким образом, обеспечивая нейропротективный эффект в условиях высокого риска (недостаточное белковое питание во время беременности) этих нарушений [16].

В настоящее время уже имеется клинический опыт использования таурина в группах женщин высокого риска ГСД при синдроме поликистозных яичников (СПКЯ) и семейном анамнезе СД 2 (Т.А. Зыкова и соавт., 2010). Препарат таурина (дибикор в дозе 1 г) использовали у женщин с СПКЯ в связи с его известными модулирующими эффектами на углеводный и липидный метаболизм. Целью работы было определить действие таурина на углеводный метаболизм и оценить его возможное влияние на репродуктивный прогноз. У большинства женщин с СПКЯ имеется инсулинорезистентность, лабораторным проявлением которой является гиперинсулинемия разных степеней выраженности, а в патогенезе заболевания имеют значение нарушения секреции и действия инсулина. Результаты работы подтвердили, что таурин у женщин без избыточной массы тела снижает степень инсулинорезистентности натощак и увеличивает функцию р-клеток за счет повышения секреции инсулина в течение как 1-й, так и 2-й фаз. У женщин с избыточной массой тела улучшилась функция р-клеток со снижением абсолютной гиперинсулинемии на фоне повышения чувствительности к инсулину и его метаболического клиренса. Авторы сделали вывод о том, что таурин модулирует метаболические нарушения у пациенток с СПКЯ, уменьшая степень гиперинсулинемии, а его применение в течение 3 мес сопровождается улучшением функции р-клеток за счет коррекции 1-й фазы секреции инсулина со снижением степени гиперинсулинемии. Это обусловливает ассоциированное с этими изменениями улучшение функции яичников с инициацией процесса селекции лидирующего фолликула у части пациенток с ановуляторной дисфункцией [5].

И.В. Захаров (2010) подтвердил возможность успешного применения таурина (дибикор) при лечении артериальной гипертензии у беременных женщин, доказав, что комбинация препаратов дибикор и допегит при легкой и умеренной степенях артериальной гипертензии предотвращает тяжелые формы гестозов, развитие преэклампсии и эклампсии [4].

Заключение
Результаты выполненных международных исследований подтвердили разнообразные полезные свойства таурина, в частности его эффекты на развитие и нормальное функционирование ряда органов и систем как у экспериментальных животных, так и у человека во время беременности. В условиях настоящей пандемии СД 2 и высокого риска ГСД в популяции семейного анамнеза этого заболевания, особое внимание к этим работам привлекает доказанный, положительный результат применения таурина во многих ситуациях неблагоприятного течения гестации. Установленные в многочисленных исследованиях антитоксическое и антиоксидантное действия таурина на внутриутробное формирование углеводного метаболизма могут и должны стать методом реальной профилактики ГСД в популяциях высокого риска. В экспериментах на животных было неоднократно отмечено положительное влияние добавления таурина в рацион на процесс созревания эндокринной части поджелудочной железы, а его дефицит проявлялся грубой патологией обмена веществ, что подтверждает актуальность продолжения научного поиска в этом направлении у человека. Имеются положительные результаты успешного применения таурина для лечения СД 2 у людей. Таким образом, доказанные эффективность и безопасность применения таурина как модулятора углеводного метаболизма в клинических и экспериментальных работах, а также установленное положительное влияние таурина на процессы формирования поджелудочной железы и рождение здорового потомства у животных дают основания для выполнения клинических исследований в популяции беременных женщин с факторами риска ГСД. На наш взгляд, таурин может стать средством первичной профилактики ГСД и гестоза и способствовать рождению здорового ребенка даже при неблагоприятном семейном анамнезе СД.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аметов А.С., Кочергина И.И. Применение Дибикора при сахарном диабете 2 типа и сердечно-сосудистой патологии // Эффективная фармакотер. и эндокринол. - 2007. - № 2. - С. 40-49.
2. Бондарь И.А., Шабельникова О.Ю., Алина А.Р. Антиоксидант Дибикор в лечении сосудистых осложнений сахарного диабета 2-го типа // Пробл. эндокринол. - 2009. - Т. 55, № 2. - С. 41-45.
3. Ворохобина Н.В., Кузнецова А.В. Применение Дибикора у больных сахарным диабетом 2-го типа, и метаболическим синдромом // Рус. мед. журн. - 2010. - Т. 18, № 30. - С. 1816-1819.
4. Захаров И.В. Оптимизация терапии артериальной гипертензии у беременных // Вопр. гин., акуш. и перинатол. - 2010. - Т. 9, № 5. - С.10-13.
5. Зыкова Т.А., Стрелкова А.В., Зыков И.Н., Уледева Л.В. Изменения метаболизма и состояние репродуктивной функции при использовании Дибикора у женщин с синдромом поликистозных яичников // Фарматека. -2010. - № 3. - С. 79-86.
6. Крючкова И.В., Адамчик А.С. Возможности коррекции нарушений углеводного обмена при метаболическом синдроме // Рос. кардиол. журн. - 2009. - № 2. - С. 44-48.
7. Кудинов В.И., Золотарева И.В., Корсун. Н.А. и др. Изучение клинической эффективности Дибикора при сахарном диабете 2 типа // Сборник материалов XIV Российского национального конгресса «Человек и лекарство»: Тезисы докладов. - М., 2007. - С. 129.
8. Мкртумян А.М., Подачина С.В., Петраченко В.В. Дибикор - эффективное и безопасное средство для лечения сахарного диабета // Эффективная фармакотер. в эндокринол. - 2008. - № 2. - С. 34-39.
9. Недосугова Л.В., Котешкова О.М., Балаболкин М.И. Применение Дибикора при сахарном диабете // Фарматека. - 2006. - № 3. - С. 134-137.
10. Шестакова М.В., Чугунова Л.А., Шамхалова М.Ш. Опыт применения Дибикора при сахарном диабете 2 типа // Сахарный диабет. - 2007. - № 1. - С. 30-31.
11. Arany E., Strutt B., Romanus P. Taurine supplement in early life altered islet morphology, decreased insulitis and delayed the onset of diabetes in non-obese diabetic mice // Diabetologia. - 2004. - Vol. 47, № 10. - P. 1831-1837.
12. Athanasiadis A.P., Michaelidou A.M., Fotiou M. et al. Correlation of 2nd trimester amniotic fluid amino acid profile with gestational age and estimated fetal weight // J. Matern. Fetal Neonatal Med. - 2011. - Vol. 24, № 8. - P. 1033-1038.
13. Boujendar S., Reusens B., Merezak S. et al. Taurine supplementation to a low protein diet during foetal and early postnatal life restores a normal proliferation and apoptosis of rat pancreatic islets // Diabetologia. - 2002. - Vol. 45, № 6. - P. 856 -866.
14. Boujendar S., Arany E., Hill D. et al. Taurine supplementation of a low protein diet fed to rat dams normalizes the vascularization of the fetal endocrine pancreas // J. Nutr. -2003. - Vol. 133, № 9. - P. 2820-2825.
15. Brown L.D., Green A.S., Limesand S.W., Rozance P.J. Maternal amino acid supplementation for intrauterine growth restriction // Front. Biosci. (Schol Ed). - 2011. - Vol. 3. - P. 428 -444.
16. Chen H., Li J., Liu J. et al. Effects of prenatal taurine on mRNA expression of PKA CREB signal pathway and glial cell line derived neurotrophic factor in fetal rat brains of intrauterine growth restriction // Zhongguo Dang Dai Er Ke Za Zhi. - 2009. - Vol. 11, № 11. - 923-926.
17. Gurekian C.N., Koski K.G. Amniotic fluid amino acid concentrations are modified by maternal dietary glucose, gestational age, and fetal growth in rats // J. Nutr. - 2005. -Vol. 135, № 9. - P. 2219-2224.
18. Hoet J.J., Ozanne S., Reusens B. Influences of pre- and postnatal nutritional exposures on vascular/endocrine systems in animals // Environ. Health Perspect. - 2000. - Vol. 108, № 3 (suppl). - P. 563-568.
19. Lee N.Y., Kang Y.S. Regulation of taurine transport at the blood-placental barrier by calcium ion, PKC activator and oxidative stress conditions // J. Biomed. Sci. - 2010. - Vol. 24, № 17. (suppl 1.). - P.S 37. 06.
20. Lee N.Y., Lee H.J., Lee S.S. Тaurine supplementation restored the changes in pancreatic islet mitochondria in the fetal protein-malnourished rat // Br. J. Nutr. - 2011. - Vol. 106 - № 8. - P. 1198-12
21. Lemons J.A. Fetal-placental nitrogen metabolism // Semin. Perinatol. - 1979. - Vol. 3. - P. 177-190.
22. Li H., Han L., Zhao D. Effect of zinc L-lysine and taurine against teratogenesis caused by hyperthermia // Zhonghua Yi Xue Za Zhi. - 2002. - Vol. 82, № 10. - P. 682-684.
23. Mao D.W., Zhao Y.P., Li S.R. et al. Study of teratogenicity of hyperglycemia on neural tube defects and antagonistic effect of taurine // Zhonghua Fu Chan Ke Za Zhi. - 2004. -Vol. 39, № 3. - P. 169-172.
24. Merezak S., Hardikar A.A., Yajnik C.S. et al. Intrauterine low protein diet increases fetal beta-cell sensitivity to NO and IL-1 beta: the protective role of taurine // J. Endocrinol. -2001. - Vol. 171, № 2. - P. 299-308.
25. Merezak S., Reusens B., Renard A. et al. Effect of maternal low-protein diet and taurine on the vulnerability of adult Wistar rat islets to cytokines // Diabetologia. - 2004. -Vol. 47, № 4. - P. 669-675.
26. Mortensen O.H., Olsen H.L., Frandsen L. et al. A maternal low protein diet has pronounced effects on mitochondrial gene expression in offspring liver and skeletal muscle; protective effect of taurine // J. Biomed. Sci. - 2010. - Vol. 24, № 17 (suppl. 1). - P.S 38.
27. Petrik J., Arany E., McDonald T.J., Hill D.J. Apoptosis in the pancreatic islet cells of the neonatal rat is associated with a reduced expression of insulin-like growth factor II that may act as a survival factor // Endocrinology. - 1998. - Vol. 139. - P. 2994-3004.
28. Reusens B., Sparre T., Kalbe L. et al. The intrauterine metabolic environment modulates the gene expression pattern in fetal rat islets: prevention by maternal taurine supplementation // Diabetologia. - 2008. - Vol. 51, № 5. -P. 836-845.
29. Reusens B., Theys N., Dumortier O. et al. Maternal malnutrition programs the endocrine pancreas in progeny // Am. J. Clin. Nutr. - 2011. - Vol. 94, № 6 (suppl.). -P. 1824S-1829S.
30. Seghieri G., Tesi F., Bianchi L. et al. Taurine in women with a history of gestational diabetes // Diabet. Res. Clin. Pract. -2007. - Vol. 76, № 2. - P. 187-192.
31. Velazquez A., Rosado A., Bernal A. et al. Amino acid pools in the feto-maternal system // Biol. Neonate. - 1976. -Vol. 29. - P. 28-40.
32. Zumsteg U., Fvigerio S., Hollander G.A. Nitric oxide production and Fas surface expression mediate two independent pathways of cytokine-induced murine beta-cell damage // Diabetes. -2000. - Vol. 49. - P. 39-47.

1 июля 2013 г.
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика