Перейти на страницу ООО "НТФФ "ПОЛИСАН"

РЕМАКСОЛ® - сбалансированный инфузионный раствор, обладающий гепатопротекторным действием

  • Снижает цитолиз, что проявляется в снижении индикаторных ферментов
  • Способствует снижению билирубина и его фракций
  • Снижает активность экскреторных ферментов гепатоцитов

  • Ремаксол: Инструкция по применению


    Инструкции:

    Применение гепатопротектора «Ремаксол» в терапии больных туберкулёзом в сочетании с ВИЧ-инфекцией и хроническим гепатитом С

    Комментарии

    Опубликовано в журнале:
    Антибиотики и Химиотерапия, 2019, 64; 3-4

    *Ю. Г. Притулина1, Г. В. Филь1, С. В. Корниенко2, Н. В. Плохотнюк2

    1 Воронежский государственный медицинский университет им. Н. Н. Бурденко, Воронеж
    2 Воронежский областной противотуберкулезный диспансер им. Н. С. Похвисневой, Воронежская обл, Воронеж

    Цель исследования: изучить эффективность включения ремаксола в схему патогенетической терапии больных туберкулёзом лёгких и ВИЧ-инфекцией в сочетании с хроническим гепатитом С (ХГС) на фоне алкогольного и лекарственного поражения печени (ЛПП). Материал и методы. Проанализированы 132 истории болезни пациентов с туберкулёзом лёгких и ВИЧ-инфекцией, протекающих на фоне сопутствующей патологии печени различного генеза. В зависимости от её вида и схемы лечения пациенты были разделены на следующие группы и подгруппы: основные (получали в схеме ремаксол – внутривенно капельно по 400 мл 1 раз в сутки 10 дней) и контрольные (без терапии сопровождения). В первую группу были включены пациенты с сопутствующим поражением печени лекарственного генеза, во вторую – с хроническим гепатитом С, в третью – с поражением печени алкогольного генеза и в четвёртую – с ХГС и хронической алкогольной интоксикацией. Все пациенты были обследованы в динамике – до начала терапии и в течение 2 нед. после её начала: помимо общеклинического анализа крови исследовался уровень общего билирубина и аланинаминотрансферазы. Результаты. Включение в схемы терапии пациентов ремаксола способствовало более быстрому купированию диспепсических расстройств и болевого синдрома, снижению показателей цитолиза. Заключение. Использование гепатопротектора ремаксол в комплексном лечении больных туберкулёзом лёгких и ВИЧ-инфекцией с сопутствующим ХГС на фоне алкогольного и ЛПП способствует улучшение функционального состояния печени и как следствие – повышает эффективность проводимого лечения.
    Ключевые слова: туберкулёз, ВИЧ-инфекция, вирусный гепатит С, патогенетическая терапия, ремаксол, гепатотропный эффект.

    Application of Hepatoprotector Remaxol in the Treatment of Patients Co-Infected with Tuberculosis, HIV, and Chronic Hepatitis C

    YU. G. Pritulina1, G. V. Fil1, S. V. Kornienko2, N. V. Plokhotnyuk2

    1 'Voronezh State Medical Univeraity named after N. N. Burdenko, Voronezh
    2 N. S. Pokhvoneva Voronezh Regional Antiphthisic Dispensary, Voronezh Region, Voronezh

    Objective: to study effectiveness of remaxol inclusion in pathogenetic therapy scheme for patients with pulmonary tuberculosis and HIV infection in combination with Chronic hepatitis C against the background of alcohol- and drug-related liver damage. Material and methods: 132 case histories of patients with pulmonary tuberculosis and HIV infection, occurring against the background of liver pathology of various origins, were analyzed. Depending on its type and treatment regimen, the patients were divided into the following groups and subgroups: the main group (received Remaxol in the therapy scheme – 400 ml intravenously 1 time per day for 10 days) and control (without maintenance therapy). The first group included patients with concomitant drug-related liver damage, the second – with chronic hepatitis C, the third – with alcohol-related liver damage, and the fourth – with chronic hepatitis C and chronic alcohol intoxication. All patients were examined over time – before the start of the therapy and within 2 weeks after it began: in addition to general blood test, the level of total bilirubin and alanine aminotransferase was studied. Results: The inclusion of Remaxol in the treatment regimen of patients contributed to more rapid relief of dyspeptic disorders and pain, as well as decrease in cytolysis rates. Conclusion: The use of hepatoprotector Remaxol in complex treatment of patients with pulmonary tuberculosis and HIV infection with concomitant chronic hepatitis C on the background of alcohol- and drug-related liver damage contributes to improvement of the functional state of liver and, as a result, increases the effectiveness of treatment.
    Keywords: tuberculosis, HIV infection, viral hepatitis C, pathogenetic therapy, Remaxol, hepatotropic effect.

    Введение

    Эпидемиологическая обстановка по туберкулезу остаётся напряжённой в большинстве стран мира. По данным экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в 2016 г. туберкулезом заболело 10,4 млн человек. В том же году туберкулёз унёс жизни 1,8 млн человек, что делает его наиболее смертоносным инфекционным заболеванием в мире [1].

    Характерной особенностью современного течения туберкулёза является повышение удельного веса сочетанной патологии туберкулёза, ВИЧ-инфекции и хронического гепатита С (ХГС) [2]. По данным КУЗ ВО Воронежский областной противотуберкулезный диспансер им. Н. С. Похвисневой, в 2000-2017 гг. наблюдались 507 больных с сочетанной патологией (туберкулёз и ВИЧ-инфекция), и число пациентов туберкулёзом и хроническим гепатитом С (ХГС) в 2013-2017 гг. также неуклонно растёт (рис.).


    Больные с хроническим алкоголизмом и туберкулёзом, обусловленным поли- или мультирезистентными к противотуберкулёзным препаратам (ПТП) Mycobacterium tuberculosis, представляют большую эпидемиологическую опасность, являясь источником инфекции.

    Длительное применение многокомпонентной противотуберкулёзной терапии, регламентированной Приказом М3 РФ № 951 от 29.12.2014 г. [3], подавляя жизнедеятельность возбудителя, оказывает также неблагоприятное действие на организм пациента: первое место в ряду неспецифических изменений занимают гепатотоксические реакции, сопровождавшиеся отклонениями от нормы биохимических показателей крови, а также клиническими проявлениями лекарственного гепатита [4]. Клинические проявления самой туберкулёзной инфекции, других одновременно протекающих инфекционных заболеваний, а также токсические эффекты сопутствующей терапии вносят дополнительные сложности в ведение пациентов. Оценка безопасности сочетанной терапии нескольких инфекций наиболее актуальна. До настоящего времени недостаточно изучены вопросы безопасности и переносимости сочетанной терапии (антиретровирусной и противотуберкулёзной), а также вопросы коррекции возникающих побочных эффектов [5,6].

    Метаболические нарушения в печени, вызванные вирусным гепатитом С, хронической алкогольной интоксикацией, лекарственные поражения печени ПТП, требуют необходимости включения гепатопротекторов в схемы лечения больных туберкулёзом для увеличения эффективности терапии основного заболевания. К числу гепатопротекторов, применяемых во фтизиатрии, относится препарат Ремаксол (ООО «НТФФ «ПОЛИСАН», Санкт-Петербург) – оригинальный многокомпонентный инфузионный гепатопротектор, состоящий из естественных метаболитов (янтарная кислота, рибоксин, никотинамид, метионин), оказывающий антиоксидантное, антигипоксантное, гепатотропное действие, стимулирующий синтез эндогенного адеметионина, повышающий показатели системы глютатиона, усиливающий регенеративные процессы в печени [7, 8]. Препарат хорошо зарекомендовал себя в комплексной терапии туберкулёза [9,10] и при лечении острых отравлений алкоголем [11,12].

    Цель исследования – изучение эффективности включения в схему комплексной терапии больных туберкулёзом лёгких и ВИЧ-инфекцией в сочетании с ХГС на фоне алкогольного и лекарственного поражения печени гепатопротектора ремаксол.

    Материал и методы

    Были проанализированы 132 истории болезни пациентов с диагнозом туберкулёз лёгких и ВИЧ-инфекцией, у которых в качестве сопутствующей патологии определялся ХГС, получивших лечение в КУЗ ВО Воронежский областной противотуберкулезный диспансер им. Н. С. Похвисневой в 2016-2017 гг. Средний возраст пациентов составил 38,7±11,2 лет. Верификация и детализация основного диагноза всем пациентам осуществлялась согласно общепринятым стандартам. При скрининговом исследовании методом иммуноферментного анализа (ИФА) были обнаружены антитела к вирусу гепатита С (а-HCV-lgG, a-HCV-IgM). Затем проводилось комплексное лабораторно-инструментальное исследование печени. Консультация пациентов осуществлялась врачом-инфекционистом.

    Критерии включения пациентов в исследование: положительный тест на a-HCV-IgG, a-HCV-IgM; положительный анализ ПЦР HCV RNA; выявленные нарушения функции печени в виде синдромов цитолиза и холестаза.

    Критерии исключения: возраст пациента (младше 18 лет и старше 65 лет); сопутствующая HBV-инфекция, наличие сопутствующей патологии печени (первичный билиарный цирроз, болезнь Вильсона-Коновалова, синдром Бадда-Киари, гемохроматоз, аутоиммунный гепатит, дефицит альфа-1 антитрипсина), или любое заболевание печени в стадии декомпенсации.

    Все больные были рандомизированы по основным клинико-лабораторным показателям и разделены на группы:

    I. Пациенты первой группы с диагнозом туберкулёз лёгких в сочетании с ВИЧ-инфекцией, на фоне лекарственного поражения печени (n=39), в зависимости от схемы лечения были разделены на две подгруппы: основную IA (n=21), которые получали поликомпонентную химиотерапию (ПХТ) туберкулёза и антиретровирусную терапию (АРВТ), в качестве патогенетической терапии применялся препарат ремаксол внутривенно капельно по 400 мл 1 раз в сутки на протяжении 10 дней. Больные контрольной группы (IB, n=18) – с тем же диагнозом находились на ПТХ и АРВТ в комплексе патогенетической и симптоматической терапии.

    II. Пациенты второй группы (n=40) с диагнозом туберкулёз лёгких в сочетании с ВИЧ-инфекцией на фоне ХГС, также были разделены на две подгруппы: основную (IIА, n=23), получавшую ПХТ, АРВТ и ремаксол (внутривенно капельно по 400 мл 1 раз в сутки на протяжении 10 дней; больные контрольной группы (IIВ, n=17) с тем же диагнозом находились на ПХТ и АРВТ.

    III. Пациенты третьей группы (n=26) с диагнозом туберкулёз лёгких в сочетании с ВИЧ-инфекцией на фоне алкогольного поражения печени также были разделены на две подгруппы: основную III (n=15), получавшие ПХТ, АРВТ и ремаксол (внутривенно капельно по 400 мл 1 раз в сутки на протяжении 10 дней); IIIВ (контрольная группа, n= 11) с тем же диагнозом находились на ПХТ и АРВТ и симптоматической терапии.

    IV. Пациенты четвертой группы IVA (n=27) с диагнозом туберкулёз лёгких, ВИЧ-инфекция в сочетании с ХГС на фоне хронической алкогольной интоксикации. Пациенты основной группы (IVA, n=16) получали ПХТ, АРВТ и ремаксол (внутривенно капельно по 400 мл 1 раз в сутки на протяжении 10 дней); в контрольной (IVB, n=11) – ПХТ и АРВТ с симптоматической терапией.

    Возрастной состав больных: превалировали пациенты средней возрастной группы (31-60 лет) – 89 (67,4%) пациентов, молодые люди (18-30 лет) составили 32,6% (43 пациента). Анализ социального статуса показал, что 91 (69%) больных безработные, 78 (59%) – злоупотребляют алкоголем, у 32,6% больных в анамнезе есть указание на употребление внутривенных наркотиков. ВИЧ-инфекция у всех пациентов протекала в стадии 4а и 4б. ХГС у всех пациентов был средней степени тяжести, репликация вируса выявлялась у 34,8% больных.

    Доминирующей была инфильтративная форма туберкулёза: она выявлялась у 91 (68,9%) пациентов, диссеминированный туберкулёз – у 33 (25%), туберкулёз внутригрудных лимфатических узлов – у 3 (2,3%), фиброзно-кавернозный туберкулёз – у 3 (2,3%), туберкулёзный плеврит – у 2 (1,5%). Бактериовыделение определялось у 57 (43,1%) пациентов.

    Все пациенты были обследованы в динамике – до начала терапии и в течении 2 нед. после её начала: помимо общеклинического анализа крови исследовался уровень общего билирубина и аланинаминотрансферазы (АЛТ).

    Обработку полученных данных проводили с помощью пакета программ Office Std. 2007 (Excel 2007). Проверку статистических гипотез проводили при критическом уровне значимости p=0,05, т.е. различие считали статистически значимым при p<0,05.

    Результаты и обсуждение

    До начала терапии все пациенты предъявляли жалобы на общую слабость, тяжесть в правом подреберье и диспепсические расстройства. При осмотре определялась субиктеричность склер, гепато- и спленомегалия (табл. 1).

    Таблица 1. Выраженность клинических симптомов (в%) у пациентов перед началом лечения

    Симптомы Группы

    (n=21)

    (n=18)
    IIA
    (n=23)
    IIВ
    (n=17)
    IIIA
    (n=15)
    IIIВ
    (n=11)
    IVA
    (n=16)
    IVB
    (n=11)
    Общая слабость 100 100 100 100 100 100 100 100
    Диспепсия 100 100 100 100 100 100 100 100
    Тяжесть в правом подреберье 100 100 100 100 100 100 100 100
    Субиктеричность склер 23,8 22,2 21,7 17,6 20 27,2 25 27,2
    Гепатомегалия 81 77,8 78,2 76,4 80 63,6 75 63,6
    Спленомегалия 42,8 38,9 26,1 35,3 26,7 27,3 18,7 27,3


    Анализ данных биохимических показателей крови пациентов выявил повышение среднего уровня общего билирубина и аланинаминотрасферазы (АЛТ) более чем в 2 раза от нормы (табл. 2). У всех пациентов в крови определялись: анемия, умеренный лейкоцитоз и ускоренная СОЭ.

    Таблица 2. Биохимические показатели крови у пациентов перед началом лечения (М±т)

    Симптомы Группы
    IA
    (n=21)

    (n=18)
    IIА
    (n=23)
    IIВ
    (n=17)
    IIIA
    (n=15)
    IIIВ
    (n=11)
    IVA
    (n=16)
    IVB
    (n=11)
    Общий билирубин, мкмоль/л 41,1±4,4 50,2±5,2 42,5±4,2 52,4±4,1 46,8±5,4 47,4±5,5 47,7±6,2 51,1±5,1
    АЛТ, ед/л 101.8±12,2 108,1±10,2 112,7±9,8 115,5±12,4 122,5±13,1 119,2±12,4 102,4±8,5 98,5±8,8


    После проведённого лечения у всех пациентов, независимо от сопутствующей патологии, получавших в схеме терапии ремаксол наблюдалось более быстрое исчезновение жалоб на общую слабость, уменьшение выраженности диспепсических проявлений и тяжести в правом подреберье (табл. 3), снижались уровни биохимических показателей по сравнению с больными из контрольных групп (табл. 4). Так, в первой группе основной подгруппе жалобы на диспепсические расстройства у 18 (85,7%) больных исчезли через 7 дней лечения, в контрольной подгруппе – у 11 (61,1%) через 12 дней терапии. Во второй группе в основной подгруппе те же жалобы прошли у 19 (82,6%) через 9 дней от начала терапии, в контрольной подгруппе – у 13 (76,4%) больных через 15 дней лечения. В третьей группе основной подгруппе диспепсические расстройства исчезли у 10 (66,7%) пациентов через 8 дней от начала патогенетической терапии, в контрольной подгруппе – у 6 (54,5%) больных через 15 дней лечения. В четвёртой группе в основной подгруппе жалобы пациентов на диспепсию исчезли у 11 (68,7%) пациентов через 8 дней от начала лечения ремаксолом, в контрольной подгруппе – у 6 (54,5%) больных через 15 дней терапии (p<0,05).

    Таблица 3. Клинические симптомы (в%) у пациентов после патогенетической терапии

    Симптомы Группы

    (n=21)

    (n=18)
    IIА
    (n=23)
    IIВ
    (n=17)
    IIIА
    (n=15)
    IIIВ
    (n=11)
    IVA
    (n=16)
    IVB
    (n=11)
    Общая слабость 92,3 78,5 92,6 72,8 88,7 64,5 88,8 64,9
    Диспепсия 85,7 61,1 82,6 76,4 66,7 54,5 68,7 54,5
    Тяжесть в правом подреберье 85,7 72,2 78,2 73,4 73,3 63,6 68,7 63,6
    Гепатомегалия 72,2 61,9 65,2 52,9 53,3 45,4 56,2 54,5
    Спленомегалия 42,8 38,9 34,7 35,3 40 27,3 37,5 27,3


    Таблица 4. Показатели биохимического анализа крови пациентов после патогенетической терапии (М±т)

    Симптомы Группы
    IA
    (n=21)
    IB
    (n=18)
    IIА
    (n=23)
    IIВ
    (n=17)
    IIIA
    (n=15)
    IIIВ
    (n=11)
    IVA
    (n=16)
    IVB
    (n=11)
    Общий билирубин, мкмоль/л 19,4±5,1 20,8±7,2 20,1±2,2 21,1±3,7 20,7±6,2 21,4±6,6 17,9±7,7 20,1±7,2
    АЛТ, ед/л 51, 1±15,8 68,2±15,7 49,9±15,7 72,7±10,2 43,5±14,5 52,2±11,7 45,5±9,9 51,2±10,82


    Тяжесть в правом подреберье пропала у 18 (85,7%) пациентов основной подгруппы I группы после 6 дней терапии ремаксолом, в контрольной подгруппе – у 13 (72,2%) через 13 дней. В IIА подгруппе та же жалоба исчезла у 18 (78,2%) больных через 7 дней от начала лечения, в IIБ – у 13 (76.4%) пациентов через 15 дней терапии. В IIIA подгруппе третьей группы тяжесть в правом подреберье исчезла у 11 (73,3%) пациентов через 8 дней, а в IIIБ – у 7 (63,6%) больных через 16 дней лечения. В IVA подгруппе тяжесть в правом подреберье пропала у 11 (68,7%) пациентов через 8 дней от начала терапии, в IVБ – у 7 (63,6%) больных через 15 дней терапии (p<0,05).

    Через 10 дней лечения сократились размеры печени у 13 (61,9%) обследованных IA подгруппы, в IБ подгруппе изменения размеров печени произошли у 9 (50%) больных через 15 дней терапии. В IIА подгруппе размеры печени сократились у 15 (65,2%) через 11 дней от начала лечения, в IIБ – у 9 (52,9%) больных через 14 дней терапии. В IIIA подгруппе те же изменения произошли у 8 (53,3%) обследованных через 11 дней от начала терапии ремаксолом, в IIIБ – у 5 (45,4%) больных через 15 дней терапии. В IVA подгруппе размеры печени сократились у 9 (56,2%) человек через 12 дней от начала лечения, в IVБ группе – у 6 (54,5%) больных через 15 дней терапии (p<0,05).

    Сокращение размеров селезёнки в IA подгруппе произошло у 9 (42,8%) больных через 7 дней патогенетической терапии, в IБ подгруппе этот показатель изменился у 7 (38,9%) пациентов через 15 дней. В IIА подгруппе размеры селезёнки уменьшились у 8 (34,7%) обследованных через 10 дней, в ПБ – 6 (35,3%) пациентов через 15 дней от начала лечения. В IIIА подгруппе сокращение размеров селезёнки произошло у 6 (40%) больных через 8 дней, в IIIБ – у 3 (27,3%) пациентов через 15 дней. В IVA подгруппе изменения размеров селезёнки произошло у 6 (37,5%) через 10 дней, а у 3 (27,3%) пациентов ГУБ подгруппы – через 15 дней лечения (р<0,05).

    Произошли положительные изменения биохимических показателей крови (см. табл. 4). Уровень общего билирубина в крови у 6 (28,5%) пациентов 1А подгруппы снизился до нормальных показателей через 7 дней от начала терапии ремаксолом, в IБ подгруппе – у 5 (27,8%) человек – через 10 дней терапии. В подгруппе IIA нормализация уровня билирубина произошла у 5 (21,7%) больных на 12 день лечения, в IIБ – у 3 (17,6%) человек и только через 15 дней терапии. В подгруппе IIIA снижение уровня билирубина до нормы произошло у 3 (20%) больных на 10-й день лечения, в IIIБ подгруппе – только у 2 (18,2%) пациентов и через 15 дней терапии. В IVА подгруппе нормализация уровня билирубина наблюдалась у 3 (18,7%) больных только на 10-й день лечения, в IVБ – у 2 (18,1%) пациентов через 15 дней терапии (р>0,05).

    Показатели АЛТ снизились до нормы на 7-й день от начала лечения у 13 (61,9%) больных IA подгруппы и у 6 (33,3%) IБ подгруппы – через 15 дней терапии. Во IIА подгруппе похожие изменения отмечались у 15 (65,2%) пациентов на 10-й день патогенетической терапии, а в IIБ – у 6 (35,3%) больных через 15 дней терапии. В IIIА подгруппе изменения АЛТ до нормы определялись у 8 (53,3%) человек на 11-й день терапии, в IIIБ – у 4 (36,3%) пациентов через 15 дней терапии. В IVА подгруппе снижение АЛТ до нормальных показателей отмечались у 7 (43,7%) пациентов на 10-й день терапии, в IVБ подгруппе – у 3 (27,3%) больных через 15 дней терапии (р>0,05).

    Таким образом, исходя из полученных данных можно сделать вывод о том, что включение ремаксола в схему комплексного лечения пациентов с туберкулёзом лёгких, ВИЧ инфекцией с сопутствующим ХГС на фоне алкогольного и токсико-медикаментозного генеза повышает эффективность лечения, что выражается в более быстром (7-11 дней в основных подгруппах против 12-16 дней – в контрольных) купировании основных клинических симптомов (диспепсического синдрома, гепатоспленомегалии) и улучшением биохимических показателей крови (уровня общего билирубина и АЛТ).

    Ремаксол относится к метаболическим корректорам, оказывающим комплексное цитопротекторное действие: янтарная кислота, входящая в его состав, является продуктом 5-й и субстратом 6-й реакции цикла Кребса, следовательно, участвует в процессах тканевого дыхания, обеспечивает синтез АТФ, увеличивает утилизацию кислорода и обладает антиоксидантной активностью. Рибоксин – предшественник АТФ, способствует повышению скорости анаэробного гликолиза и активизации ряда ферментов цикла Кребса, опосредовано улучшает микроциркуляцию. Меглюмин (N-метилглюкамин) – детоксикант, метионин кофактор реакций трансметилирования, необходимых для синтетических процессов, а никотинамид входит в состав коферментов НАД и НАДФ, катализирующих окислительно-восстановительные процессы в жировых клетках.

    Благодаря всем перечисленным свойствам, препарат обладает мембраностабилизирующим и гепатопротекторным действием, что подтверждено результатами данного исследования: уменьшением выраженности клинических проявлений (астенического синдрома, субиктеричности склер, гепатолиенального синдрома) и снижением уровня печёночных показателей в более короткие сроки. Вместе с тем, сравнение результатов лечения групп пациентов с туберкулёзом и ХГС в зависимости от сопутствующей патологии выявило более выраженный эффект ремаксола у пациентов с хронической алкогольной интоксикацией по купированию диспепсического синдрома, гепатомегалии и снижению уровня аланинаминотрансферазы, что может быть связано с особенностями патогенеза данных патологий. Нежелательных явлений на введение ремаксола не отмечалось, все пациенты получили препарат в полном объёме.

    Выводы

    Включение ремаксола в схему терапии пациентов с туберкулёзом лёгких, ВИЧ инфекцией с сопутствующим ХГС на фоне поражения печени алкогольного и токсико-медикаментозного генеза повышает эффективность лечения, что выражается в более быстром (7-11-й дней в основных подгруппах против 12-16 дней – в контрольных) купировании основных клинических симптомов (диспепсического синдрома, гепатоспленомегалии) и улучшением биохимических показателей крови: уровня общего билирубина (на 7-10-й день лечения в основной группе против 10-15 дней в контрольной) и АЛТ (на 7-11 день терапии против 15 дней в контрольных группах).

    Полученные клинико-лабораторные данные вместе с хорошей переносимостью и отсутствием нежелательных явлений на введение препарата позволяют рекомендовать включение ремаксола в схемы терапии пациентов с данной патологией.

    Литература

    1. Доклад об эпиднадзоре и мониторинге за туберкулёзом в Европейском регионе, 2018. Европейское региональное бюро ВОЗ. Копенгаген. 2018 г. – 195 с. / Tuberculosis surveillance and monitoring report in Europe 2018. Evropejskoe regionarnoe byuro VOZ. Kopengagen. 2018 g. – 195 s. [in Russian]
    2. Асратян A.A. Клинико-эпидемиологические особенности гепатитов В и С у больных туберкулёзом лёгких. Эпидемиология и вакцинопрофилактика. – 2013. – №6. – С. 20-27. / Asratyan А.А. Kliniko-epidemiologicheskie osobennosti gepatitov V i S u bol'nyh tuberkulyozom lyogkih. Epidemiologiya i vakcinoprofilaktika 2013; 6: 20-27. [in Russian]
    3. Приказ М3 РФ от 29 декабря 2014 г. № 951 «Об утверждении методических рекомендаций по совершенствованию диагностики и лечения туберкулёза органов дыхания» М.: 2014. / Prikaz MZ RF ot 29 dekabrya 2014 g. № 951 «Ob utverzhdenii metodicheskih rekomendacij po sovershenstvovaniyu diagnostiki i lecheniya tuberkuiyoza organov dyhaniya» M.: 2014. [in Russian]
    4. Канестри В. Г. Безопасность и переносимость современных схем антиретровирусной терапии у взрослых больных ВИЧ-инфекцией. Автореф.канд. дисс. 2014. / Kanestri V. G. Bezopasnost' i perenosimost' sovremennyh skhem antiretrovirusnoj terapii u vzroslyh bol'nyh VICH-infekciej. Avtoref.kand. diss. 2014. [in Russian]
    5. Мишин В.Ю. Химиотерапия туберкулёза лёгких. Пульмонология. – 2008. – № 3. – С. 22. / Mishin V. Yu. Himioterapiya tuberkuiyoza lyogkih. Pul'monologiya. – 2008. – № 3. – S. 22. [in Russian]
    6. Притулина Ю.Г., Саломахин Г.Г., Филь Г.В. Эффективность применения отечественного гепатопротектора ремаксол в комплексной терапии хронического гепатита С. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. – 2017. – №12 (148). – С. 41-46. / Pritulina Yu.G., Salomahin G.G., Fil' G.V. Effektivnost' primeneniya otechestvennogo gepatoprotektora remaksol v kompleksnoj terapii hronicheskogo gepatita S. Eksperimental’naya i klinicheskaya gastroenterologiya 2017; 12 (148): 41-46. [in Russian]
    7. Ильченко Л.Ю., Оковитыи C.B. Ремаксол: механизмы действия и применение в клинической практике. Архив внутренней медицины. Специальный выпуск. – 2016. – С. 1-14. / Il'chenko L.Yu., Okovityj S.V. Remaksol: mekhanizmy dejstviya i primenenie v klinicheskoj praktike. Arhiv vnutrennej mediciny. Special'nyj vypusk 2016; 1-14. [in Russian]
    8. Заплутанов B.A., Романцов M.Г., Суханов Д.С. «Ремаксол. Реферативный сборник экспериментальных и клинических научных работ, процитированных в PubMed, СПб., Тактик-Студио 2012. / Zaplutanov V.A., Romancov M.G., Suhanov D.S. Remaksol. Referativnyj sbomik eksperimental'nyh i klinicheskih nauchnyh rabot, procitirovannyh v PubMed, SPb., Taktik-Studio 2012. [in Russian]
    9. Волчегорский И.А., Новоселов П.Н., Ушкарева Э.В. Влияние ремаксола на эффективность стандартного лечения больных инфильтративным туберкулёзом лёгких. Терапевтический архив. – 2016. – № 3. – С. 73-78. / Volchegorskij I.A., Novoselov P.N., Ushkareva Je. V. Effect of Remaxol on the efficiency of standard treatment for infiltrative pulmonary tuberculosis. Ter Arkh 2016; 88 (3): 73-78. Doi: 10.17116/terarkh201688373-78. [in Russian]
    10. Шурыгин A.A., Алексеева Ю.А. Эффективность применения ремаксола в терапии поражений печени, вызванных приёмом противотуберкулёзных препаратов Фтизиатрия и пульмонология. 2016. – № 1. – С. 51-53. / Shurygin А.А., Alekseeva Ju.A. The effectiveness of the use of remaxol in the treatment of liver damage caused by taking anti-tuberculosis drugs Ftiziatrija i pul'monologija 2016; 1: 51-53. [in Russian]
    11. Шикалова И А., Шилов В. В., Батоцыренов Б.В., Васильев С А., Лоладзе А. Г. Особенности фармакологической коррекции острых токсических гепатопатий у больных с тяжёлыми формами острого отравления алкоголем Клиническая медицина. – 2012. – № 1. – С. 60-64./ Shikalova I A., Shilov V.V., Batocyrenov B.V., Vasil'ev S.A., Loladze A.G. Features of pharmacological correction of acute toxic hepatopathy in patients with severe forms of acute alcohol poisoning Klinicheskaja medicina 2012; 1: 60-64. PM ID: 22567943 [in Russian]
    12. Винникова M.A., Уткин С.И., Ненастьева А.Ю., Захаров M.B. Эффективность включения ремаксола в терапию алкогольного абстинентного синдрома Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. – 2016. – Т. 116. – № 1. – С. 40-46. / Vinnikova М.А., Utkin S.I., Nenasteva A. Y, Zakharov M. V. The efficacy of remaxol addition in the treatment of alcohol withdrawal syndrome Zh Nevrol I Psikhiatr Im S. S. Korsakova 2016; 116 (1): 40-46. Doi: 10.17116/jnevro20161161I40-46 [in Russian]

    Сведения об авторах:

    Притулина Юлия Георгиевна – д. м. н., профессор, заведующая кафедрой инфекционных болезней, ФГБОУ ВО «Воронежский государственный медицинский университет им. Н. Н. Бурденко», Воронеж

    Филь Галина Валерьевна – ассистент кафедры инфекционных болезней, ФГБОУ ВО «Воронежский государственный медицинский университет им. Н. Н. Бурденко», Воронеж

    Корниенко Сергей Васильевич – главный врач, Воронежский областной противотуберкулезный диспансер им. Н.С. Похвисневой, Воронежская обл., Воронеж

    Плохотнюк Надежда Васильевна – зам. главного врача по методической работе Воронежский областной противотуберкулезный диспансер им. Н. С. Похвисневой, Воронежская обл., Воронеж

    6 сентября 2020 г.

    Комментарии

    (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
    Если Вы медицинский специалист, или зарегистрируйтесь
    Связанные темы:
    Болезни печени и желчевыводящих путей - статьи
    
    МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика