Карницетин

Карницетин: Показания к применению:

Начальная деменция альцгеймеровского типа и церебрально-сосудистая деменция;

Периферическая нейропатия различной этиологии;

Инволюционные синдромы на фоне сосудистых энцефалопатий;

Снижение умственной работоспособности, для улучшения концентрации внимания и памяти.


Инструкции:

Метаболическая терапия диабетической полинейропатии ацетил-L-карнитином


Зеленина Т.А.1, Габараева Н.Р.1, Земляной А.Б.2, Ворохобина Н.В.1

1 ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург
2ФГБУ «Национальный медико-хирургический Центр им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва

Опубликовано в журнале: "Эндокринология: новости, мнения, обучение", 2017. № 1.

В исследовании определено влияние длительного курса (24 нед) ацетил-L-карнитина (Карницетина) в дозе 1500 мг/сут на клинические проявления полинейропатии и микроциркуляторный кровоток у больных сахарным диабетом типа 2 (СД2). Обследованы 45 больных диабетом (22 пациента в основной группе, 23 – в группе сравнения). Продемонстрировано улучшение сенсомотороной чувствительности с 24-й недели тера­пии и восстановление микроциркуляторного кровотока с 12-й недели терапии под влиянием препарата.

Ключевые слова: сахарный диабет типа 2, диабетическая полинейропатия, ацетил-L-карнитин

Диабетическая полинейропатия – самое распространенное осложнение сахарного диабета (СД). Оно встречается в 80% случаев и является ведущей причиной синдрома диабетической стопы и ампутаций у этой группы больных. Распространенность автономной диабетической полинейропатии варьирует от 2,5 до 50% и зависит от возраста больных, длительности СД и диагностических критериев полинейропатии. Клинические проявления ее крайне скудны и зачастую фатальны: безболевой инфаркт миокарда и внезапная смерть [1–3].

Наиболее эффективно поддаются лечению доклинические стадии полинейропатии и стадии начальных функциональных изменений. В этом случае прежде всего необхо­димы компенсация метаболических параметров (строгий контроль гликемии и липидного спектра), а также отказ от вредных привычек, контроль артериального давления и массы тела. Однако это не всегда достижимо у больных СД, к тому же такой контроль недостаточен при органических изменениях, особенно у больных СД типа 2 (СД2), и полинейропатия неуклонно прогрессирует даже при компенса­ции основного заболевания [2, 4]. В связи с этим возникла необходимость в назначении таким пациентам дополни­тельной метаболической терапии.

Перспективным препаратом для метаболической терапии является ацетил-L-карнитин, действие которого основано на поставке ацетильной группы в цикл Кребса и повышении энергообразования в клетках без увеличения потребности в кислороде. Помимо этого ацетил-L-карнитин модулирует активность фактора роста нервов, увеличивая число рецеп­торов к нему, а также различные нейротрансмиттерные си­стемы, включая холинергические и дофаминергические, ак­тивирует фермент холинацетилтрансферазу. В дополнение, ацетил-L-карнитин является донатором ацетильных групп во время аэробного гликолиза и участвует в обмене белков и пептидов [5]. Ежедневное употребление с пищей ацетил-L-карнитина не только улучшает митохондриальный метабо­лизм, но и подавляет оксидативный стресс, активированный возрастом [6, 7]. В экспериментах показан нейропротективный эффект ацетил-L-карнитина в острой фазе инсульта in vivo и in vitro посредством активации системы антиоксидантной защиты [8]. В модели на кроликах с стрептозоцин-индуцированным диабетом ацетил-L-карнитин предот­вращал снижение скорости проведения нервного импульса, а также выпадение чувствительности, улучшал ретроградный аксональный транспорт и подавлял клеточный апоптоз [5]. Именно способность ацетил-L-карнитина предупреждать клеточный апоптоз частично объясняет его нейропротективный эффект [9]. В моделях на животных также показан антиноцицептивный эффект ацетил-L-карнитина во время как острой, таки хронической боли после повреждения пе­риферических нервов [5]. Холинергический механизм лежит в основе аналгетического эффекта ацетил-L-карнитина [9]. Терапевтический эффект ацетил-L-карнитина был проде­монстрирован в нескольких больших клинических плацебо-контролируемых исследованиях.

Выявлено улучшение скорости проведения нервного импульса по чувствительным нервам, а также восстановление порога вибрационной чув­ствительности в результате длительного курса терапии, что сопровождалось регенерацией нервных волокон и их ремиелинизацией по данным биопсии у больных с диабетической полинейропатией. Эффект препарата оказался дозозависим, а различия в полученных результатах объясняются отличия­ми в назначаемых дозировках препарата [5, 10, 11]. В другом клиническом исследовании у больных с ишемической бо­лезнью сердца (ИБС) ацетил-L-карнитин улучшал функцию эндотелия и способствовал нормализации артериального давления [12]. В клинических исследованиях у пожилых больных с синдромом хронической усталости применение ацетил-L-карнитина улучшало течение заболевания и общее самочувствие [13].

Цель настоящего исследования – определение влияния длительного курса (24 нед) терапии ацетил-L-карнитином в дозировке 1500 мг/сут на клинические проявления полинейропатии, а также на микроциркуляторный кровоток и его периферическую иннервацию у больных СД2.

Материал и методы

Выполнено проспективное пилотное рандомизирован­ное исследование без плацебо-контроля. Были включены больные СД2, страдающие сенсомоторной и автономной нейропатиями. Для диагностики осложнений СД использо­вали клинические методы обследования: оценка симпто­мов заболевания (выраженность жалоб пациентов, вегетативных расстройств с применением шкалы Total Symptoms Score – TSS), клинико-неврологического дефицита соглас­но шкале NDS (Neuropathic Disability Scores). Для оценки автономной сердечно-сосудистой нейропатии всем боль­ным выполнены стандартные кардиоваскулярные тесты по методике D.J. Ewing и B.F. Clark [14]. Оценку микроциркуляторного кровотока, а также его периферической вегета­тивной иннервации проводили с помощью высокочастотной ультразвуковой допплерографии прибором «Минимакс-Допплер-К» (ООО СП «Минимакс», Санкт-Петербург). Ис­следовали микроциркуляторный кровоток кожи у ногтевого валика пальцев рук в покое, а также в ходе функциональных проб: окклюзионной (манжеточной) и холодовой [15, 16].

Окклюзионную (манжеточную) пробу проводили для комплексной оценки сосудистой реактивности. Во время пробы на плечо накладывали манжету манометра, в которую нагнетали давление на 20–30 мм рт.ст. выше систолического артериального давления пациента. Компрессию проводили в течение 3 мин, затем следовала быстрая декомпрессия пле­чевой артерии. В норме после кратковременной окклюзии регистрировалось ускорение кровотока сосудистого русла в 1,5–3 раза относительно исходного значения. В этом слу­чае пробу расценивали как отрицательную. Недостаточный прирост кровотока или его отсутствие расценивали как положительную пробу [15–17].

Холодовую пробу выполняли для оценки иннервации сосудов кожи конечностей. Кисть погружали на 1 мин в холодную воду (со льдом) температурой 2–4°С и регистриро­вали кровоток в контралатеральной конечности. В норме кровоток во время охлаждения снижался на 30–50%, а по­сле отмены холода возрастал на 20–30% выше исходного [15, 18, 19].

Все больные получали комплексное лечение по единым стандартам. Базисная терапия заключалась в компенсации метаболических параметров: углеводного обмена таблетированными сахароснижающими препаратами или инсули­ном, липидного – статинами, а также в нормализации арте­риального давления гипотензивными препаратами. После включения в исследование пациенты методом фиксирован­ной блоковой рандомизации были поделены на 2 группы: основную и группу сравнения (контрольную). В основной группе дополнительно к стандартному лечению добавляли метаболическую терапию Карницетином (производитель ООО «ПИК-ФАРМА»). Препарат назначали по следующей схеме: по 2 капсулы 3 раза в день во время еды на протяжении 24 нед (в 1 капсуле 250 мг карнитина, т.е. 1500 мг карнитина в сутки per os). Клинико-инструментальное обследование проводилось исходно, а также после 24 нед лечения.

Из исследования исключены больные с плохо кон­тролируемым СД (HbA1 >10%), острыми осложнениями СД (кетоз, кетоацидоз, гипер- или гипогликемическая кома, лактоацидоз), хроническими заболеваниями в стадии де­компенсации. Пациенты могли принимать обычную для них медикаментозную терапию, если она была постоянной на протяжении не менее 8 нед до начала исследования. За сутки до всех проводимых инструментальных манипуляций из рациона больных исключали алкоголь, кофеин и употре­бление сигарет.

Все данные представлены как средняя величина ± ошиб­ка средней величины. Для сравнения количественных вели­чин с ненормальным распределением использовались непараметрические методы статистики (критерий Манна-Уитни для независимых переменных, критерий Вилкоксона для связанных пар наблюдений). Критерий Фишера применяли для оценки качественных величин. Значение р<0,05 расце­нивали как статистически значимое.

Результаты

Всего в исследование были включены 45 больных СД2 и сенсомоторной и автономной нейропатиями. Исходные кли­нические характеристики пациентов представлены в табл. 1.

Таблица 1. Клиническая характеристика пациентов

Показатель Основная группа (n=22) Контрольная группа (n=23)
Возраст, годы 56,1±1,64 59,1±1,57
Соотношение мужчин/женщин 14/8 13/10
Длительность СД, годы 9,6±1,38 11,0±1,42
ИМТ, кг/м2 29,8±2,46 31,0±2,04
Осложнения СД2
Диабетическая ретинопатия, % 13 (59%) 12 (52%)
Диабетическая нефропатия ,% 7 (32%) 8 (35%)
ИБС, % 13 (59%) 16 (69,5%)
Артериальная гипертензия, % 16 (73%) 18 (78%)
NDS, баллы 11,0±1,36 10,1±1,05
TSS, баллы 4,5±1,03 3,6±0,54
Выраженность автономной нейропатии (функциональная/органическая) 8/14 8/15
НbA1С, % 7,9±0,48 8,5±0,41
ОХС, ммоль/л 5,6±0,23 6,2±0,29
ХС ЛПНП, ммоль/л 3,4±0,27 3,9±0,37
ХС ЛПВП, ммоль/л 1,3±0,15 1,4±0,11
ТГ, ммоль/л 1,7±0,26 1,9±0,23

Примечание. TSS шкала оценки нейропатических жалоб Total Symptoms Score, NDS шкала неврологического дефицита Neuropathic Disability Score, СД сахарный диабет, ИМТ индекс массы тела, ОХС общий холестерин, ХС ЛПНП холестерин липопротеинов низкой плотности, ХС ЛПВП холестерин липопротеинов высокой плотности, ТГ триглицериды.

Пациенты основной группы (n=22) в дополнение к стан­дартному лечению получали метаболическую терапию пре­паратом Карницетин.

Средний возраст пациентов в основной и контрольной группах был 56,1±1,64 и 59,1±1,57 года соответственно. Про­должительность СД2 составила 9,6±1,38 и 11,0±1,42 года соответственно.

Симптоматическая сенсомоторная нейропатия диагно­стирована у всех больных, выраженность клинических жалоб по шкале TSS составила 4,5 балла в основной группе и 3,6 балла в контрольной. В ходе клинико-неврологического осмотра у всех больных выявлена умеренно вы­раженная нейропатия (11 баллов в основной и 10 баллов в контрольной группе). Автономная сердечно-сосудистая нейропатия выявлена у всех пациентов, доля органиче­ской (выраженной) нейропатии в обеих группах составила 36 и 35% соответственно. Все различия между группами были статистически незначимы (р>0,05).

При оценке микроциркуляторного кровотока определе­но снижение его исходных параметров у всех пациентов как в основной, так и в контрольной группе (табл. 2).

На рис. 1 представлены исходные показатели микроциркуляторного кровотока кисти, микроциркуляторный крово­ток снижен.


Рис. 1. Пациентка В. Исходные показатели микроциркуляторного кровотока кисти

В ходе проведения окклюзионной (манжеточной) пробы адекватный прирост кровотока (проба отрицательная) за­регистрирован у 13 больных в основной и у 15 пациентов в контрольной группе. У остальных больных (9 и 8 человек соответственно) прирост кровотока был недостаточен или отсутствовал (табл. 3).

На рис. 2 показано, что у пациентки В. во время пробы с реактивной гиперемией отсутствовал прирост кровотока после его кратковременной окклюзии.


Рис. 2. Пациентка В. Отсутствие прироста кровотока во вре­мя пробы с реактивной гиперемией

Во время проведения холодовой пробы адекватное сни­жение кровотока в 2–3 раза было зарегистрировано только у 6 больных СД из основной группы и у 3 из контрольной. После отмены стимула адекватный прирост на 2–3-й минуте наблюдался у 11 и 8 пациентов соответственно (табл. 4).

На рис. 3 представлены результаты холодовой пробы у пациентки В. Выявлено отсутствие снижения кровотока в ответ на холод и его прироста на отмену холода, т.е. ареактивность кровотока.


Рис. 3. Пациентка В. Ареактивность кровотока во время холодовой пробы


Таблица 2. Исходные параметры микроциркуляторного кровотока

Показатель

Основная группа (n=22)

Контрольная группа (n=23)

Vas, см/с

1,9±0,21

3,9±0,64

Vad, см/с

0,7±0,15

1,4±0,32

Vam, см/с

1,1±0,16

2,2±0,40

Примечание. Здесь и в табл. 36, 8: Vаm усредненная средняя за сердечный цикл скорость кровотока, Vаs усредненная взве­шенная систолическая скорость кровотока, Vаd усредненная взвешенная диастолическая скорость кровотока.


Таблица 3. Изменение параметров кровотока в ответ на окклюзионную (манжеточную) пробу у больных сахарным диабетом

Показатель

Основная группа (n=22)

Контрольная группа (n=23)

Vam, см/с, исходно

1,1±0,16

2,2±0,40

Vam, см/с, проба с гиперемией

2,6±0,49

3,2±0,43

Прирост кровотока (проба±)

9/13

8/15


Таблица 4. Изменение параметров кровотока во время холодовой пробы у больных сахарным диабетом


Показатель

Основная группа (n=22)

Контрольная группа (n=23)

Vam, см/с, исходно

1,1±0,16

2,2±0,40

Vam, см/с, на холод

0,9±0,19

2,2±0,28

Снижение кровотока (проба±)

16/6

20/3

Vam, см/с, после отмены холода

2,2±0,43

3,3±0,51

Прирост кровотока (проба±)

11/11

15/8


Таблица 5. Динамика клинических проявлений диабетической сенсомоторной полинейропатии

* p<0,05 по сравнению с исходными значениями.

Влияние метаболической терапии на сенсомоторную нейропатию

Результативность метаболической терапии препаратом Карницетин оценивали спустя 24 нед лечения. Прежде всего у пациентов основной группы отмечено достоверное умень­шение клинических проявлений сенсомоторной нейропатии (табл. 5).

Зарегистрировано как уменьшение жалоб, обусловлен­ных полинейропатией (шкала TSS), так и восстановление чувствительности при проведении клинико-неврологического осмотра (шкала NDS) (см. табл. 5). Между тем в кон­трольной группе отмечено прогрессирование сенсомотор-ной нейропатии на протяжении всего исследования.

Положительный результат можно было бы отнести за счет улучшения метаболических параметров, однако достоверных изменений в уровне гликированного гемоглобина не зарегистрировано, а показатели липидограммы имели тен­денцию к улучшению в обеих группах больных.

В основной группе отмечено улучшение показателей микроциркуляторного кровотока уже на 12-й неделе лечения, эффект сохранялся и на 24-й неделе терапии, тогда как в контрольной группе отмечено его достоверное снижение (табл. 6).

Таким образом, метаболическая терапия Карницетином оказала положительное влияние на параметры микроциркуляторного кровотока больных СД в покое.

Динамика результатов манжеточной (окклюзионной) пробы

Достоверных изменений в основной группе через 12 нед терапии не зарегистрировано, однако спустя 24 нед терапии наблюдалась четкая тенденция к восстановлению нормальной реакции микроциркуляторного кровотока во время проведения манжеточной пробы (рис. 4). В кон­трольной группе отмечено достоверное увеличение числа положительных проб, т.е. ухудшение ответа на проводимый тест (табл. 7).


Рис. 4. Пациентка В. Прирост кровотока на пробу с реактив­ной гиперемией. Восстановление адекватной реакции через 24 нед терапии


Результаты манжеточной пробы отражают не только функцию эндотелия, но и микроциркуляторную реактивность в целом, поскольку в постокклюзионном ответе микроциркуляторного кровотока оксид азота вовлечен только частично, наряду с аксональным рефлексом, кальций-активированны­ми калиевыми каналами и другими медиаторами [20, 21]. Следовательно, увеличение микроциркуляторного кровотока указывает не только на восстановление функции эндотелия под влиянием проводимой метаболической терапии, но и на улучшение всей микроциркуляторной реактивности. Можно говорить о замедлении прогрессирования атеросклероза под влиянием препарата [18, 21, 22].

Динамика микроциркуляторного кровотока в ответ на холодовую пробу

Изменений реактивности микроциркуляторного крово­тока в ответ на холодовой стимул не зарегистрировано ни в основной, ни в контрольной группе за весь период наблю­дения. Реакция кровотока не изменилась ни на воздействие холода, ни на его отмену (табл. 8).

Результаты холодовой пробы определяются состояни­ем периферической симпатической иннервации микро-циркуляторного русла. Таким образом, препарат не оказал достоверного влияния на периферическую симпатическую иннервацию.

Обсуждение

Предупреждение развития и прогрессирования поздних осложнений СД и до сегодняшнего дня остается острой, не­разрешенной проблемой. Только компенсации углеводно­го обмена для таких пациентов недостаточно, возлагаются надежды на терапевтический эффект строгой коррекции липидного спектра, артериального давления, контроль мас­сы тела. Однако такая идеальная компенсация всех состав­ляющих метаболического синдрома зачастую недостижима у больных СД2. Нельзя сбрасывать со счетов и феномен «метаболической памяти», когда патологическое воздей­ствие первичной гипергликемии сохраняется даже вопре­ки ее дальнейшей строгой коррекции [1–4]. Компенсация всех метаболических параметров оказалась недостижимой и в данной исследуемой группе пациентов на протяжении 24 нед наблюдения.


Таблица 6. Динамика показателей микроциркуляторного кровотока у больных сахарным диабетом

* – р<0,05 по сравнению с исходными значениями.

Таблица 7. Динамика реакции на манжеточную пробу у больных сахарным диабетом


Примечание. * отличия по сравнению с исходными показателями достоверны (χ2=1,68; р=0,19); ** отличия по сравнению с исходными показателями достоверны (χ2=7,1; р=0,007).

Таблица 8. Динамика результатов холодовой пробы у больных сахарным диабетом


Примечание. * отличия по сравнению с исходными показателями недостоверны (χ2=0,11; р=0,74); ** отличия по сравнению с исходными показателями недостоверны (χ2=0,38; р=0,54); *** отличия по сравнению с исходными показателями недостовер­ны (χ2=0,41; р=0,52).

Большие надежды продолжают возлагать на метабо­лическую терапию препаратами, в той или иной мере влияющими на патологические звенья развития и прогресси-рования поздних осложнений СД. Однако убедительные клинические данные об эффективности таких метаболиче­ских препаратов до сих пор не собраны или отсутствуют, что прежде всего объясняется некорректным выбором па­раметров, оцениваемых в исследованиях. Так, чаще всего определяют влияние метаболического препарата на клини­ческие проявления нейропатии, а зачастую это оказывается недостоверным [3, 4]. В нашем исследовании мы взяли за один из оцениваемых параметров жалобы больных и ре­зультаты клинико-неврологического осмотра с применени­ем соответствующих шкал (TSS и NDS). Ацетил-L-карнитин наглядно повлиял на клинические проявления сенсомоторной нейропатии, достоверно улучшил у больных сенсомоторную чувствительность с 24-й недели терапии, в отличие от группы сравнения, в которой проявления сенсомоторной полинейропатии нарастали в течение всего периода ис­следования. Также был определен микроциркуляторный кровоток у больных диабетической полинейропатией, по­скольку его поражение, так называемая микроангиопатия, лежит в основе всех осложнений диабета. Метод высоко­частотной ультразвуковой допплерографии, ныне широко доступный в клинической практике, позволил не только оценить количественные характеристики микроциркуляторного кровотока, но и получить его качественные параметры [15, 16]. Изменения микроциркуляторного кровотока во время функциональных проб свидетельствуют о функции эндотелия и о независимых от эндотелия факторах, а так­же о периферической иннервации микроциркуляторного русла [15–18].

Микроциркуляторный кровоток был исходно снижен у всех больных диабетической полинейропатией. Лечение ацетил-L-карнитином привело к увеличению параметров микроциркуляторного кровотока, а в ряде случаев к восста­новлению его до нормальной величины.

Исходно положительный ответ на манжеточную (окклюзионную) пробу, т.е. отсутствие прироста кровотока или его недостаточный прирост в ответ на отмену кратковременной окклюзии, зарегистрирован у больных и в основной группе, и в группе сравнения. Реакция кровотока на манжеточную пробу дает комплексное представление о функции эндоте­лия, эндотелий-независимых факторах и иннервации микроциркуляторного кровотока [20, 21]. Применение ацетил-L-карнитина привело к восстановлению нормальной реакции кровотока уже через 12 нед терапии, однако достоверные различия были достигнуты к 24-й неделе лечения. Такая динамика результатов пробы еще раз свидетельствует об ангиопротективном эффекте ацетил-L-карнитина.

Холодовую пробу выполняли для оценки перифериче­ской иннервации микроциркуляторного кровотока. Реакция на холодовой стимул была изменена у большинства пациен­тов с полинейропатией (у 73% больных в основной и у 87% пациентов в контрольной группе), что свидетельствует о по­ражении симпатической сосудистой иннервации, поскольку для ответной реакции сегментарной вегетативной нервной системы на температурный фактор характерно отсутствие парасимпатической иннерции микроциркуляторного сосуди­стого русла дистальных отделов конечностей. По этой при­чине вазоконстрикторные и вазодилататорные сосудистые реакции осуществляются симпатическими адренергическими эфферентами [19, 20, 22]. Изменения холодовой пробы в обеих группах не достигли статистической достоверно­сти по причине небольшой выборки пациентов. При этом в группе ацетил-L-карнитина через 24 нед терапии отмеча­лось улучшение холодовой пробы.

В группе сравнения на протяжении всего исследования выявлено как снижение самого микроциркуляторного кро­вотока, так и дальнейшее нарушение его реактивности в от­вет на функциональные пробы, что свидетельствует о даль­нейшем прогрессировании микроангиопатии при отсутствии компенсации метаболических параметров и метаболической терапии.

Таким образом, ацетил-L-карнитин продемонстрировал эффективность в лечении диабетической дистальной, сенсомоторной полинейропатии, а также диабетической микроангиопатии.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Зеленина Татьяна Александровна – кандидат медицинских наук, доцент кафедры эндокринологии им. В.Г. Баранова ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург

Габараева Наталья Руслановна – врач-эндокринолог, старший лаборант кафедры эндокринологии им. В.Г. Баранова ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург

Земляной Александр Борисович – доктор медицинских наук, профессор кафедры хирургических инфекций ФГБУ «Нацио­нальный медико-хирургический Центр им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва

Ворохобина Наталья Владимировна – доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой эндокринологии им. В.Г. Баранова ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург

Литература

1. Котов С.В., Калинина А.П., Рудакова И.Г. Диабетическая нейро-патия. М. : Медицина, 2000. 232 c.

2. Маслова О.В., Сунцов Ю.И. Эпидемиология сахарного диабета и микрососудистых осложнений // Сахарный диабет. 2011. № 3. С. 6–11.

3. Сунцов Ю.И., Болотская Л.Л., Маслова О.В., Казаков И.В. Эпидемио логия сахарного диабета и прогноз его распространенности в Российской Федерации // Сахарный диабет. 2011. № 1. С. 15–18.

4. Дедов И.И., Шестакова М.В., Галстян Г.Р. Распространенность са­харного диабета 2 типа у взрослого населения России (исследование NATION) // Сахарный диабет. 2016. № 2. С. 104–112.

5. Cheichio S., Copani A., Nicoletti F. et al. L-Acytelcarnitine: a proposed therapeutic agent for painful peripheral neuropathies // Curr. Neuropharmacol. 2006. Vol. 4. P. 233–237.

6. Ames B.N., Liu J. Delaying the mitochondrial decay of aging with acetylcarnitine // Ann. N. Y. Acad. Sci. 2004. Vol. 1033. P. 108–116. doi: 10.1196/annals.1320.010.

7. Hagen T.M., Liu J., Lykkesfeldt J. et al. Feeding acetyle-L-carnitine and lipoic acid to old rats significantly improves metabolic function while decreasing oxidative stress // Proc. Natl Acad. Sci. USA. 2002. Vol. 99, N 4. P. 1870–1875. doi:10.1073/pnas.261708898.

8. Zhang R., Zhang H., Zhang Zh. et al. Neuroprotective effects of pre-treatment with L-carnitine and Acetyl-L-carnitine on Ischemic Injury in vivo and in vitro // Int. J. Mol. Sci. 2012. Vol. 13. P. 2078–2090. doi:10.3390/ijms13022078.

9. Mannelli L., Ghelardini C., Calvani M. Neuroprotective effects of acetyl-L-carnitine on neuropathic pain and apoptosis: a role for the nicotinic receptor // J. Neurosci. Res. 2009. Vol. 87. Р. 200–207. doi: 10.1002/jnr.21815.

10. De Grandis D., Minardi C. Acetyl-L-carnitine (levace-carnine) in the treatment of diabetic neuropathy. A long-term, randomised, double-blind, placebo-controlled study // Drugs R D. 2002. Vol. 3. Р. 223– 231.

11. Sima A., Calvani M., Mehra M., Amato A. Acietyl-L-carnitine improves pain, nerve regeneration, and vibration perception in patients with chronic diabetic neuropathy // Diabetes Care. 2005. Vol. 28. Р. 96–101.

12. McMackin C., Widlansky M., Hamburg N. et al. Effect of combined treatment with alpha lipoic acid and acetyl-L-carnitine on vascular function and blood pressure in coronary artery disease patients // J. Clin. Hypertens. (Greenwich). 2007. Vol. 9, N 4. Р. 249–255.

13. Malaguarnera M., Gargante M. P. , Cristaldi E. et al. Acetyl L-carnitine (ALC) treatment in elderly patients with fatigue // Arch. Gerontol. Geriatr. 2008. Vol. 46, N 2. P. 181–190. doi:10.1016/j.archger.2007.03.012.

14. Ewing D.J., Clark B.F. Diagnosis and management of diabetic autonomic neuropathy // BMJ. 1982. Vol. 285. Р. 916–918.

15. Гирина М. Б., Извекова А. В., Папп М. О. Перспективы изучения тканевого кровотока методом ультразвуковой высокочастотной доппле-рографии // Методы исследования регионарного кровотока и микро­циркуляции в клинике : материалы Третьей научно-практической кон­ференции. СПб., 2003. С. 8–14.

16. Зеленина Т.А., Ворохобина Н.В., Волкова Е.А. Оценка состояния автономной нервной системы у больных сахарным диабетом методом высокочастотной ультразвуковой допплерографии // Методические ре­комендации. СПб., 2013.

17. Петрищев Н.Н., Власов Т.Д. Физиология и патофизиология эн­дотелия // Дисфункция эндотелия. Причины, механизмы, фармакологи­ческая коррекция / под ред. Н.Н. Петрищева. СПб., 2003. С. 4–38.

18. Петрищев Н.Н., Меншутина М.А. и др. Комплекс диагностики дисфункции эндотелия сосудов. Пат. на полезную модель № 47202. Приоритет полезной модели 12.04.2005.

19. Крупаткин А.И. Клиническая нейроангиофизиология конечно­стей (периваскулярная иннервация и нервная трофика). М. : Научный мир, 2003. 328 с.

20. Roustit M., Cracowski J.L. Assessment of endothelial and neurovascular function in human skin microcirculation // Trends Pharmacol. Sci. 2013. Vol. 34, N 7. Р. 373–384. doi: 10.1016/j.tips.2013.05.007.

21. Roustit M., Cracowski J.L. Non-invasive assessment of skin micro-vascular function in humans: an insight in to methods // Microcirculation. 2011. Vol. 19. P. 47–64. doi: 10.1111/j.1549-8719.2011.00129.

22. De Boer M.P., Meijer R.I., Wijnstok N.J. et al. Microvascular dysfunction: a potential mechanism in the pathogenesis of obesity associated insulin resistance and hypertension // Microcirculation. 2011. Vol. 19. P. 5–18. doi: 10.1111/j.1549-8719.2011.00130.

31 января 2017 г.
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru