Элькар в\м в\в раствор

Добавление Элькара к стандартной терапии:

- снижает раннюю смертность при ОИМ

- снижает объем поражения миокарда при ОИМ

- улучшает сократительную функцию ЛЖ у больных с ОКС

- оказывает антиаритмическое действие при ОКС


Инструкции:

Влияние L-карнитина на ЧСС и QTс у пациентов с острым коронарным синдромом

Комментарии

Опубликовано в журнале:
Сердце: журнал для практикующих врачей. Том 14, №2, 2015 г.

Глезер М. Г., Киселева А. Е., Асташкин Е. И.
ГБОУ ВПО «Первый МГМУ имени И. М. Сеченова» МЗ РФ, 119991, Москва, ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2 Ключевые слова: L-карнитин, корригированный QT, ОКС, частота сердечных сокращений

Ссылка для цитирования: Глезер М. Г., Киселева А. Е., Асташкин Е. И. Влияние L-карнитина на ЧСС и QTс у пациентов с острым коронарным синдромом. Сердце: журнал для практикующих врачей. 2015;14 (2):78–84

Резюме
Цель. Оценить возможность L-карнитина корригировать QT у пациентов с ОКС. Материалы и методы. В проспективное, двойное слепое, рандомизированное, плацебо-контролируемое исследование было включено 58 пациентов с ОКС, не подвергавшихся хирургическому вмешательству (29 в группу, получавшую L-карнитин, и 29 в группу плацебо). L-карнитин вводили внутривенно в течение первых 3 суток по 2 г 2 раза в сутки, с 4-х суток по 15-е сутки (или до выписки, если она происходила раньше) по 2 г 1 раз в сутки. Измерение интервала QT на 1, 2, 3, 5, 7 и 12–14-е сутки заболевания производили во II стандартном отведении не менее чем в трех последовательных циклах с расчетом средних значений. Для коррекции на ЧСС использовали формулу Базетта (QTc). Результаты. Сравниваемые группы не отличались по своим исходным характеристикам. В обеих группах больных отмечалось уменьшение значений ЧСС и QTc. Однако в группе получавших плацебо уменьшение QTc не было достоверным (от 439,1±36,9 до 422,9±27,7 мс к 12–14-му дню заболевания), а в группе, получавших L-карнитин уменьшение было достоверным с первого дня заболевания – от 457,5±39,5 до 413,2±30,5 мс; p<0,00001, к 12–14-му дню заболевания. В группе L-карнитина снижение было достоверно бoльшим на всех сроках наблюдения и к 12–14-му дню составила в группе L-карнитина – –9,3±7,3 %, в группе плацебо – –2,0±8,2 %, (р=0,002). Более выраженное уменьшение QTc происходило в группах пациентов, исходно имевших длительность QTc более 440 мс, в группе L-карнитина достоверное уменьшение наблюдалось с первого дня заболевания, в группе плацебо – лишь к 7-му дню заболевания. При исходном QTс менее 440 мс в группе L-карнитина достоверное уменьшение наблюдалось к 7-му дню заболевания, в группе плацебо изменений не было. У пациентов с ИМ достоверные изменения QTc при лечении L-карнитином наблюдались с первого дня заболевания, выраженность снижения достоверно отличалась от динамики QTc в группе плацебо. При нестабильной стенокардии уменьшение QTc не носило достоверного характера. Заключение. L-карнитин у пациентов с ОКС уменьшает выраженность. изменений маркера высокого риска неблагоприятных событий – корригированного интервала QT.

Effect of L-carnitine on heart rate and QTс in patients with acute coronary syndrome

Glezer M. G., Kiseleva A. E., Astashkin E. I.
State Budgetary Educational Institution, “I. M. Sechenov First Moscow State Medical University” at the RF Ministry of Health Care, Trubetskaya 8, Bld.2, Moscow 119991 Keywords: L-carnitine, corrected QT, ACS, heart rate

For citation: Glezer M. G., Kiseleva A. E., Astashkin E. I. Effect of L-carnitine on heart rate and QTс in patients with acute coronary syndrome. Russian Heart Journal. 2015;14 (2):78–84

Summary
Aim. To evaluate the capability of L-carnitine for QT correction in patients with acute coronary syndrome (ACS). Materials and methods. This prospective, double-blind, randomized, placebo-controlled study included 58 patients with ACS who have not undergone surgical interventions (29 patients in the L-carnitine treatment group and 29 patients in the placebo group). L-carnitine 2 g i.v., was administered twice daily during the first 3 days and 2 g once daily – from day 4 through day 15 (or until discharge from the hospital if occurred earlier). The QT interval was measured on days 1, 2, 3, 5, 7, and 12–14 of the disease in standard lead II for at least three successive cycles; mean values were calculated. The values were corrected for the heart rate (HR) according to the Bazett formula (QTc). Results. The compared groups did not differ in their baseline characteristics. Reduced HR and QTc values were observed in both groups. However, in the placebo group, the QTc decrease was not significant (from 439.1±36.9 msec to 422.9±27.7 msec at days 12–14 of ACS). In the L-carnitine treatment group, the QTc decrease from day 1 to days 12–14 of disease was significant (from 457.5±39.5 msec to 413.2±30.5 msec; p<0.00001). In the L-carnitine group, the decrease was significantly greater at all observation points, and at days 12–14 it reached 9.3±7.3 % vs. –2.0±8.2 % in the placebo group (р=0.002). The decrease in QTc was greater for patients with the baseline QTc duration above 440 msec. In the L-carnitine group, significant decreases were observed from the first day of disease whereas in the placebo group – only by day 7 of disease. When baseline QTc was shorter than 440 msec, significant decreases were observed in the L-carnitine group by day 7 of disease whereas changes were absent in the placebo group. In patients with MI, significant QTc changes in response to the L-carnitine treatment were observed from the first day of disease, and the magnitude of the QTc decrease was significantly different from QTc changes in the placebo group. The QTc decrease was not significant in patients with unstable angina. Conclusion. L-carnitine restricted changes in the corrected QT interval, the marker for high risk of unfavorable events, in ACS patients.

Интервал QT отражает время общей электрической активности желудочков, включая как деполяризацию, так и реполяризацию. Для унификации получаемых результатов обычно используют значения интервала QT, корригированные на ЧСС (QTc). Механизмы, которые ответственны за увеличение продолжительности интервала QT, окончательно не ясны. Так, увеличение продолжительности QT отмечается у лиц старших возрастных групп, наблюдаются суточные и сезонные (удлинение наблюдается в зимний период) колебания продолжительности интервала QT [1–3]. Удлинение корригированного интервала QT рассматривают, как маркер неблагоприятных исходов у различных категорий людей. Так, в общей популяции 1 658 мужчин и 1 797 женщин, проживающих в Дании, в возрасте 30–60 лет (13 лет наблюдения) удлинение QTс более 430 мс при учете других ФР, таких как возраст, пол, перенесенный ИМ, стенокардия, курение, уровень ХС, ЧСС, увеличивало риск смерти в 2,9 (95 % ДИ 1,1–7,8) раза, риск сердечно-сосудистой смерти, а также фатальные и нефатальные сердечные заболевания в 2,7 (95 % ДИ 1,4–5,5) раза [4]. В Роттердамском исследовании показано, что у людей старше 55 лет (2 083 мужчины и 3158 женщин) удлиненный QTс увеличивал риск неблагоприятных событий независимо от наличия АГ, СД, перенесенного ИМ. У мужчин с верхним квартилем величины QT по сравнению с нижним риск смерти по всем причинам составил 1,8 (95 % ДИ: 1,3–2,4), смерти по сердечно-сосудистым причинам 1,7 (95 % ДИ 1,0–2,7), у женщин риск сердечно-сосудистой смерти был даже более высоким [5]. Аналогичные данные получены и в исследованиях ARIC [6] и Oregon Sudden Unexpected Death Study, проведенном с участием пациентов с ИБС [7].

Определенный интерес представляют данные о взаимосвязи удлиненного интервала QTc у пациентов с АГ и гипертрофией ЛЖ (ГЛЖ) [8–10], так как известно, что наличие ГЛЖ особенно концентрического типа сочетается с бoльшим риском внезапной смерти [11, 12]. Целый ряд заболеваний, в частности, ХОБЛ [13], сопровождается увеличением продолжительности QT и повышением риска внезапной смерти. Также и у пациентов с ревматоидным артритом увеличение продолжительности QT на 50 мс практически удваивало риск общей смерти – ОР 2,17 (95 % ДИ 1,21–3,90) [14]. Контроль продолжительности QT является обязательным при оценке безопасности действия лекарственных препаратов, особенно обладающих антиаритмическими свойствами.

Первые сообщения о неблагоприятной роли удлиненного интервала QT в долгосрочном прогнозе при ИМ появились в середине 80-х годов XX века [15]. Исследования последних лет подтверждают эти данные [16]. Как показано в исследовании MERLIN–TIMI 36, увеличение QTс более 440 мс у мужчин и более 470 мс у женщин с ОКС без подъема сегмента ST ассоциировалось с двукратным увеличением риска внезапной смерти [17]. При этом увеличение продолжительности QТc на каждые 10 мс увеличивало риск внезапной смерти на 8 % (р=0,007).

Целью данного исследования явилось изучение возможности влияния внутривенного введения L-карнитина на продолжительность интервала QT в раннем периоде ОКС.

Материал и методы

Дизайн исследования – проспективное двойное слепое, рандомизированное, плацебо-контролируемое исследование в параллельных группах.

Критерии включения пациентов: пациенты с ОКС, не подвергавшиеся инвазивному коронарному вмешательству, старше 18 лет; наличие ИМ; типичный болевой приступ продолжительностью более 20 мин; изменения на ЭКГ в виде подъема или депрессии интервала ST на ЭКГ; появление новой блокады левой ножки пучка Гиса; наличие повышенного уровня тропонина; наличие нестабильной стенокардии (НС); учащение или усиление типичных стенокардических болей; наличие депрессии интервала ST; отсутствие повышения уровня тропонина; подписанное согласие пациента на проведение исследования.

Критерии невключения пациентов: боли или изменения на ЭКГ, возникшие в связи с повышением АД (более 180 и 100 мм рт. ст.); кардиогенный шок; хронические заболевания печени и почек с выраженными нарушениями функции (повышение уровня АСТ, АЛТ более чем в два раза от верхней границы нормы и снижение уровня клубочковой фильтрации менее 30 мл / мин); наличие хронических интоксикаций (алкоголизм, наркомания); прием других препаратов метаболического действия.

Рандомизация в группу плацебо (n=29) и группу активного лечения (n=29) проводилась случайным образом с помощью таблицы простых чисел.

Препарат L-карнитина (Элькар для внутривенного и внутримышечного введения, ООО «ПИК-ФАРМА», Россия) или плацебо назначались сразу после рандомизации пациента. Способ введения препарата – внутривенно капельно. Перед внутривенным введением содержимое ампулы растворяли в 100–200 мл 0,9 % раствора хлорида натрия. В течение первых 3-х суток препарат вводили по 2 г (4 ампулы) 2 раза в сутки (всего 8 ампул в сутки), с 4-х по 15-е сутки (или до выписки, если она происходила раньше) по 2 г (4 ампулы) 1 раз в сутки.

Продолжительность наблюдения – не менее 15 дней или до выписки пациента из стационара.

ЭКГ регистрировали в покое в 12 общепринятых отведениях при скорости движения бумаги 25 мм / с в день поступления и затем на 2, 3, 5, 7 и 12–15-е сутки госпитализации.

Измерение интервала QT производили вручную от места перехода изоэлектрической линии сегмента P–Q (R) в зубец Q (R) до поздней точки зубца T, которую определяли как окончание зубца Т, в месте пересечения изоэлектрической линии Т–Р с касательной, проведенной по максимальному наклону нисходящей части волны Т. В отведениях, где присутствовала U волна, окончанием Т-волны считалась низшая точка между двумя волнами U и Т. Измерение проводилось во II стандартном отведении, интервал QT и предшествующий ему интервал R–R измерялся не менее чем в трех последовательных циклах с расчетом средних значений. Для корректного измерения и клинической интерпретации интервала QT использовалась формула Базетта: QTс = QT / vRR,

где QTс – корригированный интервал QT, R–R – время между соседними зубцами R на ЭКГ.

Статистическую обработку результатов проводили с использованием пакета статистических программ SAS (Statistical Analysis System, SAS Institute Inc., США) с применением параметрических и непараметрических алгоритмов вариационной статистики, учитывающих шкалы измерений каждого показателя. Для показателей, измеренных по интервальной шкале, рассчитывали средние значения, стандартные отклонения, ошибки среднего значения, медианы, интерквартильные расстояния и т. п. Для показателей, измеряемых по номинальной («наличие / отсутствие») или ранговой шкале, определяли частоту регистрации разных порядковых оценок показателя в процентах. Необходимые размеры выборок для последующих межгрупповых сравнений вычисляли по специальным формулам, основанным на ?² критерии Фишера и t-критерии Стьюдента. При анализе межгрупповых различий для показателей, измеренных по интервальной шкале, рассчитывали значения t-критерия Стьюдента для независимых выборок по соответствующим формулам в трех различных модификациях, учитывающих особенности статистического распределения конкретных показателей. Значимость внутригрупповой динамики таких показателей за период лечения оценивали по соответствующим t-критериям для парных измерений.

Результаты

В соответствии с критериями включения и невключения в исследование вошли 58 пациентов, клиническая характеристика которых приведена в таблице 1. Как видно из приведенных данных, рандомизация была успешной и группы практически не отличались по своим антропометрическим, анамнестическим и клиническим характеристикам, кроме величины ЧСС.

Таблица 1. Клиническая характеристика включенных пациентов

ПоказательГруппа
плацебо
(n=29)
Группа
L-карнитина
(n=29)
p
Возраст, лет67±9,768±90,768
Мужчины14110,605
Анамнестические данные
Работающие, %41200,051
Семейные, %75480,769
Курящие, %34310,458
Регулярные физические нагрузки, %0300,820
ИМ в анамнезе, %41440,174
Жалобы при поступлении
Сердцебиение, %10240,151
Ангинозные боли, %79930,233
Одышка, %20400,339
Слабость, %40300,653
Объективные данные
Рост, см164,3±7,2163,8±7,30,878
Масса тела, кг77±11,176,0±10,30,841
ИМТ, кг / м²25,62±9,728,7±3,20,385
ЧСС, уд / мин80,6±9,382,7±10,00,026
САД, мм рт. ст.135±15,8137,8±11,80,672
Диастолическое давление, мм рт. ст.80±10,580,6±11,30,913
НК (NYHA)1,71,60,824
Здесь и в табл. 2–4: данные представлены в абсолютных цифрах, а также в виде средней величины и стандартного отклонения (M±?); % – доля от общего числа пациентов; р – достоверность различий между группой леченных L-карнитином и плацебо.

Лечение пациентов с ОКС приводило к закономерному снижению ЧСС. Динамика ЧСС не отличалась в группах пациентов, леченных L-карнитином (от 83,8±14,4 до 62,2±9,7 уд / мин к 12–14-м суткам лечения) и плацебо (от 81,9±12,0 до 60,0±9,4 уд / мин).

Как видно из данных, представленных в таблице 2, в обеих группах больных отмечалось уменьшение значений QTc. Однако в группе получавших плацебо это снижение не было достоверным. В группе же пациентов, получавших L-карнитин, уменьшение продолжительности QTc было достоверным с первого дня заболевания. При оценке выраженности уменьшения продолжительности QTc установлено, что в группе L-карнитина снижение было достоверно бoльшим на всех сроках наблюдения.

Таблица 2. Влияние внутривенного введения L-карнитина на интервал QTc у пациентов с ОКС

Время
исследования
ПоказательГруппа
L-карнитина
Группа
плацебо
p
1 суткиQ Tc457,5±39,5439,1±36,90,073
2 суткиQ Tc424,7±30,2432,8±37,20,369
%-6,9±6,3-1,2±7,90,004
p10,0000,514
3 суткиQ Tc419,6±33,5423,8±36,30,666
%-8,0±6,7-1,9±7,20,003
p10,0000,131
5 суткиQ Tc426,3±39,8421,9±33,50,673
%-6,9±7,4-2,5±6,60,029
p10,0050,083
7 суткиQ Tc415,3±24,0431,1±43,50,108
%-8,2±6,60,0±11,30,002
p10,0000,471
12–14 суткиQ Tc413,2±30,5422,9±27,70,245
%-9,3±7,3-2,0±8,20,002
p10,0000,080
Здесь и в табл. 3–4: % и р1 – выраженность изменения и достоверность различий по сравнению с 1-м днем наблюдения, соответсвенно; р – достоверность различий между группами пациентов, леченных L-карнитином или плацебо.

Из проведенного анализа влияния L-карнитина на продолжительность интервала QTc в зависимости от варианта ОКС (табл. 3) видно, что продолжительность QTc снижалась и в группе пациентов с НС и в группе пациентов с ИМ. Однако в группе с НС уменьшение QTc не носило достоверного характера. В группе пациентов с ИМ лечение L-карнитином приводило к достоверному уменьшению длительности QTc начиная с первого дня заболевания, и выраженность снижения достоверно отличалась от динамики QTc в группе плацебо.

Таблица 3. Влияние внутривенного введения L-карнитина на интервал QTс в зависимости от формы ОКС

Время
исследования
ПоказательГруппа L-карнитинаГруппа плацебоp2p3
НСИМpНСИМp
1 суткиQTc438,8±19,4466,0±43,70,087438,4±41,6439,5±35,40,9790,9370,046
2 суткиQTc426,2±29,3424,0±31,30,858420,5±35,7439,2±37,30,7100,2040,175
%-2,9±4,2-8,7±6,40,021-3,8±6,00,2±8,50,7010,1910,001
p10,2720,001 0,3170,976
3 суткиQTc418,6±31,3420,1±35,40,917415,4±36,3429,4±36,40,8390,3540,463
%-4,7±4,2-9,6±7,20,067-5,0±6,40,2±7,10,8930,0760,000
p10,1000,001 0,2050,420
5 суткиQTc423,2±32,6427,8±43,70,782426,8±28,2418,9±37,00,8050,5880,537
%-4,6±5,0-8,0±8,20,268-2,9±4,7-2,2±7,70,4520,8200,046
p10,2350,011 0,4910,108
7 суткиQTc411,6±17,7417,1±26,80,589424,5±24,8435,1±52,10,2230,5740,209
%-5,4±3,6-9,6±7,40,128-2,9±4,71,7±13,80,2130,3450,005
p10,0070,000 0,3960,769
12-14 суткиQTc415,3±35,0412,2±29,10,805422,2±15,4423,3±33,50,5990,9270,315
%-5,4±6,4-11,2±7,10,047-3,5±9,4-1,2±7,70,6290,5130,000
p10,1050,000 0,2860,183
Данные представлены в виде M±?; p – достоверность различий между подгруппами пациентов с НС и ИМ; p1 – достоверность различий показателей по сравнению с 1-м днем заболевания; р2 – достоверность различий между подгруппами пациентов с НС, в группах получавших L-карнитин или плацебо; р3 – достоверность различий между подгруппами пациентов с ИМ, в группах получавших L-карнитин или плацебо.

При анализе выраженности изменений длительности интервала QTc в зависимости от его исходной величины (табл. 4) видно, что более выраженное уменьшение происходило в группах пациентов, исходно имевших длительность QTc >440 мс. При этом в группе карнитина у лиц, имевших бoльшую продолжительность интервала QTc, уменьшение наблюдалось с первого дня заболевания. В группе плацебо уменьшение QTc достигло достоверности лишь к 7-му дню заболевания. В группе леченных L-карнитином при исходном QTс <440 мс также наблюдалось уменьшение его продолжительности к 7-му дню заболевания. В группе плацебо у лиц с QTc <440 мс достоверных изменений не наблюдалось.

Таблица 4. Влияние внутривенного введения L-карнитина на интервал QTс в зависимости от его исходной величины

Время
исследования
ПоказательГруппа L-карнитинаГруппа плацебоp2p3
QTc<440 мсQTc>440 мсpQTc<440 мсQTc>440 мсp
1 суткиQTc416,9±11,6473,0±35,10,000412,9±19,0471,4±26,20,0000,5950,889
2 суткиQTc407,6±16,8431,2±31,90,059418,3±31,4450,6±37,10,0170,3820,115
%-2,2±4,3-8,7±6,10,0111,4±7,6-4,3±7,40,0520,2340,073
p10,2190,000 0,5650,111
3 суткиQTc401,0±24,5427,4±34,20,060411,3±27,6446,1±40,60,0180,3850,214
%-3,8±4,2-9,7±6,80,034-0,3±6,6-4,7±7,80,1510,1840,092
p10,1200,000 0,8450,090
5 суткиQTc404,2±25,7435,5±41,50,060409,6±22,8442,3±39,60,0170,6110,686
%-3,1±5,0-8,5±7,80,081-0,7±4,7-5,4±8,40,0890,2670,347
p10,2240,004 0,6600,050
7 суткиQTc402,3±14,6420,7±25,30,066423,4±47,3444,0±35,20,2720,2340,056
%-3,5±3,4-10,2±6,70,0132,8±12,5-4,6±7,70,1270,1830,059
p10,0430,000 0,4180,048
12-14 суткиQTc401,0±17,3418,3±33,70,184415,8±24,4434,6±30,20,1090,1460,229
%-3,8±3,0-11,6±7,40,0091,0±7,6-7,0±7,10,0180,1040,135
p10,0490,000 0,7150,006
Данные представлены в виде M±?; % – относительное изменение в процентах; p – достоверность различий между подгруппами пациентов с QTc 440 мс, p1 – достоверность различий показателей по сравнению с 1-м днем заболевания; р2 – достоверность различий между подгруппами пациентов с QTc <440 мс, в группах получавших L-карнитин или плацебо; р3 – достоверность различий между подгруппами пациентов с QTc >440 мс, в группах получавших L-карнитин или плацебо.

Обсуждение

Впервые в рамках рандомизированного плацебо-контролируемого проспективного клинического исследования проведено изучение влияния L-карнитина на параметры электрической стабильности миокарда у пациентов с различными вариантами ОКС. Установлена возможность L-карнитина в более ранние сроки и более выраженно уменьшать продолжительность интервала QTc, также как ранее было показано снижение дисперсии QTс [18]. Тем самым подтверждена возможность с помощью L-карнитина снижать параметры, определяющие высокий риск смерти у данной категории пациентов. Важно, что наиболее отчетливым эффект был у пациентов с исходно большой продолжительностью QTc более 440 мс. Причем проявлялся этот эффект, начиная с первого дня лечения. Это принципиально отличалось от эффектов, наблюдавшихся у пациентов, которые получали плацебо в сочетании со стандартной терапией, применяемой при ОКС. В этой группе пациентов вообще не было изменений продолжительности QTc с исходно нормальными значениями, а в группе с QTc более 440 мс изменения наблюдались лишь к 7-му дню заболевания и были достоверно менее выраженными, чем в группе получавших терапию L-карнитином.

Известно, что увеличение продолжительности ОТс является четким предиктором смерти и возникновения жизнеугрожающих нарушений ритма сердца при ИМ [19]. Продолжительность ЭКГ интервалов связана с функционированием ионных каналов и молекул переносчиков, с помощью которых ионы натрия, калия и кальция пассивно, по градиентам концентраций переносятся через плазматическую мембрану в клетку или из клетки во внешнюю среду, а за создание ионных градиентов ответственен активный транспорт, осуществляемый с помощью соответствующих АТФ-аз, использующих энергию гидролиза АТФ. Поддержание динамического равновесия транспортных систем и ионного гомеостаза возможно лишь при нормальном энергетическом обмене, связанном главным образом с митохондриями кардиомиоцитов. При ишемии снижение синтеза АТФ и нарушение регуляции энергетического обмена приводят к изменению ионного баланса и мембранного потенциала на сарколемме, следствием которого является нарушение ритма. L-карнитин является центральным компонентом «карнитинового челнока», ответственного за поступление в митохондрии кардиомиоцитов основного энергетического субстрата – длинноцепочечных жирных кислот. Дефицит L-карнитина нарушает энергетический обмен кардиомиоцитов, а его ликвидация играет важную роль в восстановлении синтеза АТФ и нормализации ионного баланса, что может уменьшать риск возникновения нарушений электрической активности и ритма сердца [20]. В нескольких исследованиях показана способность L-карнитина значительно уменьшать смертность (1,2 против 12,5 %; p<0,005) [21]. У пациентов с ИМ введение L-карнитина сопровождалось уменьшением такого комбинированного показателя, как смерть по сердечным причинам + нефатальный ИМ (15,6 % против 26 % в группе плацебо) [22]. Аналогично и в исследовании CEDIM 2 введение L-карнитина приводило к 39 %-му (p=0,04) снижению смерти в течение первых 5 суток у пациентов с острым передним ИМ [23]. Эти данные позднее были подтверждены в мета-анализе 13 исследований с l-карнитином при ИМ, где показано не только уменьшение частоты приступов стенокардии на 40 % (р<0,001), повторных ИМ на 20 % и СН на 15 %, но и значимое снижение общей смертности на 27 % (р<0,001) и желудочковых нарушений ритма на 65 % (р<0,001) [24]. На снижение частоты желудочковых нарушений ритма у пациентов с острым ИМ указывают и данные других исследований и именно с этим связывают снижение смерти пациентов [22, 25, 26] Кроме того, позитивные эффекты L-карнитина могут быть объяснены снижением процессов воспаления и оксидативного стресса [27].

Заключение

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что внутривенное введение препарата L-карнитина (Элькар для внутривенного и внутримышечного введения, компания ПИК-ФАРМА, Россия) в ранние сроки ОКС снижает продолжительность интервала QTc, который рассматривают как маркер неблагоприятного прогноза.

Список литературы

  1. Reardon M, Malik M. QT interval change with age in an overtly healthy older population. Clin Cardiol.1996 Dec;19 (12):949–52.
  2. Molnar J, Zhang F, Weiss J et al. Diurnal pattern of QTc interval: how long is prolonged? Possible relation to circadian triggers of cardiovascular events. J Am Coll Cardiol. 1996 Jan;27 (1):76–83.
  3. Beyerbach DM, Kovacs RJ, Dmitrienko AA et al. Heart rate-corrected QT interval in men increases during winter months. Heart Rhythm. 2007 Mar;4 (3):277–81.
  4. Elming H, Holm E, Jun L et al. The prognostic value of the QT interval and QT interval dispersion in all-cause and cardiac mortality and morbidity in a population of Danish citizens. Eur Heart J. 1998 Sep;19 (9):1391–400.
  5. de Bruyne MC, Hoes AW, Kors JA et al. Prolonged QT interval predicts cardiac and all-cause mortality in the elderly. The Rotterdam Study. Eur Heart J. 1999 Feb;20 (4):278–84.
  6. Dekker JM, Crow RS, Hannan PJ et al. Heart rate-corrected QT interval prolongation predicts risk of coronary heart disease in black and white middle-aged men and women – the ARIC study. J Am Coll Cardiol. 2004 Feb 18;43 (4):565–71.
  7. Chugh SS, Reinier K, Singh T et al. Determinants of prolonged QT interval and their contribution to sudden death risk in coronary artery disease: the Oregon Sudden Unexpected Death Study. Circulation. 2009 Feb 10;119 (5):663–70.
  8. Swynghedauw B, Baillard C, Milliez P. The long QT interval is not only inherited but is also linked to cardiac hypertrophy. J Mol Med (Berl). 2003 Jun;81 (6):336–45.
  9. Panikkath R, Reinier K, Uy-Evanado A et al. Electrocardiographic predictors of sudden cardiac death in patients with left ventricular hypertrophy. Ann Noninvasive Electrocardiol. 2013 May;18 (3):225–9.
  10. Soliman EZ, Shah AJ, Boerkircher A et al. Inter-relationship between electrocardiographic left ventricular hypertrophy and QT prolongation as predictors of increased risk of mortality in the general population. Circ Arrhythm Electrophysiol. 2014 Jun;7 (3):400–6.
  11. Narayanan K, Reinier K, Teodorescu C et al. Electrocardiographic versus echocardiographic left ventricular Hypertrophy and sudden cardiac arrest in the community. Heart Rhythm. 2014 Jun;11 (6):1040–6.
  12. Verma A, Meris A, Skali H et al. Prognostic implications of left ventricular mass and geometry following myocardial infarction: the VALIANT (VALsartan In Acute myocardial iNfarcTion) Echocardiographic Study. JACC Cardiovasc Imaging. 2008 Sep;1 (5):582–91.
  13. Sievi NA, Clarenbach CF, Camen G et al. High prevalence of altered cardiac repolarization in patients with COPD. BMC Pulm Med. 2014 Apr 2;14:55.
  14. Panoulas VF, Toms TE, Douglas KM et al. Prolonged QTc interval predicts all-cause mortality in patients with rheumatoid arthritis: an association driven by high inflammatory burden. Rheumatology (Oxford). 2014 Jan;53 (1):131–7.
  15. Schwartz PJ, Wolf S. Q-T interval prolongation as predictor sudden death in patients with miocsrdial infarction. Circulation. 1978 Jun;57 (6):1074–7.
  16. Gadaleta F, Llois S, Kaski JC. Corrected QT interval: a prognostic marker in patients with non-ST-segment elevation acute coronary syndrome? Trends Cardiovasc Med. 2011 Jul;21 (5):129–35.
  17. Karwatowska-Prokopczuk E, Wang W, Cheng ML et al. The risk of sudden cardiac death in patients with non-ST elevation acute coronary syndrome and prolonged QTc interval: effect of ranolazine. Europace. 2013 Mar;15 (3):429–36.
  18. Глезер М. Г. Киселева А. Е., Асташкин Е. И. Влияние L-карнитина на дисперсию интервала QT у пациентов с острым коронарным синдромом. Кардиология 2015; 3:4–9
  19. Ahnve S, Helmers C, Lundman T. QTc intervals at discharge after acute myocardial infarction and long-term prognosis. Acta Med Scand. 1980;208 (1-2):55–60.
  20. Асташкин Е. И., Глезер М. Г. Роль L-карнитина в энергетическом обмене кардиомиоцитов и лечении заболеваний сердечно-сосудистой системы. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2012;6:58–65.
  21. Sakata K, Hayashi H, Kobayashi A, Yamazaki N. Mechanism of arrhythmias induced by palmitoylcarnitine in guinea pig papillary muscle. Cardiovasc Res. 1989 Jun;23 (6):505–11.
  22. Singh RB, Niaz MA, Agarwal P et al. A randomized, double-blind, placebo controlled trial of L-carnitine in suspected myocardial infarction. Postgrad Med J. 1996 Jan;72 (843):45–50.
  23. Tarantini G, Scrutinio D, Bruzzi P et al. Metabolic treatment with L-carnitine in acute anterior ST segment elevation myocardial infarction. A randomized controlled trial. Cardiology. 2006;106 (4):215–23.
  24. DiNicolantonio JJ, Lavie CJ, Fares H et al. L-carnitine in the secondary prevention of cardiovascular disease: systematic review and meta-analysis. Mayo Clin Proc. 2013 Jun;88 (6):544–51.
  25. Martina B, Zuber M, Weiss P et al. Anti-arrhythmia treatment using L-carnitine in acute myocardial infarct. Schweiz Med Wochenschr. 1992 Sep 12;122 (37):1352–5.
  26. Rizzon P, Biasco G, Di Biase M et al. High doses of L-carnitine in acute myocardial infarction: metabolic and antiarrhythmic effects. Eur Heart J. 1989 Jun;10 (6):502–8.
  27. Dinicolantonio JJ, Niazi AK, McCarty MF et al. L-carnitine for the treatment of acute myocardial infarction. Rev Cardiovasc Med. 2014;15 (1):52–62.
13 апреля 2015 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика