Элькар раствор

Элькар - универсальный стимулятор и корректор энергетического обмена


Инструкции:

Элькар в детской спортивной практике

Комментарии

Опубликовано в журнале:
«РОССИЙСКИЙ ВЕСТНИК ПЕРИНАТОЛОГИИ И ПЕДИАТРИИ», май, 2013г.

Л.А. Балыкова, С. А. Ивянский, А.Н. Урзяева, Н.В. Щекина, Е.И. Аверина

Мордовский государственный университет им. Н.П.Огарева; Детская республиканская клиническая больница, Саранск

Освещены новые аспекты (иммунологический и стрессорный) развития ремоделирования миокарда у спортсменов. На основе комплексного обследования сердечно-сосудистой и иммунной систем, а также биохимического тестирования и оценки психологического статуса 40 детей в возрасте 11—15 лет, занимающихся спортивной гимнастикой, продемонстрированы стресспротекторные возможности Элькара ® в детской спортивной практике. Назначение элькара уменьшало уровень кортизола, натрийуретического пептида, адреналина и норадреналина, а также способствовало снижению уровня ситуативной и личностной тревожности и коррекции вегетативной регуляции ритма. Реабилитационные мероприятия с использованием элькара позволили оптимизировать некоторые показатели врожденного и адаптивного В-клеточного иммунитета. Результатом комплексного воздействия препарата стало увеличение уровня физической работоспособности на 4,3%.
Ключевые слова: дети, спортсмены, стрессорная кардиомиопатия, иммунитет, L-карнитин, элькар.

Elcar in children's sports practice

L.A. Balykova, S.A. Ivyansky, A.N. Urzyaeva, N.V. Shchyokina, E.I. Averina

N.P. Ogarev Mordovian State University; Republican Children's Clinical Hospital, Saransk

The article describes the new aspects of immunological and stress-induced mechanism of myocardial remodeling in athletes. Comprehensive examination of cardiovascular and immune systems, biochemical tests, and psychological assessment in 40 gymnasts aged 11—15 years demonstrated the protective effects of Elcar against stress in children's sports practice. The administration of Elcar decreased the level of Cortisol, natriuretic peptide, epinephrine and norepinephrine, reduced the level of situational and personality anxiety, and corrected the autonomic regulation of heart rhythm. Rehabilitation measures using Elcar could optimize some parameters of innate and adaptive B-cell immunity. The complex effects of Elcar resulted in increased athletic performance by 4,3%.
Key words: children, athletes, stress-induced cardiomyopathy, immunity, L-carnitine, elcar.


На фоне высоких требований, предъявляемых к современным спортсменам, остро встает вопрос о развитии в их организме серьезных морфо-функциональных изменений органов и систем, отражающих срыв адаптации. Морфофункциональные изменения, как правило, препятствуют успешному продолжению карьеры и нередко требуют проведения длительных реабилитационных мероприятий [1]. Указанные проблемы достаточно остро стоят и применительно к детско-юношескому спорту. Нет сомнений в том, что в генезе этих нарушений, помимо влияния самой нагрузки (ее характера, интенсивности, продолжительности), большое значение имеет соревновательный стресс, точнее не его абсолютная сила, а адекватность ответа стресслимитирующих систем организма [1].

Одной из наиболее уязвимых в плане развития стрессопосредованных изменений является сердечно-сосудистая система. При этом сложность обнаружения у атлетов патологической трансформации сердца (которая нередко маскируются под врожденные или приобретенные болезни миокарда), многообразие ее этиологических факторов и клинических проявлений (от бессимптомной гипертрофии миокарда и нарушений реполяризации на ЭКГ до внезапной сердечной смерти вследствие фатальных аритмий) стимулируют внимание специалистов к данной проблеме [2, 3]. Отечественные кардиологи, подчеркивая роль стрессорного фактора в развитии дезадаптационной трансформации сердечно-сосудистой системы спортсменов, предложили для ее характеристики термин «стрессорная кардиомиопатия» [4].

В настоящее время накапливается все больше свидетельств тому, что в развитии фиброзно-дистрофических изменений миокарда, как и в генезе повреждения скелетных мышц, у спортсменов играют важную роль механический стресс и избыточное накопление реакционно-способных радикалов кислорода [5] — универсальные механизмы клеточного повреждения. Тогда как в небольших количествах активные формы кислорода оказывают протекторный эффект, опосредуя развитие рабочей гипертрофии миокарда и скелетных мышц, стимулируя биогенез митохондрий [6].

Важную роль в развитии ремоделирования сердечно-сосудистой системы у спортсменов играет состояние иммунной системы [7]. Роль чрезмерного/хронического стресса в развитии вторичного иммунодефицита спортсменов с депрессией клеточного и гуморального иммунитета, снижением и даже полным исчезновением иммуноглобулинов, прежде всего секреторного IgA в слюне, достаточно изучена [8, 9]. Помимо гипоиммуноглобулинемии, спортивные нагрузки способны провоцировать развитие Т-клеточной лимфопении и нейтропении с дефицитом циркулирующих натуральных киллеров, что может способствовать частой инфекционной заболеваемости [10]. Эти изменения носят стрессопосредованный характер и наряду с психоэндокринной дисрегуляцией и снижением физической работоспособности являются основными составляющими синдрома перетренированности [11].

При этом обсуждается возможность применения у профессиональных атлетов как собственно иммуномодулирующих препаратов, так и средств, опосредованно нормализующих функцию клеток иммунной системы путем поддержания клеточной энергетики и коррекции окислительного стресса [9, 10]. В этом плане, с нашей точки зрения, весьма перспективным является использование L-карнитина, обладающего, согласно данным литературы, иммунотропными свойствами и оказывающего мощное кардиопротекторное действие, в том числе миокарда у спортсменов с признаками ремоделирования [12, 13]. Однако оценка стресспротекторных и иммунотропных эффектов L-карнитина у юных спортсменов, изучение их роли в реализации кардиотропного действия препарата и возможности предупреждения синдрома перетренированности до настоящего времени не проводились, что определило актуальность настоящего исследования.

Целью работы явилась оценка перспектив использования элькара в коррекции стрессопосредованных дисфункций сердечно-сосудистой и иммунной систем у юных спортсменов.

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕТЕЙ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

На базе Детской республиканской клинической больницы Республики Мордовия с одобрения локального этического комитета при Мордовском госуниверситете проведено исследование эффективности L-карнитина (препарат Элькар ® ООО ПИК-Фарма) у 40 спортсменов (32 девочки и 8 мальчиков) 11—15 лет, занимающихся спортивной гимнастикой (не менее 3—5 лет с интенсивностью тренировок не менее 8-10 ч в неделю). Исследование проведено в течение базового цикла подготовки. Из исследования исключались атлеты, перенесшие острые респираторные инфекции (в течение 1 мес), принимающие любые иммунотропные и метаболические препараты, а также дети с врожденными органическими поражениями сердечно-сосудистой системы.

Дети были рандомизированы на две равные группы, сопоставимые по половозрастному составу, уровню мастерства и состоянию кардиореспираторной системы. Спортсменам 1-й группы (n=20) назначали элькар в дозе 50—75 мг/кг в сутки внутрь в два приема в течение 1,5 мес. Дети 2-й группы (n=20) не получали специфической метаболической терапии (группа сравнения). Пероральному приему препарата было отдано предпочтение в связи с общей тенденцией к ограничению любых инъекций в спортивной практике и возможностью развития постинъекционных осложнений [14]. При обсуждении, полученные данные сравнивались с результатами ранее проведенного нами обследования практически здоровых детей аналогичного пола и возраста, составивших контрольную группу (n=20).

Обследование включало: физикальный осмотр, стандартную электрокардиографию (ЭКГ) с расчетом корригированного интервала Q—T по формуле Базетта, эхокардиографию (ЭхоКГ) в двухмерном и допплеровском режимах (ультразвуковой сканер Aloka ProSound SSD-5500) с цветным допплеровским картированием по стандартной методике и определением индекса массы миокарда левого желудочка с интерпретацией полученных данных, согласно рекомендациям для спортсменов [15], холтеровское мониторирование ЭКГ (регистратор Кардиотехни-ка-4000) с оценкой среднедневной, средненочной, минимальной, максимальной частоты сердечных сокращений, циркадного индекса — отношения среднедневной к средненочной частоте сердечных сокращений, частоты встречаемости несинусового ритма, эктопических аритмий и нарушений проводимости, длительности пауз ритма, параметров вариабельности сердечного ритма и временной дисперсии интервала QТ по рекомендации Л. М. Макарова (2008) [16];велоэргометрию (диагностическая система «Валента») по стандартной методике — ступенчато возрастающая проба с шагом 25 Вт по 3 мин без отдыха и расчетом RR, QT, QTc, QTd и QTcd вручную на 3-й минуте нагрузки и 7-й минуте восстановительного периода, кардиоритмографию (аппаратный комплекс Валента) с расчетом индекса напряжения по методу Р. М. Баевского; общеклинические, лабораторные исследования с определением уровня адреналина, норадреналина, тропонина I, натрийуретического пептида, креатинфосфокиназы, лактатдегидрогеназы, а также иммунологическое обследование с оценкой интерферонового статуса в соответствии с рекомендациями Института иммунологии ФМБА России [17]. Психологическое тестирование с оценкой ситуационной и личностной тревожности проводилось совместно с детским психологом по тесту Спилбергера. Результаты подвергнуты обработке с использованием общепринятых методов вариационной статистики.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Предварительное обследование спортсменов по ранее предложенному алгоритму [18] выявило у 40% (16 человек) из них признаки стрессорной кардио-миопатии: депрессия сегмента ST в левых грудных отведениях (у 7,5%), атриовентрикулярная блокада II степени (у 15%), синусовая брадикардия менее 2-го центиля (у 22,5%), увеличение индекса массы миокарда левого желудочка более 110 г/м2(у 12,5%), увеличение показателя Е/а , характеризующего отношение скоростей раннего и позднего диастолическо-го наполнения левого желудочка, более 2,0 (у 10%). При этом полного варианта стрессорной кардиоми-опатии нами не выявлено ни в одном случае. Очевидно, это связано как с особенностями нагрузки в данном виде спорта, так и с половозрастным составом атлетов (значительное преобладание девочек).

Однако у 52,5% обследованных отмечался высокий уровень стресса, проявлявшийся повышением содержания катехоламинов в сочетании с высоким уровнем индекса напряжения (более 100 усл.ед.) по данным кардиоритмографии (у 33,75% обследованных), а также показателями личностной и ситуативной тревожности по данным психологического тестирования (у 40%).

По данным иммунологического обследования у детей-спортсменов выявлены изменения вэффекторных и иммунорегуляторных звеньях врожденного и адаптивного иммунитета. Прежде всего наблюдались изменения функциональной активности нейтрофильных гранулоцитов. У 48,8% детей имела место депрессия пула нейтрофильных гранулоцитов и дисфункция фагоцитарной реакции в виде снижения поглотительной способности и повышения метаболической активности нейтрофилов с накоплением в них реакционно-способных метаболитов кислорода. Последние могут оказывать повреждающее действие на различные клетки в организме человека, в том числе и на кардиомиоциты. Практически у всех атлетов выявлено снижение хотя бы одного или нескольких классов иммуноглобулинов на 30—50% относительно уровня контрольной группы (рПрием элькара у юных спортсменов, помимо субъективного улучшения (повышения тонуса, уменьшения усталости после тренировок, повышения желания тренироваться и др.), приводил к положительным лабораторным и инструментальным сдвигам, тогда как спортсмены группы сравнения не отмечали подобных субъективных улучшений. По данным стандартной ЭКГ и холтеровского мониторирования, назначение элькара способствовало нормализации частоты сердечных сокращений и атриовентрикулярного проведения, снижению продолжительности интервала Q — Tс с 375 до 366 мс (pКроме того, после курсового приема элькара у юных спортсменов отмечалось полное исчезновение эпизодов инверсии зубца Т (при суточном мониторировании) и депрессии сегмента. У более чем на 1,0 мм во II стандартном и левых грудных отведениях, зарегистрированных исходно в 8,75% случаев. Положительные ЭКГ-сдвиги четко сочетались со снижением уровня кортизола (r=0,41), адреналина (r=0,39) и, в большей степени норадреналина (r=0,45). Нормализация показателей ЭКГ и гормонального профиля сопровождалась также уменьшением выраженности личностной (r=0,47) и ситуативной тревожности (r=0,34). В группе сравнения представленность и число экстрасистол, а также продолжительность электрической систолы в динамике уменьшились незначительно, но атриовентрикулярная блокада и нарушения реполяризации определялись несколько реже (в 5 и 1,25% соответственно; р>0,05).

Результаты повторно проведенной ЭхоКГ свидетельствовали о том, что препарат элькар способствовал улучшению сократительной функции миокарда, увеличивая фракцию выброса левого желудочка на 5,7—6,4% в пределах нормальных значений. Этот эффект особенно отчетливо проявлялся у 15% спортсменов с исходным снижением функциональной способности миокарда (фракция выброса В динамике нами была зафиксирована тенденция к уменьшению степени гипертрофии миокарда по снижению индекса массы миокарда левого желудочка с 93±9,8 до 86+4,3 г/м2 (главным образом, за счет его нормализации у 3 мальчиков -атлетов, имевших исходно высокие значения этого показателя), а также уменьшение среднегруппового значения показателя диастолической функции миокарда — Е/а до 1,67±0,18 (pКроме того, оптимизация гемодинамики на фоне приема элькара сопровождалась снижением уровня биохимических маркеров стресса и повреждения миокарда (табл.1) в сочетании с нормализацией психологического статуса и вегетативной реактивности. Так, прием элькара способствовал снижению индекса напряжения на 65% (р0,05; рис. 1). Результаты кардиоритмографии и психологического тестирования в группе сравнения также имели тенденцию к нормализации, что может быть объяснено изменением тренировочного режима.

Рис. 1. Динамика некоторых показателей у детей-спортсменов на фоне приема элькара
* — Отличия от соответствующих исходных значений достоверны при р

Исходное повышение у детей-спортсменов относительно группы контроля концентрации натрийуретического пептида и в меньшей степени тропонина I как маркеров механического повреждения миокарда (так называемого «wall-stress») позволяет говорить о воздействии физических и эмоциональных нагрузок на сердце даже в таком виде спорта, как спортивная гимнастика. Причем уровень натрийуретического пептида прямо коррелировал с размерами левого желудочка и числом экстрасистол (r=0,37, r=0,44). Полученные данные еще раз подтверждают важную роль комбинированного (механического и психоэмоционального) действия спортивного стресса на морфофункциональные показатели сердечно-сосудистой системы [4, 5].

Таблица 1.
Динамика некоторых биохимических показателей у детей-спортсменов на фоне приема элькара

Показатель Контрольная группа
(n=20)
Исходно

(n=40)
На фоне элькара
(n=20)
Группа сравнения
(n=20)
КФК, U/л 141,5±2,182 149,5±23,17 141,5±2,72 149,2±24,37
ЛДГ, U/л 421,3±36,73 457,4±43,6 421,3±49,86 454,2±41,9
Кортизол, нмоль/л 376,3±0,18 492,3±44,21# 417±52,27* 489,6±39,81*
Тропонин I, нг/мл 0,03±0,006 0,11±0,013# 0,06±0,008 0,10±0,009#
Na-уретический пептид, пг/мл 84±17,5* 128±32,7# 92±24,1* 126±30,8#

Примечание. * — отличия от соответствующих исходных значений достоверны при р# — отличия от соответствующих контрольных значений достоверны прир

Реабилитационные мероприятия с использованием элькара положительно сказались и на состоянии иммунной системы организма (табл. 2). После курса лечения у 35% спортсменов наблюдалось повышение абсолютного количества нейтрофилов, а также увеличение числа активных нейтрофилов и восстановление их поглотительной способности. Средний уровень γ-интерферона после приема элькара соответствовал норме и лишь у 10% спортсменов оставался сниженным, тогда как в группе сравнения положительной динамики и уровня интерферона, и показателей фагоцитоза не наблюдалось.

Таблица 2.
Гуморальные иммунные реакции у спортсменов до и после приема элькара

Показатель Контрольная группа Элькар (n=20) Группа сравнения (n=20)
исходно в динамике исходно в динамике
В-лимфоциты (М-РОЛ), % 8,53±0,32 12,4±1,04* 11,3±0,93* 13,1±2,54* 13,03±2,37*
В-лимфоциты, абс. 177±16,3 273±45,9* 251±43,7* 268±54,3* 261±58,3*
IgM, мг/дл 106±7,36 79±6,38* 96,3±8,2" 79±6,01* 80±6,55*
IgG, мг/дл 1074±30,3 702±43,5* 841±34,9* # 685±42,3* 794±35,7*
IgA, мг/дл 164±11,2 72,5±8,1* 91,1 ±10,9*# 74,2±11,3* 72,5±14,5*
ЦИК-средние, усл.ед. 8,34±0,16 13,8±3,26 6,9±1,95# 13,3±3,85 12,9±3,81
ЦИК-мелкие, усл.ед. 62,6±0,33 71,1±2,25* 65,8±3,26 71,6±3,21 70,3±4,52

Примечание. * — Отличия от контрольных значений достоверны при p# — отличия от соответствующих исходных значений достоверны при р

После приема элькара исходно сниженный уровень IgM у1/2 обследованных приблизился к показателям контрольной группы или был выше нормы. Уровень IgG в динамике продолжал оставаться ниже показателей контрольной группы в 1,3 раза (pКроме того, нами установлено, что максимально выраженное повышение или полное восстановление уровня иммуноглобулинов у юных спортсменов на фоне приема элькара происходило в случае нормализации концентрации кортизола сыворотки крови (r= — 0,49) и значительного уменьшения уровней ситуативной и личностной тревожности (r= — 0,51 и —0,37 соответственно). Данный факт еще раз подтверждает мнение о стрессопосредованном генезе дисфункций гуморального иммунитета у спортсменов, вплоть до феномена «полного исчезновения иммуноглобулинов» [8].

Положительные сдвиги иммунитета у спортсменов, получавших элькар, сопровождались уменьшением числа эпизодов ОРВИ сЗ,1±0,5 до 1,7±0,3 за полгода, уменьшением длительности пропуска тренировок по причине болезни с 17,4±4,7 до 8,3±3,8 дня, длительности приема антибиотиков с 7,8±1,2 до 5,2±0,9 дня. При этом в группе сравнения сезонная заболеваемость оставалась на прежнем уровне.

Повышение уровней иммуноглобулинов сопровождалось уменьшением выраженности таких признаков стрессорной кардиомиопатии, как брадиаритмия (r=0,47), экстрасистолия (r=0,41), систолическая дисфункция (r=0,37).

Известный из литературы положительный метаболический эффект элькара [19] нашел свое подтверждение в результатах велоэргометрической пробы. После курсового приема элькара атлеты достигали субмаксимальной частоты сердечных сокращений за более длительный временной интервал (на 11,8%), выполняя при этом более значительный объем работы. Большая продолжительность нагрузки и меньший прирост частоты сердечных сокращений и артериального давления на этапе врабатывания способствовали росту физической работоспособности (PWC170 увеличился на 4,3+2,1%; p

Рис. 2. Динамика уровня PWC170, максимального потребления кислорода (МПК) и уровня лактата у обследованных спортсменов (в %).
* — Отличия от соответствующих исходных значений достоверны при р

Среди детей, получавших элькар, динамическое нагрузочное тестирование ни в одном случае не сопровождалось возникновением нарушений ритма и проводимости, изменениями сегмента ST, а также гипотензивной реакцией, которые имели место в 10% случаев до проведения реабилитационных мероприятий. Безусловно, на результатах велоэргометрической пробы отразилось и благоприятное влияние препарата на состояние иммунитета, способствовавшее снижению заболеваемости атлетов на протяжении всего исследования.

Полученные результаты позволяют говорить о кардиопротекторных свойствах элькара, проявляющихся в предотвращении патологического ремоделирования сердца спортсменов: улучшении систолической и диастолической функций сердца и уменьшении признаков электрофизиологической неоднородности миокарда, а также в уменьшении концентрации биохимических маркеров повреждения миокарда (тропонин I, натрийуретический пептид, креатинфосфокиназа).

Полученные результаты подтверждают мнение отечественных и зарубежных исследователей о благоприятном влиянии L-карнитина на функцию миокарда у детей с сердечной патологией [20] и спортсменов 119, 21]. Элькар продемонстрировал отчетливое стресспротекторное действие, уменьшая уровень катехоламинов, нормализуя индекс напряжения и нивелируя уровень тревожности поданным психологического тестирования атлетов. При этом нейропротекторные свойства препаратов, содержащих карнитин, были показаны и ранее, однако оценка психологического статуса в ходе реабилитации элькаром проведена нами впервые.

Целесообразность использования препаратов карнитина в условиях регулярных физических нагрузок может быть продиктована особенностями метаболизма детского организма. В связи с ограничением эндогенных запасов карнитина и высокой потребностью в этом метаболите при стрессах, физических и эмоциональных перегрузках у детей достаточно быстро развивается вторичная карнитиновая недостаточность [22]. Кроме того, для детей и подростков характерен более низкий уровень лактатной работоспособности [23], и наиболее перспективным способом энергообеспечения мышечной деятельности является аэробное окисление углеводов и жиров, в регуляции которого принимает участие L-карнитин.

Таким образом, курсовое назначение элькара детям, занимающимся спортом, позволит предупредить развитие стрессиндуцированных повреждений сердечно-сосудистой и иммунной систем в ходе интенсивных психоэмоциональных и физических нагрузок и, вероятно, предупредить развитие синдрома перетренированности.

ВЫВОДЫ

1. Такие признаки ремоделирования миокарда, как экстрасистолия, увеличение продолжительности интервала Q —Tc , гипертрофия миокарда левого желудочка в сочетании с его диастолической дисфункцией у детей, занимающихся спортивной гимнастикой, имеют, в том числе, стрессиндуцированный генез, что подтверждается высоким уровнем кортизола, катехоламинов, индекса напряжения поданным кардиоритмографии и результатами психологического тестирования.

2. Назначение элькара оказывало стресспротекторное действие, уменьшая показатели биохимических маркеров стресса (кортизол, натрийуретический пептид, адреналин, норадреналин), а также способствовало снижению уровня ситуативной и личностной тревожности и коррекции вегетативной регуляции сердечного ритма.

3. Реабилитационные мероприятия с использованием элькара позволили оптимизировать иммунный статус детей-спортсменов, корригируя показатели врожденного и адаптивного иммунитета (метаболическую активность нейтрофилов, уровень иммуноглобулинов), что нашло отражение в снижении сезонной заболеваемости и пропусков спортивных занятий.

4. Комплексное воздействие препарата элькар на состояние сердечно-сосудистой, иммунной систем и психологический статус спортсменов, а также прямое энерготропное действие способствовали увеличению уровня физической работоспособности на 4,3% по данным велоэргометрической пробы.

Информация об авторах:

Адрес для корреспонденции:
Балыкова Лариса Александровна — д.м.н., проф., зав. каф. педиатрии, директор медицинского института Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева
Ивянский Станислав Александрович — к.м.н., ст. преподаватель каф. педиатрии
Урзяева Анна Николаевна — асп. каф. педиатрии
Аверина Екатерина Игоревна — студентка VI курса медицинского института 430032 Саранск, ул. Ульянова, 26А
Щекина Наталья Владимировна — врач-детский кардиолог Детской республиканской клинической больницы 430032 Саранск, ул. Р. Люксембург, 15А

ЛИТЕРАТУРА

1. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. М: Медицина 1988; 252. (Meerson F.Z., Pshennikova M.G. Adaptation to stress situations and physical activities. Moscow: Medicine 1988; 252.)
2. Земцовский Э.В. Спортивная кардиология. Ст-Петербург: Гиппократ 1995; 448. (Zemtsovskiy A.V. Sports cardiology. SPb.: Hippocrates 1995; 448.)
3. Maron B.J., Pelliccia A. The heart of trained athletes cardiac remodeling and the risks of sports, including sudden death circulation. NEJM 2006; 114: el633—1644.
4. Гаврилова E.A. Спортивное сердце: стрессорная кардиопа-тия. М: Советский спорт, 2007; 200. (Gavrilova E.A. Sports heart: stress cardiopathiya. M: Sovetskij sport, 2007; 200.)
5. Pousse! M., DjaballahK., LaroppeJ.etal. Left ventricle Fibrosis Associated With Nonsustained Ventricular tachycardia in Elite Athletes: Is Exercise Responsible? A Case Report. J Athletic Train 2012; 47: e224-227.
6. Gomes E.C., Silva A.N., de Oliveira M.R. Oxidants, Antioxidants, and the Beneficial Roles of Exercise-Induced Production of Reactive Species. Oxidative Medicine and Cellular Longevity 2012; 2012: e756132.
7. Гаврилова E.A. Стрессорный иммунодефицит у спортсменов. М: Советский спорт 2009; 192. (Gavrilova E.A. Stress immunodeficiency in athletes. M: Sovetskij sport 2009; 192.)
8. Першин Б.Б. Стресс, вторичные иммунодефициты и заболеваемость. М 1994; 190. (Pershin В.В. Stress, secondary immunodeficiencies and incidence. Moscow 1994; 190.)
9. Gleeson M., Nieman D.C., Pederson B.K. Exercise, nutrition and immune function. J Sports Sci 2004; 22: 115—125.
10. Таймазов B.A., Цыган B.H., Мокеева Е.Г. Спорт и иммунитет. Ст-Петербург: Олимп 2003; 200. (Taymazov VA. Tsigan V.N., Mokeev E.G. Sports and immunity. SPb.: Olymp, 2003; 200.)
11. Meeusen R., DuclosM., Gleeson M. etal. Prevention, diagnosis and treatment of the Overtraining Syndrome. Eur J Sport Sci 2006; 6: 1: el—14.
12. Маркелова И.А., Балыкова Л.А., Ивянский C.A. Применение метаболической терапии для оптимизации толерантности юных спортсменов к физическим нагрузкам. Педиатрия 2008; 2: 51—56. (Markelova LA. Balykova L.A. Ivyanskiy S.A. Application of metabolic therapy for optimization of tolerance of young athletes to physical activities. Pediatriya 2008; 2: 51—56.)
13. Чурганов O.A., Гаврилова E.A. Влияние приема L-карни-тина на некоторые функциональные показатели спортсменов, тренирующих качество выносливости. Журн РАСМИРБИ 2008; 4: 64-71. (Churganov О.А. Gavrilova E.A. Influence of reception of L-carnitine in some functional indicators of the athletes training quality of endurance. ZHurnal RASMIRBI 2008; 4: 64-71.)
14. УраковА.Л., Уракова H.A. Постинъекционные кровоподтеки, инфильтраты, некрозы и абсцессы могут вызывать лекарства из-за отсутствия контроля их физико-химической агрессивности. Современные проблемы науки и образования 2012; 5: hpp://www.science-education.ru/105-6812/. (Urakov A.L., Urakova N.A. Post-injection bruises, infiltrates, necroses and abscesses can cause drugs due to the lack of control of their physical and chemical aggression. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya 2012; 5: hpp:// www.science-education.ru/105-6812/.)
15. Sharma S., Maron B.J., Whyte G., Firoozi S., Elliott P.M. Physiologic limits of left ventricular hypertrophy in elite junior athletes: relevance to differential diagnosis of athlete's heart and hypertrophic cardiomyopathy. J Am Coll Cardiol 2006; 40: 8: el431 —1436.
16. Макаров Л.М. Холтеровское мониторирование. M: Мед-практика-М 2008; 544. (Makarov L.M Holter monitoring. Moscow: Medpraktika-M 2008; 544.) 17. Хаитов P.M., Пинегин Б.В., Истамов Х.М. Экологическая иммунология. М: ВНИРО 1995; 219. (Haitov R.M., Pinegin В.V., Istamov Н.М. Ecological immunology. M: VNIRO 1995; 219.)
18. Балыкова Л. А., Ивянский С.А., УрзяеваА.Н. и др. Опыт применения метаболических кардиопротекторов в детской спортивной медицине. Рос кардиол журн 2011; 5: 52—57. (Balykova L.A. Ivyanskiy S.A., Urzyaeva A.N. et al. Experience of application of metabolic cardioprotectors in children's sports medicine. Ross kardiol zhurnal 2011; 5: 52—57.)
19. Lee J.K., Lee J.S., Park H. et al. Effect of L-carnitine supplementation and aerobic training on FABPc content and beta-HAD activity in human skeletal muscle. Eur J Appl Physiol 2007; 99: 2: el93-199.
20. Winter S.C., Buist N.R. Cardiomyopathy in childhood, mitochondrial dysfunction, and the role of L-carnitine. American Heart J 2000; 2: 563-569.
21. HoJ.Y., Kraemer W.J., VolekJ.S. etal. L-Carnitine 1-tartrate supplementation favorably affects biochemical markers of recovery from physical exertion in middle-aged men and women. Metabolism 2010; 59: 8: el 190-1199.
22. Леонтьева И.В., Сухорукое B.C. Значение метаболических нарушений в генезе кардиомиопатий и возможности применения L-карнитина для терапевтической коррекции. Вестн педиатр фармакол и нутрициол 2006; 2: 52—61. (Leontyeva I.V., Sukhorukov V.S. Value of metabolic violations in genesis of cardiomyopathies and possibility of application of L-carnitine for therapeutic correction. Vestn pediatr farmakol i nutritsiol 2006; 2: 52—61.)
23. Михайлов С.С. Спортивная биохимия. М: Советский спорт 2004; 220. (Mikhaylov S.S. Sports biochemistry. Moscow: Sovetskij sport 2004; 220.) Поступила 25.06.13

14 января 2014 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика