Актуальные вопросы коррекции микробиоценоза кишечника

Комментарии

КОМИТЕТ ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ
ПРАВИТЕЛЬСТВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ им. И.И. МЕЧНИКОВА


учебно-методическое пособие

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

2012


УДК: 616.36-002.2:616.831:615.241.2(07)
Актуальные вопросы коррекции микробиоценоза кишечника. Учебно-методическое пособие. СПб, 2012 год.

В настоящем учебно-методическом пособии изложены актуальные вопросы, касающиеся нарушения микробиоценоза кишечника у больных хроническими заболеваниями печени, представлены современное определение, классификация, методы диагностики и лечения данного состояния. Отмечена значимость нормального состава микробиоценоза толстой кишки на течение основного заболевания.

Учебно-методическое пособие предназначено для врачей общей практики, терапевтов, гастроэнтерологов, инфекционистов, дерматологов, хирургов и студентов старших курсов медицинских вузов.

Учебно-методическое пособие разработано в Северо-Западном государственном медицинском университете им. И.И. Мечникова профессором В.Г. Радченко, профессором В.П. Добрица, ассистентом П.В. Селиверстовым, аспирантами Л. А. Тетериной, Е.А. Чихачевой.

Рекомендовано к печати проблемной комиссией «Медико-социальные проблемы профилактики, диагностики и лечения болезней органов пищеварения» СЗГМУ им. И.И. Мечникова.

Рецензенты: Зав. кафедрой пропедевтики внутренних болезней СЗГМУ им. И.И. Мечникова, профессор, з.д.н. Е.И. Ткаченко

Профессор кафедры внутренних болезней и нефрологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова, профессор, д.м.н. О.А. Саблин

Введение

В последнее годы накопилось достаточно знаний и опыта в диагностике и лечении большинства заболеваний человека, в том числе органов желудочно-кишечного тракта, что связано с разработкой и внедрением принципов доказательной медицины, современных методов диагностики и производством эффективных лекарственных препаратов. Благодаря такой инновации в медицинской практике коренным образом изменились устоявшиеся взгляды на патогенез, принципы диагностики и лечения многих заболеваний ЖКТ.

На сегодняшний день установлено, что микрофлора кишечника является составляющей частью организма человека и выполняет многочисленные жизненно важные функции и, закономерно, вовлекается в патологический процесс, происходящий на уровне целостного организма.

Так, в поддержании здоровья организма-хозяина участвуют индигенные представители нормальной микрофлоры кишечника, которая достаточно лабильна и может количественно и качественно изменяться под воздействием многочисленных факторов. Нормальная микрофлора человека устоявшееся система множества микробиоценозов, характеризующаяся определенным видовым составом и занимающая тот или иной биотоп в организме человека.

Состав и роль кишечной микрофлоры

В поддержании здоровья организма-хозяина участвуют индигенные представители нормальной микрофлоры кишечника. Последняя весьма лабильна, изменяется в количественном и качественном аспектах под воздействием многочисленных факторов. Нормальную микрофлору человека рассматривают как филогенетически сложившуюся систему множества микробиоценозов, характеризующихся определенным видовым составом и занимающих тот или иной биотоп в организме человека.

Самый представительный и сложный в организме человека – кишечный микробиоценоз. В его составе представители 17 семейств, 45 родов и свыше 1500 видов микроорганизмов (некоторые исследователи сообщают о 150 тыс. видов). В 1 г содержимого толстой кишки количество бактерий составляет 1012 КОЕ, при этом общее количество микробных тел достигает 1014–1015. Важно, что анаэробных микроорганизмов в 1000 раз больше, чем аэробных.

Длительное время считалось, что заселяющие поверхность слизистой оболочки бактерии формируют биопленку, которая примыкает непосредственно к апикальной части эпителия. Однако в последнее время показано, что консорциумы микроорганизмов образуют колонии на апикальной поверхности эпителия. Эти микроорганизмы составляют так называемую нормальную, или резидентную (аутохтонную), микрофлору конкретного биотопа в отличие от микроорганизмов, которые находятся в просвете открытой полости кишки. Нормальная микрофлора погружена в слизистую, или энтеральную, среду организма. Состав энтеральной среды включает муцин, продукты жизнедеятельности микроорганизмов (метаболиты), низкомолекулярные фрагменты пищи, гуморальные и клеточные компоненты иммунной системы. Это особая среда в иерархии внутренних сред организма, которая обладает свойствами, промежуточными между свойствами внешней и внутренней сред.

На долю облигатной микрофлоры приходится более 90% всех доступных для культивирования в клинической практике бактерий. Именно эту часть микробного спектра кишечника относят к постоянной (аутохтонной) микрофлоре.

В процессе совместной эволюции между организмом хозяина и представителями нормальной микрофлоры сложились тесные взаимоотношения, наложившие отпечаток на физиологические особенности каждой из взаимодействующих сторон. Микрофлора участвует в осуществлении практически всех важнейших функций макроорганизма. Так, резидентная микрофлора участвует в снабжении клеток и тканей макроорганизма питательными веществами.

Исходя из положений теории А.М. Уголева, снабжение организма питательными веществами осуществляется благодаря 2 потокам: 1-й – это непосредственно продукты пищеварения (полостного, пристеночного и т.д.), а 2-й – метаболиты и другие продукты жизнедеятельности компонентов нормальной микрофлоры. Именно наличие этих 2 потоков и обеспечивает постоянство снабжения питательными веществами организма как по ассортименту (т.е. по составу и соотношению компонентов), так и по времени.

С учетом многочисленных метаболических функций микрофлоры нарушение колонизационной резистентности можно считать одним из наиболее вероятных пусковых факторов различных заболеваний, в первую очередь печени. При манифестации патологии какого-либо органа трудно выделить снижение колонизационной резистентности кишечника в самостоятельное патогенетическое звено, так как различные метаболические нарушения объединяются в единый дисметаболический процесс.

Существует спорное мнение о целесообразности отнесения кратковременных изменений в соотношении нормальной микрофлоры пищеварительного тракта к дисбактериальным реакциям, а стойких – к дисбиозу или дисбактериозу, хотя правильнее называть такие изменения эндоэкологии человека нарушениями микробиоценоза слизистых оболочек желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) с клиническими или другими симптомами проявлений или без них. Последнее согласуется с данными мировой литературы.

Дисбактериоз кишечника согласно ОСТ 91500.11.0004–2003 «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» – это клинико-лабораторный синдром, возникающий при ряде заболеваний и клинических ситуаций и характеризующийся изменением качественного и (или) количественного состава нормальных микроорганизмов, их избыточным или недостаточным ростом, переходом различных видов в несвойственное им состояние, вызывающим метаболические, иммунологические нарушения и различные клинические проявления. У пациентов с хроническими заболеваниями печени (ХЗП) нарушения состава нормальной кишечной микрофлоры выявляются более чем в 90% случаев, причем тяжесть клинических проявлений заболевания нередко напрямую связывают с выраженностью изменений микроэкологии кишечника. Существует множество триггерных и предрасполагающих моментов развития нарушений микробной эндоэкологии: вследствие изменений количества и качества микроорганизмов (бифидо-, лактобактерии, кишечная палочка), на фоне различного воздействия (переохлаждение, физические или психические перегрузки, токсические, химические, лекарственные – антибиотики, цитостатики, постоперационные и другие стрессорные воздействия), нарушения соотношения бактерий в разных отделах ЖКТ, усиления размножения условно-патогенной и появления патогенной флоры.

Кишечная микрофлора и печень – основные системы, при взаимодействии которых осуществляются процессы детоксикации организма. Микробиота в составе биопленки первой вступает в контакт со всеми субстанциями, поступающими в организм с пищей, водой, воздухом атмосферы. Она трансформирует химические вещества в нетоксические конечные продукты либо в промежуточные соединения, легко разрушаемые в печени и удаляемые из организма. Нарушение взаимодействия печени и кишечника приводит к взаимным функциональным и структурным изменениям в них самих и в организме в целом. Вследствие этого гепатоэнтеральную регуляцию различных органических и неорганических соединений можно без преувеличения причислить к кардинальным гомеостатическим механизмам. Пониженная детоксикационная функция микрофлоры при дисбиозе кишечника увеличивает нагрузку на ферментативные системы печени, что способствует возникновению в ней метаболических и структурных изменений. Обсемененность кишечника условно-патогенной и патогенной микрофлорой при ХЗП ускоряет нарушение пристеночного пищеварения, тормозит синтез витаминов группы В, нарушает гепатоэнтеральную циркуляцию с образованием токсичных веществ, повышает проницаемость эпителия стенок кишечника для бактерий, токсических продуктов, микро- и макромолекул. Иными словами, возникает порочный круг, который поддерживает взаимоотягощающее поражение кишечника и печени. У больных ХЗП с нарушением биоценоза кишечника наблюдается усугубление морфологических изменений структуры печени в виде: проявлений дистрофии гепатоцитов и гистологической активности процесса, выраженности фибротических изменений, активизации мононуклеаров синусоидов, нарушения процессов синтеза и тока желчи. В свою очередь нарушения процессов синтеза и экскреции компонентов желчи при заболеваниях печени могут привести к изменению качественного и количественного состава микробиоты кишечника и, как результат, – к нарушениям функционирования внутренних органов и развитию поливалентных клинических проявлений внутренней микробной дисгармонии.

Сложность патогенеза, этапное включение отдельных патологических факторов при развитии того или иного клинико-лабораторного синдрома заболевания, разнонаправленные изменения со стороны углеводного, липидного, белкового обмена организма человека, роли иммунной системы существенно затрудняют диагностику и адекватную фармакологическую коррекцию ХЗП. Несмотря на достижения в изучении этиологии и патогенеза ХЗП, вопросы их лечения на современном этапе окончательно не решены. При этом клинические проявления дисбиоза кишечника выявляются у большинства больных с патологией гепатобилиарной системы, причем тяжесть течения ХЗП не всегда коррелирует с выраженностью нарушений микроэкологии кишечника. Большинство авторов указывают, что при заболеваниях печени кишечный микробиоценоз нарушен более чем в 50% случаев, однако при этом частота выявляемости отдельных степеней дисбиоза изучена недостаточно. По нашим данным дисбиоз кишечника выявляется у всех больных ХЗП (ХВГВ, ХВГС, НАЖБП), причем дисбиоз 1-ой и 4-ой степени наиболее часто выявлялся при ХВГВ и ХВГС, а дисбиоз 2-ой и 3-й степени - при НАЖБП. Увеличение содержания потенциально патогенных бактерий приводит к повышению образования эндотоксинов, которые, проникая через слизистую оболочку кишечника в местную систему кровообращения, а затем через воротную вену в печень, вызывают повреждения гепатоцитов или потенцируют неблагоприятные действия других токсических веществ. Около 90% всех эндотоксинов высвобождаются факультативно анаэробными грамотрицательными бактериями. Конкретными повреждающими механизмами в этом случае являются разрушение клеточных мембран, нарушение ионного транспорта, фрагментация нуклеиновых кислот, образование продуктов свободнорадикального окисления, индукция апоптоза.

При синдроме избыточного бактериального роста (СИБР) тонкой кишки тяжелые последствия связаны и с тем, что микробы могут конкурировать с хозяином за утилизацию питательных компонентов. При этом увеличивается абсорбция продуктов метаболизма микробов и создается повышенная токсическая нагрузка на печень. Токсические амины выделяются после декарбоксилирования аминокислот микробами. Бактериальные аминокислотные метаболиты (аммоний, амины, фенолы, индолы, скатолы) переносятся в кровь и не могут быть достаточно детоксицированы, особенно при заболеваниях печени. Расстройства кишечной абсорбции приводят к серьезным изменениям деятельности организма, при этом нарушение всасывания играет роль в развитии таких клинических проявлений, как анемия, дистрофия, полигиповитаминоз.

В многочисленных клинических исследованиях показано, что метаболические нарушения в печени, нередко ассоциированные с изменениями микробиоценозов кишечника, включают как печеночные, так и кишечные звенья патогенеза. В формировании стеатоза и стеатогепатита выделяют экзогенные факторы риска – избыточное поступление в гепатоцит из кишечника продуктов гидролиза липидов (жирных кислот – ЖК), глюкозы, фруктозы, галактозы, алкоголя, и эндогенные – повышение концентрации и нарушение окисления жирных кислот (КС) в гепатоците, образующихся при липолизе периферического жира, который усиливается при дефиците или снижении тканевой чувствительности к инсулину, накопление в гепатоцитах триглицеридов, относительный или абсолютный дефицит апопротеинов В, С1–С3, Е.

Трансформация стеатоза в стеатогепатит обусловлена: активацией продукции фактора некроза опухоли альфа (ФНО-α) жировой тканью, увеличением концентрации свободных ЖК, которые оказывают прямой повреждающий эффект на мембраны гепатоцитов и активируют цитохром Р450–2Е1 с повышением перекисного окисления липидов, накоплением реактивных форм кислорода (оксидативный стресс) и образованием избыточного количества высокотоксичных ксенобиотиков. Существенное значение в трансформации стеатоза в стеатогепатит имеет наличие избыточного бактериального роста в кишечнике. Так, по результатам водородного дыхательного теста у 50–75% больных выявляют избыточную бактериальную пролиферацию в тонкой кишке. Максимальная выраженность роста бактерий отмечается при неалкогольном стеатогепатите с исходом в цирроз печени.

Клиническая диагностика нарушений микробиоценоза кишечника у пациентов с ХЗП представляет определенные трудности в связи с отсутствием общепринятых методик и критериев. Однако клиническая практика показывает, что при лечении заболеваний внутренних органов с учетом коррекции состояния кишечного микробиоценоза результаты его улучшаются.

Необходимо помнить, что кишечная микрофлора вовлекается в патофизиологические реакции при развитии большинства заболеваний человека. Именно поэтому своевременная диагностика и коррекция дисбиотических изменений кишечного микробиоценоза на основе современных достижений терапии, медицинской микробиологии, биотехнологии, иммунологии и аллергологии является важной общей задачей врачей разных специальностей, поскольку от них во многом зависит выбор наиболее адекватной тактики лечения.


Признаки нарушения микробиоценоза кишечника:

  • Расстройства стула (поносы, запоры);
  • Метеоризм (чувство распирания в животе вследствие повышенного газообразования, урчание);
  • Боли в области живота;
  • Синдром желудочно-кишечной диспепсии (чувство переполнения в желудке, аэрофагия, отрыжка, тошнота, затруднение дефекации, изменение характера кала);
  • Симптомы гиповитаминоза;
  • Хроническая пищевая крапивница;
  • Синдром мальдигестии.


Стадии клинического развития дисбиоза кишечника

(по В.М. Бондаренко, 2006 г)

1-я стадия – компенсированная (латентная): клинические проявления отсутствуют, изменяются соотношения показателей микрофлоры; 2-я стадия – субкомпенсированная: нарушается общее состояние, диспепсические расстройства; 3-я стадия – декомпенсированная: усиливаются симптомы общей интоксикации и диспепсии; снижается масса тела; кожные аллергические реакции; появляются трофические расстройства; генерализация процесса при крайнем ослаблении организма.

Классификация дисбиоза кишечника

Выделяют четыре степени:

1-я степень: характеризуется незначительными изменениями в аэробной части микробиоценоза (увеличение или уменьшение количества эшерихий). Как правило, кишечная дисфункция не наблюдается.

2-я степень: на фоне незначительного снижения содержания бифидобактерий выявляются количественные и качественные изменения эшерихий и увеличение условно-патогенных бактерий, псевдомонад и грибов рода Сandida . Наблюдается преходящая дисфункция кишечника.

3-я степень: снижается уровень бифидофлоры, лактофлоры, резко изменяется количество эшерихий. Создаются условия для проявления агрессивных свойств условно-патогенных микроорганизмов, возникает дисфункция кишечника.

4-я степень: отсутствует бифидофлора, значительно уменьшается количество лактофлоры, изменение содержания кишечной палочки, возрастает число облигатных, факультативных и условно-патогенных микроорганизмов. Нарушается нормальное соотношение состава кишечного микробиоценоза. Указанные изменения способствуют развитию дисфункции желудочно-кишечного тракта, что приводит к деструктивным изменениям кишечной стенки, бактериемии, сепсису и др.


Клинические проявления кишечного дисбиоза:

  • Местные (кишечные) симптомы и синдромы;
  • Системные нарушения, обусловленные транслокацией кишечной микрофлоры и её токсинов во внутреннюю среду макроорганизма, нарушением процессов всасывания, иммунологическими нарушениями и др.


Влияние дисбиоза на толстую кишку:

  • Повреждение энтероцитов;
  • Повышение кишечной проницаемости;
  • Изменение моторики;
  • Снижение защитных свойств слизистой;
  • Транслокация микрофлоры.


Лабораторные методы диагностики

Лабораторные методы диагностики дисбиоза при ХЗП могут быть прямыми (выделение живой микрофлоры из биологического материала или биожидкостей пациента) и косвенными (определение продуктов, связанных с жизнедеятельностью микрофлоры).

К прямым методам относятся: посевы и электронная микроскопия кала, аспирата тонкой кишки, биоптатов кишки и печени. Косвенными методами являются: биохимические анализы кала, дыхательные тесты (водородный, тесты с С14-гликохолатом или С14-Д-ксилозой), газожидкостная или тонкослойная хроматография фекалий или тонкокишечной жидкости.

Бактериологическое исследование кала. Наиболее распространенный метод лабораторной диагностики у больных с заболеваниями печени – бактериологический посев кала на исследование количества и качества микробов. Следует учитывать, что данному методу присущ ряд общепринятых недостатков: длительность получения результатов, использование дорогостоящих питательных сред, зависимость результатов от соблюдения необходимых условий взятия образцов, их хранения, сроков транспортировки и качества транспортных и культуральных питательных сред, преимущественное определение внутрипросветной микрофлоры. Кроме того, число культивируемых кишечных анаэробных бактерий не превышает 7–50% от их предполагаемого истинного количества, поэтому довольно сложно провести определение микробиоценоза тонкой кишки. Перечисленные объективные сложности исследований не дают полного представления о населяющей гликокаликс аутохтонной (резидентной) микрофлоре. Довольно часто забывают о низкой чувствительности данного метода и возможности получения ложноотрицательных результатов. Основным его недостатком является отсутствие возможности дифференцировки между органической и функциональной патологией ЖКТ, приведшей к изменению микробиоценоза, для проведения не симптоматического, а этиопатогенетического лечения.

Микробиологические критерии дисбиоза кишечника:

  • нарастание количества условно-патогенных микроорганизмов одного или нескольких видов в кишечнике при нормальном количестве бифидобактерий;
  • нарастание одного или нескольких видов условно-патогенных микроорганизмов при умеренном снижении (на 1–2 порядка) концентрации бифидобактерий;
  • снижение содержания облигатных представителей микробиоценоза (бифидобактерий и/или лактобацилл) без регистрируемого увеличения количества сапрофитной или условно-патогенной микрофлоры кишечника;
  • умеренное или значительное (<107) снижение содержания бифидобактерий, сочетающееся с выраженными изменениями в аэробной микрофлоре: редукцией лактобацилл, появлением измененных форм кишечной палочки, обнаружением одного или нескольких представителей условно-патогенных микроорганизмов в высоких титрах (до 107–108 КОЕ/г).

Для дисбиоза характерно наличие не менее 3 критериев, стойко сохраняющихся при 3-кратном анализе.

Копрограмма косвенно свидетельствует о дисбиотических нарушениях, а выявляемые изменения зависят от наличия и вида той или иной кишечной диспепсии.

Желчные кислоты, экскретируемые печенью, в проксимальных отделах тонкой кишки выполняют свою основную физиологическую функцию – участвуют в переваривании и всасывании липидов. В дистальных отделах тонкой кишки происходят превращения самих желчных кислот: деконъюгация, дегидроксилирование и их реабсорбция.

Основное физиологическое место всасывания желчных кислот – терминальный отдел подвздошной кишки, где имеется специфическая активная транспортная система, что в целом и обеспечивает постоянный кругооборот желчных кислот. У здорового человека 95% желчных кислот реабсорбируются за каждый кругооборот и только 5% теряется с калом. При наличии воспалительного процесса и дисбиоза в подвздошной кишке фекальные потери желчных кислот значительно возрастают.

Желчные кислоты в толстой кишке ингибируют всасывание и усиливают секрецию воды и электролитов, что и обусловливает секреторную (холагенную) диарею. Благодаря энтерогепатической циркуляции в гепатоцит поступают первичные конъюгированные и деконъюгированные, а также вторичные желчные кислоты. При этом дезоксихолевая кислота связывается с глицином или таурином и циркулирует вместе с первичными желчными кислотами. Литохолевая кислота, кроме того, конъюгируется с сульфатами, что резко снижает ее всасывание и поступление в энтерогепатическую циркуляцию. Чрезмерное всасывание и поступление в циркуляцию дезоксихолиевой кислоты способствует формированию желчных камней, литохолевой – ведет к повреждению гепатоцитов.

При частичном поражении подвздошной кишки (менее 100 см) нарушение абсорбции желчных кислот приводит к так называемой желчной диарее. При более обширных ее поражениях (более 100 см) развивается абсолютная недостаточность желчных кислот вследствие прерванной энтерогепатической циркуляции, что является причиной стеатореи.

У больных с явлениями дисбиоза нарушена холесекреторная функция печени, что связано с нарушением энтерогепатической циркуляции желчных кислот и конъюгирующей способности печени. Желчные кислоты оказывают стимулирующее действие на рост и функции нормальной кишечной микрофлоры. Биосинтез желчных кислот контролируется по типу отрицательной обратной связи определенным количеством желчных кислот, возвращающихся в печень в процессе энтерогепатической циркуляции. Желчные кислоты стимулируют перистальтику кишечника, обладают бактериостатическим эффектом. При уменьшении поступления желчи в кишечник микрофлора претерпевает существенные изменения. Общая концентрация желчных кислот в крови и их соотношение существенно изменяются при заболеваниях печени.

Свободные желчные кислоты, образующиеся в результате усиления процессов деконъюгации в проксимальных отделах тонкой кишки под влиянием кишечных бактерий, главным образом бактероидов, являются фактором, повреждающим слизистую оболочку кишечника. Неабсорбированные в тонкой кишке ЖК с длинной углеродной цепью в толстой кишке также вызывают гиперсекрецию воды и натрия и, как следствие, диарею. При этом концентрация конъюгированных желчных кислот, участвующих во всасывании липидов, значительно снижается.

Нарушение всасывания в тонкой кишке характеризуется стеатореей, выраженной в большей или меньшей степени, и представленной ЖК при поносе или солями ЖК при нормальной эвакуации химуса по кишечнику или запоре.

Недостаточность пищеварения в толстой кишке сопровождается бродильной диспепсией, при которой образуется большое количество переваренной клетчатки. Количество кала значительно увеличено, характер стула – кашицеобразный, пенистый, реакция кала – резко кислая, определяется большое количество крахмала, переваренной и непереваренной клетчатки, йодофильной флоры, ЖК, повышено количество выделяемых органических кислот. В препарате с раствором Люголя выявляется крахмал, расположенный внутри- и внеклеточно, и нормальная йодофильная флора (клостридии).

При преобладании в кишечнике бродильных процессов обращают на себя внимание резко кислый запах испражнений. Дисбиоз кишечника у пациентов с ХЗП, приводящий к бродильной диспепсии, характеризуется появлением слизи с лейкоцитами и цилиндрическим эпителием, при этом слизь обычно смешана с каловым детритом и появившейся патологической йодофильной флорой (мелкие кокки, мелкая и крупная палочковая флора). При дисбиозе, протекающем с гнилостной диспепсией, количество кала увеличено, стул жидкий, отмечается щелочная реакция кала, в нем много мышечных волокон, крахмала, непереваренной клетчатки, йодофильной флоры. Гнилостная диспепсия (колит) – кристаллы триппельфосфатов указывают на сдвиг рН в щелочную сторону и усиленный процесс гниения в толстой кишке.

ПЦР-диагностика. Молекулярно-генетические методы позволяют идентифицировать микроорганизмы посредством определения уникальной последовательности оснований дезоксирибонуклеиновой (ДНК) или рибонуклеиновой (РНК) кислот исследуемых микробов; в последние годы широкое распространение получил способ определения видов микроорганизмов с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР-диагностика). В основе метода ПЦР лежит комплементарное достраивание участка геномной ДНК или РНК возбудителя, осуществляемое in vitro с помощью фермента термостабильной ДНК-полимеразы. С помощью ПЦР-диагностики определяются некоторые представители микрофлоры с внутриклеточной или мембранной локализацией, трудно культивируемые на питательных средах. Метод отличают простота исполнения, возможность полной автоматизации, быстрота получения результата, малое количество патологического материала, необходимого для исследования. Однако информативность исследования высока только в отношении ограниченного круга условно-патогенных и патогенных микроорганизмов и вирусов. Данный метод имеет ряд недостатков – таких, как частые ложноположительные результаты, невозможность адекватной количественной оценки. По чувствительности ПЦР наиболее совершенен как диагностический метод (на несколько порядков выше, чем другие тесты). Специфичность метода также высока, но пока большинство тест-систем недостаточно надежны, чтобы вытеснить классические методики при диагностике даже абсолютных патогенов.

Газожидкостная хроматография фекалий (ГЖХ). Позволяет оценить вещества, связанные с жизнедеятельностью микроорганизмов (именно те, которые не определяются при рутинном бактериологическом исследовании, требующем специальных условий культивирования анаэробов). Метод позволяет быстро и точно оценить состояние индигенной микрофлоры. Кроме того, отличительной особенностью разработанного метода является то, что в результате накоплен материал не только по верификации родового состава микроорганизмов, но и составлена клиническая база данных содержания ЖК (учитывая их физиологические эффекты) во многих биологических субстратах при различной патологии ЖКТ, разработана адекватная система прогнозирования и мониторирования клинического течения, степени тяжести, стадии патологического процесса и развития осложнений при патологии ЖКТ, отработаны эффективные схемы лечения с учетом индивидуального «метаболитного» статуса пациента. То есть использование нового методологического подхода позволяет клиницисту не только правильно оценить состояние микробиоценоза, но и выявить патологию, которая привела к его нарушению, и дифференцированно подобрать лечение.

Газовая хроматография с масс-спектрометрией. Анализировать состав пристеночной кишечной микробиоты можно с помощью метода газовой хроматографии в сочетании с масс-спектрометрией (ГХ-МС). Именно в мукозном слое, облегающем слизистую оболочку кишечника, происходит усвоение пищевого химуса, поступающего из желудка, и необходимых питательных веществ клетками эпителия кишечной стенки, а также синтез микроорганизмами большого числа биологически активных веществ (ферментов, витаминов, антибиотиков, иммуностимуляторов), а также токсинов и метаболитов, вредных для человека. Микрофлора фекалий является продуктом этих процессов, в котором продолжается размножение микроорганизмов, но уже в иных условиях по сравнению с верхними отделами кишечника и отражает скорее полостную, чем пристеночную микрофлору, которая более стабильна. Метод основан на выявлении присутствия микроорганизмов по специфическим для них химическим веществам – маркерам из числа ЖК, альдегидов и стеринов, входящих в состав их клеточной стенки. Специфичность означает, что подобные вещества содержатся только в липидах микроорганизмов и не содержатся в среде их обитания. Поэтому, имея достаточно чувствительный метод анализа, их можно обнаружить и измерить количественно непосредственно в среде обитания, избежав необходимости предварительно культивировать их на искусственных средах. Суть анализа состоит в извлечении высших ЖК из образца, подлежащего исследованию (клинический материал: кровь, моча, фекалии), разделении их на хроматографе в капиллярной колонке высокого разрешения и анализе состава в динамическом режиме на масс-спектрометре. Метод детектирования микроорганизмов по ЖК-маркерам сродни генетическому (ПЦР, определение последовательности нуклеотидов 16sРНК и пр.), поскольку состав ЖК детерминирован в ДНК и воспроизводится путем репликации участка генома транспортными РНК и последующего синтеза ЖК в митохондриях по матричным РНК. Оба метода показывают, что эубактерий, бактероидов и клостридий вместе и по отдельности на порядок больше, чем бифидобактерий. Для диагностики дисбиотических сдвигов или инфекции тонкой кишки методом ГХ-МС исследуют кровь. Достаточно 40 мкл крови – т.е. буквально одной микрокапли. Такое количество может быть получено при отборе крови из пальца при стандартном клиническом анализе крови, что существенно упрощает взятие материала и уменьшает сроки выполнения анализа.

Таким образом, для получения полной картины нарушения микрофлоры как тонкой, так и толстой кишки необходимо совмещать методы диагностики, проводить их мониторирование, что позволяет рационально строить проводимую терапию и своевременно осуществлять ее коррекцию в динамике.


Лечебные мероприятия

Больным ХЗП с клиническими проявлениями нарушений микробиоценозов коррекцию микробиоценоза целесообразно проводить по нескольким направлениям. Это этиотропная терапия, мероприятия по восстановлению нарушенной метаболической функции печени, активизации клеток ретикулоэндотелиальной системы и устранение нарушений микробиоценоза кишечника. Из-за тесной кооперации перечисленные подходы в равной степени важны. Нарушение ферментативных систем печеночных клеток, разбалансированность механизмов контроля их функций вследствие изменения кооперации в системе микробиота – мононуклеары синусоидов – гепатоцит не оставляют надежд на достижение положительного метаболического эффекта без медикаментозного вмешательства.

Успешная их реализация возможна при длительном использовании препаратов желчных кислот, пробиотиков и пребиотиков. Комплекс этих препаратов отличается абсолютным отсутствием гепатотоксического эффекта, что актуально по многим аспектам. Для коррекции нарушенных функций печени при ХЗП применяют препараты желчных кислот, относящиеся к группе гепатопротекторов (урсодезоксихолевую кислоту - урсофальк). Они инициируют восстановление физиологических функций гепатоцитов, обладают мембраностабилизирующей, антиоксидантной активностью, а также усиливают продукцию желчи (холеретический эффект) и обеспечивают достаточное поступление желчи из печени в желчные пути (холекинетический эффект), что способствует нормализации процессов пищеварения.

Коррекция нарушений микробиоценозов кишечника целесообразно проводить по нескольким направлениям: устранение неблагоприятных внешних воздействий; полноценное функциональное питание; терапия основного заболевания; коррекция нарушений микробиоценоза кишечника. В настоящее время выделяют 3 направления коррекции нарушений микробиоценоза кишечника:

  • селективная деконтаминация (антибиотики, кишечные антисептики);
  • «стимуляция» штаммов нормальной микрофлоры (пребиотики),
  • заместительная терапия (пробиотики - Бифистим).

Положительное воздействие средств, корригирующих микробиоценоз, на организм человека опосредовано угнетением роста, размножения и колонизации патогенных и условно-патогенных микроорганизмов, созданием оптимальных условий для развития эндогенных облигатных микроорганизмов, иммуномодуляции, прямым влиянием на физиологические функции и биохимические реакции организма. В целях угнетения роста, размножения и колонизации патогенных и условно-патогенных микроорганизмов используются антибактериальные препараты, однако возможность подавления симбионтной микробиоты, рост числа резистентных форм при этом ведет к ограничению их применения. Абсолютными показаниями являются бактериемия и угроза энтерогенного сепсиса вследствие дисбиоза. Препаратами выбора в этом случае являются антибиотики широкого спектра действия, к которым чувствительны обнаруженные в крови микробы. Относительными показаниями к антибиотикотерапии могут быть хронические диарейные заболевания с избыточным бактериальным ростом патогенной микробной флоры в просвете тонкой кишки (пострезекционный синдром короткой тонкой кишки, спаечная болезнь, целиакия с торпидным течением). С другой стороны показанием к назначению антимикробных препаратов является стойкое повышение количества условно-патогенной микрофлоры более 104-105 в одном грамме, сопровождающееся выраженными кишечными и общесоматическими расстройствами. При этом рекомендуют использовать кишечные антисептики с менее выраженным неблагоприятным воздействием на симбионтную микробную флору, чем антибиотики.

Пребиотики – большое число соединений, избирательно стимулирующих рост и/или метаболизм одной или нескольких групп микроорганизмов, обитающих в кишечнике, обеспечивая нормальный состав кишечного микробиоценоза. Пребиотическим эффектом обладают: олиго-, моно- и полисахариды (лактулоза, ксилит, пектин, инулин); растворимые и нерастворимые пищевые волокна (псиллиум, фибрегам); растительные и микробные экстракты (дрожжевой, картофельный, кукурузный, рисовый); аминокислоты (валин, аргинин, глутаминовая кислота); антиоксиданты (супероксиддисмутаза, рексод, витамины А, С, Е, каротиноиды); полиненасыщенные ЖК (эйкозопентаеновая кислота) и др. Пребиотики благотворно влияют на различные функции организма и не оказывают побочных эффектов при длительном применении.

Пробиотики – препараты или продукты питания, содержащие живые штаммы нормальной кишечной микрофлоры. Важным механизмом их действия является антагонистический эффект в отношении патогенных штаммов кишечной микрофлоры, обусловленный действием метаболитов нормальных бактерий, основными из которых являются короткоцепочечные ЖК и молочная кислота.

К микроорганизмам, на основе которых создаются пробиотики, предъявляются следующие требования:

1) микроорганизм должен быть идентифицирован до вида по фено- и генотипическим признакам, должна быть исследована генетическая характеристика штамма, в том числе внехромосомные факторы наследственности;

2) штамм должен относиться к виду, не вызывающему заболеваний человека, т.е. должен быть авирулентным, апатогенным, безопасным для людей;

3) свойства штамма должны быть стабильными при культивировании, в процессе производства и длительного применения на лабораторных животных;

4) штамм должен проявлять антагонистическую активность к патогенным и условно-патогенным микроорганизмам, при этом не должен угнетать представителей нормальной микрофлоры; желательна хромосомная устойчивость к терапевтическим дозам антибиотиков;

5) штаммы должны быть стабильны по биологическим свойствам на всех стадиях процесса получения препаратов и при хранении их в регламентированные сроки.

Микробиологические критерии выбора терапевтически активного пробиотика включают:

  • высокую жизнеспособность бактериального штамма пробиотика и быстрый переход штамма из анабиоза в метаболически активное состояние;
  • антагонизм к патогенным возбудителям заболеваний пациента (бактериям, вирусам, грибам, микоплазмам и др.);
  • отсутствие антагонизма и симбиоз с нормальной полезной микрофлорой человека;
  • отсутствие антагонизма нормальной микрофлоры к штамму пробиотика;
  • адгезивная способность у штаммов пробиотиков и непродолжительное время нахождения их в организме человека.

В настоящее время используются препараты и пищевые добавки, содержащие различные микроорганизмы: бифидобактерии (Bifidobacterium bifidum, B.infantis, B.longum, B.breve, B.adolescentis, B.lactis, B.animals), лактобациллы (Lactobacillus GG, L.acidophilus, L.plantarum, L.casei spp. rhamnosus, L.brevis, L.helveticus, L.delbrueckii spp. bulgaricus, L.gasseri,L.femientum, L.lactis), лактококки (Lactococcus spp. сremonis L.lactis spp. Lactis), кишечную палочку (Escherichia coli), энтерококки (Enterococcus faecium, E.faecalis), стрептококки (Streptococcus salivarium spp. thermophilus, S.faecium, S.cremoris, S.lactis), пропионибактерии (Propionibacterium acnes), бациллы (Bacillus subtilis), грибы-сахаромицеты (Saccharomyces boulardii). Пробиотики могут содержать как монокультуру, так и несколько видов микроорганизмов (симбиотики).

Наиболее перспективным направлением в терапии дисбиоза кишечника у больных ХЗП является использование симбиотика Бифистим для взрослых, который отвечает всем вышеперечисленным требованиям. В состав препарата входит лиофильно высушенная микробная масса живых бифидобактерий следующих штаммов: Bifidobacterium bifidum, Bifidobacterium longum, Bifidobacterium adolescentis, концентрация микроорганизмов не менее 10? КОЕ/г. Также в составе витамины (A, D?, С, K, Е, B?, B?, В?, В??, ниацин, биотин, фолиевая кислота, пантотенат кальция), пектин, МКЦ, кальция гидрофосфат, фруктоза, натуральная вкусовая добавка «Апельсин».

В составе препарата Бифистим Лакто лиофильно высушенная микробная масса живых лактобактерий L. acidophilus, бифидобактерий штаммов Bifidobacterium adolescentis, концентрация не менее 10? КОЕ/г и олигофруктоза, пектин, МКЦ, кальций, фруктоза.

Все микроорганизмы, входящие в состав Бифистима, обладают синергическим эффектом по отношению друг к другу. Такая комбинация полезных бактерий, витаминов и пищевых волокон поддерживает и регулирует физиологическое равновесие кишечной микрофлоры, устраняя проявления кишечных расстройств, продуцирует вещества, улучшающие процессы всасывания и усвоения биологически активных веществ. Витаминный комплекс способствует восстановлению естественной защиты организма, а также является дополнительным фактором, обеспечивающим баланс нормальной микрофлоры. Пищевые волокна (МКЦ, пектин) и олигофруктоза выполняют пребиотическую функцию, стимулируя рост и размножение бактерий, улучшающих процессы пищеварения, а также способствуют активной детоксикации организма.

Свойства бифидобактерий и лактобацилл входящих в состав препарата Бифистим:

  • обладают высокой антагонистической активностью против широкого спектра патогенных и условно-патогенных микроорганизмов кишечника, включая: стафилококки, протей, энтеропатогенную кишечную палочку, шигеллы, некоторые дрожжеподобные грибы,
  • восстанавливают равновесие кишечной микрофлоры,
  • нормализуют пищеварительную и защитную функции кишечника,
  • активизируют обменные процессы,
  • повышают неспецифическую резистентность организма,
  • способствует улучшению функции печени,
  • уменьшают риск развития диареи, вызванной антибиотиками и различными токсикантами,
  • снижает уровень холестерина в крови,
  • уменьшают аллергические проявления при непереносимости лактозы,
  • предупреждают развитие онкологических заболеваний,
  • выработки органических жирных кислот,
  • синтезируют аминокислоты, белки, витамины группы В и К, кислоты: пантотеновую, никотиновую, фолиевую, молочную, уксусную, муравьиную и янтарную,
  • участвуют в утилизации пищевых субстратов и активизации пристеночного пищеварения и стимулируют перистальтику кишечника,
  • участие в минеральном обмене способствуют усилению процессов всасывания через стенки кишечника ионов кальция, железа, витамина D,
  • обладают иммуномодулирующим действием: регулируют функции клеточного и гуморального иммунитета, препятствуют деградации секреторного Ig А, стимулируют интерферонообразование и вырабатывают лизоцим.

Показания к назначению:

  • Нарушения микробиоценозов кишечника (профилактика и лечение),
  • Воспалительные и невоспалительные заболевания толстой кишки,
  • Лечение антибиотиками, сульфаниламидными препаратами и НПВС,
  • Воздействие различных токсинов (алкоголь, табакокурение и др.),
  • Гиперхолестеринемия,
  • Диеты и нерациональное питание,
  • Хронические заболевания органов ЖКТ с секреторной недостаточностью и недостатком пищеварительных ферментов (ХЗП, хронический гастрит, ЯБ, панкреатит, ДЖВП);
  • Заболевания гепатобилиарной системы,
  • Анемии: железо- и В12-фолиеводефицитные,
  • Аллергические заболевания,
  • Острые кишечные инфекции (шигеллез, сальмонеллез, стафилококковый энтероколит, ротовирусная инфекция и др.), пищевая токсикоинфекция,
  • Синдром мальабсорбции и мальдигестии,
  • СРК,
  • Хронические запоры или диарея,
  • Коррекция микробиоценоза перед и после операций на кишечнике и др. органах ЖКТ,
  • Профилактика госпитальной инфекции и дисбиоза у пациентов, часто болеющих ОРВИ,
  • Дисфункция кишечника после перенесенной острой кишечной инфекции,
  • Остеопароз,
  • Гиповитаминозы,
  • Стрессы,
  • Резкое изменение климата,
  • Паразитарная инвазия,
  • Частое применение очистительных клизм и злоупотребление слабительными средствами.

В целом комбинированные пробиотики обладают лучшей адгезией, в большей мере стимулируют рост индигенной флоры.

Таким образом, существует тесная многоуровневая взаимосвязь между развитием ХЗП и структурными изменениями микрофлоры кишечника, которые во многом определяют тяжесть заболевания печени и требуют комплексного и поэтапного подхода к диагностике и терапии этих состояний с помощью высокотехнологичных препаратов.

Литература

  1. Ардатская М.Д. Микробиоценоз кишечника и его роль в развитии и поддержании заболеваний желудочно-кишечного тракта // Новости медицины и фармации. Гастроэнтерология. – 2010; 313: 68.
  2. Бондаренко В.М. Дисбактериоз / М.: Медицина. – 1994; с. 334.
  3. Бондаренко В.М., Шапошникова Л.И. Клинический эффект жидких симбиотических биокомплексов, содержащих физиологически активные клетки бифидобактерий и лактобацилл / М.: Тверь-Триада. – 2009; 96 с.
  4. Бондаренко В.М. Роль условно-патогенных бактерий при хронических процессах различной локазизации / М.: Тверь-Триада. – 2011; 88 с.
  5. Воробьев А.А., Несвижский Ю.В., Зуденков А.Е. и др. Сравнительное изучение пристеночной и просветной микрофлоры толстой кишки в эксперименте на мышах // Журн. микробиол., эпидемиол. и иммунобиол. – 2001; 1: 62–7.
  6. Гриневич В.Б., Успенский Ю.П., Добрынин В.М. и др. Клинические аспекты диагностики и лечения дисбиоза кишечника в общетерапевтической практике. СПб., 2003; с. 36.
  7. Закиров И.Г. Дисбактериоз кишечника при хронических вирусных гепатитах // Казань. – 2003; с. 86.
  8. Ивашкин В.Т. Болезни печени и желчевыводящих путей / Рук-во для врачей. – ИД «М-Вести». – 2002.
  9. Корвякова Е.Р. Дисбиоз кишечника после бактериальных инфекций и способы его коррекции // Автореф. дис. … д-ра мед. наук. – СПб. – 2000; с. 44.
  10. Осипов Г.А., Парфенов А.И., Верховцева Н.В. и др. Клиническое значение исследования микроорганизмов слизистой оболочки кишечника культурально-биохимическим и хроматомасс-спектрометрическим методами // Экспер. и клин. гастроэнтерол. – 2004.
  11. Отраслевой стандарт ОСТ 91500.11.0004-2003 «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника». – Приказ Министерства здравоохранения РФ №231 от 09.06.2003.
  12. Петухов В.А., Стернина Л.А., Травкин А.Е. Нарушения функций печени и дисбиоз при липидном дистресс-синдроме Савельева: современный взгляд на проблему // Consilium Medicum. – 2004; 6 (6): 406–9.
  13. Петров Л.Н. с соавт. Бактериальные пробиотики: биотехнология, клиника, алгоритм выбора / СПб: ФГУП Гос. НИИ ОЧБ. – 2008; с. 31.
  14. Радченко В.Г., Ситкин С.И., Селиверстов П.В. Принципы диагностики и лечения дисбиоза кишечника у больных хроническими заболеваниями печени / СПб. – 2010; 36 с.
  15. Радченко В.Г., Суворов А.Н., Ситкин С.И., Селиверстов П.В., Тетерина Л.А. Возможности применения синбиотиков у пациентов с хроническими заболеваниями печени / СПб. – 2010; 30 с.
  16. Радченко В.Г., Сафроненкова И.Г., Селиверстов П.В., Ситкин С.И. Клинические аспекты диагностики и лечения дисбиоза кишечника у больных хроническими заболеваниями печени / СПб. – 2009; 28 с.
  17. Радченко В.Г., Суворов А.Н., Ситкин С.И., Селиверстов П.В., Тетерина Л.А. Эффективность применения пребиотика Мукофальк у пациентов с хроническими заболеваниями печени и печеночной энцефалопатией на фоне дисбиоза толстой кишки / СПб. – 2010; 40 с.
  18. Селиверстов П.В. Дисбиоз кишечника и пути коррекции у больных с хроническими заболеваниями печени // Автореф. дис… д-ра мед. наук. – СПб. – 2011; 23 с.
  19. Шендеров Б.А. Медицинская микробная экология и функциональное питание. Т. I: Микрофлора человека и животных и её функции / М.: ГРАНТЪ. – 1998; с. 288.
  20. Bellantani S., Saccoccio G., Masutti F. el ul. Prevalence and risk factors for hepatic steatosis in northern Italy // An. Intern. Med. – 2000; 132: 112–7.
  21. Bosch J., Garcia-Pagan J. Complications of cirrhosis. Portal hypertenstion // Hepatology. – 2000; 32: 141–56.
  22. Cebra J. Influences of microbiota on intestinal immune system development // Am. J. Clin. Nutr. – 1999; 69: 1046–51.
  23. Czyan, h., YAn, YU., Lyu, n CHeni, h, Effect exopolysaccharide from Bifidobacterium bifidum on hutches of the cancer of the belly of the person and telomerasy inverse transcriptasy.
1 октября 2012 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика