Арланса

Отечественный препарат прямого противовирусного действия1

Мощный ингибитор протеазы вируса гепатита С 1,2,3


Инструкции:

Эффективность затрат на нарлапревир при терапии хронического гепатита с (1 генотип) у пациентов, не получавших ранее противовирусные препараты, и при рецидиве заболевания

Комментарии

Д.А. Гусев1, А.В. Рудакова2,3, А.Н. Усков2, Л.Н. Коновалова2, Ю.В. Лобзин2,4

1Санкт-Петербургское ГБУЗ «Центр по борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями»
2НИИ детских инфекций ФМБА
3Санкт-Петербургская химико-фармацевтическая академия
4Северо-западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова


Опубликовано в журнале:
"ЖУРНАЛ ИНФЕКТОЛОГИИ" Том 9, № 1, 2017


Резюме

В терапии хронического гепатита С (ХГС) активно применяются ингибиторы протеазы (ИП).

Целью работы являлась оценка эффективности за­трат на нарлапревир и симепревир при терапии ХГС (1 генотип) у пациентов, не получавших ранее противови­русные препараты, и при рецидиве ХГС.

Материал и методы. Анализ эффективности за­трат на симепревир и нарлапревир проводили с пози­ции системы здравоохранения на основе результатов исследований QUEST-1, QUEST-2, ASPIRE и PIONEER. При проведении анализа использовали показатель от­носительного риска достижения УВО 24 по отношению к терапии ПЕГ-ИФ + РБВ. Предполагали прекращение терапии пациентов, получавших нарлапревир, при отсутствии УВО через 12 недель, и прекращение терапии симепревиром при отсутствии УВО через 4 недели. За­траты на нарлапревир рассчитывались на основе пред­полагаемой цены регистрации в случае включения пре­парата в Перечень ЖНВЛП с учетом НДС. Затраты на прочие противовирусные препараты соответствовали средневзвешенным результатам аукционов за 2016 г.

Результаты. В базовом варианте затраты на про­тивовирусные препараты при назначении в качестве терапии первой линии нарлапревира ниже по сравне­нию с симепревиром на 37,3% (542,0 и 864,6 тыс. руб., соответственно), а затраты в расчете на пациента с УВО 24 – на 34,5%. У пациентов после рецидива снижение объема затрат на противовирусные препараты составит при терапии нарлапревиром по сравнению с симепревиром 22,8% (542,0 и 702,5 тыс. руб., соответ­ственно), а затраты на пациента с УВО 24 снизятся при этом на 41,3%.

Анализ чувствительности продемонстрировал вы­сокую надежность полученных результатов.

Выводы. При сопоставимой клинической эффектив­ности и переносимости нарлапревира и симепревира как у наивных пациентов, так и у пациентов с рециди­вом после терапии, включающей пегилированный ин­терферон и рибавирин, нарлапревир позволяет суще­ственно снизить нагрузку на бюджет и увеличить до­ступность терапии.

Ключевые слова: хронический гепатит С; наи­вные пациенты; рецидив; симепревир; нарлапре-вир; эффективность затрат


В качестве терапии первой линии хроническо­го гепатита С (ХГС) и при рецидиве заболевания в настоящее время рекомендовано использование терапии, включающей препараты прямого проти­вовирусного действия [1]. В частности, рекомендо­ваны схемы, включающие ингибиторы протеазы, пегилированный интерферон (Пег-ИФ) и рибавирин (РБВ). Ингибиторы протеазы первой волны характеризуются низким генетическим барьером резистентности и эффективностью только в отно­шении вируса гепатита С (ВГС) 1 генотипа. Инги­биторы протеазы второй волны имеют более высо­кий барьер резистентности, более высокую актив­ность в отношении ВГС различных генотипов, за исключением генотипа 3, более простые схемы до­зирования и улучшенный профиль безопасности [2]. К числу ингибиторов протеазы второй волны относятся зарегистрированные в РФ симепревир (СПВ) и нарлапревир (НПВ), назначаемый в ком­бинации с ритонавиром.

Эффективность симепревира у наивных па­циентов оценивалась в исследованиях QUEST-1 и QUEST-2, у пациентов после рецидива ХГС – в ис­следовании ASPIRE [3-5]. Эффективность нарла-превира у аналогичных групп пациентов оценива­лась в масштабном международном исследовании PIONEER с двойным слепым контролем [6].

Эффективность симепревира и нарлапревира при терапии ХГС представлена в табл. 1.


Таблица 1. Эффективность ингибиторов протеазы второй волны при терапии ХГС (1 генотип) (УВО 24, %)



Из табл. 1 видно, что эффективность симепревира и нарлапревира сопоставима как у пациентов, ранее не получавших противовирусные пре­параты, так и у пациентов с рецидивом после двой­ной терапии ПЕГ-ИФ + РБВ.

Добавление как симепревира, так и нарлапре-вира к двойной терапии ПЕГ-ИФ + РБВ не при­водило к ухудшению профиля безопасности. Так, частота отмены терапии вследствие побочных эффектов в исследованиях QUEST-1, QUEST-2 и ASPIRE составила 3% vs 3%; 1,6% vs 0,7%, 5% vs 2% в группах ПЕГ-ИФ + РБВ + СПВ и ПЕГ-ИФ + РБВ, соответственно, а в исследовании PIONEER частота отмены терапии вследствие побочных эф­фектов составила 3,2% в группе ПЕГ-ИФ + РБВ и 6,5% в группе ПЕГ-ИФ + РБВ + НПВ + Ритонавир [3-6].

Затраты на терапию, включающую противови­русные препараты прямого действия, весьма зна­чительны. В связи с этим, при принятии решения об их применении в клинической практике, не­обходимо оценивать не только клиническую эф­фективность и переносимость схем лечения, но и фармакоэкономические аспекты их применения. Проведенные ранее исследования показали, что современная противовирусная терапия первой линии (ВГС 1 генотип), включающая ингибиторы протеазы, может обеспечивать не только достиже­ние клинического эффекта у большего количества пациентов по сравнению с ранее применявшими­ся режимами, но и экономию затрат [7].

Целью работы являлась оценка эффективности затрат на нарлапревир и симепревир при терапии ХГС (1 генотип) у пациентов, не получавших ра­нее противовирусные препараты, и при рецидиве ХГС.

Материал и методы

Анализ эффективности затрат на симепревир и нарлапревир проводили с позиции системы здра­воохранения на основе результатов исследований QUEST-1, QUEST-2, ASPIRE и PIONEER [3-6]. При проведении анализа использовали показатель от­носительного риска достижения УВО 24 по отно­шению к терапии ПЕГ-ИФ + РБВ. При расчете использовали средневзвешенный показатель УВО 24 при терапии ПЕГ-ИФ + РБВ в исследовании PIONEER у наивных пациентов (57%) и средневзве­шенный показатель УВО 24 при терапии ПЕГ-ИФ + РБВ в исследовании PIONEER у пациентов с ре­цидивом - 29% [6].

Длительность терапии НПВ + ритонавир + Пег-ИФ + РБВ у всех пациентов, в соответствии с дизайном исследования PIONEER, составила при расчете 12 недель (+12 недель ПЕГ-ИФ + РБВ). При этом предполагали прекращение терапии пациентов, получавших нарлапревир, при отсут­ствии УВО через 12 недель терапии.

Длительность терапии СПВ + Пег-ИФ + РБВ составляла у всех пациентов 12 недель (+12 не­дель ПЕГ-ИФ + РБВ). При этом предполагали, что, в соответствии с инструкцией по применению си-мепревира, терапию прекращают при отсутствии УВО через 4 недели.

В связи с сопоставимым профилем безопасно­сти препаратов, учитывались только затраты на противовирусные препараты, затраты на коррек­цию нежелательных эффектов терапии, лабора­торные исследования и мониторинг не учитыва­лись.

Затраты на противовирусные препараты соот­ветствовали средневзвешенным результатам аукционов за 2016 г.: симепре-вир (Совриад) капс. 150 мг №28 – 230569,69 руб., Пег-ИФ альфа 2а (Пегасис) 180 мкг/мл шприц-тюбик 0,5 мл № 1 – 8805,86 руб., рибавирин таб. 200 мг №20 – 319,67 руб., ритонавир (Норвир) 100 мг №84 – 7350,00 руб. Затраты на нарлапревир рассчитывались на основе предполагаемой цены регистрации в случае включения препарата в Пере­чень ЖНВЛП с учетом НДС – 100 мг №56 – 107800 руб. (цена регистрации – 98 тыс. руб.)

Результаты и обсуждение

Результаты оценки представлены в табл. 2.

Очевидно, что тройная терапия с нарлапреви-ром, назначаемая в первой линии, при сопоста­вимой клинической эффективности и переноси­мости экономически существенно более выгодна, чем вариант с назначением в первой линии симе-превира. При этом нагрузка на бюджет при назна­чении в качестве терапии первой линии НПВ + ритонавир + Пег-ИФ + РБВ снизится по сравне­нию с СПВ + Пег-ИФ + РБВ на 37,3%, а затраты в расчете на пациента с УВО 24 – на 34,5%.

У пациентов после рецидива снижение нагруз­ки на бюджет составит при терапии нарлапревиром по сравнению с симепревиром 22,8%, а затра­ты на пациента с УВО 24 будут ниже на 41,3%.

При анализе чувствительности оценивали вли­яние на показатель эффективности затрат измене­ния цены симепревира в реальных пределах (165,0 тыс. руб. – 370,0 тыс. руб. за упаковку), а цены нарлапревира – на 25% по сравнению с базовым вариантом. Анализ показал, что при любом соотно­шении цен препаратов в указанных пределах тера­пия нарлапревиром является экономически более эффективной по сравнению с симепревиром.

Таким образом, при сопоставимой клинической эффективности и переносимости нарлапревира и симепревира как у наивных пациентов, так и у па­циентов с рецидивом после терапии, включающей пегилированный интерферон и рибавирин, нарла-превир позволяет существенно снизить нагрузку на бюджет и увеличить доступность терапии.


Таблица 2. Эффективность затрат на ингибиторы протеазы второй волны при терапии ХГС (1 генотип)



Авторский коллектив:

Гусев Денис Александрович – д.м.н., профессор, руководитель СПбГБУЗ «Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями»

Рудакова Алла Всеволодовна – д.фарм.н., с.н.с. отдела организации медицинской помощи НИИ детских инфекций ФМБА, профессор кафедры управления и экономики фармации Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии

Усков Александр Николаевич – д.м.н., заместитель директора Научно-исследовательского института детских инфекций ФМБА

Коновалова Любовь Николаевна – к.м.н., заведующая отделом организации медицинской помощи Научно-исследовательского института детских инфекций ФМБА

Лобзин Юрий Владимирович – академик РАН, профессор, д.м.н., директор Научно-исследовательского института детских инфекций ФМБА, заведующий кафедрой инфекционных болезней СЗГМУ им. И.И. Мечникова


Литература

1. EASL Recommendations on Treatment of Hepatitis C 2015 // Journal of Hepatology 2015; 63: 199–236.

2. Wendt A., Bourlière M. An update on the treatment of genotype-1 chronic hepatitis C infection: lessons from recent clinical trials // Ther. Adv. Infect. Dis. 2013; 1(6): 191-208.

3. Manns M., Marcellin P., Poordad F., et al. Simeprevir with pegylated interferon alfa 2a or 2b plus ribavirin in treatment-naive patients with chronic hepatitis C virus genotype 1 infection (QUEST-2): a randomised, double-blind, placebo-controlled phase 3 trial // Lancet 2014; 384 (9941): 414-26.

4. Jacobson I.M., Dore G.J., Foster G.R., et al. Simeprevir with pegylated interferon alfa 2a plus ribavirin in treatment-naïve patients with chronic hepatitis c virus genotype 1 infection (QUEST-1): a phase 3, randomized, double-blind, placebo-controlled trial // Lancet 2014; 384: 403-13.

5. Levin J. Simeprevir (TMC435) in combination with peginterferon and ribavirin for treatment of HCV genotype 1 infection in treatment-naïve and -experienced patients (PILLAR and ASPIRE Trials) // IDSA Oct 17-21 2012 San Diego.

6. Бакулин И.Г., Абдурахманов Д.Т., Богомолов П.О. Пред­варительные результаты исследования 3 фазы нового отечественного ингибитора протеазы нарлапревира у первичных и ранее леченных больных хроническим ге­патитом С 1 генотипа (исследование PIONEER) // Сбор­ник тезисов 42-й научной сессии ЦНИИГ «Принципы доказательной медицины в клиническую практику», 02-03.03.2016, стр.21.

7. А.В. Рудакова, Д.А. Гусев, А.Н. Усков, Ю.В. Лобзин. Про­тивовирусная терапия хронического гепатита С (1 гено­тип): затраты и эффективность // Журнал инфектологии 2015; 7 (1): 91-98.






30 января 2017 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика