Комбинированная магнитотерапия при адаптационных нарушениях у часто болеющих детей

Комментарии

Опубликовано в журнале:


«Практика педиатра», февраль 2011, с. 3-7

Н.В. Болотова, Е.В. Владимирова, ГОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Ю.М. Райгородский, ООО «ТРИМА» (г. Саратов)

Внимание педиатров постоянно привлекает группа часто болеющих детей, которая, по данным статистики, составляет 5% от всего детского населения России и в раннем возрасте достигает 15–18%.


Частые и длительные ОРЗ – это та ситуация, которая приводит к срыву адаптационных возможностей организма, снижению иммунитета, формированию бронхолегочной патологии [1]. Одним из условий предупреждения новых эпизодов заболевания является повышение эффективности адаптационных реакций организма на различных уровнях. На современном этапе разработаны и ежегодно осуществляются мероприятия по борьбе с ОРЗ. Они включают применение химиопрепаратов этиотропного действия, иммунокорригирующих средств, патогенетической и симптоматической терапии [4, 7].

В настоящее время в рамках восстановительной медицины большое место занимают различные методы немедикаментозного лечения, в частности физиотерапевтические. В этой связи в педиатрии перспективно использование магнитного поля, которое беспрепятственно проникает внутрь тканей и способно непосредственно воздействовать на регуляторные системы ЦНС [8]. При динамическом характере магнитного поля (бегущее поле) с частотами сканирования, близкими к частотам биоэлектрогенеза головного мозга (альфа ритм ЭЭГ и др.), можно реализовать резонансное, биологически наиболее активное воздействие. В результате возможно формирование эффективных адаптационных реакций и компенсаторно-приспособительных процессов [3].

Клиническое исследование
С целью обоснования возможности и эффективности использования бегущего импульсного магнитного поля (БИМП) для воздействия на структуры ЦНС в реабилитации часто болеющих детей нами было проведено исследование, в котором принимало участие 80 часто болеющих детей (группа 1) в возрасте от 3 до 15 лет вне периода ОРЗ, составивших основную группу. В группу сравнения (группа 2) вошли 40 эпизодически болеющих детей 1-й группы здоровья.

Адаптационные реакции оценивались с помощью программы донозологической диагностики «Здоровье 21 век», в основе которой лежит изучение качественного и количественного состава различных клеток периферической крови. В зависимости от процентного содержания лимфоцитов в периферической крови авторы программы выделяют различные адаптационные реакции организма – реакцию тренировки, реакцию спокойной активации, реакцию повышенной активации, реакцию переактивации и стресс [3, 5, 6].

Анализ других клеток крови (палочкоядерных нейтрофилов, эозинофилов, моноцитов, плазматических клеток) позволяет установить уровень реактивности организма пациента – высокий, средний, низкий, очень низкий. Кроме того, рассчитывается лейкоцитарный индекс интоксикации (ЛИИ) Кальф – Калифа, гематологический показатель интоксикации (ГПИ), индекс Гаркави.

ЛИИ раскрывает соотношение гранулоцитарного и агранулоцитарного ростков белой крови и позволяет определить наличие интоксикоза (накопление продуктов нарушенного метаболизма в межклеточном пространстве) [2]. При расчете ГПИ учитывается количество лейкоцитов крови и СОЭ. Лейкопения и уменьшение СОЭ приводят к снижению ГПИ, что является показателем интоксикоза. Лейкоцитоз и повышение СОЭ сопровождается увеличением ГПИ, что свидетельствует о выходе интоксикации за пределы интерстициального пространства и манифестации эндотоксикоза на уровне периферической крови. Расхожде ние ГПИ и ЛИИ свидетельствует о большой выраженности интоксикоза или эндотоксикоза. Индекс Гаркави позволяет оценить соотношение содержания лимфоцитов и сегментоядерных нейтрофилов. С учетом количественного и качественного состава крови, индексов интоксикации по условиям программы рассчитывается «балл здоровья», значения которого колеблются в пределах 400–1200.

С целью коррекции нарушений в системе адаптации использовалось БИМП транскраниально от аппарата «АМО АТОС» с приставкой «ОГОЛОВЬЕ» (ООО «ТРИМА» г. Саратов, Регистрационное удостоверение МЗ РФ № 29/10071001/3132 02 от 12.03.2002 г.) и на область почек. Во время исследования пациентам не проводилась никакая другая лекарственная терапия, которая могла бы замаскировать или исказить действие магнитного поля. Часто болеющие дети были разделены на две сопоставимые по возрасту и полу группы. Группу 1А составили 40 детей, активационная терапия которым проводилась БИМП по битемпоральной методике (расположение излучателей парно в височно затылочной об ласти) и 40 детей группы 1Б получили плацебо-терапию. Учитывая, что физическое воздействие лучше усваивается организмом, если его частотные параметры близки к частотам функционирования организма (1–1,5 Гц – частота нормального сердечного ритма; 8-10 Гц – частота альфа ритма электроэнцефалограммы), магнитотерапия назначалась в пределах этих параметров.

Сеансы транскраниальной магнитотерапии проводились в положении больного сидя с индукцией на поверхности парного излучателя приставки «ОГОЛОВЬЕ» от 27 до 45 мТл (в зависимости от возраста) и частотой сканирования 1–10 Гц. Движение поля осуществлялось от височной доли к затылочной синхронно на оба полушария мозга в течение 7–12 минут. Сеансы надпочечниковой магнитотерапии чередовали с транскраниальной через день. Частоту модуляции и время экспозиции с каждой процедурой постепенно увеличивали, начиная с минимального значения. В конце курса (2–3 последних сеанса) использовался режим «СТОХАС» – включение соленоидов по случайному закону как наиболее физиологичному. Надпочечниковая магнитотерапия проводилась в режиме сканирования синусоидального поля путем расположения парного призматического излучателя на область обеих почек с индукцией на поверхности излучателя 45 мТл, с частотой сканирования 10 Гц в течение 10 минут. Общее количество сеансов магнитотерапии – 14.

Результаты
Дети основной группы предъявляли жалобы на снижение аппетита и работоспособности (95%), на нарушение сна (30%), на нестабильный эмоциональный фон (85%). Общеклинический осмотр выявил бледность кожных покровов у 32 (29,1%) детей, из них у 12 (10,9%) – мраморность, у 19 пациентов (17,3%) – периорбитальные тени, у 37 (33,6%) детей – стойкий красный и белый дермографизм. При пальпации выявлено увеличение регионарных лимфоузлов у 57 (51,8%) детей. При осмотре зева была выявлена гипертрофия миндалин I степени у 52 детей (47,3%), гипертрофия миндалин II степени – у 16 детей (14,5%), гипертрофия миндалин III–IV степени – у 6 детей (5,5%). При аускультации сердца у 47 пациентов (42,7%) выслушивался систолический шум функционального характера. У 41 ребенка (37,3%) отмечалась болезненность при пальпации по ходу кишечника, у 15 из них (13,6%) периодически отмечалась кишечная дисфункция.

Адаптационные реакции оценивались по качественному и количественному составу форменных элементов периферической крови. Оптимальное количество лейкоцитов имели 48 детей (60,0%) основной группы, лейкопения выявлена у 25 детей (31,3%), лейкоцитоз – у 7 детей (8,7%). В группе сравнения оптимальное количество лейкоцитов имели 27 детей (67,5%), лейкопения была выявлена у 13 детей (32,5%).

Обращало на себя внимание различие в количестве базофилов крови у детей двух групп. Оптимальное количество клеток выявлено у 62 часто болеющих детей (77,5%), у 18 детей (22,5%) этой группы выявлена базофилия, что свидетельствует об аллергической реакции иммунитета. В то время как в группе сравнения оптимальное количество базофилов было выявлено у 38 детей (95,0%). Уровень эозинофилов крови так же был различен в группе часто болеющих детей и в группе сравнения. Оптимальный уровень эозинофилов выявлен у половины детей (41 человек – 51,3%) основной группы, эозинопения зафиксирована у 28 детей (35,0%), в том числе анэозинофилия была отмечена у 20 часто болеющих детей (25,0%), что позволяет говорить о напряжении адаптационных механизмов. Эозинофилия выявлена у 11 детей (13,7%), что объясняется аллергической направленностью иммунных реакций. В группе сравнения у большинства детей был зафиксирован оптимальный уровень эозинофилов – 34 ребенка (85,0%).

Следует отметить, что оптимальное количество моноцитов было выявлено только у 2 детей основной группы (2,5%). У большинства детей этой группы была зафиксирована моноцитопения – 71 человек (88,8%), в том числе у 23 детей (28,8%) – выраженная моноцитопения, что также свидетельствует о напряжении адаптационных возможностей. У 7 детей (18,7%) был выявлен моноцитоз. В группе сравнения оптимальное количество моноцитов наблюдалось у большей части детей, моноцитопения – у 18 детей (45,0%).

Значительное отличие между основной и группой сравнения зафиксировано и в содержании палочкоядерных нейтрофилов крови. Оптимальное количество клеток выявлено у 23 часто болеющих детей (28,8%), и, напротив, сниженное содержание клеток было зафиксировано у 51 ребенка (63,8%), повышенное количество было выявлено у 6 детей этой группы (7,4%). 90,0% детей группы сравнения имели оптимальный уровень палочкоядерных нейтрофилов.

Анализ содержания нейтрофилов крови выявил оптимальное количество клеток только у 13 детей (16,3%) основной группы, нейтропения отмечена у 8 детей (10%), у большинства детей – 59 человек (73,7%) зафиксирован нейтрофилез, что позволяет судить о напряжении адаптационных механизмов. Во второй группе преобладали дети, у которых количество нейтрофилов при оценке общего анализа крови было оптимальным – 30 человек (75%), у 1/5 части детей выявлена нейтропения, у 2 детей (5,0%) – нейтрофилез.

При исследовании лимфоцитов в основной группе оптимальное количество клеток зафиксировано у 24 детей (30%), лимфопения – у 28 детей (35%), лимфоцитоз – у 28 детей (35%). В группе сравнения у 25 детей (62,5%) количество лимфоцитов крови было оптимальным, лимфопения зарегистрирована у 1/4 части детей, лимфоцитоз – у 5 детей (12,5%).

Повышение индекса Гаркави было выявлено у всех обследованных пациентов. Значения индекса колебались в интервале 1,27 ± 0,35, что свидетельствует о дисбалансе в количественном составе клеток периферической крови у часто болеющих детей. В группе сравнения значения индекса Гаркави колебались в пределах нормы (0,41 ± 0,08).

Лейкоцитарный индекс интоксикации Кальф – Калифа у часто болеющих детей составил 0,41 (0,13; 0,65), что ниже его оптимальных значений. Снижение лейкоцитарного индекса интоксикации Кальф – Калифа выявлено у 71 ребенка (64,5%), у 18 детей (16,4%) индекс ЛИИ больше индекса ГПИ. Таким образом, число детей с интоксикозом составило 89 человек (80,9%). Повышение ГПИ выявлено у 14 детей (12,7 %), что свидетельствовало об эндотоксикозе на уровне периферической крови. Значения ГПИ колебались в пределах Ме = 0,32 (0,12–0,64). Значения индексов ЛИИ и ГПИ в группе сравнения колебались в пределах нормальных значений. У всех детей этой группы значения индексов были равны, что свидетельствовало об отсутствии эндотоксикоза.

С учетом всех показателей крови и индексов интоксикации с помощью программы «Здоровье 21 век» рассчитывался «балл здоровья». В группе часто болеющих детей он составил 738,8 ± 140,3. В группе сравнения значения этого показателя достигли 924,2 ± 101,8. При оценке уровней реактивности среди часто болеющих детей преобладала группа с низким уровнем реактивности – 31 ребенок (38,8%) и очень низким уровнем реактивности – 21 человек (26,3%). В группе сравнения преобладала группа детей – 26 (65,0%) со средним уровнем реактивности, у 6 детей (15,0%) был выявлен высокий уровень реактивности, низкий уровень реактивности был зарегистрирован у 1/5 части детей. Очень низкого уровня реактивности в группе сравнения не было.

В зависимости от процентного и абсолютного количества лейкоцитов крови с помощью программы «Здоровье 21 век» у часто болеющих детей были выделены различные стадии адаптационных реакций организма.

В группе часто болеющих преобладали дети со спокойной активацией – 28 человек (35,0%) и реакцией тренировки – 24 человека (30,0%). У 10 детей (12,4%) была реакция переактивации, 3 человека (3,8%) находились в состоянии стресса. В группе сравнения преобладали дети с реакцией тренировки (18 человек – 45,0%), у 22 детей (55,0%) поровну отмечались реакции повышенной и спокойной активации. Детей с переактивацией и стрессом в группе сравнения не выявлено (табл. 1).

Тип реакции Основная группа
(N = 40)
Группа сравнения
(N = 40)
абс. % абс. %
Повышенная активация 15 18,8 11 27,5
Спокойная активация 28 35,0 11 27,5
Тренировка 24 30,0 18 45,0
Переактивация 10 12,4 - -
Стресс 3 3,8 - -

Согласно принципу периодической системы неспецифических адаптационных реакций (разделение всех ответных реакций по типу реакции и уровню реактивности), состояние здоровья подразделяется на «здоровье», «предболезнь», «болезнь». В 1-й группе детей лишь 20 человека (25,0%) были здоровы, 36 человек (45,0%) находились в состоянии предболезни, остальные дети – 24 человека (30,0%) находились в состоянии болезни. В группе сравнения больше половины детей (28 человек – 70,0%) были здоровы. Обращает на себя внимание, что и в этой группе было выявлено 12 детей (30,0%) в состоянии «предболезнь». Все вышесказанное позволяет утверждать, что у большей части детей основной группы защитные реакции организма находились в состоянии угнетения.

Через месяц после проведения курса магнитотерапии в группе 1А отмечалось улучшение самочувствия в 92,5% случаев, повышение работоспособности в 82,5% случаев, нормализация аппетита у 87,5% детей. Нормализацию сна и эмоционального фона отметил 21 пациент (52,5%). После лечения отмечалась тенденция к нормализации лейкоцитов периферической крови в группе 1А. 3/4 детей имели оптимальный уровень лейкоцитов (исходно только у 60,0% детей количество лейкоцитов было оптимальным). С 22,7% до 10% сократился процент детей с базофилией. Следует отметить увеличение количества детей с оптимальным уровнем эозинофилов на 16,2%. В группе 1А в 4 раза снизилось число детей с моноцитопенией. Значимых изменений в составе палочкоядерных нейтрофилов периферической крови выявлено не было. После курса БИМП значительно уменьшилось число детей с нейтрофилезом (до 30% против исходных 73,7%), что свидетельствует о снижении напряжения адаптационных механизмов. У всех детей повысился уровень лимфоцитов периферической крови, оптимум был выявлен у 2/3 детей, у 1/3 детей – лимфоцитоз. В группе 1Б также выявлены изменения в составе периферической крови, однако по сравнению с исходными данными значения недостоверны. После магнитотерапии в группе 1А отмечалась нормализация индексов интоксикации. Индекс Гаркави снизился до 0,6 ± 0,2, однако следует отметить, что у 71,7% детей он достиг оптимального значения. Наполовину уменьшилось число детей с интоксикозом, после терапии БИМП признаков эндотоксикоза у детей группы 1А не было зафиксировано. Отмечалась тенденция к нормализации ЛИИ и ГПИ. «Балл здоровья» повысился на 30,2% и достиг значений 962,4 ± 117,3. В группе 1Б сохранялись исходные показатели индексов и «балла здоровья».

Особо следует отметить изменение уровней реактивности и стадий адаптационных реакций в группе 1А. Только у 7 детей (17,5%) после магнитотерапии сохранялись неблагоприятные низкий и очень низкий уровни реактивности (до лечения количество таких детей достигало 65,1%). Часть детей с переактивацией и реакцией тренировки, и все дети со стрессом перешли на более благоприятный тип адаптационных реакций, тем самым на 25% увеличилась группа детей с повышенной и спокойной активацией. Таким образом, число детей в состоянии «здоровье» увеличилось в 2,5 раза, в состоянии «предболезни» уменьшилось в 1,5 раза, и только 7,5% детей оставались в состоянии «болезнь». По видимому, этим детям, было недостаточно одного курса активационной терапии, или они нуждались в ином методе воздействия. В группе 1Б статистически значимых изменений уровней реактивности и типа адаптационных реакций не зафиксировано.

Таким образом, в группе часто болеющих детей выявлены изменения адаптационных реакций, проявляющиеся дисбалансом количественного и качественного состава клеток периферической крови (снижением эозинофилов, моноцитов, повышением числа нейтрофилов), аллергической направленностью иммунных реакций, интоксикозом и эндотоксиозом, снижением уровня реактивности и нарушением адаптации.

Применение БИМП путем чередования двух вариантов приложения (транскраниально и на проекцию почек), позволяет в группе часто болеющих детей изменить характер их адаптационных реакций. Это повышает защитные резервы организма и снижает заболеваемость этой группы детей.

Список литературы находится в редакции.

Сведения об авторах:
Болотова Нина Викторовна, заведующая кафедрой пропедевтики детских болезней, детской эндокринологии и диабетологии, ГОУ ВПО «Саратов ский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского», д р мед. наук, профессор
Владимирова Елена Владимировна, аспирант кафедры пропедевтики детских болезней, детской эндокринологии и деабетологии, ГОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского»
Райгородский Юрий Михайлович , директор ООО «ТРИМА» (г. Саратов), канд. физ. мат. наук

1 февраля 2011 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика