Атипичный гемолитико-уремический синдром (аГУС)

Клинические рекомендации

Атипичный гемолитико-уремический синдром (аГУС)

МКБ 10: D59.3
Год утверждения (частота пересмотра): 2014 (пересмотр каждые 5 лет)
ID: КР550
URL:
Профессиональные ассоциации:
  • Научное общество нефрологов России
  • Российская ассоциация нефрологов

Оглавление

Ключевые слова

  • Тромботическая микроангиопатия;
  • Гемолитико-уремический синдром;
  • Атипичный гемолитико-уремический синдром;
  • Комплемент-опосредованная ТМА;
  • Экулизумаб;
  • Свежезамореженная плазма;
  • Плазмообмен.

Список сокращений

АГ – артериальная гипертония

аГУС – атипичный гемолитико-уремический синдром

ГУС – гемолитико-уремический синдром

ЖКТ – желудочно-кишечный тракт

ЗПТ – заместительная почечная терапия

ЛДГ – лактатдегидрогеназа

МАГА – микроангиопатическая гемолитическая анемия

МАК – мембраноатакующий комплекс

НФГ – нефракционированный гепарин

ОПП – острое почечное повреждение

ПО – плазмообмен

ПЦР – полимеразная цепная реакция

СЗП – свежезамороженная плазма

ТМА – тромботическая микроангиопатия

ТПН – терминальная почечная недостаточность

ТТП – тромботическая тромбоцитопеническая пурпура

ЦНС – центральная нервная система

Термины и определения

  1. Атипичный гемолитико-уремический синдром (аГУС) – хроническое системное заболевание генетической природы, в основе которого лежит неконтролируемая активация альтернативного пути комплемента, ведущая к генерализованному тромбообразованию в сосудах микроциркуляторного русла (комплемент-опосредованная тромботическая микроангиопатия);
  2. Гаптоглобин – белок,  связывающий свободный гемоглобин, который попадает в кровь при повреждении эритроцитов. Является чувствительным лабораторным маркером гемолиза.
  3. Мембраноатакующий комплекс (МАК) – терминальный комплекс комплемента, сформированный из С5b-9 компонентов;
  4. Мембранный кофакторный протеин (MCP) – интегральный трансмембранный белок, который экспрессируется на поверхности клеток, где связывает С3b и является дополнительным кофактором для CFI;
  5. Пенетрантность - частота проявления гена. Определяется по проценту особей в популяции из числа несущих ген, у которых он проявился. При полной пенетрантности доминантный или гомозиготно-рецессивный аллель проявляется у каждой особи, а при неполной пенетрантности – у части особей;
  6. Тромбомодулин (thrombomodulin, THBD) – эндотелиальный гликопротеин с антикоагулянтными, противовоспалительными и цитопротективными свойствами;
  7. Тромботическая микроангиопатия (ТМА)- клинико-морфологический синдром, характеризующий поражением сосудов микроциркуляторного русла. Морфологически ТМА проявляются в виде образования тромбов в микроциркуляторном русле, поражением эндотелия сосудов, клинически это проявляется в возникновении микроангиопатической гемолитической анемии, тромбоцитопении и признаках ишемии органов.  
  8. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура (ТТП)- системная форма ТМА, в основе которой лежит тромбообразование в микроциркуляторном русле ряда органов, опосредованное сверхкрупными мультимерами фактора фон Виллебранда в условиях дефицита ADAMTS13
  9. Фактор комплемента H (CFH) - основной регуляторный фактор альтернативного пути активации комплемента, участвующий в расщеплении С3 конвертазы  альтернативного пути и защищающий эндотелий от атаки комплемента;
  10. Фактор комплемента I (CFI) – сериновая протеаза, которая расщепляет С3конвертазу альтернативного пути активации комплемента;
  11. STEC-ГУС –  ГУС, опосредованный инфекцией Escherichia coli, продуцирующей. шигатоксин (Shigatoxine; Stx) (Stx–продуцирующая E coli, STEC).

1. Краткая информация

 1.1 Определение

Атипичный гемолитико-уремический синдром (аГУС) – хроническое системное заболевание генетической природы, в основе которого лежит неконтролируемая активация альтернативного пути комплемента, ведущая к генерализованному тромбообразованию в сосудах микроциркуляторного русла (комплемент-опосредованная тромботическая микроангиопатия).

Комментарии: Наряду с типичным ГУС и ТТП аГУС является классическим заболеванием из группы ТМА. В настоящее время ТМА рассматривают как клинико-морфологический синдром, характеризующий поражение сосудов микроциркуляторного русла.

Гистологически ТМА – это особый тип повреждения сосудов, представленный отеком эндотелиальных клеток с их отслойкой от базальной мембраны, расширением субэндотелиального пространства с накоплением в нем аморфного мембраноподобного материала и образованием тромбов, содержащих тромбоциты и фибрин, что приводит к окклюзии просвета сосуда, вызывая развитие ишемии органов и тканей.

Клинически ТМА проявляется тромбоцитопенией, развивающейся вследствие потребления тромбоцитов в процессах распространенного тромбообразования, микроангиопатической гемолитической Кумбс-негативной анемией (механический гемолиз), лихорадкой и поражением различных органов, главным образом, почек и центральной нервной системы (ЦНС).

В настоящее время достигнуты значительные успехи в понимании этиологии и особенно патогенеза ТМА, что позволило отказаться от старой номенклатуры её классических форм. Так, типичный ГУС, ранее называвшийся постдиарейным или Д+ГУС, следует называть STEC-ГУС (Shiga-Toxin продуцирующая Esherihia Coli), атипичный ГУС, ранее именовавшийся «неассоциированным с диареей» или Д-ГУС, получил название «комплемент-опосредованной ТМА».

1.2 Этиология и патогенез

Регуляция системы комплемента в норме

Активация системы комплемента осуществляется тремя основными путями: классическим, лектиновым и альтернативным. Общей точкой, на которой сходятся все три пути, является расщепление С3 компонента комплемента.  Нарушения, лежащие в основе развития аГУС, касаются альтернативного пути активации.

В отличие от первых двух путей, активация которых начинается после связывания с иммунными комплексами или микроорганизмами, альтернативный путь находится в состоянии постоянной активации, исходный уровень которой низок (т.н. механизм «холостого хода»), что обеспечивается спонтанным гидролизом С3 компонента комплемента. Образующийся при этом фрагмент С3b может связываться как с патогенами, так и с собственными клетками организма.  На чужеродной (например, бактериальной) поверхности С3b связывается с фактором В (CFB), в результате чего образуется С3-конвертаза (комплекс С3bВb).  Последняя многократно усиливает расщепление С3 за счет формирования т.н. «петли амплификации». При присоединении к С3-конвертазе дополнительных фрагментов С3b образуется С5-конвертаза (С3bВb(С3b) – энзиматический комплекс, расщепляющий С5-компонент комплемента. При расщеплении С5 образуется С5b фрагмент, запускающий сборку мембраноатакующего комплекса С5b9 (МАК), который вызывает лизис бактериальных клеток.

Поверхность клеток хозяина в норме защищена от локальной амплификации и депозиции С3b. Эту защиту обеспечивает жесткий контроль со стороны ряда регуляторных факторов комплемента, представленных как плазменными, так и мембраносвязанными белками, фиксированными на поверхности эндотелиальных клеток. Основными плазменными протеинами, регулирующими альтернативный путь активации комплемента, служат факторы Н (CFH) и I (CFI), мембраносвязанными – мембранный кофакторный протеин (MCP) и тромбомодулин (THBD).

Фактор комплемента H (CFH) - основной регуляторный фактор альтернативного пути активации комплемента.  Он блокирует образование С3-конвертазы и напрямую ускоряет ее распад. Кроме того, фактор Н является кофактором CFI в инактивации C3b, которая приводит к образованию неактивного фрагмента iC3b, неспособного связываться с фактором В для образования С3-конвертазы.  Молекула CFH имеет две области связывания С3b. Первая локализуется в N-концевой части, где связывание С3b регулирует амплификацию альтернативного пути комплемента в плазме. Вторая область связывания находится в С-концевой части молекулы, в 19 и 20 экзонах, связывание с которыми нарушает способность С3b фиксироваться на поверхности эндотелия, что приводит к локальной инактивации альтернативного пути. Таким образом, CFH принадлежит ключевая роль в защите эндотелиальных клеток от активации комплемента.  Кроме того, установлено важное значение CFH в регуляции функции тромбоцитов за счет блокирования активации комплемента на их поверхности, что, в свою очередь, приводит к уменьшению функциональной активности и способствует снижению риска тромбообразования.

Фактор комплемента I (CFI) – сериновая протеаза, которая расщепляет С3b, приводя к формированию неактивного iC3b в присутствии растворимых и/или мембраносвязанных кофакторов.

Мембранный кофакторный протеин (MCP) – интегральный трансмембранный белок, который экспрессируется на поверхности клеток, где связывает С3b и является дополнительным кофактором для CFI.

Тромбомодулин (thrombomodulin, THBD) – эндотелиальный гликопротеин с антикоагулянтными, противовоспалительными и цитопротективными свойствами, который служит также регуляторным белком системы комплемента, выполняя функции мембраносвязанного кофактора CFI. Связывает С3b, ускоряя его инактивацию CFI в присутствии CFH.

Таким образом, регуляция альтернативного пути комплемента осуществляется четырьмя белками – факторами H, I, MCP и THBD, взаимодействие которых приводит к преобразованию C3b в неактивную молекулу iC3b, блокируя тем самым ключевой механизм активации – образование все больших количеств С3-конвертазы с последующей безудержной продукцией МАК.

Система комплемента при аГУС

Атипичный ГУС – заболевание, основу которого составляет генетически обусловленный дефект регуляции альтернативного пути комплемента, результатом чего является его хроническая неконтролируемая активация.  Предполагается, что имеющиеся у пациентов с аГУС мутации в генах, кодирующих регуляторные белки (CFH, CFI, MCP, THBD), приводят к нарушению защиты эндотелиальных клеток от активации системы комплемента вследствие дефицита или, чаще, функциональных нарушений этих протеинов. В результате этого на поверхности клеток эндотелия усиливается образование МАК, вызывающее их повреждение с обнажением субэндотелиального матрикса, трансформацией атромботического фенотипа в протромботический и последующим образованием тромбов. Дополнительный вклад в процесс тромбообразования у пациентов с мутациями фактора Н может вносить также активация комплемента на поверхности тромбоцитов, приводящая к усилению их функциональной активности.

Наряду с наиболее часто встречающимися мутациями белков-регуляторов, приводящих к нарушению их функции по контролю за активностью альтернативного пути комплемента (loss-of-function), описаны также мутации фактора В и С3 компонента комплемента, обеспечивающие значительное нарастание активности (gain-of-function) за счет стабилизации С3-конвертазы и её резистентности к инактивации, соответственно, что вызывает избыточную активацию системы комплемента. Преимущественное поражение почек при аГУС, по-видимому, обусловлено особенной чувствительностью фенестрированного гломерулярного эндотелия к повреждению, обусловленному нарушенной регуляцией комплемента. 

Генетические аномалии при аГУС

У пациентов с аГУС наиболее часто (около 30% случаев) обнаруживают мутации гена CFH. К настоящему времени идентифицированы более 100 мутаций CFH у детей и взрослых пациентов с аГУС, причем не только наследственным, но и спорадическим. Большинство мутаций локализованы вС-концевых экзонах (19-20) молекулы CFH. Гомозиготные мутации CFH редки, чаще всего встречается носительство одной гетерозиготной мутации, однако возможно носительство двух и более гетерозиготных полиморфизмов фактора Н. Меньшее число мутаций (т.н. мутации 1типа) ассоциировано с количественным дефицитом CFH (низкий уровень CFH в плазме), однако в большинстве случаев мутации (особенно в С-терминальных экзонах) сопряжены с функциональным дефицитом фактора (мутации 2 типа). Носители этих мутаций имеют нормальную концентрацию CFH в плазме. Уровень С3 в плазме снижен у 30-50% пациентов с гетерозиготными мутациями CFH и более часто – при мутациях 1 типа.   Пациенты с гомозиготными мутациями имеют наиболее низкие уровни как CFH, так и С3 в плазме.

Прямая связь концентраций CFH и С3 между собой отсутствует: уровень С3 может быть низким при нормальном уровне CFH и наоборот.

Около 10% больных аГУС (в большинстве своем – дети) имеют мутации в гене, кодирующем MCP.

Примерно у 10% пациентов выявляют мутации CFI. Описаны мутации гена фактора I, аналогичные таковым CFH, т.е. приводящие либо к нарушению синтеза, либо к нарушению функции этого фермента.

Мутации гена тромбомодулина отмечаются у 3-5% больных.

Кроме того, у небольшого числа пациентов описаны мутации фактора В (1-4% больных) и C3 компонента комплемента (2-10% больных), приводящие к их избыточной активации. Около 12% больных аГУС имеют мутации двух и более генов системы комплемента.

Анти- CFH-аутоантитела

Приблизительно у 6-10% пациентов с аГУС, преимущественно у детей, выявляют аутоантитела к фактору Н. Их действие направлено против С-терминального региона (экзоны 19-20) молекулы CFH, в связи с чем приводит к тем же последствиям, что и мутации фактора Н. Наличие подобных антител связано с дефицитом фактор Н-связанных белков 1 и 3 (CFHR1 и CFHR3), возникающим вследствие мутаций соответствующих генов. Установлено, что у 90% больных с анти-CFH-аутоантителами полностью отсутствуют CFHR1 и CFHR3, что обусловлено гомозиготной делецией в генах этих протеинов. Примерно у трети больных с аутоантителами к фактору Н выявлены также мутации различных факторов комплемента. Плазменная концентрация С3 снижена у 40-60% больных аГУС с анти-CFH-аутоантителами, причем в большей степени у тех, кто имеет более высокий их титр. Особенностью аГУС, обусловленного антителами к фактору Н, является частое рецидивирование заболевания.

Комментарии: Пенетрантность всех мутантных генов перечисленных факторов составляет около 50%. Следует подчеркнуть, что в семьях с идентифицированными мутациями генов комплемента только у некоторых носителей мутаций развивается аГУС. Даже при возникновении заболевания у нескольких членов семьи с одними и теми же мутациями его клинические проявления могут различаться. Значительный полиморфизм клинических проявлений наблюдается также не у родственных носителей тех же мутаций. Это дает основания предполагать наличие дополнительных факторов – генетических или средовых – которые могут оказать влияние на развитие или прогрессирование аГУС.

Таким образом, следует помнить, что:

  • отсутствие семейной истории аГУС не исключает возможности генетической природы заболевания;
  • практически невозможно предсказать риск возникновения аГУС у членов семьи больного, имеющих ту же мутацию, что и пробанд.

Генетически-фенотипические корреляции и прогноз аГУС

У пациентов с аГУС для постановки диагноза и принятия решения о тактике лечения идентификация мутаций факторов комплемента не требуется. Однако генетическое исследование необходимо для определения прогноза, особенно у больных, которым планируется трансплантация почки.

Комментарии: У взрослых пациентов с аГУС возраст дебюта заболевания не зависит от характера мутаций. Однако у детей последний определяет возраст начала заболевания.  Так, у большинства детей с мутациями факторов Н и I, а также С3 и тромбомодулина болезнь дебютирует в возрасте до 5 лет. Дети, у которых выявлены антитела к фактору Н или мутации гена МСР, чаще заболевают в возрасте 8 лет и старше. Наличие мутаций в генах того или иного фактора комплемента непосредственно влияет на характер течения аГУС, общий и почечный прогноз, а также определяет прогноз у пациентов с трансплантированной почкой (Таблица 1). Таким образом, у пациентов с аГУС прогноз варьирует в зависимости от генотипа. Так, пациенты с мутациями CFH имеют худший прогноз, а больные с мутациями МСР – лучший. Смертность во время первого эпизода болезни составляет у детей с мутациями фактора Н 20-30%, а у взрослых – 4%. Терминальной почечной недостаточности (ТПН) в исходе острого эпизода среди выживших детей достигают 20-40%, среди взрослых – 48%. По сравнению с ними, не зафиксировано случаев смерти в момент острого эпизода болезни ни у одного больного с мутациями МСР независимо от возраста. ТПН развилась у 25% взрослых пациентов с этими мутациями, тогда как среди детей прогрессирования до ТПН не отмечено ни в одном случае. При естественном течении аГУС заболевание отличается неблагоприятным прогнозом независимо от того, в каких регуляторных белках и компонентах комплемента идентифицированы мутации, а также в случаях, когда выявить их не удалось.

Таблица 1. Прогноз при аГУС в зависимости от вида мутаций в генах комплемента

Ген

Риск смерти или ТПН в момент острого эпизода или через год от дебюта

Риск рецидива

Риск смерти или ТПН через 3-5 лет от начала болезни

Риск рецидива после трансплан-тации почки

CFH

50-70%

50%

75%

75-90%

CFI

50%

10-30%

50-60%

45-80%

MCP

0-6%

70-90%

6-38%

< 20%

С3

60%

50%

75%

40-70%

CFВ

50%

3/3 без ТПН

75%

100%

THBD

50%

30%

54%

1 больной

Анти- CFH-АТ

30-40%

40-60%

35-60%

Выше у б-х с высоким уровнем

1.3 Эпидемиология

  • аГУС – ультраредкое (орфанное) заболевание с распространенностью около 10% от распространенности STEC-ГУС, что составляет 2-7 случаев на 1000000;
  • Заболевание может развиваться в любом возрасте, однако чаще поражает детей и молодых взрослых. Среди заболевших 60% составляют дети, 40% - взрослые;
  • аГУС одинаково часто развивается у мужчин и женщин. При манифестации в более старшем возрасте болезнь несколько чаще поражает женщин.

1.4 Кодирование по МКБ 10

D59.3 –  Гемолитико-уремический синдром

1.5 Классификация

аГУС принадлежит к группе первичных ТМА.

Классификация тромботических микроангиопатий (ТМА)

Тромботические микроангиопатии классифицируют на первичные и вторичные. Первичные ТМА включают в себя тромботическую тромбоцитопеническую пурпуру (ТТП), типичный ГУС и атипичный ГУС, этиология и патогенез которых установлены.

  • ТТП, обусловленная аномалиями ADAMTS-13 (активность менее 5%);

- генетическими;

- приобретенными (аутоантитела, прием тиклопидина или клопидогреля);

  • ГУС, индуцированный инфекцией:

- типичный ГУС = STEC-ГУС: шига (STEC)- и веротоксин (VTEC)- продуцирующими бактериями - энтерогеморагической Е.coli, штамм О 157:Н7 и другие штаммы, а также  Shigella dysenteriae I типа, Streptococcus  рneumoniae, продуцирующим нейраминидазу

  • Атипичный ГУС, обусловленный генетическими нарушениями или изменениями иммунной системы, приводящими к патологии системы комплемента: 
  • - Мутациями генов регуляторных белков и компонентов комплемента CFH (фактор H), MCP (мембранный кофакторный протеин), CFI (фактор I), THBD (тромбомодулин), CFB (фактор B), и C3;
  • - Антителами к CFH.

Наряду с первичными, существуют многочисленные вторичные ТМА, развитие которых связано с различными заболеваниями или состояниями. К ним относятся:

  • Беременность и роды: преэклампсия-эклампсия, HELLP-синдром;
  • Аутоиммунные заболевания: системная красная волчанка (СКВ), системная склеродермия, антифосфолипидный синдром (АФС);
  •  Злокачественные опухоли;
  •  Инфекции: ВИЧ, грипп H1N1;
  •  Другие заболевания: злокачественная артериальная гипертензия, гломерулопатии;
  • Метилмалоновая ацидурия с гомоцистеинурией;
  • Лекарственная терапия: хинин, интерферон, ингибиторы кальцинейрина (циклоспорин, такролимус), ингибиторы mTOR (сиролимус, эверолимус), противоопухолевые препараты (цисплатин, гемцитабин, митомицин, ингибиторы VEGFи тирозинкиназы – бевацизумаб, сунитиниб, сорафениб), оральные контрацептивы, валациклавир;
  • Ионизирующее излучение;
  • Трансплантация солидных органов и костного мозга.                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Комментарии: В ряде случаев возможно сочетание у пациента нескольких причин, ведущих к развитию ТМА. В частности, установлено, что 22% больных STEC-HUS имеют мутации генов системы комплемента, поэтому в подобных случаях STEC-инфекцию скорее следует рассматривать как триггерный механизм активации комплемента, приведший к развитию аГУС, чем как самостоятельное заболевание. Недавно было показано, что при ГУС, ассоциированном с беременностью, более чем у трех четвертей пациенток выявляют мутации регуляторных белков системы комплемента.  Активация комплемента характерна для некоторых системных заболеваний, в первую очередь, СКВ и АФС, что позволяет рассматривать их как заболевания, коморбидные аГУС. Таким образом, следует считать генетические аномалии комплемента не причиной, а фактором, предрасполагающим к развитию ТМА.

Классификация аГУС

а ГУС подразделяют на:

  • Семейный;
  • Спорадический.

Комментарии: В структуре аГУС на долю семейного (диагностируемого по крайней мере у двух членов семьи) приходится, по разным данным, всего 10 - 20%, тогда как спорадический аГУС, при котором отсутствует семейный анамнез, встречается у 80-90% пациентов с этой патологией. Следует помнить, что отсутствие заболевания у родственников не исключает его наследственный характер.

2. Диагностика

 Для развития аГУС необходимо взаимодействие генетических аномалий в системе комплемента с факторами внешней среды, которые играют роль триггеров, провоцирующих дополнительную активацию комплемента у предрасположенных лиц.Триггерные факторы идентифицированы в целом почти у половины пациентов с аГУС, при этом в педиатрической когорте больных частота их выявления достигает 80%. Наиболее частым триггером служат инфекции: в первую очередь, дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Диарея предшествует началу заболевания примерно в 23-30% случаев, причем в части из них выявляется STEC-инфекция. Среди пациентов со STEC-инфекцией, обследованных в связи с подозрением на аГУС из-за фульминантного течения болезни, наличия семейного анамнеза или рецидивов ТМА, генетические дефекты идентифицированы в 22% случаев. Инфекции верхних дыхательных путей как триггер аГУС зарегистрированы у 18% больных. Нередко заболеваниями, предшествующими развитию аГУС, являются грипп H1N1 и ветряная оспа. Важным фактором, способствующим развитию или рецидиву аГУС, служит беременность, которая предшествует заболеванию примерно у 7% больных, и трансплантация органов – у 5% пациентов.Клиническая картина аГУС характеризуется значительным полиморфизмом симптомов. Однако основными проявлениями болезни являются тромбоцитопения, микроангиопатическая гемолитическая анемия (МАГА) и острое почечное повреждение (ОПП), составляющие классическую триаду ТМА.

2.1 Жалобы и анамнез

Сбор анамнеза при подозрении на развитие аГУС подразумевает тщательный расспрос, направленный на выявление наследственной предрасположенности и возможных триггеров острой ТМА (перенесенные инфекционные заболевания, применение любых лекарственных препаратов, хирургические вмешательства, у женщин - акушерская патология), в том числе и системных, и онкологических заболеваний.

  • Клиническая картина аГУС характеризуется значительным полиморфизмом симптомов. Жалобы неспецифичны и могут включать в себя: слабость, быструю утомляемость, повышение температуры тела, уменьшение количества мочи или отсутствие ее, изменение цвета мочи, одышку, головные боли, расстройства зрения;
  • аГУС в большинстве случаев начинается внезапно. Болезнь может манифестировать неспецифическими симптомами – слабостью, утомляемостью, общим недомоганием, гриппоподобным синдромом. У взрослых пациентов нередко (в 20% случаев) имеет место стертое начало с медленным прогрессированием;
  • В большинстве случаев поражение почек манифестирует острой почечной недостаточностью с наличием олиго/анурии или без нее;
  • Артериальная гипертензия развивается у большинства пациентов независимо от возраста вследствие перегрузки объемом при наличии олиго/анурии и/или гиперренинемии вследствие ишемии ткани почек, обусловленной ТМА;
  • Генерализованный характер ТМА при аГУС обусловливает развитие экстраренальных признаков болезни, связанных с поражением микроциркуляторного русла различных органов и систем, в том числе головного мозга, сердца, лёгких, ЖКТ. Внепочечные проявления заболевания наблюдаются у 20% пациентов, из которых почти две трети имеют больше одного экстраренального признака;
  • У большинства пациентов имеется выраженный отечный синдром, основными проявлениями которого служат массивные периферические отеки вплоть до анасарки и выпот в полостях (гидроторакс, гидроперикард, асцит). Причиной отеков является резко повышенная сосудистая проницаемость, индуцированная С3а и С5а компонентами комплемента через освобождение больших количеств гистамина;
  •  Почти у половины больных развивается поражение ЦНС разной степени выраженности (сонливость, раздражительность, судороги, нарушения зрения, гемипарез или гемиплегия, ступор, кома). В ряде случаев возможно развитие отека головного мозга, обусловленное повышенной сосудистой проницаемостью;
  • У 40% больных развивается ТМА миокарда, основным проявлением которой может быть дилатационная кардиомиопатия с признаками постепенно нарастающей или острой сердечной недостаточности. Небольшое число (около 3%) пациентов с интрамиокардиальной ТМА демонстрирует развитие острого инфаркт миокарда, который может стать причиной внезапной смерти;
  • Легочная ТМА может стать причиной развития геморрагического альвеолита или острого респираторного дистресс-синдрома взрослых. Нарастающая вследствие этих причин дыхательная недостаточность в ряде случаев требует применения искусственной вентиляции легких. Достаточно часто у пациентов с аГУС развиваются двусторонние инфильтраты в легких, что затрудняет верификацию диагноза и требует дифференциальной диагностики с васкулитами и инфекционной патологией;
  • Поражение ЖКТ встречается приблизительно у 30% больных аГУС. Наиболее часто наблюдается поражение кишечника, проявляющееся диареей, тошнотой и рвотой, хотя возможно развитие абдоминального болевого синдрома. Нередко отмечается развитие острого панкреатита с характерными клиническими признаками вплоть до панкреонекроза. Описано острое развитие сахарного диабета. Реже наблюдаются ишемические некрозы печени;
  • Редким проявлением аГУС является поражение кожи с развитием обширных некротических очагов. Встречается также дигитальная ишемическая гангрена, приводящая к ампутации пальцев рук и ног;
  • Примерно у 5% пациентов отмечается полиорганная недостаточность, связанная с диффузной ТМА с поражением ЦНС, ишемией миокарда, легочным кровотечением и дыхательной недостаточностью, панкреатитом, печеночным цитолитическим синдромом, желудочно-кишечным кровотечением.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств C)

2.2 Физикальное обследование

Общий осмотр подразумевает оценку общего физического состояния, роста (у детей) и массы тела, следов внутривенных инъекций. Необходимо обращать внимание на состояние подкожной жировой клетчатки, мышечной системы, на характерные для генетических нефропатий стигмы дисэмбриогенеза. Физикальное обследование должно включать:

  • Осмотр кожных покровов для оценки наличия и степени выраженности отеков, изменения окраски (желтуха, эритема), высыпаний, экхимозов, геморрагий;
  • Оценку сознания (возбуждение, судорожные припадки, заторможенность);
  • Пальпацию лимфатических узлов, увеличение которых характерно для инфекционных заболеваний, болезней крови, онкологических заболеваний;
  • Традиционное обследование всех органов и систем (аускультация легких и сердца, живота);
  • Измерение АД.
  •  Пальпацию живота, зачастую позволяющую выявить увеличение печени, селезёнки, опухоль органов брюшной полости и забрюшинного пространства.

(Сила рекомендации 2, уровень достоверности доказательств C)

2.3 Лабораторная диагностика

Диагноз атипичного ГУС – это диагноз исключения. Он устанавливается на основании характерной клинической картины и должен быть подтвержден лабораторными данными, исключающими другие ТМА.

В связи с тем, что все ТМА независимо от их патогенеза имеют сходные клинико-лабораторные проявления и общую гистологическую картину, чрезвычайно важной представляется дифференциальная диагностика между основными формами первичной ТМА – ТТП, STEC-ГУС и аГУС. У взрослых пациентов с ТМА необходимо также исключить значительное число заболеваний и состояний, при которых возможно развитие вторичных ТМА, в первую очередь, связанных с беременностью и родами, системными заболеваниями (СКВ, АФС, склеродермия), злокачественными новообразованиями, ВИЧ-инфекцией, сепсисом, злокачественной артериальной гипертензией, лекарственной терапией, ДВС-синдромом. Таким образом, диагностика аГУС осуществляется в два этапа. На первом этапе необходимо установить наличие ТМА, на втором – провести дифференциальную диагностику между первичными и вторичными ТМА и первичных ТМА (ТТП, STEC-ГУС и аГУС) между собой.

  • Рекомендовано критерями ТМА считать  тромбоцитопению и микроангиопатическтй гемолиз (МАГА) в сочетании с признаками поражения почек и/или экстраренального поражения.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: Тромбоцитопению констатируют при количестве тромбоцитов <150.000/мм3. Если число тромбоцитов превышает это значение, то об их потреблении можно судить по снижению количества тромбоцитов >25% от базального уровня (если он известен). В редких случаях возможно развитие МАГА без тромбоцитопении.

Наличие МАГА устанавливают на основании выявления у пациентов с анемией шизоцитоза (число шизоцитов в мазке периферической крови выше 0,1 %)  и/или повышенного уровня (ЛДГ)  и/или снижения  гаптоглобина. При подозрении на ТМА необходимо определение всех трех указанных маркеров, поскольку в отсутствие изменений одного из них и не выполненных исследованиях двух других диагноз ТМА установить невозможно (ложноотрицательный результат!). Всем больным с ТМА необходимо также выполнять реакцию Кумбса для исключения иммунной природы гемолиза

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств А)

У пациентов с МАГА и тромбоцитопенией наличие ОПП или других признаков поражения почек, изолированного или в сочетании с симптомами поражения ЦНС, сердца, ЖКТ, легких служит основанием для диагностики ТМА.

  • В случае констатации ТМА диагноз аГУС рекомендовано верифицировать, только исключив STEC-ГУС и ТТП. Диагноз STEC-ГУС может быть отвергнут на основании исключения наличия шига-токсина в крови и стуле.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств А)

Комментарии: Скрининг на STEC-ГУС необходим всем больным с признаками поражения ЖКТ, особенно   с диареей.  Лабораторные исследования следует выполнять в первые сутки госпитализации больного в стационар до начала антибактериальной терапии. Для исключения STEC-ГУС показаны:

  1. посев кала для выявления  культуры STEC (на среду Mac Conkey для E.coli O157:H);
  2. определение шига-токсина в кале или ректальном мазке методом  полимеразной цепной реакции (ПЦР);
  3. определение шига-токсина в сыворотке крови;
  4. определение в сыворотке крови антител к липополисахариду наиболее распространенного в данном регионе серотипа E. Coli - O157:H7 );
  • Для исключения ТТП всем больным с ТМА рекомендовано определение активности ADAMTS-13.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств А)

Комментарии: Исследование активности ADAMTS-13 следует выполнять до начала плазмотерапии.  Активность ADAMTS-13 в норме составляет 80-110%. Снижение её до 5% и менее свидетельствует в пользу диагноза ТТП. У больных с таким уровнем активности ADAMTS-13 показано определение в крови анти-ADAMTS-13-антител для верификации генетической или аутоиммунной формы ТТП, что определяет тактику лечения этого заболевания. У пациентов с аГУС активность ADAMTS-13 может быть снижена, однако её показатель всегда превышает 5%. Снижение активности ADAMTS-13, помимо аГУС, может наблюдаться при системных заболеваниях (катастрофический АФС, СКВ), сепсисе, ДВС-синдроме. В случаях невозможности немедленного исследования активности ADAMTS13 у пациента с ТМА и крайней тяжестью состояния, обусловливающей угрозу жизни или высокий риск тяжелых почечных и/или внепочечных осложнений, следует использовать правило, в соответствии с которым значения креатинина сыворотки >150-200мкмоль/л (1,7-2,3мг/дл)  в сочетании с  числом тромбоцитов >30 000/1мкл практически  исключают диагноз ТТП.

Исключение STEC-ГУС и ТТП у пациента с не вызывающей сомнений ТМА позволяет диагностировать атипичный гемолитико-уремический синдром

  • Всем пациентам с вновь выявленной ТМА рекомендовано исследовать кровь на содержание С3 и С4 компонентов комплемента.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств А)

Комментарии: Снижение содержания С3 при нормальном уровне в крови больных с клинико-лабораторными признаками ТМА С4 отмечается не более чем у 50% пациентов с аГУС. Нормальный показатель С3 не исключает диагноза аГУС, а выявленное снижение этого компонента комплемента может служить дополнительным аргументом в пользу этого диагноза.

  • Больным с признаками ТМА, особенно детям и подросткам, рекомендовано выполнять исследование аутоантител к фактору Н (анти-FH-антитела).

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств А)

Коментарий

Аутоантитела к фактору Н обнаруживают приблизительно у 10-15% больных аГУС, преимущественно у детей и подростков. Своевременное выявление анти-FH-антитела имеет важное значение для выбора тактики лечения

  • Генетическое исследование не является необходимым для установления диагноза аГУС и не играет роли для решения вопроса о тактике лечения больного. Однако генетическое исследование рекомендовано для определения прогноза трансплантации почки, если она планируется, при семейных формах аГУС и рецидивах заболевания.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: Отсутствие необходимости генетического исследования для диагностики аГУС основано на том, что мутации генов регуляторных белков альтернативного пути активации комплемента выявляются у больных с наследственным аГУС в 60-70% случаев, а при спорадической форме болезни – всего в 30%. Таким образом, отрицательный результат генетического скрининга у пациента с несомненной ТМА не исключает наличия аГУС. Выполнение генетического исследования занимает не менее 2х месяцев, а прогноз одинаков у больных как с идентифицированными, так и с неидентифицированными мутациями. Поэтому для диагностики аГУС и назначения лечения генетическое исследование значения не имеет. Однако после трансплантации почки риск рецидива аГУС, определяющего прогноз,  зависит от вида мутаций (таблица 1). Именно поэтому при подготовке к трансплантации почки в план обследования пациента с аГУС необходимо включать генетическое исследование.

2.4 Инструментальная диагностика

  • Рекомендовано проведение ЭКГ;ЭХО-КГ;Сцинтиграфия миокарда;УЗИ брюшной полости и почек;УЗДГ сосудов почек;МРТ головного мозга;Рентгенологическое исследование органов грудной полости;КТ легких и др.Инструментальная диагностика включает все методы, позволяющие уточнить характер поражения органов и систем, особенно при полиорганном повреждении:

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств С)

2.5 Иная диагностика

  • Рекомендовано биопсия почки для подтверждения диагноза ТМА в сомнительных и неясных ситуациях, однако она не является обязательной для диагностики аГУС. 

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: Биопсия почки может помочь в верификации диагноза в следующих случаях: момнений в диагнозе аГУС; массивной протеинурии у больных с анемией и тромбоцитопенией;отсутствия эффекта от плазмотерапии; госпитализации в стационар в поздние сроки от дебюта ТМА;отсутствие полного лабораторного симптомокомплекса ТМА (чаще всего тромбоцитопении);подозрения на вторичные формы ТМА;подозрения на хроническую ТМА.

  • Рекомендовано проводить дифференциальную диагностику аГУС с системными заболеваниями (СКВ, катастрофический АФС) и ВИЧ-инфекцией. Развитие симптомокомплекса ТМА во время беременности и в послеродовом периоде требует также исключения специфических акушерских причин данной патологии.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: (Таблица 2) Взрослые больные и подростки с симтомокомплексом ТМА нуждаются в исключении системных заболеваний, в первую очередь, СКВ и АФС. Последний может развиться как в рамках СКВ (вторичный АФС), так и как самостоятельное заболевание (первичный АФС). Сочетание клинико-лабораторных проявлений ТМА с наличием антифосфолипидных антител безусловно свидетельствует в пользу диагноза «катастрофический АФС», независимо от того, имеются ли у пациента или отсутствуют клинические и иммунологические признаки СКВ.   В связи с этим у больных с несомненным наличием ТМА следует обязательно определять серологические маркеры и СКВ, и АФС, поскольку выявленный у пациента спектр маркеров определяет терапевтическую тактику. Кроме системных заболеваний, необходимо исключать ВИЧ-инфекцию, так как среди пациентов с ВИЧ-инфекцией частота ТМА выше, чем в общей популяции, и возрастает с прогрессированием заболевания.

Развитие ТМА во время беременности и сразу после родов требует незамедлительной верификации диагноза, что определяет прогноз для матери и плода. «Акушерская ТМА» может быть представлена не только аГУС и ТТП (разграничение которых проводится теми же методами, что и вне беременности), но и специфическими гестационными видами патологии – преэклампсией и HELLP-синдромом, требующими незамедлительной верификации, так как от этого зависит выбор тактики лечения и прогноз.

Таблица 2. Дифференциальная диагностика аГУС у взрослых

Заболевание

Дифференциально-диагностические признаки

Типичный ГУС

Положительный результат при бактериологическом исследовании кала: посев на среду для выявления STEC (Mac Conkey для O157:H7), определение в образцах фекалий ДНК энтерогеморрагических E.coli  методом  ПЦР; выявление в сыворотке антител к липополисахаридам наиболее распространенных в данном регионе серотипов E.coli.

 

Наследственная или приобретенная ТТП

Дефицит ADAMTS-13, антитела к ADAMTS-13

Беременность. Исключить HELLP-синдром преэклампсию, ТТП

Тест на беременность, ферменты печени, срок гестации

Аутоиммунные заболевания (системная красная волчанка, антифосфолипидный синдром)

Анти-ДНК-антитела, антинуклеарные антитела, антикардиолипиновые антитела, анти-?2-ГП1-антитела, волчаночный антикоагулянт

ВИЧ

 Положительные результаты иммунного блоттинга на ВИЧ-инфекцию

ТМА на фоне злокачественных новообразований, химиотерапии (митомицин, блеомицин, цисплатин, ингибиторы VEGF), трансплантации, приема лекарственных препаратов (оральные контрацептивы, ингибиторы кальцийнейрина, тиклопидин, клопидогрель, интерферон, хинин)

3. Лечение

Целями терапии аГУС, помимо обеспечения лучшей выживаемости больных, являются ингибиция неконтролируемой активации комплемента, купирование клинико-лабораторных проявлений ТМА, сохранение и улучшение функции пораженных органов (в том числе, предотвращение развития ТПН, избавление от потребности в диализных методах лечения, недопущение поражения других внутренних органов, кроме почек), улучшение качества жизни пациентов.

  • Рекомендована госпитализхация в многопрофильные стационары с хорошо оснащенным отделением реанимации и интенсивной терапии больных с признаками ТМА.

(Сила рекомендации 2, уровень достоверности доказательств C)

Комментарии: Госпитализация в подобные стационары обусловлена необходимостью применения диализных методов лечения (гемодиализ, продленная веновенозная гемодиафильтрация), искусственной вентиляции легких (ИВЛ) и плазмотерапии (ПТ).

3.1 Консервативное лечение

Консервативное лечение аГУС включает: 

  1. Плазмотерапию;
  2. Препарат группы комплемент-ингибирующих антител (Экулизумаб**);
  3. Препараты эритропоэтина**;
  4. Трансфузии эритроцитарной массы;
  5. Антигипертензивные препараты;
  6. Антибактериальную и противовирусная терапия (по показаниям).
  • Рекомендовано всем взрослым больным с впервые выявленной ТМА или рецидивом аГУС, диагноз которого был установлен ранее, назначается плазмотерапия (ПТ). Плазмотерапия может проводиться в режимах инфузий свежезамороженной плазмы (инфузия плазмы) или плазмообмена (ПО), причем режим плазмообмена более предпочтителен.

(Сила рекомендации 1, уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: Хотя проспективные клинические исследования по лечению аГУС свежезамороженная плазма (СЗП) отсутствуют, ПТ в течение нескольких десятилетий эмпирически используется как предпочтительный метод лечения этого заболевания, поскольку накопленный за этот срок опыт свидетельствует об уменьшении летальности пациентов с аГУС под действием плазмотерапии. При этом частота восстановления гематологических показателей и функции почек не превышает 50%. При инфузии плазмы пациенту вводится донорская СЗП, содержащая функционально активные регуляторные белки системы комплемента, что устраняет дефицит собственных естественных регуляторов – факторов H и I, а также прекращает тромбообразование в сосудах микроцируляторного русла за счет введения естественных компонентов плазмы, обладающих протеолитической активностью в отношении сверхкрупных мультимеров ф.В, антикоагулянтов и компонентов системы фибринолиза. При ПО, кроме этого, происходит удаление измененных эндогенных циркулирующих ингибиторов комплемента и, возможно циркулирующих антител к фактору Н. Режим ПО предпочтительнее ИП, поскольку позволяет вводить большие объемы СЗП без развития гиперволемии и гипергидратации, что особенно важно у пациентов с олигурией, поражением ЦНС и сердца.

  •  Рекомендовано инфузии СЗП необходимо проводить в объеме 30-40 мл/кг в 1-й день, 10-20 мл/кг в последующие дни.

(Сила рекомендации 2, уровень достоверности доказательств В)

  • Рекомендовано в начале терапии следует провести 5 сеансов ПО ежедневно с объемом эксфузии 40мл/кг/с, при необходимости 60-75 мл/кг/с с замещением адекватным объемом СЗП (1-1,5 расчетного объема плазмы). Затем в последующие 2 недели необходимо проводить по 5 сеансов ПО в том же режиме. Далее сеансы проводят через день (3 сеанса в неделю) еще в течение 2х недель.

    (Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств B)

Комментарии: При лечении аГУС возможно сочетание режимов инфузии плазмы и ПО.Продолжительность лечения СЗП не определена. Решение о продолжении ПТ следует принимать в зависимости от его эффективности. Сеансы ПО следует продолжить до нормализации числа тромбоцитов, прекращения гемолиза и улучшения функции почек. В связи с этим терапию СЗП необходимо контролировать ежедневным определением количества тромбоцитов и уровня ЛДГ.

Критериями эффективности ПТ служат:

исчезновение тромбоцитопении;

прекращение гемолиза, о чем свидетельствует нормализация ЛДГ;

Стойкая нормализация уровня тромбоцитов и прекращение гемолиза в течение не менее 2-3х дней является показанием к прекращению ПТ;

Следует помнить, что в ряде случаев нормализация гематологических показателей может не сопровождаться улучшением функции почек. Это дает основания для изменения тактики лечения.

Пациентам с аГУС без выраженной тромбоцитопении (число тромбоцитов менее 20000/мкл), не имеющим тяжелых осложнений (кровотечения), трансфузии тромбоконцентрата противопоказаны.

Трансфузии тромбоцитов могут усилить проявления ТМА у пациентов с аГУС, поскольку провоцируют новые эпизоды микротромбообразования с дальнейшим потреблением тромбоцитов.

  • Рекомендовано при отсутствии выраженной тромбоцитопении и кровоточивости у больных аГУС ПТ следует сочетать с назначением гепаринотерапии.Во время острого эпизода ТМА обычный (нефракционированный) гепарин (НФГ) следует назначать внутривенно капельно с дозированной скоростью введения (через инфузомат). При таком режиме введения доза НФГ составляет 250-1000ЕД/час. Возможно также введение малых доз НФГ (2500-5000ЕД) непосредственно в емкость с СЗП перед инфузией.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств С)

Коментарии: Сочетание НФГ с ПТ позволяет усилить антитромботический эффект СЗП и способствует более быстрому купированию тромбоцитопении.

Пациентам с аГУС, имеющим выраженную МАГА (Нв менее 75г/л), необходима коррекция анемии.

С этой целью следует применять трансфузии эритроцитной массы и/или препараты эритропоэтина (См. рекомендации по лечению анемии у нефрологических больных).

Наличие у больных аГУС артериальной гипертензии требует назначения антигипертензивных препаратов

(См. рекомендации по лечению АГ у нефрологических больных).

  • Рекомендовано у пациентов с аГУС выявлять возможные триггеры заболевания и назначить лечение, направленное на их подавление.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: Особое значение имеет своевременная диагностика инфекций, наиболее часто предшествующих аГУС, и следующая за ней адекватная антибактериальная терапия.

  • Ркомендовано назначать Экулизумаб – препарат группы комплемент-ингибирующих антител взрослым пациентам с аГУС в случаях неэффективности плазмотерапии, плазмозависимости, развития нежелательных явлений в процессе ПТ, рецидивирующего течения заболевания или семейном его характере.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: Экулизумаб – рекомбинантное гуманизированное моноклональное антитело класса Ig G к С5 компоненту комплемента. Экулизумаб блокирует расщепление С5 на С5а и С5b, что препятствует образованию мембрано-атакующего комплекса С5b-9 и подавляет провоспалительное, протромботическое и литическое действия комплемента, предотвращая повреждение эндотелия и прекращая процессы микроциркуляторного тромбообразования. Применение Экулизумаба приводит к обратному развитию ТМА и/или предупреждает прогрессирование поражения почек. Блокируя терминальный комплекс комплемента, Экулизумаб сохраняет интактным проксимальное звено каскада комплемента, что крайне важно для опсонизации микроорганизмов и клиренса иммунных комплексов.

Режим терапии экулизумабом:

  • Рекомендовано за 2 недели до начала лечения Экулизумабом больного аГУС необходимо вакцинировать против Neisseria meningitidis, поскольку на фоне применения препарата возрастает риск развития менингита. Вакцинацию производят конъюгированной тетравакциной против серотипов возбудителя A,C,Y и W135.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: При блокаде С5 компонента комплемента препаратом Экулизумаб нарушается иммунный ответ на некоторые инкапсулированные бактерии. У взрослых пациентов это, главным образом, вид Neisseria -  менингококк. В связи с этим лечение Экулизумабом может осложниться развитием менингококковой инфекции, с целью профилактики которой пациентов с аГУС следует иммунизировать до начала терапии.

  • Рекомендовано пациенту проводить антибиотикопрофилактику при показаниях к срочному началу лечения Экулизумабом, исключающему возможность предшествующей вакцинации, с целью предотвращения менингококковой инфекции. Лечение антибиотиками необходимо начинать одновременно с вакцинацией и проводить не менее 2х недель в случаях, если вакцинацию проводят в день первой инфузии Экулизумаба. Для антибиотикопрофилактики следует использовать ципрофлоксацин 500мг дважды в день, пенициллин или амоксициллин.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Комментарии: Длительность применения антибиотиков определяется лечащим врачом, исходя из конкретной клинической ситуации. В случаях невозможности вакцинации в момент начала лечения Экулизумабом антибиотикопрофилактика может быть продлена на срок до нескольких месяцев в зависимости от времени вакцинации.  В ряде случаев антибиотики могут назначаться даже своевременно вакцинированным пациентам. Показания к их применению определяет лечащий врач. Необходимость профилактического назначения антибиотиков больным аГУС обусловлена отсутствием вакцины против серотипа В N. meningitides, в связи с чем проведение вакцинации полностью не исключает развития менингита.

  • Взрослым пациентам с аГУС Экулизумаб назначается в стандартных дозировках, не зависящих от массы тела. В фазе индукции (начальный цикл) Экулизумаб вводится в дозе 900 мг в виде внутривенной инфузии один раз в неделю в течение первых 4-х недель терапии (всего 4 инфузии). На 5ой неделе терапии внутривенно вводится 1200 мг препарата (5я инфузия);
  • В течение всей поддерживающей фазы терапии, которая начинается через 2 нед. после 5й инфузии препарата, Экулизумаб вводится внутривенно в дозе 1200 мг один раз каждые последующие две недели;

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств В)

Критерии эффективности терапии Экулизумабом:

  • прекращение микроангиопатического гемолиза (снижение уровня ЛДГ до нормальных значенией) и нормализация числа тромбоцитов;
  • улучшение функции почек.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств С)

Комментарии: В основе терапевтического эффекта Экулизумаба лежит прекращение микроциркуляторного тромбообразования вследствие блокады безудержной активации альтернативного пути комплемента.  Препарат подавляет комплемент сразу же после первой инфузии, и его сниженная активность сохраняется в течение всего срока лечения. Поэтому показатель общей гемолитической активности комплемента (СН50) в процессе лечения стойко равен нулю.

Длительность лечения Экулизумабом не определена. В настоящее время считается, что терапия должна продолжаться пожизненно.

(Сила рекомендации 2; уровень достоверности доказательств С)

Комментарии: По мере накопления опыта применения препарата, по-видимому, в ряде случаев возможно будет прекратить лечение на основе оценки степени риска рецидива аГУС. У больных группы низкого риска лечение может быть прекращено после достижения ремиссии. Пациентам группы среднего риска лечение можно будет прекратить через 12 месяцев стойкой ремиссии, поддерживаемой продолжающимся лечением Экулизумабом. При возникновении признаков рецидива заболевания лечение должно немедленно возобновляться. Пациенты группы высокого риска должны получать лечение экулизумабом пожизненно. Риск развития рецидива аГУС зависит от типа мутации.

  • К категории низкого риска относятся пациенты с: изолированной мутацией в гене MCP, а также пациенты с антителами к фактору Н, в ходе наблюдения имевшие отрицательные результаты анализов на данные антитела в течение длительного времени;
  • К категории средневысокого риска относятся пациенты, имеющие изолированную мутацию в гене фактора I, больные с постоянно низким уровнем антител к фактору Н, а также больные без идентифицированных мутаций в генах системы комплемента;
  • К категории высокого риска относятся больные с рецидивами аГУС в анамнезе, пациенты, имеющие родственников с рецидивирующим течением аГУС, больные с мутациями в генах фактора H, В и С3.

3.2. Хирургическое лечение

  • Трансплантация почки рекомендуется как вид заместительной почечной терапии у пациентов с тХПН в исходе АГУС.

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств C)

3.3. Иное лечение

Заместительная почечная терапия

  • Всем пациентам с аГУС, проявляющимся острой почечной недостаточностью, необходимо решение вопроса о целесообразности проведения заместительной почечной терапии (ЗПТ). При развитии диализзависимой острой почечной недостаточностью необходимо определить показания к выбору вида ЗПТ (перитонеальный диализ, ГД, продленная веновенозная гемодиафильтрация)

(Сила рекомендации 1; уровень достоверности доказательств С)

Комментарии: При выборе модальности диализа учитывается тяжесть клинического состояния, степень метаболических нарушений, наличие противопоказаний к определенному методу диализа, а также доступность видов ЗПТ в конкретном лечебном учреждении.

4. Реабилитация

Специфических реабилитационных мероприятий в отношении пациентов с аГУС не разработано. В зависимости от особенностей течения болезни у конкретного пациента подобные мероприятия должны быть строго индивидуализированы.

 

5. Профилактика и диспансерное наблюдение

5.1 Профилактика

Специфических профилактических мероприятий в отношении пациентов с аГУС не разработано.

Учитывая, что аГУС является генетически опосредованным заболеванием, первичная профилактика его в настоящее время невозможна. Вторичная профилактика основана на предотвращении заболеваний инфекционной природы и необоснованного приема лекарственных препараторов, что уменьшает риск воздействия возможных триггерных факторов развития аГУС, указанных выше.

5.2 Диспансерное наблюдение

Учитывая тяжесть заболевания и прогноза, пациенты с аГУС требуют постоянного динамического наблюдения нефролога с привлечением специалистов различного профиля (неврологов, гастроэнтерологов, гематологов и др.). Пациенты, получающие регулярные инфузии экулизумаба раз в две недели, как правило, наблюдаются в том стационаре, где эти инфузии осуществляются. При стабильном состоянии пациента плановое введение экулизумаба возможно в условиях дневного стационара. При отсутствии терапии экулизумабом показано посещение специалиста 1 раз в два-три месяца.

При рецидиве признаков ТМА (анемия, тромбоцитопения, ухудшение почечных функций и появление экстраренальной симптоматики) показана незамедлительная госпитализация.

Подход к мониторированию эффективности лечения в большей мере индивидуален у каждого пациента ввиду различия тяжести заболевания, степени почечного повреждения, вовлечения других органов и систем, а также ответа на лечение.

Наблюдение пациентов, получающих лечение экулизумабом, включает:

  1. Периодическое (1 раз в месяц) измерение уровня гемоглобина, гаптоглобина, тромбоцитов и ЛДГ;
  2. Контроль функции почек (определение уровня креатинина сыворотки и скорости клубочковой фильтрации);
  3. Контроль АД;
  4. Мониторинг сопутствующих заболеваний при необходимости.

Пациентам с аГУС, достигшим ТПН (ХБП 5 стадии), может выполняться трансплантация почки при условии, что отсутствуют клинические проявления экстраренальной ТМА, и не ранее чем через 12 мес. после начала ЗПТ.

аГУС является противопоказанием к родственной трансплантации почки. Однако в некоторых случаях она может выполняться, если у больного при тщательном исследовании генов системы комплемента выявляются мутации, несомненно имеющие патогенетическое значение в развитии аГУС, а у донора таковых не обнаруживается. Необходимо максимально информировать донора и реципиента о развитии возможных осложнений трансплантации. В то же время, если мутаций, ответственных за развитие аГУС, не обнаружено ни у донора, ни у потенциального реципиента, от родственной трансплантации следует отказаться.

Критерии оценки качества медицинской помощи

Критерии качества

Уровень достоверности доказательств

Уровень убедительности рекомендаций

1

Выполнена идентификация признаков ТМА в течение 2 дней (да/нет)

А

Уровень 1

2

Выполнена оценка наличия ТМА (общий анализ крови с определением уровня гемоглобина,  количества тромбоцитов, определение шизоцитов в мазке крови, определение маркеров гемолиза в сыворотке крови): (да/нет)

А

Уровень 1

3

Выполнена оценка состояния свертываеющей системы крови с определением маркеров активации внутрисосудистого свертывания: (да/нет)

В

Уровень 1

3

Выполнена оценка функционального состояния почек (креатинин крови, скорость клубочковой фильтрации, УЗИ размеры почек): (да/нет)

А

Уровень 1

4

Выполнено иммунологическое исследование сыворотки крови (серологические маркеры АФС, СКВ, компоненты комплемента) в соответствии с клиническими рекомендациями по нозологической форме ТМА: (да/нет)

А

Уровень 1

4

Выполнена оценка вовлеченности других органов мишеней в соответствии с клиническими рекомендациями по нозологической форме ТМА: (да/нет)

А

Уровень 1

5

Выполнена программа лечения в соответствии с клиническими рекомендациями по нозологической форме ТМА: (да/нет)

А

Уровень 1

6

Отсутствие осложнений:

  • инфекции: 0/1
  • ДВС-синдром: 0/1
  • Полиорганная недостаточность: 0/1

А

Уровень 1

7

Проведена плазматерапия (ПО и ПИ)

В

Уровень 1

8

Проведена терапия Экулизумабом

                    

                    В

    

             Уровень 1

9

Проведена ЗПТ при ОПП в ранние сроки заболевания

         

                    С

            

         Уровень 1 

Список литературы


    1. Ariceta G., Besbas N., Johnson S. et al. Guideline for the investigation and initial therapy of diarrhea-negative hemolytic uremic syndrome. Pediatr Nephrol 2009; 24: 687-696.
    2. Barbour T., Johnson S., Cohney S. et al. Thrombotic microangiopathy and associated renal disorders. Nephrol Dial Transplant 2012; 27: 2673-2685.
    3. Campistol J.M., Arias M., Ariceta G et al. An update for atypical haemolytic uraemic syndrome: diagnosis and treatment. A consensus document. Nephrologia 2013; 33(1): 27-45.
    4. Cataland SR, Haifeng M.Wu. Atypical haemolytic uraemic syndrome and thrombotic thrombocytopenic purpura: clinically differentiating the thrombotic microangiopatheis. Eur J Intern Med. 2013;24:486-491.
    5. Fakhouri F, Delmas Y, Provot F. et al. Insights from the use in clinical practice of eculizumab in adult patients with atypical hemolytic uremic syndrome affecting the native kidneys: an analysis of 19 cases. AJKD 2013; dx.doi.org/10.1053/ j.ajkd.2013.07.011
    6. Kavanagh D., Goodship T.H.J. Atypical hemolytic uremic syndrome. Curr Opin Hematol 2010; 17(5):432-438.
    7. Laurence J. Atypical haemolytic uraemic syndrome (aHUS): treating the patient. Clin Adv Hematol Oncol 2013; 11(10), Suppl.15:3-15
    8. Legendre CM, Licht C, Greenbaum LA et al. Terminal complement inhibitor eculizumab in atypical haemolytic uraemic syndrome. N Engl J Med. 2013; 368(23):2169-2181.
    9. Loirat C, Garnier A, Sellier-Leclerc AL, Kwon T. Plasmatherapy in atypical haemolytic uraemic syndrome. Semin Thromb Hemost 2010:36:673-681
    10. Лора Ш., Фремю-Бачи В. Атипичный гемолитико- уремический синдром// Нефрология.- 2012; т. 16, №2, с.16-48.
    11. Meri S. Complement activation in deseases presenting with thrombotic microangiopathy. Eur J Intern Med. 2013; dx.doi.org/10.1016/ j.ejim.2013.05.009
    12. Nester C.M., Thomas C.P. Atypical hemolytic uremic syndrome: what is this, how is it diagnosed, and how is it treated? Hematology Am Soc Hematol Educ Program. 2012:617-25.
    13. Noris M., Remuzzi G. Atypical hemolytic-uremic syndrome. N Engl J Med 2009; 361: 1676-87.
    14. Noris M., Caprioli J, Bresin E. et al. Relative role of genetic complement abnormalities in sporadic and familial aHUS and their impact on clinical phenotype. Clin J Am Soc Nephrol 2010; 5:1844-1859
    15. Scully M., Hunt B.J., Bemjamin S. et al. Guidelines on the diagnosis and management of thrombotic thrombocytopenic purpura and other thrombotic microangiopatheis. BJH 2012; 158 (3): 323–335.
    16. Scully M., Goodship T. How I treat thrombotic thrombocytopenic purpura and atypical hemolytic uremic syndrome. BJH 2014; doi:10.1111/bjh.12718
    17. Taylor CM, Machin S, Wigmore SJ, Goodship THJ. Clinical practice guidelines for the management of atypical haemolytic uraemic syndrome in the United Kingdom. BJH.2009;148:37-47
    18. Tsai HM. Thrombotic thrombocytopenic purpura and atypical haemolytic uraemic syndrome. An Update. Hematol Oncol Clin N Am 2013;27:565-584
    19. Zuber J., Fakhouri F., Roumenina L.T. et al. Use of eculizumab for atypical haemolytic uraemic syndrome and C3 glomerulopahties. Nat. Rev. Nephrol. 2012; 8, 643-657.
    20. Zuber J., Le Quintrec M, Sberro-Soussan R. Et al. New Insight into postrenal transplant hemolytic uremic syndrome. Nat Rev Nephrol. 2011;7:23-35

 

Приложение А1. Состав рабочей группы

  1. Козловская Н.Л. – доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры нефрологии и гемодиализа ИПО ФГБОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России. Научное общество нефрологов России (НОНР), Российское диализное общество (РДО), Ассоциация нефрологов России, Европейское общество нефрологии и диализа (ERA-EDTA), Международное общество нефрологов (ISN);
  2. Прокопенко Е.И. - доктор медицинских наук, профессор кафедры трансплантологии, нефрологии и искусственных органов ФУВ ГБУЗ МО МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского, Научное общество нефрологов России (НОНР), Российское диализное общество (РДО), Европейское общество нефрологии и диализа (ERA-EDTA), Международное общество нефрологов (ISN);
  3. Серикова С.Ю. – кандидат медицинских наук, научный сотрудник отдела нефрологии ФГБОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России Научное общество нефрологов России (НОНР), Российское диализное общество(РДО)
  4. Эмирова Х.М. – кандидат медицинских наук, доцент кафедры детских болезней МГМСУ им. А.И. Евдокимова Научное общество нефрологов России (НОНР), Российское диализное общество(РДО), Творческое объединение детских нефрологов (ТОДН), Европейское общество нефрологии и диализа (ERA-EDTA), Международное общество нефрологов (ISN).

Конфликт интересов отсутствует

Приложение А2. Методология разработки клинических рекомендаций

Целевая аудитория данных клинических рекомендаций:

  1. Нефрологи 14.01.29
  2. Терапевты 14.01.04
  3. Врачи общей практики 31.08.54
  4. Реаниматологи 14.01.22

Методы, используемые для формулировки рекомендаций: консенсус экспертов.

Поскольку аГУС представляет собой орфанное заболевание, возможности проведения проспективных контролируемых клинических исследований по оценке эффективности методов его лечения ограничены. Это затрудняет оценку уровня и силы предсказательности, в связи с чем в настоящих Рекомендациях отсутствуют их обозначения.

Таблица П1 – Уровни достоверности доказательств

Уровень

Характеристика уровня предсказательности

Значение/описание

А

Высокий

Эксперты абсолютно уверены в том, что при выполнении данной рекомендации, наблюдаемый эффект почти полностью совпадет с ожидаемым.

В

Умеренный

Эксперты ожидают, что при выполнении данной рекомендации, наблюдаемый эффект скорее всего будет близок к ожидаемому, однако не исключается возможность того, что он будет существенно отличаться от него.

С

Низкий

Предсказываемый эффект может существенно отличаться от реального.

Д

Очень низкий

Предсказание эффекта крайне ненадежно и очень часто будет отличаться от реального.

Таблица П2 – Уровни убедительности рекомендаций

Уровень

        Оценка рекомендаций

Со стороны пациентов

Со стороны врача

Дальнейшее направление использования

Уровень 1 «Эксперты рекомендуют»

Подавляющее большинство пациентов, оказавшихся в подобной ситуации, предпочли бы следовать рекомендуемым путем и лишь небольшая часть из них отвергли бы этот путь

Подавляющему большинству своих пациентов врач будет рекомендовать следовать именно этим путем

Рекомендация может быть принята в качестве стандарта действия медицинского персонала в большинстве клинических ситуаций

Уровень 2

«Эксперты полагают»

Большая часть пациентов, оказавшихся в подобной ситуации, высказались бы за то, чтобы следовать рекомендуемым путем, однако значительная часть отвергла бы этот путь

Для разных пациентов следует подбирать различные варианты рекомендаций, подходящие именно им. Каждому пациенту необходима помощь в выборе и принятии решения, которое будет соответствовать ценностям и предпочтениям данного пациента

Рекомендации, вероятно, потребуют обсуждения с участием всех заинтересованных сторон до принятия их в качестве клинического стандарта

 

«Недифференцированный уровень»

“Not Graded”- NG

Данный уровень применяется в тех случаях, когда в основу рекомендации укладывается здравый смысл исследователя-эксперта или тогда, когда обсуждаемая тема не допускает адекватного применения системы доказательств, используемых в клинической практике.

Порядок обновления клинических рекомендаций – пересмотр 1 раз в 5 лет.

Приложение Б. Алгоритмы ведения пациента

Алгоритм 1. Диагностика аГУС (взрослые)

 

Приложение В. Информация для пациентов

Данная информация предназначена для пациентов, которые преодолели острый эпизод аГУС и находятся на амбулаторном наблюдении.

  1. Пациент, страдающий аГУС, должен находиться под постоянным наблюдением нефролога с привлечением специалистов различного профиля (неврологов, гастроэнтерологов, гематологов и др.) при необходимости;
  2. При рецидиве признаков ТМА (анемия, тромбоцитопения, ухудшение почечных функций и появление экстраренальной симптоматики) показана незамедлительная госпитализация в нефрологическое отделение многопрофильного стационара;
  3. Пациент, получающий лечение экулизумабом, один раз каждые последующие две недели должен приходить в лечебное учреждение для введения препарата;
  4. Пациент должен контролировать артериальное давление, вести дневник АД (желательно);
  5. При четкой тенденции к нарастанию уровня АД, утрате контроля АД подобранными препаратами следует обратиться к лечащему врачу.

Контроль лабораторных показателей.

Следующие лабораторные показатели следует контролировать с периодичностью 1 раз в месяц, а по достижении стойкой ремиссии 1 раз сначала в 3 мес., а затем (через год) в 6 месяцев:

  • Общий анализ крови (гемоглобин, тромбоциты)
  • Гаптоглобин
  • Биохимический анализ крови (креатинин, мочевая кислота, альбумин, ЛДГ)
  • Общий анализ мочи

Пациент также может обратиться в пациентскую организацию - Межрегиональная общественная организация помощи пациентам с заболеваниями, связанными с неконтролируемой активацией комплемента «Другая жизнь» life-complement.com, которая оказывает всестороннюю поддержку пациентам с аГУС.

10 октября 2016 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика