Эргоферон

Эргоферон – комбинированный противовирусный препарат для лечения ОРВИ и гриппа

Оказывает противовирусное, противовоспалительное и антигистаминное действие

Сочетает преимущества этиотропной, патогенетической и симптоматической терапии

Имеет широкий спектр противовирусной активности


Инструкции:

Оcтрая респираторно-вирусная инфекция: диагностика и выбор терапии (клиническое наблюдение с комментариями)

Комментарии

Опубликовано в журнале:
« СПРАВОЧНИК ПОЛИКЛИНИЧЕСКОГО ВРАЧА » № 2, 2016. Н.А.Распопина
ГБОУ ВПО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова Минздрава России

Высокая заболеваемость (в Российской Федерации ежегодно регистрируется от 27,3 до 41,2 млн случаев острых респираторных вирусных инфекций - ОРВИ), чрезвычайная распространенность, появление новых штаммов вирусов с тяжелыми клиническими проявлениями и осложнениями (SARS-CoV, HCoV NL63, HCoV HKU1, HBoV) [1], существенные материальные затраты, летальность определяют актуальность вопроса диагностики и лечения респираторных вирусных инфекций.

На сегодняшний день выявлено около 2 тыс. вариантов вирусов гриппа и более 200 респираторных вирусов (аденовирус, респираторно-синцитиальный вирус, парагрипп, риновирус и др.), вызывающих гриппоподобные заболевания человека [2].

Особенности

Респираторные заболевания, вызываемые вирусом гриппа А и В, имеют сезонный характер, распространяются в виде эпидемий и пандемий. Эпидемии гриппа, обусловленные серотипом А, возникают примерно каждые 2–3 года, серотипом В – каждые 4–6 лет, грипп серотипа С проявляется в виде единичных вспышек у детей и ослабленных людей. Случаи заболевания другими респираторными инфекциями в клинической практике встречаются круглый год, однако в осенне-зимний период число заболевших становится значительно больше, что связано с изменением влажности, более длительным пребыванием в закрытых помещениях и с резкими перепадами температур.

Входными воротами для всех респираторных вирусов являются клетки мерцательного эпителия верхних дыхательных путей – носа, трахеи, бронхов. Размножаясь в клетках, вирус разрушает их, развивается воспаление дыхательных путей, у заболевшего появляются кашель, чиханье, заложенность носа и ринорея, боли в горле. Проникая в кровь и вызывая виремию, вирус оказывает непосредственное токсическое действие: у пациентов повышается температура тела с ознобами, появляется головная боль, возможно возникновение миалгий и судорог. Вирус может привести к угнетению защитных систем организма, вмешиваясь в иммунную систему человека, что приводит к присоединению вторичной инфекции, обострению хронических или развитию новых заболеваний, таких как бронхиальная астма, миокардит.

В первую очередь необходимо исключить грипп, как наиболее опасное заболевание, занимающее 1-е место по числу госпитализаций и случаев летального схода в группе ОРВИ [3]. Для предупреждения и борьбы с этим недугом разработаны как специфическая профилактика (вакцинация), так и этиотропное лечение (осельтамивир, занамивир, римантадин) [2]. Разработаны и способы специфической лабораторной диагностики; метод флюоресцирующих антител, сущность которого заключается в визуализации реакции «антиген-антитело» люминесцентными маркерами, и полимеразная цепная реакция (ПЦР) - экспериментальный метод молекулярной биологии, основанный на обнаружении в клинических пробах генетического материала вируса гриппа (РНК) в биологическом материале. На их основе разработаны экспресс-тесты (Quick Vue Influenza), позволяющие определить антигены вируса гриппа типа А и В в мазках и смывах из носа. Однако для большинства врачей, особенно работающих в амбулаторной сети, методы лабораторной диагностики гриппа недоступны, и диагноз «грипп», как правило, устанавливается на основании лишь эпидемических данных в период повышения заболеваемости ОРВИ среди населения конкретной местности и клинической картины болезни.

Опорные признаки, позволяющие выделить больных гриппом:

  • наличие короткого инкубационного периода (продолжительность может колебаться от нескольких часов до 3 дней, обычно 1-2 дня);
  • острое начало с быстрым повышением (в течение суток) температуры тела до 38-40°С (пациент может указать час начала болезни);
  • выраженные симптомы интоксикации - с ознобом, болями в мышцах, головной болью и чувством усталости;
  • выраженное чувство сухости в носу и глотке, на 2-3-й день -сухой, напряженный кашель, сопровождающийся болью за грудиной;
  • инъекция склер, яркая гиперемия, зернистость и расширение сосудов слизистой оболочки мягкого неба и задней стенки глотки;
  • бледность кожи, отечность лица, часто герпетические высыпания на лице.
При тяжелых формах возможно развитие сосудистого коллапса, отека мозга, геморрагического синдрома, присоединение вторичной бактериальной инфекции.

Клиническая картина наиболее распространенных ОРВИ, в том числе и гриппа, схожа. Однако заболевания, вызванные разными вирусами, имеют разную тяжесть течения, длительность инкубационного периода, исходы и возможные осложнения. Внимательное изучение жалоб, анамнеза, результатов осмотра и данных эпидемиологической обстановки позволяет правильно установить этиологический диагноз, что чрезвычайно важно для выбора терапии, тактики ведения, профилактики осложнений и дальнейшего распространения инфекции.

Клиническая картина других ОРВИ очерчена не столь ярко, однако каждая из них имеет определенные симптомы, позволяющие правильно поставить этиологический диагноз. Особенно непростой является диагностика ОРВИ у пациентов с сопутствующими респираторными заболеваниями, такими как хроническая обструктивная болезнь легких, бронхиальная астма. Помимо этой группы беременные, дети, люди пожилого возраста и пациенты с избыточной массой тела также составляют группу риска развития ОРВИ и их осложнений (вплоть до летального исхода).

Терапевтические возможности

Для гриппоподобных ОРВИ специфическая профилактика не разработана, нет и этиотропного лечения, поэтому выбор лекарственного средства остается прерогативой врача.

Основные группы лекарственных средств, использующиеся для лечения ОРВИ:

  • иммунорегулирующие с противовирусным действием;
  • симптоматические
  • (жаропонижающие, муколитики и/или мукорегулирующие, антигистаминные, сосудосуживающие);
  • общеукрепляющие (витамины, микроэлементы).
Последние две группы препаратов, облегчая симптомы, не влияют на длительность, прогноз заболевания и возникновение осложнений в виде бактериальной инфекции. Прогноз и тяжесть течения определяют выбор препаратов, обладающих противовирусной активностью. И этот выбор при обилии средств чрезвычайно сложен.

Клиническое наблюдение

Сложность постановки диагноза и выбора терапии демонстрирует следующее клиническое наблюдение.

Пациентка А.Н., 32 лет, обратилась к участковому врачу с жалобами на сухой надсадный кашель и осиплость голоса, боли в груди во время кашля, повышение температуры до 37,5°С, слизистые выделения из носа, нарастающую общую слабость.

Аnamnesis morbi. Кашель сухой или малопродуктивный, беспокоит давно. Появление насморка 3 дня назад, осиплость голоса, усиление кашля расценила как проявление аллергии, стала принимать антигистаминные средства, теопек, вентолин, однако на 2-й день осиплость голоса усилилась, кашель на фоне вентолина и теопека не уменьшился, немного познабливало, повысилась температура тела, кашель стал беспокоить в течение всего дня и даже ночью.

Anamnesis vitae. Страдает бронхиальной астмой легкого персистирующего течения, покашливание беспокоит почти постоянно, периодически принимает сальбутамол, в период усиления кашля – амброксол и теофиллин, иногда антибиотики, антигистаминные средства. Простуживается редко. Работает в большом офисе, пользуется общественным транспортом.

Отмечает аллергию (заложенность носа и кашель на домашнюю пыль и пыльцу луговых трав; кожную сыпь – при употреблении в пищу сиропов).

При осмотре: свободное носовое дыхание, небольшие выделения из носа серозно-слизистого характера, умеренно выражен фарингит. Лимфоузлы не увеличены. Кожные покровы чистые. В легких дыхание жесткое, свистящие хрипы при глубоком дыхании. Частота дыхания 18 в минуту. Частота сердечных сокращений – 92 уд/мин, ритм правильный. Тоны сердца ясные. Артериальное давление 135/80 мм рт. ст. Живот мягкий, безболезненный. Печень у края реберной дуги по среднеключичной линии справа, край закруглен, безболезненный. Периферических отеков нет.

Дополнительные методы

Клинический анализ крови: лейкоциты – 9,1 тыс., эритроциты – 4,5 млн, гемоглобин – 120 г/л, лейкоцитарная формула без особенностей. Скорость оседания эритроцитов – 15 мм/ч.

Спирометрия (данные в процентах от нормы): жизненная емкость легких (ЖЕЛ) – 89%, форсированная жизненная емкость легких (ФЖЕЛ) – 81%, объем форсированного выдоха за 1-ю секунду (ОФВ1) – 72%, мгновенные объемные скорости (МОС) – 25–75–35%, индекс Тиффно (ИТ)-75. Реакция на фармако-тест: положительная. Прирост ОФВ1 – 13% (370 мл) после ингаляции 400 мкг сальбутамола.

Заключение. У пациентки выявлено 2 конкурирующих заболевания: острая респираторная инфекция (парагрипп), бронхиальная астма, персистирующая, неконтролируемого течения.

Комментарий

Обоснование диагноза Ведущая жалоба пациентки – малопродуктивый или сухой кашель, беспокоящий ее как в дневное время, так и ночью. В связи с тем, что пациентка страдает бронхиальной астмой, усиление кашля, особенно в ночное время, может свидетельствовать о бронхообструктивном синдроме в рамках бронхиальной астмы. В пользу этого предположения говорят данные аускультации: сухие свистящие хрипы при глубоком дыхании и показатели функции внешнего дыхания в виде снижения ОФВ1 до 72% от нормы и положительного теста с бронхолитиком.

Однако кашель сопровождается осиплостью голоса и болью в горле, не купируется приемом бронхолитика, что свидетельствует в пользу наличия не только бронхообструкции, но и другой причины, вероятно, вирусной инфекции, вызывающей кашель.

Присутствует острое, но не молниеносное начало инфекционного заболевания с постепенным развитием клинической картины: сначала появилась осиплость голоса, затем усилился кашель и поднялась температура тела; симптомы интоксикации не выражены (нет потливости, миалгий, увеличения лимфатических узлов, температура не выше 38°С), но при этом есть нарастающая слабость. Отсутствуют признаки активного воспаления по данным клинического анализа крови. Согласно табл. 1 наиболее вероятный диагноз – парагрипп.

Выбор терапии

У пациентки неконтролируемая персистирующего течения бронхиальная астма. Согласно рекомендациям GINA (The Global Initiative for Asthma – Глобальная инициатива по бронхиальной астме) 2015 г., она нуждается в терапии среднетерапевтическими дозами ингаляционных глюкокортикостероидов (ИГКС) и сальбутамола, по потребности. Кашель в ночное время, вероятнее всего, имеет две причины: раздражение дыхательных путей в результате инфекции и бронхообструкция в рамках бронхиальной астмы. В связи с чем необходимо назначить комбинированные базисные препараты: ИГКС в комбинации с LABA (b2-агонисты длительного действия) являются предпочтительнее монотерапии ИГКС.

Таблица 1. Особенности течения наиболее часто встречающихся гриппоподобных ОРВИ

Вид ОРВИ Инкубационный период Проявления (клиническая картина) Осложнения
Аденовирус 3-14 дней Тетрада: ринит + фарингит + конъюнктивит + лимфоаденопатия. Умеренная интоксикация Стенозирующий ларинготрахеит, бронхит, пневмония
Риновирус 2-5 сут или несколько часов Продолжительность 5-9 сут, познабливание, заложенность носа, чиханье, в горле чувство царапания, покашливание.
Часто легкая головная боль в области переносицы.
Уже к концу 1-х суток нос полностью заложен.
Появляются обильные водянисто-серозные выделения
Бактериальный бронхит, пневмония, отит
Парагрипп До 6 дней, пациент контагиозен через 24 ч после заражения Осиплость, кашель (вначале сухой, затем влажный).
Температура нормальная или не выше 38°С.
После выздоровления длительный астенический синдром
Бактериальный бронхит, пневмония, отит

Следующей задачей является выбор терапии парагриппа. Специфической терапии при этом заболевании нет. Согласно современным рекомендациям, препаратами выбора при лечении ОРВИ являются иммуномодуляторы, влияющие на уровень интерферонов (ИФН) [4].

ИФН, являясь элементами врожденного иммунного ответа на внедрение вируса, влияют практически на все звенья репликации вируса: ИФН блокируют трансляцию вирусных матриц с последующим разрушением информационной РНК вируса. При лечении ОРВИ в качестве заместительной терапии используются рекомбинантные ИФН, для стимуляции выработки собственных ИФН – индукторы ИФН (Ф.И.Ершов и соавт, 1998) и препараты, модифицирующие функцию нативных ИФН, – релиз-активные формы антител [5].

Индукторы ИФН – это разнородное по составу семейство высоко- и низкомолекулярных природных и синтетических соединений, объединенных способностью вызывать в организме образование собственного (эндогенного) ИФН в разных пропорциях лейкоцитами, макрофагами, эпителиальными клетками, а также тканями селезенки, печени, легких, мозга [6].
Наиболее часто рекомендуемые индукторы ИФН представлены в табл. 2.

Таблица 2.
Наиболее часто рекомендуемые индукторы ИФН

Химическая природа Действующее вещество Препарат Особенности
Синтетические соединения Тилорон Амиксин Стимулирует образование и ИФН-α/β, γ, усиливает антителообразование, обладает антибактериальным и противовирусным действием. Пик накопления ИФН в крови (60-120 МЕ/мл) отмечается через 12-18 ч после приема, затем полностью исчезает из кровотока к 72 ч. В лейкоцитах человека индуцированный ИФН не превышает 120 МЕ/мл
Меглюмина акридонацетат Циклоферон Иммуностимулирующий препарат, вызывающий образование в организме «позднего» ИФН-α/β, достигающего максимальной концентрации через 16-20 ч после внутримышечного введения

Противопоказания: цирроз печени в стадии декомпенсации; детский возраст до 4 лет; беременность, период лактации. При заболеваниях щитовидной железы применение Циклоферона следует проводить под контролем эндокринолога

Природные соединения Кагоцел Кагоцел Индуцирует поздний тип ИФН, пик продукции которого приходится на 48-72 ч с момент приема препарата, уровень его медленно снижается к 120 ч от момента введения препарата

Длительный период полувыведения - около 88% препарата выводится лишь спустя 1 нед после окончания его приема.

Натриевая соль двуспиральной РНК Saccharomyces cerevisiae Ридостин Невозможность преодоления гематоэнцефалического барьера и синтеза эндогенного продукта при пероральном применении
Препараты на основе релиз-активных антител Релиз-активные антитела к ИФН-γ Анаферон Повышает продукцию ИФН-α, -γ, усиливает чувствительность рецепторов ИФН-γ
Релиз-активные антитела к ИФН-γ, CD4 и гистамину Эргоферон Обладает противовирусным, противовоспалительным и антигистаминным действием. Единственным противопоказанием является повышенная индивидуальная чувствительность к компонентам препарата; ввиду содержания в составе препарата лактозы, не рекомендуется назначение пациентам с врожденной галактоземией, синдромом мальабсорбции глюкозы или галактозы, либо при врожденной лактазной недостаточности

Механизм действия и спектр активности индукторов ИФН и рекомбинантных ИФН аналогичны, однако индукторы ИФН имеют целый ряд преимуществ перед экзогенными ИФН. В частности, образование эндогенного ИФН при введении индукторов ИФН является более физиологичным процессом, нежели постоянное введение больших доз ИФН, которые к тому же быстро выводятся из организма и угнетают образование собственных аутологичных ИФН по принципу отрицательной обратной связи.

Индукторы ИФН, в отличие от экзогенных препаратов рекомбинантных ИФН, слабоаллергенны, при этом вызывают пролонгированную продукцию эндогенного ИФН в физиологических дозах, достаточных для достижения терапевтического и профилактического эффектов. Неслучайно практически все индукторы ИФН рекомендуются производителями в качестве профилактических средств в период высокой распространенности респираторных инфекций. Однако наряду с большим количеством положительных компонентов, они имеют и недостатки: например, большинство из них стимулируют преимущественно ИФН-α, -β, в то время как наибольшим противовирусным действием обладают ИФН-γ. Активная стимуляция ИФН под воздействием индукторов ИФН постепенно приводит к истощению их запасов, и организм может оказаться в определенный момент беззащитным.

Например, согласно данным исследования Арбидола – специализированного противогриппозного препарата, обладающего свойствами индукторов ИФН, его 3-кратный прием (суммарно 300 мг) в течение дня приводил к резкому возрастанию индукции ИФН, в титрах – 160–320 ед/мл. Увеличение дозы и длительности приема приводило к развитию у людей состояния гипореактивности, что характеризовалось резким снижением титров сывороточного ИФН [7].

Релиз-активные препараты

В последнее время особое внимание все больше уделяется препаратам, модифицирующим функции нативных ИФН, которые «на сегодняшний день рассматриваются как один из наиболее современных и актуальных» классов лекарственных средств (А.Г.Чучалин, 2007).

К препаратам, обладающим модифицирующей активностью, относятся релиз-активные препараты. Их модифицирующая активность появляется в ходе многократного уменьшения концентрации. При этом релиз-активность генерируется исходным веществом и не зависит от его содержания в растворах, полученных с помощью технологической обработки, в результате которой препараты приобретают уникальное свойство – модифицировать физико-химические и биологические свойства исходного вещества (или его биологических мишеней). Данные свойства являются техногенными и названы релиз-активностью (высвобожденной активностью, от англ. release – высвобождать) [5, 8].

Экспериментально доказано, что в основе действия релиз-активных препаратов лежит их модифицирующее воздействие на молекулы-мишени, приводящее к конформационным (пространственным) изменениям в мишенях, что сопровождается изменением характера взаимодействия эндогенных молекул с рецепторами или иными биологическими мишенями и активирует те или иные регуляторные системы. Экспериментальные данные были получены в ходе исследований, проведенных в России, США, Бельгии, Нидерландах и ряде других стран [5, 9].

Таким образом, как и большинство современных фармакологических средств, релиз-активные препараты являются таргетными, а их применение – патогенетическим, основанным на знании молекулярных механизмов этиопатогенеза разных нозологических форм.

Эргоферон создан на основе релиз-активных антител к эндогенным регуляторам ИФН-γ, гистамину и CD4. Применение препарата оказывает влияние на функциональную активность взаимодействия ИФН-γ, гистамина и CD4 с их рецепторами, оказывает регулирующее действие на молекулы-мишени (ИФН-γ, ИФН-a, Т-хелперы, макрофаги, рецепторы к ИФН-γ, рецепторы к гистамину, CD-ко-рецептор Т-клеточного рецептора), что обеспечивает комбинированный противовирусный, противовоспалительный и антигистаминный лечебный эффект. Кроме того, Эргоферон влияет и на продукцию, и на рецепцию ИФН, что повышает эффективность работы системы ИФН. Так, релиз-активные антитела к ИФН-γ повышают функциональную активность ИФН, в результате чего повышается эффективность связывания ИФН-γ с его рецептором и реализуется вирус-индуцированная продукция ИФН-γ [10–14]. Особенность действия релиз-активных форм ИФН состоит еще и в том, что индукция продукции ИФН происходит только в присутствии инфицированной или пораженной вирусом клетке. Данный факт важен не только с точки зрения реализации противовирусного действия Эргоферона, но и для возможности длительного безопасного профилактического применения препаратов, созданных на основе релиз-активных антител к ИФН-γ без истощения собственных ресурсов системы ИФН. Подобная возможность, в том числе и для иммунокомпрометированных пациентов, пациентов групп риска была неоднократно доказана в ряде профилактических исследований Анаферона [15, 16].

Противовирусная активность Эргоферона через влияние на продукцию ИФН усилена посредством воздействия на систему распознавания вирусов (система CD4+- клеток). Кроме того, Эргоферон обладает дополнительной лечебной активностью: оказывает противовоспалительное и антигистаминное действие. Эффекты в виде увеличения продукции ИФН-γ, снижения уровня гистамина и выработки медиаторов воспаления, а также снижения титра вируса в клетках были доказаны в доклинических исследованиях [17].

Результаты экспериментального изучения нашли свое подтверждение в клинических исследованиях - эффективность Эргоферона и Анаферона на более чем 20 тыс. (более 15 тыс. из них в возрасте до 18 лет) пациентов в многоцентровых, плацебо-контролируемых и сравнительных рандомизированных исследованиях [9, 18-20]. Доказано, что благодаря составу и механизму действия Эргоферон оказывает эффективное действие на всех этапах лечения ОРВИ вне зависимости от этиологического фактора.

При выборе лекарственного препарата для лечении ОРВИ важно учитывать его побочные эффекты. Оценивая данные доклинических и клинических исследований, следует обратить внимание, что релиз-активные препараты показали высокую безопасность и данных о нежелательных явлениях не было получено ни на одном из этапов исследований препаратов, выполненных в соответствии со всеми требованиями ГОСТов по GLP (Good Laboratory Practice -Надлежащая лабораторная практика) и GCP (Good Clinical Practice - Надлежащая клиническая практика) [8, 21, 22]. Благодаря уникальному механизму действия Эргоферон обладает высокими показателями фармакологической безопасности: активные компоненты модифицируют функции молекул-мишеней без гиперстимуляции и развития гипореактивности организма.

Комментарий

Учитывая все сказанное и оценив физиологические и клинические эффекты и безопасность препаратов, а также наличие выраженного аллергического компонента у нашей пациентки, для лечения парагриппа ей был назначен Эргоферон (таблетки для рассасывания).

Назначения:

  • Эргоферон - в 1-й день лечения 8 таблеток (1 таблетка каждые 30 мин в течение первых 2 ч, затем по 1 таблетке 3 раза в день с равными интервалами), начиная со 2 до 5-го дня по 1 таблетке 3 раза в день.
  • Парацетамол - при повышении температуры тела (200 мг).
  • Амброксол - по 1 таблетке 3 раза в день.
  • Будесонид/формотерол- 4,5/160 мкг - 2 вдоха 2 раза в день.
Повторный визит к врачу на 5-й день болезни: со слов пациентки температура тела нормализовалась на следующий день от начала приема Эргоферона, парацетамол (200 мг) приняла только в день посещения врача. Самочувствие улучшилось к 3-му дню, постепенно перестали беспокоить потливость, боли в горле и грудной клетке, осиплость, слабость. Сохраняется малопродуктивный, днем – почти постоянный кашель, не уменьшающийся после применения будесонида/формотерола, ночью кашель не беспокоит.

При осмотре. Свободное носовое дыхание, выделений из носа нет, зев чистый, слизистая бледно-розовая, лимфоузлы не увеличены. Кожные покровы чистые. В легких дыхание везикулярное, хрипов нет. Частота дыхания 18 в минуту. Частота сердечных сокращений – 78 уд/мин, ритм правильный. Тоны сердца ясные. Шумов в сердце нет, артериальное давление – 135/80 мм рт. ст. Живот мягкий, безболезненный, печень у края реберной дуги по среднеключичной линии справа, край закруглен, безболезненный. Периферических отеков нет.

Комментарий

Итак, под действием Эргоферона реализовано противовирусное действие в отношении парагриппа, а применение будесони-да/формотерола позволило достигнуть контроля над симптомами астмы. Однако надсадный непродуктивный кашель сохраняется, хотя интенсивность его уменьшилась. Это так называемый постинфекционный кашель – кашель или его эквиваленты в виде чувства саднения, першения или щекотания (покашливания) в области трахеи и бронхов, часто сохраняется более 3 нед после исчезновения основных симптомов острой инфекции дыхательных путей.

Как известно, при ОРВИ внедрение вируса приводит к повреждению эпителия дыхательных путей, нарушается его секреторная функция и выведение секрета. В результате воспаления понижается порог чувствительности кашлевых рецепторов, и они начинают реагировать на незначительное раздражение холодным воздухом, бронхиальным секретом, пылью и т.д.

Главным механизмом кашля на первых этапах ОРВИ являются воспалительные механизмы как результат выработки медиаторов воспаления и повреждения эпителия. По мере купирования воспаления в стадии реконвалесценции на первый план выходят рефлекторные механизмы кашля, позволяющие эвакуировать секрет и способствующие освобождению просвета дыхательных путей от продуктов воспаления. При этом в период выздоровления при ряде ОРВИ, и в первую очередь после перенесенного парагриппа, сохраняется гиперчувствительность кашлевых рецепторов и как результат этого – длительный непродуктивный кашель, который необходимо лечить, если он нарушает качество жизни пациентов.

Очень важно отметить, что ряд биологически активных веществ, в частности, брадикинин и гистамин непосредственно или через ряд функционально связанных с ними молекул участвуют в реализации кашлевого рефлекса, как на периферическом, так и на центральном уровне. А в центральной регуляции кашлевого рефлекса ведущая роль принадлежит опиоидным рецепторам.

Для успешного лечения постинфекционного кашля целесообразно применять противокашлевые средства, однако больным с бронхиальной астмой средства, влияющие на дыхательный центр, назначать категорически нельзя. Поэтому неэффективный в данной ситуации амброксол был отменен и назначен Ренгалин, основные действующие вещества которого – релиз-активные антитела к брадикинину, гистамину и морфину – оказывают регулирующее влияние на центральные и периферические звенья кашлевого рефлекса. Препарат обладает комплексным противокашлевым, противовоспалительным и бронхолитиче-ским действием. Входящие в состав Ренгалина релиз-активные антитела к морфину снижают чувствительность опиатных μ-рецепторов кашлевого центра, релиз-активные антитела к брадикинину оказывают влияние на воспалительный процесс и формирование кашлевого рефлекса за счет подавления синтеза и освобождения брадикинина и расслабления гладкой мускулатуры органов дыхания, а релиз-активные антитела к гистамину влияют на гистамин-зависимую активацию гистаминовых рецепторов, уменьшают сосудистую проницаемость, гиперпродукцию слизи и снижают отек слизистой оболочки [23]. После приема в течение 3 дней по 2 таблетки 3 раза в день кашель у пациентки практически исчез.

Эффективность и безопасность Ренгалина и его компонентов были доказаны более чем в 10 исследованиях in vitro, in vivo и ex vivo, проведенных за рубежом и в ведущих научно-исследовательских учреждениях России, включая ФГБУ ГНЦ Институт иммунологии ФМБА России, НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН [14, 24–29].

В многоцентровых рандомизированных плацебо-контролируемых клинических исследованиях у взрослых и детей и в многоцентровом открытом сравнительном с Коделаком рандомизированном клиническом исследовании в параллельных группах была доказана эффективность и безопасность применения Ренгалина в лечении кашля, вызванного острыми вирусными заболеваниями дыхательных путей [23, 30]. Исследования показали, что Ренгалин значительно уменьшает интенсивность и тяжесть кашля уже на 3-й день терапии, как днем так и ночью, противо-кашлевая эффективность его сопоставима с Коделаком. Ренгалин снижал потребность в дополнительной муколитической терапии, хорошо сочетался с другими препаратами для лечения ОРВИ и переносился: не вызывал сонливости и не блокировал дыхательный центр.

Заключение

Итак, внимательная оценка клинических проявлений заболевания, знание особенностей проявления и течения различных форм ОРВИ позволяют правильно и своевременно поставить диагноз. А большое количество лекарственных средств и знание их состава, действия и переносимости позволяют успешно, без развития осложнений помочь больному. Релиз-активные формы антител к ИФН-γ гистамину и CD4, входящие в состав Эргоферона, показали высокую эффективность и безопасность при лечении ОРВИ у пациентов группы риска. С учетом того, что релиз-активные антитела к ИФН-γ стимулируют выработку ИФН только при наличии инфицированных клеток, препарат Анаферон может применяться как профилактическое средство в период повышенной заболеваемости респираторными инфекциями без риска истощения продукции собственных ИФН. При постинфекционном длительном рефлекторном кашле альтернативой противокашлевым средствам центрального генеза является Ренгалин.

Литература

1. Nichols WG. Clin Mic Rev 2008.
2. Jefferson T, Di Pietrantonj C, Rivetti A et al. Vaccines for preventing influenza in healthy adults. Cochrane Database Syst Rev 2010; 7: CD001269.
3. Rothberg MB, Haessler SD, Brown RB. Complications of viral influenza. Am J Med 2008; 121 (4): 258-64.
4. Kroeker FL, Coombs KM. Systems biology unravels interferon responses to respiratory virus infections. World J Biol Chem 2014; 5 (1): 12-25.
5. Эпштейн О.И. Релиз-активность - от феномена до создания новых лекарственных средств. Бюл. экспер. биол. и мед. 2012; 154 (7): 62-7.
6. Кареткина Г.Н. Индукторы интерферона в терапии и профилактике гриппа и других ОРВИ. Лечащий врач. 2009; 10.
7. Фомина А.Н., Николаева И.С, Падейская Е.Н. и др. Средство, обладающее интерферониндуцирую-щей и иммуномодулирующей (иммуностимулирующей) активностью.
8. Дмитриев А.Н. Релиз-активные лекарственные препараты - новое направление в лечении острыхреспираторных вирусных инфекций (обзор литературы). Практ. медицина. 2014; 7 (83): 14-20.
9. Жавберт ЕС, Дугина Ю.Л., Эпштейн О.И. Иммунотропные свойства анаферона и анаферона детского. Антибиотики и химиотерапия. 2013; 5-6 (58): 17-23.
10. Осидак Л.В., Дриневский В.П. Грипп у детей. Клинико-патогенетические особенности, основные принципы диагностики и терапии: методические рекомендации. СПб, 2006.
11. Зуйкова И.Н., Шульженко А.Е. Подходы к восстановлению интерферон-чувствительности у пациентов с рецидивирующей герпес-вирусной инфекцией. Рос. аллергол. журн. 2009; 3 (1): 180-1.
12. Lobzin Y, Volzhanin VM, Babachenko IV. Antiviral efficacy and interferon inducing activity of the release-active antibodies to interferon-gamma in children with influenza: results of randomized comparative (vs oseltamivir) parallel-group clinical study, season 2012-2013. European Congress of Clinical Microbiology and Infectious Diseases. Berlin, Germany. April 27-30, 2013.
13. Эпштейн О.И. Феномен релиз-активности и гипотеза «пространственного» гомеостаза. Успехи фи-зиол. наук. 2013; 44 (3): 54-76.
14. Жавберт Е.С Дугина Ю.Л., Эпштейн О.И. Противовоспалительные и противоаллергические свойства антител к гистамину в релиз-активной форме: обзор экспериментальных и клинических исследований. Детские инфекции. 2014; 1: 40-3.
15. Каира А.Н., Соломай Т.В., Королькова Е.А. Применение препарата «Анаферон» для профилактики острых респираторных заболеваний. Санитарный врач. 2014; 7: 54-8.
16. Иванова О.Г., Мордык А.В., Ситникова СВ. и др. Профилактика ОРВИ в противотуберкулезном стационаре. Трудный пациент. 2014; 12 (12): 28-32.
17. Кондюрина Е.Г. Анаферон детский. Феномен современной российской фармации. Практика педиатра. 2015; 56-63.
18. Павлова Е.Б. Эффективная стратегия лечения ОРВИ: противовоспалительное действие нового противовирусного препарата. Internal Medicine. Clinical Sleep Medicine (Доктор.Ру). 2014; 9 (97): 20-4.

17 июля 2016 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика