Клинико-морфологические параллели фетоплацентарного комплекса при герпетической инфекции у беременных

Статьи

Опубликовано в:
Вестник Российской Ассоциации Акушеров-Гинекологов »» № 2 '99

Проведен анализ особенностей течения и исходов беременностей у 104 женщин с генитальным герпесом, состояния их плодов и новорожденных в сопоставлении с функциональным состоянием фетоплацентарного комплекса и морфологическими особенностями последа. Установлено, что генитальная герпетическая инфекция сопровождается выраженными изменениями в последе, характер которых находится в прямой зависимости от частоты, длительности и времени рецидивов заболевания. Ассоциации вируса простого герпеса с другими вирусами или бактериальной флорой приводят к выраженным деструктивным изменениям в последе, что способствует развитию инфекционных заболеваний у новорожденных. Женщин с герпетической инфекцией следует относить к группе высокого риска развития плацентарной недостаточности. Проведение своевременной комплексной поэтапной реабилитации позволяет снизить частоту осложнений у матери и плода, способствует улучшению перинатальных исходов. 3.С. Зайдиева, В.Л. Тютюнник, О.В. Данченко, Н.В. Орджоникидзе, Н.И. Бубнова
Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН
(директор центра - академик РАМН, проф. В.И. Кулаков), Москва.

В настоящее время у акушеров-гинекологов и неонатологов не вызывает сомнения приоритетность и значимость проблем, связанных с вирусной инфекцией. Среди них особое место принадлежит герпетической инфекции, которая наиболее часто встречается и, кроме того, отмечается тенденция к быстрому росту заболеваемости [2, 11]. Более 20 млн человек в мире являются носителями вируса простого герпеса [3, 9]. Возбудителю этой инфекции отводится определенная роль в этиологии спонтанных абортов и преждевременных родов, а также в нарушении эмбриогенеза и врожденной патологии новорожденных и др., что считается результатом внутриутробной вирусной инфекции [3, 7, 11]. По данным различных авторов, генитальный герпес у беременных встречается в 7—35% случаев [2, 6, 9, 11]. С учетом особенностей клинической картины выделяют типичное, атипичное и бессимптомное течение заболевания. Атипичная и бессимптомная формы являются наиболее опасными, так как происходит активное выделение вируса без ярких клинических проявлений, побуждающих обращаться к врачу. По данным литературы, при рождении детей с герпесвирусной инфекцией в 60-80% случаев у их матерей выявлялась атипичная или бессимптомная форма генитального герпеса [3, 9]. В генезе инфекционной патологии у новорожденных важное место принадлежит последу как основному барьеру на пути экзогенного инфицирования плода [4, 5, 10, 12].

Целью исследования явилось сопоставление морфофункциональных особенностей фетоплацентарного комплекса с течением и исходом беременностей у женщин с генитальной герпетической инфекцией. Нами проведен анализ особенностей течения и исходов беременностей у 104 женщин с генитальным герпесом (типичным и атипичным течением), состояния их плодов и новорожденных в сопоставлении с функциональным состоянием фетоплацентарного комплекса и морфологическими особенностями последа. У всех женщин были изучены данные общего и гинекологического анамнеза. Состояние иммунной системы оценивали по концентрации иммуноглобулинов трех основных классов А, М, С, и содержанию различных субпопуляций лимфоцитов. Для выявления вируса простого герпеса в слизи цервикального канала применялся метод дот-гибридизации. Проводились ультразвуковой скрининг, допплерометрическое исследование кровотока в системе мать-плацента-плод, кардиотокография. Для исследования последов (плацента, плодные оболочки, пуповина) применялись патоморфологическис методы (макроскопический, морфометрический, гистологический, иммуно-гистохимичсский).

Возраст пациенток колебался от 19 до 38 лет и составил в среднем 30,2+/-1,2 года. Подавляющее большинство женщин ранее наблюдались и лечились по поводу различных гинекологических заболеваний, среди которых превалировали кольпиты (69,2%), эктопии шейки матки (49%), хронические сальпингоофориты (51%). хронический эндометрит (19,2%), бесплодие (18,3%). Привычное невынашивание беременности встречалось в 33,6% случаев. Течение данной беременности характеризовалось обострением генитального герпеса у 51,2% пациенток. Характер и степень морфологических изменений в последе находились в прямой зависимости от частоты, длительности и времени рецидивов заболевания. Возникнув в I и II триместрах гестации, они проводили к преобладанию фибропластических процессов, которые завершали очаговые некротические поражения, свойственные герпесу. Кроме того, имелось продуктивное воспаление в плодных оболочках, базальной и хориональнои пластинках, ворсинчатом хорионе, стенках мелких и крупных сосудов. Рецидивы герпеса в III триместре сопровождались преобладанием в последе альтеративных изменений, а также нарушением кровообращения и текущего воспаления. Очаги некроза обнаруживались в гладком хорионе и волокнистых структурах амниотической оболочки. Некроз эпителия амниона оказывал влияние па количество околоплодных вод, при этом значительно нарушались процессы их образования и всасывания. В наших наблюдениях число случаев многоводия составило 14,1%, маловодия - 15,3%. Кроме того, трансмуральный некроз плодных оболочек и воспалительные изменения в них способствовали разрыву плодного пузыря и преждевременному излитию околоплодных вод у 17 (17,5%) беременных. Все описанные изменения отличались большей степенью выраженности у пациенток с частыми (3 раза и более) и длительными (6-8 дней) рецидивами. Возникшая при этом хроническая плацентарная недостаточность характеризовалась наличием как деструктивных, так и компенсаторных процессов, степень сохранности последних определяла дальнейшее развитие и состояние плода. При этом в наших наблюдениях задержка внутриутробного развития плода отмечена в 30,8% случаев.

Обострение генитального и экстрагенитального герпеса у значительного числа женщин (42,3%) отмечалось на фоне острых респираторных вирусных инфекций (грипп, парагрипп, адснопирусная инфекция и т.д.).

При исследовании последов в 59,8% случаев инфекционное поражение носило сочетанный характер, при этом выявлялся вирус простого герпеса 1-го и 2-го типов, а также респираторные вирусы, что подверждалось обнаружением их клеток-маркеров и антигенов. Сочетание герпесвирусной с цитомегаловирусной инфекцией (16,6%) сопровождалось появлением крупных одноядерных клеток тина "совиного глаза" и выраженными воспалительными изменениями в интервиллезном пространстве. Возникшие при вирусно-бактериальных и вирусно-вирусных ассоциациях выраженные деструктивные изменения в последе способствовали прорыву плацентарного барьера и возникновению инфекционного заболевания у плода, что имело место в половине наших наблюдений, причем в клинической и морфологической картине могли превалировать признаки, характерные для острой респираторной вирусной инфекции, а не герпеса. Одной из главных особенностей течения беременностей у данного контингента больных являлось высокое число случаев угрозы ее прерывания в ранние сроки, которое составило 28,8%. Самопроизвольные выкидыши в I триместре гестации произошли лишь при атиничной форме генитального гернеса в 3 случаях, неразвивающаяся беременность отмечалась в 2 случаях. Угроза прерывания беременности во II триместре отмечалось в 14,4% случаев, что в 2 раза ниже по сравнению с I триместром. Поздние самопроизвольные выкидыши произошли у 2 (1,9%) беременных с типичной формой инфекции при сроках 21 и 26 нед гестации. Это наблюдалось в период обострения гепитального герпеса. Масса этих плодов отставала на 3-4 нед от таковой при соответствующем гестационном сроке. В данных плацентах наряду с выраженными альтеративными и воспалительными изменениями отмечались резкая задержка развития ворсинчатого хориона, большое количество бессосудистых эмбриональных и незрелых промежуточных ворсин. Имел место выраженный продуктивный васкулит с сужением и облитерацией просвета сосудов, что сочеталось фактически с отсутствием компенсаторно-приспособительных процессов. Описанные изменения свидетельствовали о тяжелом герпетическом поражении плаценты и развитии декомпенсированной формы хронической плацентарной недостаточности. У обоих плодов отмечалась генерализованпая герпетическая инфекция с выраженными воспалительно-некротическими процессами в легких, печени, головном мозге, где обнаруживались антигены (простого герпеса 2-го типа), дающие специфическое свечение при реакции с флюоресцирующими антителами. В III триместре беременности угроза преждевременных родов отмечалась в 29,8%, наблюдений. Среди особенностей течения беременности необходимо выделить развитие ранних токсикозов (42,3%), гестозов (30,8%), эти цифры превышают почти в 2 раза таковые у здоровых женщин. Это может быть связано со многими факторами, снижающими адаптационные возможности организма женщины, например длительной хронической интоксикацией, которая обусловлена персистенцией вируса в организме. Морфологические изменения в плаценте, возникшие вследствие альтеративного действия вируса простого герпеса в совокупности с расстройствами метаболизма в организме женщины, проявлялись в конечном итоге нарушением функции плаценты.

При ультразвуковой плацентографии в 44,3% случаев выявлялся кальциноз плаценты различной степени выраженности. Эти изменения были подтверждены при морфологическом исследовании последов. Очаги склероза, диффузные отложения солей кальция и фибриноида встречались постоянно и наряду с другими изменениями свидетельствовали о нарушении созревания плаценты, ее повреждении и воспалении. При ультразвуковой фетометрии задержка внутриутробного развития плода с отставанием на 2 нед от гестационного срока выявлялась у 16,8% пациенток. При морфологическом исследовании их последов наряду с характерными для герпетической инфекции изменениями и различной степени выраженности компенсаторно-приснособительными реакциями выявлялась редукция сосудистого русла ворсинчатого хориона. Это сочеталось с повышением коэффициента плотности ворсин в 2 раза, вследствие чего объем материнской крови в межворсинчатом пространстве был уменьшен. Обнаруженные изменения соответствовали относительной субкомпенсированной форме плацентарной недостаточности, что обусловливало задержку внутриутробного развития плода и рождение детей с признаками гипотрофии.

Допплерометрическое исследование позволило в 17,5% случаев выявить нарушения фето- и маточно-плацентарного кровотока и своевременно пронести корригирующую терапию. Признаки внутриутробного страдания плода по данным антенатальной кардиотокографии отмечались у 21,6% беременных. При проведении интранатальпой кардиотокографии начавшаяся острая гипоксия плода была диагностирована в 8,2% наблюдений, что явилось показанием к экстренному оперативному родоразрешению. При морфологическом исследовании последов и периферических отделах плаценты выявлялось значительное количество "юных" ворсин, которые можно рассматривать в качестве резервных элементов. Помимо этого обнаруживались поля резорбционных ворсин, которые образуются вследствие усиленного сегментарного деления терминальных ворсин и являются компенсаторными элементами. Учитывая описанные изменения, можно считать, что периферические отделы плаценты играют резервную роль в развитии компенсаторио-приспособительных реакций.

Способы лечения герпесвирусной инфекции у беременных ограничены. Специфические препараты типа ацикловира применяются в основном местно, для снижения тяжести локальных симптомов. Вопрос о возможности системного применения таких препаратов дискутируется из-за отсутствия четких данных об их влиянии на плод [7, 11]. Имеются лишь единичные сообщения о применении ацикловира в поздние сроки беременности, что приводило к снижению частоты неонатального герпеса и в ряде случаев позволяло отказаться от родоразрешения путем кесарева сечения [8]. При решении вопроса о назначении химиотерапии (ацикловир и его аналоги) во время беременности и лактации следует оценивать соотношение предполагаемой пользы для матери и потенциального риска для плода и новорожденного. В связи с этим при герпесвирусной инфекции у беременных широко используется пассивная иммунизация [1, 6, 10]. Пациенткам проводилось лечение по схеме, принятой в отделении ведения беременных с высоким инфекционным риском Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМП и основанной на внутривенном введении человеческого иммуноглобулина по 25 мл (1,25 г) через день 3 раза в I, II триместрах беременности и за 10-14 дней до предполагаемого срока родов.

Количество проведенных курсов лечения зависело от того, в каком сроке беременности возник рецидив заболевания или начато наблюдение за беременной. Поэтому из 104 пациенток 82 в течение беременности получали иммуноглобулинотерапию (из них 37 пациенткам проведено 3 курса, 26 - 2 курса, 19 - 1 курс), а 22 беременным лечение не проводилось, так как они поступили в клинику в родах.

После иммуноглобулинотерапии у большинства больных улучшалось общее состояние, исчезала угроза прерывания беременности, нормализовались показатели иммунного статуса (отмечалась четкая тенденция к увеличению числа Т-лимфоцитов (CD3+), за счет увеличения содержания Т-хелперов (CD4+).

Кроме того, необходимо отметить, что своевременно проведенная беременным иммуноглобулинотерапия способствовала более полной реализации компенсаторно-приспособительных возможностей последа. Это может быть обусловлено частичной нейтрализацией цитопатогенного действия вирусов. Причем, это касается не только вируса простого герпеса, но и ассоциированных с ним респираторных вирусов и бактерий. Известно, что иммуноглобулин способен вызывать агглютинацию и преципитацию бактериальных возбудителей, нейтрализацию их токсинов, усиливать фагоцитарную активность нейтрофилов и макрофагов. В плацентах пациенток, получавших иммуноглобулинотерапию, наблюдались развернутые пролиферативные изменения в синцитиотрофобласте и сосудистом русле ворсин в центральной, парацентральной и периферической частях плаценты, что сочеталось с увеличением количества терминальных ворсин, содержащих по 5-6 синцитио-капиллярных мембран. Это увеличивало общую поверхность диффузии и способствовало усилению трансплацентарного обмена веществ. На этом фоне отмечалось рождение детей с массой тела свыше 3000 г, в удовлетворительном состоянии и нормальным развитием в периоде новорожденности.

Отсутствие иммуноглобулинотерапии обусловливало наличие более развернутой картины поражения последа, что оказываю неблагоприятное влияние на течение беременности, состояние плода и новорожденного.

Абдоминальное родоразрешение путем кесарева сечения было произведено в 45,4% случаев из-за опасности инфицирования плода при прохождении через естественные родовые пути в сочетании с другими относительными показаниями, среди которых наиболее часто встречались возраст первородящей старше 30 лет, снижение генеративной функции, осложненное течение беременности, отягощенный акушерско-гинекологический анамнез, хроническая внутриутробная гипоксия плода.

Трудности в диагностике рецидивов и правильной оценке тяжести течения атипичной формы герпетической инфекции, а также отсутствие в связи с этим своевременной иммуноглобулинотерапии привели к развитию инфекционных заболеваний у 41,3% новорожденных. Кроме того, дети от матерей с атиничной формой по сравнению с детьми от матерей с типичной формой инфекции в 1,5 раза чаще рождались недоношенными, в 2 раза чаще - с признаками гипотрофии.

Таким образом, наличие генитальной герпетической инфекции приводит к выраженным изменениям в последе, особенно при ассоциации с другими вирусами или бактериальной флорой, что в свою очередь способствует развитию инфекционных заболеваний у новорожденных. Женщин с герпетической инфекцией следует относить к группе высокого риска развития осложнений во время беременности и плацентарной недостаточности. Проведение своевременной комплексной поэтапной реабилитации приводит к снижению частоты осложнений у матери и плода, способствует улучшению перинатальных исходов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гуртовой Б.Л., Зайдиева З.С., Тютюнник В.Л. Тез. докл. 4-го Росс. нац. конгресса "Человек и лекарствo". М., 1997. С. 217.
2. Исаков В.А., Сафронова Н.М., Семенов А.Е. // Интернациональный журнал иммунореабилитации. 1996. №2. С. 11-26.
3. Кицак В.Я., Назаров P.O., Гайыпова Т.Г., Радзинский В.Е. // Здравоохр. Туркменистана. 1992. № 6. С. 30-35.
4. Мельникова В.Ф., Аксенов О.А. //Арх. патол. 1993. Г. 55. № 5. С.. 78-81.
5. Сайд Б.Х., Цинзерлинг В.А., Выдумкина С.П. // Труды Петерб. общ. патологоанат. СПб., 1992. Вып. 33. С. 17-19.
6. Сухих Г.Т., Ванько Л.В., Кулаков В.И. Иммунитет и генитальный герпес. Н. Новгород: Изд-во НГМД. 1997. 224 с.
7. Blanchier Н., Huraux J.M., Huraux-Rendu С., Sante-Croix-le-Baleur A. // Europe J. Obstet. Gynec. Reprod. Biol. 1994. Vol. 53. № 1. р. 33-38.
8. Brown A.Z., Baker A. D. // J. Obstet. Gynec. Neonatal. Nurs. 1989. р. 526-531.
9. Brown A.Z. // New England J. Med. 1991. Vol. 324. P. 1247-1252.
10. Hyde S.R., Giacoia G.P. // Obstet. Gynec. 1993. Vol. 81. № 5. P. 852-855.
11. Parisi G., Squadrone N.P., Rojo S. et al. // Minerva Pediatr. 1992. Vol. 44. № 10. P. 459-467.
12. Swartz D.A., Caldwelt E. //Arch. Pathol. Lab. Med. 1991. Vol. 115. N11. p. 1141-1144

1 ноября 1999 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика