Опыт применения препарата Сердолект, назначенного пациентке с шизофренией после двухлетнего приёма препарата Рисполепт-конста

Статьи

За последние несколько лет у практикующих врачей-психиатров в ежедневном арсенале антипсихотических средств появились препараты нового поколения, которые быстро и достойно занимают лидирующие позиции в повседневной работе. Однако и атипичные антипсихотики имеют разный спектр действия, преимущества друг перед другом по безопасности применения, быстроте ожидаемого эффекта. Мне хочется поделиться опытом применения препарата сердолект, назначенного пациентке после двухлетнего приёма препарата рисполепт-конста в дозах от 25 до 50 мг 1 раз в две недели.

Пациентка Б. 50 лет.

Диагноз: Шизофрения, приступообразная, аффективно-параноидная, галлюцинаторный вариант, синдром галлюцинаторной парафрении с депрессивной симптоматикой.

Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Отец 1938 г.р., работал водителем, в настоящее время пенсионер. Мать 1940 г.р. работала портной, в настоящее время также на пенсии.

Беременность у матери протекала с токсикозом первой половины, роды в срок. Раннее психомоторное развитие соответствовало норме. Воспитывалась матерью и бабушкой. Посещала детские дошкольные учреждения, однако общение со сверстниками не получалось, коллектива сторонилась. Со слов матери, в детстве пациентка отличалась замкнутостью, стеснительностью, послушностью, в то же время, что «если что-то её не устраивало - могла вцепиться в волосы, разворошить причёску».

В школу пошла в 8 лет, в коллективе адаптировалась с трудом - была замкнутой, несамостоятельной, подруг не имела. Училась хорошо.

Менструации с 14 лет, установились сразу.

В старших классах (9-10 классы) поведение изменилось – охладела к учебе, стала пропускать занятия, пристрастилась к курению, стала эпизодически употреблять алкоголь. Сдружилась с девочками из состоятельных семей, требовала покупать ей модные вещи. Появилось оппозиционное отношение к родителям, обвиняла их в «низком происхождении», имея ввиду материальный статус семьи, требовала от родителей покупать ей дорогие вещи, при отказе уходила из дома.

После окончания школы в течение года никуда не поступала, работать тоже не хотела. В возрасте 18 лет трудоустроилась секретарём. Отработала 6 месяцев и уволилась, объясняя, что «ей тяжело работать». При попытках родителей повлиять на нее, угрожала отравиться таблетками. Мать отмечает эпизод, который длился около месяца, когда «лежала в постели, не ела, не пила, говорила - «я заболела и всё». Мать вызывала скорую помощь, в беседе с врачом пациентка стала обвинять родителей в том, что «они не дают ей жить так, как она заслуживает», высыпала из-под подушки какие-то таблетки, угрожала совершить суицид. Врач скорой помощи настаивал на лечении у психиатра, однако родители отказались.

В 19 лет поступила в строительный техникум, который закончила с трудом, под нажимом родителей. Были серьезные проблемы с успеваемостью - пропускала занятия, не готовилась к ним, говорит, что «тяжело давалось черчение». После окончания техникума устроилась на работу по специальности, однако заинтересованности в работе не было – на протяжении 3 лет четыре раза меняла место работы. Плохо уживалась в коллективе: не подчинялась предъявляемым требованиями, вела себя высокомерно в отношении сослуживцев, провоцировала конфликты.

В возрасте 25 лет вышла замуж, уехала по распределению мужа в г. Иваново. Во взаимоотношениях с мужем отличалась излишней требовательностью, капризностью, если чего-то не могла добиться – устраивала скандалы - «командовала мужем, ругала его без повода, могла облить офицерскую форму помоями». Брак распался через 3 года. В браке родила сына, у которого был врождённый дефект - заячья губа, был оперирован по этому поводу (в настоящее время сыну 24 года, женат). После родов появились отрывочные мысли о том, что «наказана уродством ребёнка за что-то», была подавлена, плохо спала, но связывала это с вынужденным подъёмом среди ночи к ребёнку, общей усталостью и ни к кому не обращалась, своими переживаниями ни с кем не делилась. Это состояние продолжалось около 6 месяцев после родов, постепенно самочувствие нормализовалось.

После развода с мужем вернулась в Иркутск к родителям. С 28 лет до 41 года работала не по специальности, пока ребёнок был маленьким, работала няней в детском саду, затем устроилась в кооперативе служащей (убирала помещения). Мать пациентки отмечает, что дочь мало интересовалась сыном, все проблемы воспитания, образования внука легли на их плечи. Вначале пытались как-то повлиять на дочь, потом смирились. Приходя с работы, жаловалась на усталость, отдыхала, подруг не было, мужчины не интересовали, никогда больше не выходила замуж. Поскольку семья живёт в частном доме, в летний период времени помогала матери в огороде, но всё делала без интереса, по принуждению.

В 2001 г., в возрасте 41 года, у пациентки внезапно без видимых причин изменилось состояние, стала подозрительной, тревожной, снизилось настроение, появилась убеждённость, что родители - это не её родители, что они убили её сына, издеваются над ней, разубеждению не поддавалась. Вела себя агрессивно, писала жалобы в милицию, в которых излагала свои убеждения. Пациентка была госпитализирована, на протяжении 2,5 месяцев проходила стационарное лечение. Получала терапию галоперидолом до 15 мг в сутки, амитриптилином до 150 мг в сутки. После выписки родители стали отмечать, что пациентка «стала несамостоятельной, нуждалась в постоянной опеке», ни ребёнком, ни домом не интересовалась. Диспансер не посещала, поддерживающего лечения не принимала.

В сентябре 2005 года (пациентке 44 года) вновь снизилось настроение, пропал сон. Слышала голоса из космоса, которые ругали её, обвиняли в чём-то, «раскручивали воспоминания, заставляли писать заявления на родителей в милицию», говорила, что ей «сделали операцию - удалили кубик мозга из головы». Обвиняла родителей в издевательствах, считала, что они ей чужие. В таком состоянии была повторно госпитализирована, находилась на лечении с 06.09.2005 г. по 15.11.2005 г. Получала терапию: галоперидол внутримышечно до 10 мг в сутки, галоперидола-деканоат 25 мг внутримышечно 1 раз в месяц, циклодол, амитриптилин до 100 мг в сутки, трифтазин до 15 мг в сутки. В ноябре 2005 года пациентка была впервые представлена на психоМСЭК - учитывая выраженные эмоционально-волевые изменения после перенесённых двух приступов, была определена 2-ая группа инвалидности.

По выписке пациентка ежемесячно посещала участкового психиатра, получала рецепты на рекомендованные препараты, один раз в месяц получала галоперидола деканоат. На фоне проводившейся поддерживающей терапии постоянно предъявляла жалобы на тремор кистей рук, скованность в теле, подавленность. С апреля 2006 года пациентка была переведена на терапию препаратом рисполепт–конста по 37, 5 мг внутримышечно 1 раз в 2 недели. До октября 2006 года получала две инъекции в месяц. Ближе к концу второй недели после инъекции «мужские и женские голоса оживлялись, комментировали поступки, давали советы», после инъекции «голоса сохранялись, но слышала их издалека». Затем пациентка перестала посещать диспансер, не прошла очередное освидетельствование на МСЭК в ноябре 2006 года, трудоустроилась помощником воспитателя в детский сад и до мая 2008 года работала.

В мае 2008 года у пациентки вновь ухудшилось состояние. Сделала два ложных вызова в милицию, сообщила, что в их огороде в выгребной яме лежат два трупа, затем назвала адрес дальних родственников и сказала, что их держат в качестве заложников в квартире. Была вызвана бригада МЧС, вскрыта железная дверь в квартиру. Утверждала, что «отец неспроста строит огромный подвал, что его кто-то заставляет, шантажирует, чтобы там прятать трупы и держать в заложниках людей», утверждала, что «готовится какое-то зло, а милиция не реагирует на сигналы», попутно писала письма в приёмную Путина «о происходящем в Иркутске». В таком состоянии пациентка была госпитализирована. Находилась на стационарном лечении с 18.05.2008 г. по 30.06.2008 г., получала лечение: рисполепт-конста 37, 5 мг внутримышечно 1 раз в 2 недели, сибазон 5 мг внутримышечно утром и на ночь, риссет 4 мг утром, депакин 300 мг вечером, ципралекс 10 мг утром. Вновь была освидетельствована на психоМСЭК, вновь установлена 2 группа инвалидности.

До октября 2008 года пациентка регулярно посещала диспансер, получала инъекции рисполепт-конста по 37, 5 мг 1 раз в 2 недели, однако на этом фоне галлюцинаторные переживания сохранялись, кроме того, стала беспокоить слабость. После очередной инъекции в конце октября 2008 г. пациентка «упала в обморок», и пациентка с родителями решили прекратить лечение. Через 2 недели «голоса стали разговаривать громче, заявляли, что ей нужно утопиться, повеситься, рассказывали ужасы о том, что погубит сына, придут убивать меня и сына», испытывала тоску, страх. Родители были вынуждены вызвать МСП, пациентку снова госпитализировали. Находилась на лечении с 15.11.2008 г. по 10.12.2008 г., схема лечения была повторена, выписана с теми же рекомендациями.

До мая 2010 года пациентка дважды в неделю приходила на приём к участковому психиатру, дозы рисполепта консты варьировали от 25 до 50 мг 1 раз в 2 недели, однако у пациентки постоянно сохранялись голоса, которые угрожали, комментировали мысли и поступки, также отмечалась вялость, апатия. 20 мая 2010 года была сделана последняя инъекция рисполепт конста 37.5 мг амбулаторно, а 25 мая пациентка была госпитализирована в 7-ое отделение ИОПНД.

Психическое состояние при поступлении: выглядит несколько старше своего возраста. Во время беседы напряжена, выражение лица озабоченное. Речь несколько замедлена по темпу. На вопросы отвечает в плане заданного. Жалобы на «голоса, разговаривают разные люди, например, мужчина говорит о том, что я инопланетянка, что на Земле только моё тело, оно в командировке, что меня ждут на другой планете, что у нас с ним 16 детей». Говорит, что «видела картину, как я должна быть одета на этой планете, там всё по-другому, детей вскармливают мужчины, но выглядит это очень пошло. В другое время разговаривает немолодая женщина, которая говорит, что лучше бы сдохла, что приношу семье только горе, что 24 октября 2010 года меня придут убивать, сын будет заступаться и останется инвалидом», при этом плачет, подавлена, фон настроения снижен с оттенком тревоги. Настроение безрадостное. В течение дня испытывает повышенную утомляемость. Сон с трудностями засыпания. Критики к переживаниям нет.

Пациентке был назначен сердолект, доза постепенно повышалась с 4 до 24 мг в сутки. Параллельно применялся седуксен 5 мг внутривенно капельно, продеп 20 мг утром. На фоне терапии сердолектом у пациентки в течение 2 месяцев купирована позитивная симптоматика в виде галлюцинаторных переживаний парафренного характера, исчезли страхи, тревога, нормализовался сон. Кроме того, пациентка стала более активной, коммуникабельной, появилось стремление к домашней работе. Выписана с рекомендацией поддерживающей терапии сердолектом по 12 мг утром.

Придерживается назначенного лечения до сих пор, т.е. уже полгода.

В июле-августе 2010 года помогала матери в огороде, делала с удовольствием домашнюю работу. Осенью 2010 года занималась с внуком, продолжала заниматься бытом. В декабре 2010 года у пациентки умер отец, утрату перенесла без ухудшения течения основного заболевания, но нарушился сон, была подавлена, плаксива. На неделю к приёму 12 мг сердолекта был назначен приём ивадала по 10 мг, также в течение двух месяцев принимала ципралекс в дозе 10 мг утром. В настоящее время пациентка принимает 12 мг сердолекта утром, чувствует себя удовлетворительно.

Вес пациентки на фоне приёма сердолекта не увеличился, объём талии прежний.

Собственное состояние пациентка оценивает как «стабильное». Довольна действием препарата, говорит, что «стала чувствовать вкус к жизни, стала активней, сблизилась с сыном, внуком». Сравнивает своё состояние на фоне двухлетнего приёма рисполепта-конста и после назначения сердолекта таким образом – «раньше каждый раз, когда шла на инъекцию рисполепт-конста, думала, что в острое отделение попаду», «впервые за несколько лет почувствовала вкус к жизни, с удовольствием выполняю работу по дому». Значительно улучшился комплайенс, самостоятельно приезжает на беседы, заинтересована в продолжении лечения.

Пешкова Надежда Викторовна,
заведующая 7 отделением ИОПНД,
врач-психиатр высшей категории.

1 июня 2011 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика