Применение полихроматического поляризованного света от серии аппаратов «Биоптрон» в педиатрии -3

Комментарии
Предыдущий раздел | Оглавление

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ ПРИ БОЛЕЗНЯХ КОЖНЫХ ПОКРОВОВ И ПУПОЧНОЙ РАНКИ У НОВОРОЖДЕННЫХ И ГРУДНЫХ ДЕТЕЙ

Основными особенностями кожи новорожденных и детей раннего возраста являются ее нежность, обилие поверхностно расположенных кровеносных сосудов, насыщенность водой, недостаточность местного иммунитета. Большая «подвижность» эпидермиса по отношению к базальным слоям объясняет легкую ранимость, склонность к мацерации. Это приводит к тому, что у детей первого года жизни различные поражения кожи встречаются гораздо чаще, чем в других возрастных группах. Патология кожи в этот период отличается выраженной специфичностью нозологического профиля и необычностью клинических проявлений. Особую опасность для грудного ребенка и трудность в лечении представляют локальные гнойно-воспалительные заболевания покровных и мягких тканей, характеризующиеся в этом возрастном периоде прогрессирующим течением и склонностью к генерализации [13, 20].

В структуре заболеваемости детей раннего возраста состояния, вызванные патологическими изменениями (инфекционного и неинфекционного происхождения) пуповинного остатка и пупочной ранки, занимают лидирующие позиции, что обусловлено как незрелостью барьерных функций кожи, так и дисэмбриогенетическими факторами. Культя пуповины является идеальной средой для жизни многих патогенных бактерий. При вовлечении в патологический процесс пупочной вены возникает флебит, при распространении которого по воротной вене может развиться абсцесс печени или тромбоз печеночных вен. При инфицировании пупочной артерии развивается артериит, приводящий к нарушению облитерации пупочной артерии и кровотечению. Риск развития данных процессов многократно увеличивается при катетеризации пупочной вены. В структуре всех заболеваний кожи и подкожно-жировой клетчатки в периоде новорожденности поражения пупочной ранки составляют 8-10% [20, 22].

Врожденный ихтиоз включает группу различных форм болезни, проявляющихся уже при рождении: на коже внутриутробно образуется наслоение плотно спаянных с подлежащими слоями эпидермиса роговых масс бело-желтого цвета; в результате активных движений ребенка этот плотный поверхностный слой кожи лопается в местах сгибов и отторгается, обнажая обширные эрозивные поверхности [21].

В настоящее время в арсенале неонатологов существует большое количество современных медикаментозных препаратов, как для местного, так и для системного применения, благодаря чему достигнуты большие успехи в терапии болезней кожи и пупочной ранки у детей первого года жизни. Однако включение физиотерапии, в частности, светолечения является высокоэффективным дополнением, которое заметно сокращает сроки лечения, способствуя ранней эпителизации пупочной ранки и кожных дефектов, снижая риск развития гнойных осложнений [21].

Клинические наблюдения и специальные исследования проведены у 64 детей в возрасте от 3 дней до 1 года жизни, с различными заболеваниями кожи и пупочной ранки (омфалит - 12 детей, опрелость - 8 детей, потница - 6 детей, атопический дерматит - 10 детей, пеленочный дерматит - 8 детей, врожденный ихтиоз - 14 детей, везикулопустуллез - 6 детей), из них в группе сравнения было 26 детей с теми же диагнозами (только базисное лечение).

Срок гестации варьировал от 30 до 42 недель, из 64 детей - 29 родились недоношенными, масса тела при рождении составила в диапазоне от 2050 до 3900 г.

Клиническое состояние детей ежедневно оценивалось на основании тщательного осмотра кожных покровов с учетом данных лабораторного обследования (общего анализа крови, содержания сывороточных иммуноглобулинов).

У детей с атопическим дерматитом преобладали экзематозные и эритематозные изменения (у 80,0%), сухость кожных покровов отмечалась у 70,0%. Помимо характерных кожных проявлений заболеваний у всех детей отмечалась общая раздражительность, нарушения сна и аппетита.

В анализе гемограмм повышенные значения лейкоцитов отмечались у 92,2% (эозинофилия у 26,6%, лимфоцитоз у 51,6%, нейтрофилез у 60,9%).

При исследовании исходных уровней сывороточных иммуноглобулинов обнаружено некоторое увеличение содержания IgA (0,70±0,13г/л) и IgM (0,46±0,09г/л), что свидетельствовало о наличии воспалительных изменений. Исходные показатели IgG незначительно отличались от нормальных значений. Исходные показатели IgE у 35,9% детей превышали норму в среднем в 2 раза, что говорило о IgE-опосредованном механизме развития аллергического воспаления кожи.

Всем детям проводилась базисная терапия: антибиотикотерапия, антигистаминные препараты, местное лечение.

Процедуры ППС все дети основной группы переносили хорошо, побочных реакций не наблюдалось.

По данным проведенных исследований, включение ППС в комплекс лечебных мероприятий обусловливает более быструю положительную динамику клинической симптоматики в виде ускорения эпителизации, уменьшения воспалительных изменений кожи (покраснения, мокнутия), способствует более быстрому очищению пупочной ранки. Уже после первых 3-х процедур у 25,0% больных отмечалась заметная тенденция к уменьшению экзематозных и эритематозных изменений кожи, отечности мягких тканей. После курсового воздействия ППС у 90,0% детей с болезнями кожных покровов купировались или значительно уменьшились проявления воспаления: гиперемия, шелушение, корочки, трещины, мокнутие, сухость кожи. У всех детей с катаральным омфалитом пупочная ранка эпителизировалась, с гнойным - сохранялось незначительное серозное отделяемое.

У всех больных с врожденным ихтиозом основной группы на фоне применения прибора «Биоптрон» в раннем и наиболее тяжелом периоде заболевания (в момент отторжения т.н. «коллодия») отмечено значительное сокращение площади эрозивной поверхности и снижение частоты вторичного инфицирования, что позволило уменьшить длительность курса антибактериальной терапии в среднем на 2-3 дня. В последующем у этих детей удалось добиться более быстрой и полной эпителизации кожных покровов, чем в группе сравнения. Сроки эпителизации составили в днях: 18±1,9 в основной группе и 22±3,4 в группе сравнения.

На фоне благоприятных изменений кожных покровов отмечалось улучшение общего состояния: нормализация сна и аппетита произошла у 73,7% детей основной группы (у 53,8% в группе сравнения).

В целом в основной группе положительная динамика клинических симптомов заболеваний выявлялась на 3-4 дня раньше, чем в группе сравнения.

Исследования периферической крови, проведенные у наблюдаемых детей с интервалом в 10 дней, что соответствовало длительности курса терапии ППС, показали более выраженную положительную динамику в основной группе: в 78,3% случаев наблюдалась тенденция к снижению уровня лейкоцитов, к нормализации лейкоцитарной формулы; сходные изменения в те же сроки у детей группы сравнения выявлены в 33,3% случаев. Данные наблюдения свидетельствуют о гипосенсибилизирующем, противовоспалительном действии терапии ППС.

После проведенного лечения показатели IgA, IgM имели тенденцию к нормализации. Показатели IgE снизились в среднем с 35,6±2,2кЕ/л до 21,3±1,5кЕ/л, что говорит об иммунокорригирующем и десенсибилизирующем влиянии ППС.

В целом эффективность лечения ППС детей раннего возраста с болезнями кожи и пупочной ранки составила 86,8%, в группе сравнения - 73,1% (p<0,05).

Отличительной чертой метода является то, что воздействие ППС не сопровождается значимым тепловым эффектом, раздражением кожных покровов, что особенно важно для детей раннего возраста. Преимуществами ППС являются малая энергетическая нагрузка на детский организм, небольшая по времени экспозиция процедур, отсутствие неблагоприятных последствий при воздействии на область глаз, простота техники проведения. Таким образом, лечение ППС различных заболеваний кожи и пупочной ранки в периоде новорожденности и у детей первого года жизни является абсолютно безопасным, оказывает противовоспалительное, гипосенсибилизирующее действие, улучшает обменные процессы в коже и подкожной клетчатке, способствует сокращению сроков лечения в среднем на 3-4 дня.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ ПРИ БОЛЕЗНЯХ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ У ДЕТЕЙ

Болезни органов дыхания (ОД) стабильно занимают первое место в структуре общей заболеваемости детей и подростков, составляя от трети до половины ее. Начавшись у детей, они в ряде случаев приводят к инвалидизации в зрелом возрасте. Более 27 тысяч детей и более 5 тысяч подростков признано сегодня инвалидами в связи с болезнями ОД. Распространенность болезней ОД за последние годы не только не снижается, а обнаруживает тенденцию к повышению, что напрямую связано с современным неблагоприятным состоянием экологии, социально-экономическими особенностями настоящего периода и, как следствие, изменением реактивности детского организма, а также с изменением спектра возбудителей респираторных и других инфекций на фоне широкого применения химиопрепаратов, в первую очередь антибиотиков [16, 25].

Бронхиальная астма (БА) является одной из наиболее распространенных аллергических болезней в детском возрасте. С 50-х годов ХХ столетия среди детей наметилась четкая тенденция к росту заболеваемости БА. В настоящее время заболеванием страдает 5-10% детской популяции в мире, отмечается также неуклонное увеличение процента тяжелых форм заболевания [7, 19].

Заболеваемость бронхитами колеблется от 15% до 50%, существенно повышаясь (до 6075%) у детей, часто болеющих острыми респираторными инфекциями (ОРИ) [24, 25]. Заболевания ОД у данного контингента больных сопровождаются угнетением иммунологической реактивности, затяжным течением процесса, зачастую плохо поддаются антибактериальной терапии [1].

Диагноз рецидивирующего бронхита отражает склонность ребенка к повторным эпизодам острого бронхита в течение года. О рецидивирующем бронхите можно говорить в тех случаях, когда в течение года отмечается не менее 3 эпизодов острого бронхита. Предрасположенность к развитию повторного острого воспалительного процесса в бронхах может быть обусловлена незрелостью структурных и функциональных систем респираторного тракта, отражающей общую незрелость организма ребенка вследствие гестационной, морфофункциональной незрелости, задержки развития в силу действия приобретенных заболеваний, на почве недостаточности или дисфункции локального либо общего иммунитета. Возможно также воздействие внешних неблагоприятных экологических факторов [24].

Ежегодно в России регистрируется до 65-72 тысяч случаев ОРИ на 100 тысяч детского населения. При этом, в каждой возрастной группе имеются дети, отличающиеся от сверстников значительно более высоким уровнем респираторной заболеваемости. Таких детей принято называть часто болеющими (ЧБД). Частые ОРИ у данной группы пациентов связаны, как правило, с транзиторными, корригируемыми отклонениями в защитных системах организма. Острота проблемы частых ОРИ обусловлена тем, что повторные респираторные инфекции не только отрицательно воздействуют на состояние здоровья детей, но также неблагоприятно влияют на социальную адаптацию детей, провоцируют конфликтные ситуации в семье, приводят к снижению качества жизни в целом. Среди рекуррентных болезней ОД, которые иногда ошибочно трактуются как «частые ОРИ», можно выделить конкретные нозологические формы (тонзиллит, аденоидит, риносинусит и др.), требующие специфического лечения [12, 18].

Базисное лечение детей с болезнями ОД зачастую включает длительное применение антибактериальной терапии, противовоспалительных препаратов (глюкокортикоидов, кромонов), способных вызывать различные побочные явления, в свою очередь неблагоприятно воздействовать на иммунную систему ребенка. Учитывая вышеизложенное, актуальна разработка новых немедикаментозных методов терапии различных нозологических форм болезней ОД у детей [7, 18, 24].

Для оценки эффективности применения ППС клинические наблюдения и специальные методы исследования были проведены у 90 детей с болезнями ОД (с БА, острым и рецидивирующим бронхитом, рецидивирующими ОРИ) в возрасте от 3 до 14 лет. У 60 детей в комплекс терапии включался курс ППС, 30 - составили группу сравнения (без физиотерапии).

В качестве сопутствующих заболеваний у детей чаще всего отмечались: атопический дерматит у 15 (16,7%), синдром вегетативной дистонии у 33 (36,7%), поллиноз у 21 (23,3%), хронический тонзиллит у 27 (30,0%), гипертрофия аденоидов у 39 (43,3%), дискинезия желчных путей у 18 (20,0%) больных. Для большинства детей была характерна эмоциональная лабильность, повышенная раздражительность, плаксивость.

Все дети получали стандартную базисную терапию: ингаляционные кортикостероиды и в ряде случаев бронхоспазмолитики при бронхиальной астме, антибактериальную и муколитическую терапию при бронхитах, симптоматическую терапию при ОРИ.

Процедуры ППС переносились детьми хорошо, побочных реакций не отмечалось ни в одном случае. Из ощущений дети отмечали легкое, приятное тепло в зоне воздействия.

На основании проведенных исследований выявлено благоприятное влияние курса терапии ППС на клиническое течение болезней ОД у детей при всех исследуемых нозологиях. В среднем у детей основной группы положительная динамика клинических симптомов отмечалась раньше, чем в группе сравнения, на 1-2 дня при БА и бронхите, на 3-4 дня при ОРИ.

У детей с БА, получавших комплексную терапию с применением ППС в периоде обострения, к 5±1,2 дню лечения в 1,9 раза уменьшилась частота дневных и ночных приступов затрудненного дыхания, значительно снизилось количество сухих хрипов в легких; в группе сравнения - к 6±1,7 дню. У пациентов с трахеобронхитом основной группы положительная клиническая динамика в виде снижения количества сухих и влажных хрипов в легких, а также изменения характеристик кашля (стал реже и более продуктивным) выявлена к 3±1,6 дню лечения; в группе сравнения - к 5±2,1 дню. Данные благоприятные изменения очевидно связаны с умеренным спазмолитическим и противоотечным действием ППС.

У всех детей, которым лечение ППС было начато с целью купирования начальных признаков респираторного заболевания, положительная динамика отмечалась уже после проведения 2-3-х процедур: по данным риноскопии уменьшился отек и гиперемия слизистых носа, зева, заметно улучшилось носовое дыхание, что позволило в половине случаев отказаться от интраназального применения сосудосуживающих препаратов.

У детей основной группы с затяжным течением ОРИ (45,0%) также отмечалась положительная динамика всех клинических симптомов, однако она наступала в более поздние сроки (после 3-4-ой процедуры).

У 85,7% детей, получавших лечение с профилактической целью, в период подъема респираторной заболеваемости при возникновении ОРИ признаки заболевания купировались быстро, осложнения не развивались.

К концу лечения 2/3 детей не предъявляли никаких жалоб, лишь у 17,5% детей наблюдались рыхлость и зернистость зева.

Благоприятное влияние процедур ППС выявлено также и в отношении жалоб общего характера: у всех больных основной группы на фоне купирования основных симптомов улучшилось самочувствие, нормализовался сон, уменьшилась раздражительность. У 73,3% детей с сопутствующим атопическим дерматитом уменьшился кожный зуд, сухость кожи.

Уменьшение количества клинических жалоб коррелировало с благоприятной динамикой показателей пикфлоуметрии у детей с исходно сниженными показателями, более выраженной в основной группе: с 198,12±3,23 л/мин до 302,14±1,43 л/мин, (р<0,05); в группе сравнения с 201,06±2,09 л/мин до 282,45±2,74 л/мин (р<0,05). У 65% больных, получавших ППС, колебания ежедневных значений параметра не превышали физиологической нормы.

По данным ФВД в группе детей, имеющих исходно нормальные показатели, значимой их динамики не наблюдалось и они оставались в пределах нормы. У 80,0% детей имевших нарушение бронхиальной проходимости на различных уровнях, достоверная разница (р<0,05) между основной и группой сравнения выявлена в отношении показателей, свидетельствующих об улучшении бронхиальной проходимости на уровне крупных бронхов (ФЖЕЛ, ОФВ1 и МОС25), вероятно за счет противовоспалительного действия ППС, а также влияния на гуморальные механизмы при воздействии на рефлексогенные зоны. К концу курса лечения у 40,0% детей основной группы показатели функции внешнего дыхания нормализовались.

Положительная динамика основных симптомов болезни сопровождалась благоприятной перестройкой со стороны сердечно-сосудистой системы: уменьшением частоты пульса у 59,1% детей со склонностью к тахикардии, улучшением показателей ЭКГ и КИГ. В группе сравнения положительной динамики в ЭКГ не отмечалось.

После курса ППС отмечалась нормализация IgG и IgM как у детей с повышенными, так и со сниженными их значениями. У всех детей, имевших исходно резкое снижение IgA, наметилась тенденция к его повышению (с 0,82±0,03 до 0,93±0,06г/л). При исследовании IgЕ отмечалась достоверная положительная динамика показателя при его изначально повышенных значениях (со 159,5±1,3 до 78,3±1,7 кЕ/л). Эти данные позволяют говорить об иммунокорригирующем действии проводимого лечения у детей с болезнями ОД. В группе сравнения динамика показателей была менее выраженной.

Благоприятная динамика иммуноглобулинов сопровождалась снижением содержания в периферической крови лейкоцитов (с 10,3±2,1 до 7,4±3,2х109/л) у детей с бронхитом и ОРИ, эозинофилов (с 9,05±0,14% до 3,07±1,12%) у детей с БА. У 40,0% детей, больных острым бронхитом, отмечалась нормализация лейкоцитарной формулы - уменьшился процент детей с нейтрофильным сдвигом (с 33,3% до 18,7%), снизилась СОЭ (с 8,4±2,1 до 3,2±0,6 мм/ч), что свидетельствовало о противовоспалительном действии курса ППС. Со стороны остальных показателей крови существенной динамики не отмечалось.

Эффективность лечения составила: при бронхиальной астме - 80,0% в основном за счет улучшения и значительного улучшения, контроль - 70,0% (р<0,05). При бронхитах положительный эффект применения ППС установлен в 85,0% случаев, контроль - 70,0% (р<0,05); сравнительный анализ эффективности выявил максимальную положительную динамику при воздействии на межлопаточную область и заднебоковые поверхности грудной клетки по сравнению с использованием одной локализации на межлопаточную область. В группе детей с рецидивирующими ОРИ эффективность составила 90,0%, контроль - 60,0% (р<0,05); более выраженный эффект выявлен при начале лечения в ранние сроки заболевания.

Катамнестические наблюдения, проведенные через 1 месяц, свидетельствовали о стойкости терапевтического эффекта у 80,0% детей, что выражалось в сокращении количества приступов БА, отсутствии эпизодов ОРИ, в группе сравнения эффективность в катамнезе составляла 53,3%.

Таким образом, эффективность применения ППС у детей с бронхиальной астмой, острым и рецидивирующим бронхитом, с частыми и длительными ОРИ определяется улучшением на фоне лечения дренажной функции бронхов, уменьшением выраженности бронхообструкции (количества свистящих хрипов, одышки и приступов затрудненного дыхания), что подтверждается клиническими данными и динамикой пикфлоуметрии.

Полихроматический некогерентный поляризованный свет благоприятно влияет на неспецифическую резистентность организма. Доказана возможность, целесообразность и эффективность применения ППС у ЧБД как с профилактической целью, так и для снятия или уменьшения катаральных явлений.

ППС оказывает выраженное противовоспалительное и иммунокорригирующее действие, характеризующееся положительной динамикой клинических симптомов респираторных заболеваний, что сопровождается благоприятными сдвигами показателей гемограммы и гуморального иммунитета.

В нетяжелых случаях применение курса ППС позволяет снизить объем медикаментозной терапии.

Высокая эффективность терапии ППС, хорошая переносимость и легкость проведения процедур позволяют рекомендовать применение метода на всех этапах лечения, профилактики и реабилитации детей с болезнями органов дыхания - в стационаре, в поликлинике, в реабилитационном центре, в санатории.

Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития выдано Разрешение на применение новой медицинской технологии «Применение полихроматического поляризованного света от серии аппаратов «БИОПТРОН» в педиатрии». ФС 2010/188 от 27 мая 2010 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Балева Л.С., Терлецкая Р.Н., Соха Л.Г. Использование Рибомунила при хронических заболеваниях органов дыхания у детей, проживающих в условиях радиационного воздействия. // Вопросы современной педиатрии. - 2003. Т.2, №2. - С.22-24.
2. Боголюбов В.М., Пономаренко Г.Н. Общая физиотерапия. - М., СПб.: СЛП, 1996. - 480с.
3. Герасимова Л. И. Применение светотерапии «Биоптрон» в лечении ожоговых ран // Мат.научно-практ. конф. «Новые направления в использовании светотерапии «Биоптрон». -Москва, Екатеринбург, 2003. - С. 15-17.
4. Гижа И.В., Милорадова С.Н. Перспективы использования фототерапии при лечении травм у спортсменов // Матер. науч.-практич. конфер. «Современные методы физиотерапии в спортивной медицине и реабилитации». - СПб, 2005. - С. 6-7.
5. Гуляр С.А. Лечение болевых синдромов поляризованным светом. - Киев, 2000. - С.68
6. Гланц С. Медико-биологическая статистика. Пер. с англ. под ред. Бузикашвили Н.Е. и Самойлова Д.В. - М., «Практика», 1999. - 460с.
7. Детская аллергология. Руководство для врачей. / под редакцией А.А.Баранова, И.И.Балаболкина. - М., 2006. - 688с.
8. Жеваго Н.А., Самойлова К.А., Оболенская К.Д. Изменения некоторых параметров гуморального иммунитета при воздействии на поверхность тела человека полихроматического видимого и инфракрасного света // Медицинская иммунология. - 2002, No 4 (4-5). - С.573-582.
9. Жирнов В. А., Жеваго Н.А., Гижа И.В. и др. Современные технологии фототерапии в спортивной медицине // Методические рекомендации для врачей.-СПб: Комитет по здравоохранению Правительства СПб, 2006.-40с.
10. Жирнов В.А. с соавт. Фототерапия в комплексе восстановительного лечения при травмах и заболеваниях опорно-двигательной системы // Матер. науч.-практич. конфер. «Современные методы физиотерапии в спортивной медицине и реабилитации». - СПб, 2005. - С. 13-14.
11. Качалина Т.С., Боровкова Л.В. Оценка клинической эффективности светотерапии в комплексном лечении больных с внутренним эндометриозом. // Российский вестник акушера-гинеколога. - 2004. №4. - С. 12-14.
12. Коровина Н.А., Заплатников А.Л. и др. Современные возможности иммунопрофилактики острых респираторных инфекций у часто болеющих детей. // Педиатрическая фармакология. 2008. - Т.5, №1. - С. 8-12.
13. Ламбург О.Б., Буслаева Г.Н. Инфекционные болезни кожи и подкожной клетчатки у новорожденных. // Педиатрия -2007. №2. - С. 54-56.
14. Лапушкова Н.Г. Поляризованный свет в лечении дерматозов // Росс. журнал кожн. и вен.болезней. - 1998, No 1. - С. 63-65.
15. Липатов И.С. с соавт. Прогнозирование и коррекция нарушений лактационной функции с использованием видимого и инфракрасного поляризованного света на этапе лактогенеза. // Российский вестник акушера-гинеколога. - 2007. №4. - С. 16-18.
16. Мизерницкий Ю.Л., Царегородцев А.Д., Корсунский А.А. Состояние пульмонологической помощи детям. Сб. Пульмонология детского возраста: проблемы и решения. - Выпуск 3., М., 2003. - 250с.
17. Москвин С.В., Наседкин А.Н. Лазерная терапия в педиатрии. - М. - Тверь: ООО «Издательство «Триада»», 2009. - 480с.
18. Намазова Л.С., Ботвиньева В.В., Вознесенская Н.И. Современные возможности иммунотерапии часто болеющих детей с аллергией // Педиатрическая фармакология. 2007. - Т.4, №1. - С. 1-6.
19. Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика» (второе издание) - М., 2006.
20. Руководство по неонатологии. Под редакцией профессора Г.В.Яцык - М., «ГАРДАРИКИ», 2004, 334с.
21. Яцык Г.В., Шищенко В.М., Бомбардирова Е.П. и др. Использование некогерентного поляризованного света в лечении новорожденных и детей первых месяцев жизни. Пособие для врачей. - М., 2008, 21с.
22. Яцык Г.В., Степанов А.А. Патологические состояния пуповинного остатка и пупочной ранки у новорожденных. // Педиатрия - 2007. №2. - С. 52-54.
23. Самойлова К.А. с соавт. Повышение ростостимулирующей активности крови человека для фибробластов после ее облучения in vivo и in vitro видимым и инфракрасным поляризованным светом // Цитология. - 2004, No 46(2). - С. 159-171.
24. Самсыгина Г.А. Лечение острого и рецидивирующего бронхита у детей. // Приложение Consilium medicum: Педиатрия - 2009. №4. - С. 52-54.
25. Середа Е.В. Бронхиты у детей: современные принципы терапевтической тактики. // Фарматека. - 2002. №11. - С. 38-44.
26. Хан М.А. и др. Применение прибора «Биоптрон» в педиатрии. Методические рекомендации - М., 2001, 20с.
27. Bolton P, Dyson M., Young S. (1992). The effect of polarized light on the release of growth factors from the U-937 macrophage-like cell line. Laser Therapy. 4: 33-42.
28. Obolenskaya K.D., Samoilova K.A. (2002). Comparative study of effects of polarized and non-polarized light on human blood in vivo and in vitro. I. Phagocytosis of monocytes and granulocytes. Laser Technol. 12(2-3): 7-13.
29. Lim JH, Lee J, Lee IS, Kim YJ, Song EY, Choi YS, Yun YM. The effects of daily irradiation with polychromatic visible light on human lymphocyte populations. Photomed Laser Surg. 2008 Aug;26(4):361-6.
30. Pozner Jason, Goldberg David. Journal of Cosmetic and Laser Therapy, V. 3, № 2, June 2006, 89-91.
31. Stasinopoulos D. (2005). The use of polarized polychromatic non-coherent light as therapy for acute tennis elbow/lateral epicondylalgia: a pilot study. Photomed Laser Surg: 23(1): 66-9.

Предыдущий раздел | Оглавление

1 июня 2011 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика