Супрастинекс

Современный, наиболее эффективный антигистаминный препарат

Оказывает антиэкссудативное, противозудное действие

Практически не оказывает антихолинергического и антисеротонинергичеекого действия

В терапевтических дозах практически не оказывает седативного действия


Инструкции:

Cовременная концепция лечения аллергического ринита у детей

Комментарии Опубликовано в журнале:
Лечащий врач, 2004 №03
А. Н. Пампура, доктор медицинских наук
М. С. Тренева, кандидат медицинских наук
Московский НИИ педиатрии и детской хирургии МЗ РФ, Москва

Аллергический ринит — воспалительное заболевание слизистой оболочки носа, обусловленное аллергическими реакциями и характеризующееся одним или несколькими следующими симптомами — заложенность носа, ринорея, чиханье, зуд в полости носа.

Эпидемиологические исследования свидетельствуют о росте распространенности аллергических ринитов. Частота заболеваемости аллергическим ринитом среди детей достигает 40% [27].

Симптомы аллергического ринита возникают в среднем в возрасте 10 лет. Однако в проспективном эпидемиологическом исследовании, проведенном в Аризоне (Tyeson Children’s Respiratory Study), у 42% детей с аллергическим ринитом он был диагностирован врачом в первые 6 лет жизни. Более того, у половины из этих детей симптомы развились в течение первого года жизни [28]. Фактически у 80% людей, страдающих аллергическим ринитом, он проявляется до 20-летнего возраста.

Аллергический ринит в большинстве случаев представляет собой воспалительный процесс слизистой оболочки полости носа, распространяющийся и на придаточные пазухи, поэтому термин «риносинусит», вероятно, следует считать более адекватным.

Заслуживает внимания социально-экономическая значимость аллергического риносинусита. Так, ежегодные затраты, связанные с диагностикой и лечением больных с аллергическим ринитом, составляют в Европе 1,5-2 млрд евро, в США — 5,6 млрд долларов. Количество пропущенных вследствие заболеваемости аллергическим ринитом школьных дней в США превышает 2 млн в год [21].

При оценке социально-экономического значения заболевания учитывается сочетание аллергического ринита с другими заболеваниями (бронхиальная астма, синусит, средний отит, полипоз носа и др.). Аллергический ринит как самостоятельное заболевание или ассоциированный с сопутствующими нарушениями влияет на качество жизни: снижается успеваемость и работоспособность, нарушается сон [24, 26].

С учетом времени контакта с аллергеном выделяют сезонный, круглогодичный и профессиональный аллергический ринит [6].

Основным этиологическим фактором сезонного аллергического ринита является пыльца растений, симптомы заболевания манифестируют в период их пыления. В России наиболее значимы аллергены пыльцы деревьев, злаковых трав и сорных трав. Соответственно, можно выделить 3 основных пика манифестации симптомов сезонного аллергического ринита.

  • Первый пик регистрируется весной (конец апреля-май) и обусловлен пылением деревьев: березы, ольхи, орешника, дуба и др.
  • Второй пик регистрируется в начале лета (июнь-июль) и связан с пылением злаковых трав: ежи, тимофеевки, овсяницы и др.
  • Третий пик регистрируется в конце лета и осенью (август-сентябрь), в период пыления сорных трав: полыни, лебеды, подорожника.

Кроме того, аллергический ринит может быть обусловлен пищевыми и плесневыми аллергенами. В этих случаях обострение заболевания ассоциируется с употреблением пищевых аллергенов и сезоном спорообразования.

Круглогодичный аллергический ринит связан с гиперчувствительностью к аллергенам клещей домашней пыли, тараканов, эпидермиса животных и т. д.

В 2001 г. группа экспертов ВОЗ (программа ARIA) предложила альтернативную классификацию аллергических ринитов, разработанную с учетом длительности сохранения симптомов и тяжести клинического течения заболевания. Данная классификация предполагает выделение «интермиттирующего» и «персистирующего» ринита на основании длительности сохранения симптомов. Кроме того, с учетом выраженности симптомов и степени ухудшения качества жизни выделяют легкий и среднетяжелый/тяжелый ринит.

Несмотря на определенные различия в классификации и подходах к лечению больных с аллергическим ринитом, в этих документах общим является принцип дифференцированного подхода к выбору терапии, в зависимости от степени тяжести заболевания. Эти протоколы рекомендуют проведение элиминационных мероприятий, осуществление фармакологического контроля и специфической иммунотерапии у больных с аллергическим ринитом. В детской практике, согласно представленным программам, предлагается придерживаться тех же подходов к лечению аллергического ринита, что и у взрослых. Однако, в связи с отсутствием клинических испытаний у детей младших возрастных групп, существуют определенные сложности в назначении некоторых препаратов.

Элиминационные мероприятия являются базисными при терапии аллергического ринита. Так, при персистирующем аллергическом рините, ассоциированном с бытовой сенсибилизацией, предложены следующие мероприятия:

  • накрыть матрасы, подушки и одеяла чехлами, материал которых не пропускает аллергены;
  • поменять старые подушки и одеяла на синтепоновые;
  • постельное белье стирать в горячей (не ниже 70°С) воде не реже 2 раз в неделю;
  • поддерживать в квартире влажность не выше 50%;
  • убрать ковровые покрытия, прежде всего в спальне ребенка;
  • не укладывать спать на мягкой мебели;
  • убрать из комнаты ребенка «вещи-пылесборники», в том числе книги, мягкие детские игрушки;
  • проводить влажную уборку не реже 1 раза в неделю.

Ряд исследователей наряду с вышеперечисленными позициями рекомендуют:

  • не держать животных в домашних условиях и не посещать места, где их содержат;
  • исключить пассивное курение.

Несмотря на то что мероприятия по снижению содержания клещей в домашней пыли являются, как правило, успешными, в настоящее время нет достаточных доказательств их клинической эффективности у больных с аллергическим ринитом [23].

Больным, страдающим гиперчувствительностью к пыльцевым аллергенам, в сезон пыления рекомендовано:

  • уменьшить время пребывания вне помещения;
  • ограничить или исключить выезды на природу, на дачу;
  • занавесить форточки марлей, которую необходимо регулярно смачивать;
  • не открывать окна при поездке в автомобиле;
  • ежедневно проводить влажную уборку помещения;
  • исключить употребление в пищу продуктов растительного происхождения, вызывающих перекрестные аллергические реакции с аллергенами деревьев и трав.

Детям с выявленной гиперчувствительностью к пищевым аллергенам не показаны продукты, содержащие причинно-значимые аллергены.

Аллергические риниты, индуцированные пищевыми продуктами, значительно чаще отмечаются у детей, чем у взрослых. Аллергический ринит, связанный с пищевой аллергией, редко является изолированным и, как правило, сочетается с атопическим дерматитом [12].

Фармакотерапия аллергического ринита основана на ступенчатом подходе и использовании лекарственных препаратов следующих групп: системных и локальных Н1-блокаторов, «стабилизаторов мембран» тучных клеток, деконгестантов, интраназальных кортикостероидов.

Н1-блокаторы в терапии аллергических ринитов являются препаратами первой линии. Принципиально выделение седативных (1 поколение) и неседативных (II поколение) антигистаминных препаратов. Неседативные антигистаминные препараты (эриус, кларитин, зиртек, телфаст) высокоселективны к Н1-рецепторам. В связи с этим они лишены ряда побочных эффектов, которыми обладают их предшественники, — сонливость, возбуждение, бессонница, шум в ушах, сухость во рту. Необходимо подчеркнуть, что приблизительно у 10% больных отмечается седация при использовании антигистаминных препаратов II поколения.

Антигистаминные препараты II поколения оказывают и определенный противовоспалительный эффект. Так, in vitro показано, что Н1-блокаторы снижают высвобождение провоспалительных медиатров из тучных клеток и базофилов, уменьшают хемотаксис и активацию эффекторных клеток, в особенности эозинофилов, снижают экспрессию молекул адгезии, индуцируемую иммунологическими и неиммунологическими стимулами. Предполагается, что антивоспалительная активность Н1-блокаторов связана с их способностью влиять на активацию генов, отвечающих за экспрессию и синтез провоспалительных медиаторов [4].

При длительном применении неседативных антигистаминных препаратов их эффективность практически не снижается. Все это служит обоснованием для широкого использования неседативных антигистаминных препаратов у детей, страдающих аллергическим ринитом.

Необходимо отметить, что такие антигистаминные препараты II поколения, как терфенадин и астемизол, могут вызывать удлинение интервала Q-T и при значительной передозировке индуцировать желудочковую аритмию. В настоящее время применение терфенадина и астемизола запрещено.

Местные антигистаминные препараты, выпускаемые в виде эндоназального аэрозоля, достаточно эффективны при нетяжелых формах как интермиттирующего, так и круглогодичного аллергического ринита. Кроме того, они могут быть полезны и при наличии вазомоторного ринита. Среди побочных эффектов местных антигистаминных препаратов отмечено жжение в носу и изменение вкуса (горький или металлический привкус). Данная группа препаратов не имеет принципиальных преимуществ над системными Н1-блокаторами и, вероятно, должна назначаться при легких формах аллергического ринита и конъюнктивита.

Деконгестанты стимулируют a-адренергические рецепторы и вызывают вазоконстрикцию, что приводит к снижению гиперемии, отека, заложенности носа. Эти препараты назначаются коротким курсом до 5–7 дней. Длительное или частое использование адреномиметиков в виде назальных капель или спрея приводит к развитию эффекта «рикошета», при котором усиливается отечность слизистой полости носа.

Кромогликаты и недокромил натрия способствуют стабилизации мембран тучных клеток, угнетают их дегрануляцию. Учитывая механизм действия и клиническую эффективность кромонов, их используют превентивно. Действие препаратов развивается через 2–4 нед после начала применения. Стандартная дозировка для детей старше 6 лет: 1 ингаляция в каждую ноздрю, 3–4 раза в сутки. Необходимость частого приема использования препаратов может способствовать снижению комплайенса. При персистирующем рините длительность применения кромонов варьирует от 2 до 6 мес. Побочные реакции на кромоны редки и включают в себя локальное раздражение, чихание, неприятные вкусовые ощущения.

Отсутствие отчетливой положительной динамики от применения антигистаминных препаратов и наличие заложенности носа у детей с аллергическим ринитом являются обоснованием применения интраназальных кортикостероидов.

Местные кортикостероиды (беклометазон, будесонид, мометазон, флутиказон) показаны при среднетяжелом/тяжелом аллергическом рините. Клинический эффект от большинства интраназальных кортикостероидов развивается в течение первых нескольких дней с момента начала их использования. Для достижения максимального эффекта препарата обычно требуется от 3 до 7 дней. В эти сроки и надо оценивать эффективность интраназальных кортикостероидов. При тяжелом аллергическом рините длительность использования местных кортикостероидов может достигать нескольких месяцев.

Среди побочных эффектов назальных кортикостероидов наиболее часто (5–10%) встречаются местное раздражение слизистой, жжение, чихание [15]. Редко, при неправильной технике распыления кортикостероидов — на назальную перегородку, возникают назальные кровотечения. Среди инфекционных осложнений терапии назальными кортикостероидами описаны риниты и фарингиты, обусловленные Candida albicans. Аллергические реакции, проявляющиеся в виде отека лица, сыпи, зуда и связанные с применением местных кортикостероидов, наблюдаются исключительно редко [18].

При интраназальном применении спрея дексаметазона было отмечено подавление функций симпато-адреналовой системы. Риск супрессии симпато-адреналовой системы при использовании современных местных кортикостероидов минимален. Это было продемонстрировано в клинических исследованиях у детей при назначении мометазона фуроата или флутиказона пропионата в больших дозах и после длительного использования [1, 7, 14].

Влияние назальных кортикостероидов на рост ребенка изучалось в ряде плацебо-контролируемых исследований. Негативный эффект интраназального беклометазона (168 мг 2 раза в сутки) был показан в исследовании Skoner DP et al. [25]. Так, дети, получавшие беклометазон, выросли в среднем на 5 см, а в плацебо-группе на 5,9 см (p < 0,01). При оценке новых назальных кортикостероидов данный эффект не отмечен. В частности, Schenkel et al. не выявили супрессии роста у детей (от 3 до 9 лет) при применении мометазона фуроата (100 мг/сут) по сравнению с плацебо-группой [22]. Вместе с тем, при длительном назначении назальных кортикостероидов необходимо контролировать рост ребенка [2].

Доза назальных кортикостероидов должна быть адекватна состоянию ребенка. При недостаточном эффекте назальных кортикостероидов возможно их сочетанное применение с антигистаминными препаратами. Однако до настоящего времени нет достоверных данных о преимуществах комбинированного применения антигистаминных препаратов и интраназальных кортикостероидов над монотерапией кортикостероидами [17].

Специфическая иммунотерапия (СИТ) назначается пациентам с явными клиническими проявлениями IgE-опосредованной гиперчувствительности к ограниченному спектру аллергенов, а также при недостаточной эффективности фармакотерапии и элиминационных мероприятий по предупреждению контакта с аллергеном. При тщательном отборе пациентов СИТ может быть высокоэффективной [13]. Хотя сейчас этот метод оставляют для «трудных» случаев аллергического ринита, показано, что СИТ более эффективна на ранних стадиях развития аллергического заболевания.

Аргументами в пользу ранней СИТ являются следующие факты. Так, предупреждается переход заболевания в более тяжелую стадию, а более легких клинических проявлений — в более тяжелые [10]. СИТ предотвращает расширение спектра аллергенов, к которым формируется повышенная чувствительность. Показано, что СИТ аллергического ринита тормозит развитие бронхиальной астмы [5]. Кроме того, при проведении СИТ уменьшается неспецифическая гиперреактивность бронхов у больных с круглогодичным аллергическим ринитом [8, 20]. СИТ уменьшает потребность в противоаллергических фармакологических препаратах. Успешная СИТ вызывает длительную ремиссию, несмотря на прекращение введения аллергена. Этим СИТ принципиально отличается от фармакотерапии, при которой клинические проявления заболевания восстанавливаются после прекращения приема препарата.

В последние годы активно разрабатываются неинвазивные методы специфической иммунотерапии. Так, в ряде исследований получен положительный эффект от применения сублингвальной СИТ у детей с сезонным аллергическим ринитом [9, 29]. Показана достаточно высокая результативность назальной СИТ ингаляционными аллергенами у больных с аллергическим ринитом [3, 19].

Специфическая иммунотерапия проводится только специалистом-аллергологом.

Среди перспективных препаратов для лечения аллергического ринита можно отметить антилейкотриеновые средства [11]. Так, показано, что блокаторы рецепторов лейкотриенов:

  • более эффективны, чем плацебо;
  • не превосходят по эффективности антигистаминные препараты II поколения;
  • менее результативны по сравнению с назальными кортикостероидами [16].

Вероятно, наиболее оптимально использование антилейкотриеновых препаратов в комбинации с блокаторами Н1-рецепторов или назальными кортикостероидами. К сожалению, клинических исследований, посвященных терапии антилейкотриеновыми препаратами у детей с аллергическим ринитом, нет.

Таким образом, в выборе терапии у детей с аллергическими ринитами наряду с индивидуальным подходом необходимо использовать разработанные ведущими экспертами рекомендации и исследования сравнительной эффективности различных методов лечения.

1 октября 2012 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика