Дисбактериоз кишечника. Часть 3.

Комментарии Москва-Нижний Новгород, 2010 М.А. Осадчук , М.М. Осадчук

Поликомпонентные пробиотики представляют из себя препараты на основе симбиотических сообществ, доминирующих в микроэкологии индигенных микроорганизмов, что позволяет максимально приблизить их состав к естественному микробиоценозу кишечника для достижения комплексного эффекта.

К особенностям биологического эффекта поликомпонентных пробиотиков относятся:

  1. суммация полезных свойств, присущих отдельным штаммам, и повышение их биологической активности;
  2. возможность избирательного заселения кишечника полезными микроорганизмами того вида, который наиболее адекватен микробиоценозу конкретного индивидуума, что не включает необходимость обязательного проведения микробиологических анализов.

Поликомпонентный состав в основном имеют БАДы - парафармацевтики, обладающие выраженным клинико-микробиологическим ассоциированным эффектом при разных заболеваниях у детей "Примадофилус Детский", "Полибактерин", "Бифидум бактерин Мульти I, II, III", и другие.

Полипробиотики применяются с целью коррекции дисбактериоза кишечника I и II степени курсом 7 - 14 дней.

Бациллярные пробиотики относятся к группе самоэлиминирующихся антагонистов.

В состав препаратов входят транзиторные бациллы - В. subtilis (споробактерин, биоспорин, бактиспорин), В. cereus ("Бактисубтил", "Флонивин В").

Длительный опыт клинического применения пробиотиков способствовал распространению и укреплению мнения их безопасности. Однако публикуемые в медицинской печати (особенно в последние годы) данные клинических наблюдений свидетельствуют о необходимости более глубокого анализа вопросов безопасности применения пробиотиков [Senok A. C. et al, 2006]. В настоящее время полагают, что оральный прием живых бактерий теоретически может быть ответственен за четыре типа побочных эффектов: а) развитие инфекционных процессов, обусловленных штаммами, входящими в состав пробиотиков; б) развитие метаболических расстройств; в) чрезмерная иммуностимуляция лимфатического аппарата кишечника; г) формирование новых клонов бактериальных штаммов за счет передачи генов, ответственных за экспрессию факторов патогенности [В. А. Малов, Н. М. Гюлазян, 2007 ]. Справедливости ради надо отметить, что пробиотические штаммы бактерий, отобранные из числа представителей индигенной микрофлоры, чрезвычайно редко могут вызвать побочные эффекты. .

С терапевтических позиций коррекции дисбиоза особый интерес представляет комбинированный пробиотик Йогулакт (табл. 5).

Таблица 5. Состав Йогулакта

Ингредиенты Стандарты тестирования В каждой капсуле (мг)
Капсула содержит
Lactobacillus acidophilus Внутренний 9.00
Lactobacillus rhamnosus Внутренний 5.00
Культура йогурта (Streptococcus thermophilus, Lactobacillus delbrueckii ssp. bulgaricus) Внутренний 20.00
Лактоза NF, BP, Eur PH 244.00
Сыворотка в порошке Внутренний 60.00
Магния стеарат NF, Eur PH 10.50
Аскорбиновая кислота USP, NF 1.50
Вес содержимого капсулы USP 350.00
Капсула #2 USP, внутренний 50.00
Вес капсулы USP 400.00

Лактобациллы, входящие в состав Йогулакта, могут обладать хромосомной устойчивостью к ряду антибиотиков: к полимиксину, гентамицину, неомицину и мономицину, линкомицину, канамицину, тетрациклину, ристомицину, налидиксовой кислоте, ко-тримоксазолу, цефалексину, эритромицину, доксициклину, метациклину сульфаниламидным препаратам [Лихачева А.Ю.,1997].. Поскольку лактобациллы являются факультативными анаэробами, то, как у всех анаэробов, имеется и природная устойчивость к аминогликозидам, которая объясняется тем, что транспорт этих антибиотиков через цитоплазматическую мембрану связан с системами переноса электронов, которые у анаэробов отсутствуют. По этой же причине лактобациллы в безкислородной среде становятся значительно более устойчивыми к аминогликозидам, чем в присутствии кислорода.

Известно, что основным механизмом устойчивости к аминогликозидам в присутствии кислорода является ферментативная инактивация антибиотиков. Так, специально выведенные штаммы лактобацилл способны вырабатывать особые ферменты, а модифицированные этими ферментами молекулы аминогликозидов теряют способность связываться с рибосомами и подавлять биосинтез белка (табл. 6)

Таблица 6. Ферментативная активность бактерий Йогулакта*

Ферменты Lactobacillus acidophilus Lactobacillus rhamnosus Streptococcus thermophilus Lactobacillus bulgaricus
1 2 3 4 5
Щелочная фосфатаза - + - -
Эстераза + + +- +
Липаза - - - -
Лейцин аминопептидаза + + + +
Валин аминопептидаза + + +- +
Цистин аминопептидаза + + - -
Трипсин - - - +
α-химотрипсин - + - +
Кислая фосфатаза + + +- +
α-галактозидаза - + - -
β-галактозидаза + - + +
β-глюкуронидаза - - - -
α-глюкозидаза + + - -
β-глюкозидаза + + - +
N-ацетил-β-глюкозаминидаза + - - -
α-маннозидаза - - - -
α-фукозидаза - - - -

* Определялась при помощи тест-системы "API ZYM" (37°С, 4 часа)

Следует обратить внимание на тот факт, что плазмидной ДНК, опасной для распространения антибиотикоустойчивости среди других бактерий, лактобациллы не содержат, что делает возможным их широкое лечебно-профилактическое использование (табл. 7). У лактобацилл распространены плазмиды с малыми молекулярными массами (менее 10 МД). Считается, что такие плазмиды не способны к самостоятельному переносу, к тому же у лактобацилл отсутствуют половые ворсинки, позволяющие микроорганизмам обмениваться генетической информацией

Таблица 7. Антибиотикорезистентность Йогулакта*

Антибиотик Lactobacillus acidophilus Lactobacillus rhamnosus Streptococcus thermophilus Lactobacillus bulgaricus
Пенициллин - - - -
Ампициллин - - - -
Цефалотин - + - -
Хлорамфеникол (левомицетин) - - - -
Эритромицин - - - -
Гентамицин + + + +
Канамицин + + + +
Линкомицин + + - +-
Неомицин + + + +
Нитрофурантоин (фурадонин) - + - -
Полимиксин + + +- +-
Стрептомицин + + + +
Тетрациклин - + - -
Ванкомицин - + - -

*Выявлена дисковым методом (37°С, 24 часа)

Lactobacillus rhamnosus, входящие в состав Йогулакта, стимулируют колонизационную резистентность пищеварительного тракта, длительно колонизируют слизистую кишечника, а также снижает уровень фактора некроза опухоли альфа (TNFa) в кале у больных, страдающих атопическим дерматитом и аллергией к коровьему молоку (Yan F, Polk D. ,2002). Йогуртовая культура (Streptococcus thermophilus, Lactobacillus delbrueckii ssp. bulgaricus) в составе Йогулакта выступает в качестве пребиотического компонента и усиливает рост и активность лактобацилл

Клинические испытания Йогулакта были проведены в 1993 - 1994 годах в нескольких центральных госпиталях Монреаля и Торонто. Общее количество лиц, участвующих в исследованиях составило 789 человек в возрасте от 1 до 55 лет. Критериями для включения лиц в исследование были отсутствие язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки и предшествующего лечения лекарствами, корректирующими биофлору кишечника. Участники исследований были разделены на 5 групп с учетом возраста, пола, клинического диагноза, и предшествующего лечения антибактериальными препаратами. Все группы были классифицированы.

Пациентам был поставлен диагноз: вторая степень дисбактериоза после курса антибактериальной терапии. У 44% пациентов имелись следующие симптомы: диарея или запор, боли в области живота, метеоризм, снижение аппетита, потеря веса (табл.8). Программа обследования включала: измерение температуры тела, осмотр кожных покровов и слизистых оболочек, анализ крови, исследование кала.

Таблица 8. Динамика клинической картины и лабораторных показателей после приема Йогулакта (347 больных)

Клинические и лабораторные показатели Число пациентов до лечения (%) Число пациентов через 10 дней терапии (%) Число пациентов через 30 дней терапии (%) P
Диарея 96 12 0 ≤0.05
Абдоминальная боль 80 8 0 ≤0.05
Метеоризм 88 15 1 ≤0.05
Концентрация водорода в выдыхаемом воздухе (> 15 ppm) 96 5 0 ≤0.05

Бактериологический анализ кала проводился до и после завершения курса приема Йогулакта (табл.9).

Таблица 9. Микробиологические анализ копрокультуры до и после приема Йогулакта (у 789 пациентов)

Микроорганизмы Норма До лечения После лечения P
Lactobacilli 107 - 108 105 - 107 106 - 109 ≤ 0.05
Bifidobacilli 107 - 1012 105 - 107 107 - 109 ≤ 0.05
Common amount (number) of E.coli 107- 108 102 - 107 108 - 109 ≤ 0.05
Staphylococcus 0 - 103 103 - 105 0 - 103 ≤0.05
Proteus 0 - 103 103 - 105 0 - 103 ≤0.05
E.coli with hemolitic activity (hemolitic E.coli) 0 103 - 105 0 ≤0.05
Conditionally pathogenic microorganisms 0 - 103 103 - 105 0 - 103 ≤0.05
Candida 0 - 103 103 - 105 0 - 103 ≤0.05
Enterococcus 105 0 105 - 107 ≤0.05
E.coli with decreased fermentative secretion 10 3 0 - 10 7 0 - 10 3 ≤0.05
Патогенная микрофлора кишечника 0 102 - 107 0 ≤0.05

Рекомендуемые дозы приема Йогулакта при дисбактериозе в зависимости от возраста следующие:

    Дети до 1 года: половина или целая капсула в день с едой.
    Дети 1-3 года: в зависимости от симптомов по 1-2 капсулы в день с едой.
    Дети 3-12 лет: по 1 капсуле 3 раза в день во время еды.
    Взрослые и дети старше 12 лет: по 1-2 капсулы три раза в день во время еды.
    Длительность приема йогурта была 25-30 дней.
    Для профилактики дисбактериоза йогулакт используется в следующей дозе:
    Дети до 1 года: половина капсулы в день с едой.
    Дети 1-6 лет: по 1 капсуле в день во время еды.
    Дети 6-12 лет: по 1-2 капсулы в день во время еды.
    Взрослые и дети старше 12 лет: по 1-2 капсулы 2-3 раза в день во время еды.

Длительность приема 20-30 дней.

Таким образом, при употреблении участниками исследований продукта Йогулакт было отмечено улучшение их самочувствия, аппетита, нормализация стула. Бактериологическое обследование кала продемонстрировало постепенное улучшение соотношения аэробной и анаэробной микрофлоры. У 15 лиц с хроническими заболеваниями дисбактериоз перешел в латентную форму, наблюдалась также компенсированная форма заболевания после приема Йогулакта в течение 25-30 дней; им было рекомендовано повторное употребление пищевой добавки 20-30 дней.

В течение 2008 года в различных научных и медицинских центрах России проводилось изучение опыта применения продукта Йогулакт, капсулы для нормализации кишечной микрофлоры. В программу изучения применения Йогулакта было включено 343 пациента детского возраста. Целью проведенных исследований была оценка эффективности и безопасности терапии капсулами Йогулакт для нормализации микрофлоры кишечника у детей с дисбактериозом, а также во время и после антибиотикотерапии. Применение Йогулакта у детей, получавших антибиотикотерапию, позволило значительно (до 4 дней) сократить, а затем и полностью купировать клинические проявления дисбактериоза кишечника у пациентов. На фоне лечения Йогулактом из 343 пациентов побочные эффекты были выявлены только у 4 пациентов (1,1 %): у 1 пациента первого года жизни наблюдалось срыгивание, у 3 пациентов аллергические высыпания на коже. Нормализация микрофлоры кишечника сопровождалась сокращением сроков лечения основного заболевания.

Таким образом, полученные клинические данные свидетельствуют, что Йогулакт является безопасным препаратом, эффективно применяемым для нормализации и поддержания микрофлоры кишечника при дисбактериозах различного происхождения.

Длительность терапии пробиотиками и, в частности, Йогулактом определяется индивидуально и продолжается от 3 недель до 6 месяцев. При достижении компенсации и нормализации микробиологической картины целесообразно повторять курс терапии пробиотиками в лечебной дозе 2-3 раза в году на протяжении 3-4 недель.

Таким образом, применение пробиотиков при целом ряде заболеваний, сопровождающихся дисбактериозом кишечника имеет существенные преимущества, особенно для коррекции и профилактики побочных эффектов антибактериальной терапии. Для успеха пробиотической терапии необходимо, чтобы пробиотик был "защищен" от внешних воздействий специальной лекарственной формой, применялся (по показаниям) на фоне селективной деконтаминации и представлял собой штаммы нормобиоты, максимально совместимые с резидентными штаммами и местной иммунной системой пациента.

Эффективность пробиотиков усиливается за счет комбинирования с пребиотическими компонентом, и применение таких симбиотиков как Йогулакт существенно улучшает микробиоценоз кишечника при дисбактериозах различного генеза.

Литература:

  1. Бехало В.М., Бондаренко В.М. , Сысолятина Е.В. Характер взаимодействия бактерий-комменсалов с факторами иммунитета при некоторых синдромах хронического воспаления кишечника. Фарматека, 2009, №13. -С.20-25.
  2. Бондаренко В.М. Роль условно-патогенных бактерий кишечника в полиорганной патологии человека // М.,2007.
  3. Инфекционные болезни: национальное руководство/ Под ред. Н.Д. Ющука, Ю.Я. Венгерова. Глава 8. Фармакотерапия. Иммунные препараты (И.В. Гагарина. В.Н. Колесова) - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. -1056 с.
  4. Лихачева А.Ю. Устойчивость к антибактериальным препаратам лактобацилл различного происхождения // Материалы VII съезда Всерос. общества эпидемиол., микробиол. и паразитологов. М., 1997. Т. 2. С. 355.
  5. Малов В. А., Гюлазян Н. М. Микробиоценоз желудочно-кишечного тракта: современное состояние проблемы, 2007. -№6. -С.24-28.
  6. Осадчук М.А., Чиж А.Г., Желнова Т.И., Осадчук А.М. Дисбактериоз в практике клинициста. Издательство Саратовского медицинского университета, 2002, - 307 с.
  7. Румянцев В.Г. Пробиотики: перспективы лечебного применения при воспалительных заболеваниях кишечника. Фарматека, 2009,№13. -С.77-79.
  8. Шевяков М. А. Коррекция дисбиоза кишечника: современные подходы. Леч. врач. - 2010. - №3. -
  9. Щекина М.И. Роль пробитиков в коррекции дисбиотических нарушений. Consilium medicum. Гастроэнтерология. Гастроэнтерология, 2009, №2. - С.36-42.
  10. Clavel T., Haller D,. Molecular interactions between bacteria, the epithelium, and the mucosal immune system in the intestinal tract: implications for chronic inflammation. Curr issues intestinal Microbiol. ,2007,8; P.25-43.
  11. Eutamene H., Bueno L. Role of probiotics in correcting abnormalities of colonic flora induced by stress. // An. International Journal of Gastroenterology amd Hepatology. ,2007., Vol.56.- №11. - P 1495-1497.
  12. Girard P., Coppe M., Pansart Y., J Gillardin J. Gastroprotective Effect of Saccharomyces boulardii in a Rat Model of Ibuprofen-Induced Gastric Ulcer. Pharmacology 2010;85:188-193
  13. Gregor Reid, Sanjeev Anand, Max O. Bingham, Gabriel Mbugua, Torkel Wadstrom, Roy Fuller, Kingsley Anukam, Melanie Katsivo.J. Clin. Gastroenterol 2005, 39 (6): 485-488.
  14. Jon A. Vanderhoof, Rosemary J. Yuong. Annals of Allergy, Asthma. Immunology 2004, 93: S33-S36.
  15. Senok A. C. et al. Probiotics: facts and myths. //Clin. Micr. And Inf. 2005; 11, 12: 958-966.
  16. Vig R, Gordon JR, Thebaud B, Befus AD, Vliagoftis H: The Effect of Early-Life Stress on Airway Inflammation in Adult Mice. Neuroimmunomodulation 2010;17:229-239

предыдущий раздел | в начало

1 августа 2010 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика