Применение топирамата в клинической практике

Статьи Опубликовано в журнале:
«ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ»; ТОМ 11; 2010; вып. 2; стр. 4-9.

А.И. Федин , Э.Ю. Соловьева
Москва
Ключевые слова: топирамат, лечение, эпилепсия.

Topiramate In Clinical Practice

A.N. Fedin , E.YU. Solov'eva
Key words: topiramate, treatment, epilepsy.

Эпилепсия — одно из наиболее часто встречающихся неврологических заболеваний [1]. В основе ее лечения лежит рациональная фармакотерапия, выбор которой определяется клинической формой заболевания и типом припадков, a цель состоит в предотвращении припадков без воздействия на интеллектуально-мнестические функции, без побочных эффектов с обеспечением постоянной адекватной концентрации противоэпилептических препаратов (ПЭП) в крови [2, 12].

Важнейшими критериями выбора того или иного ПЭП являются минимум нежелательных лекарственных явлений, эффективность при максимальном многообразии типов припадков, а также возможность использования во всех возрастных группах [1, 12]. Последние 10—15 лет отмечены появлением ПЭП нового поколения, отличающихся эффективностью, сопоставимой с действием ПЭП предыдущих поколений, но в то же время с более благоприятными характеристиками безопасности и возможностью преодоления фармакорезистентности при их применении в режиме как моно-, так и политерапии [3, 47, 48]. К таким препаратам относитсят опирамат, который с успехом применяется у взрослых больных и у детей как при генерализованных, так и парциальных приступах.

По химической структуре топирамат является производным D-фруктозы (2,3:4,5-Ди-0-изопропилиден-бета-D-фруктопиранозы сульфамат). Его широкое применение объясняется уникальным выделяющим его среди других противоэпилептических средств, спектром действия, включающим практически все известные виды антиэпилептического влияния на нейроны [17, 29, 34]: блокада Na+ и Ca2+-потенциалзависимых ионных каналов, приводящая к ослаблению эпилептиформных разрядов и потенциалов действия; максимальное повышение активности ГАМКергической нейромедиации за счет активации связывания ГАМК с ГАМК А-рецепторами путем аллостерической модификации хлорного ионофора; блокада глутаматергических рецепторов каинатного (аффинитетного к каинатной кислоте) и AMPA (аффинитетного к α-амино-3-гидрокси-5-метил-4-изоксазол-пропионовой кислоте) подтипов, отвечающих за процессы возбуждения в синаптической системе; ингибирование активности системы карбоангидразных энзимов (СА), в том числе цитоплазматической карбоангидразы и цитоплазматической мембранной карбоангидразы.

Достаточно хорошо изучена фармакокинетика топирамата: его биодоступность — около 80%. Концентрация в крови имеет линейную зависимость от суточной дозы, вне связи с приемом пищи, что позволяет обходиться без частого использования плазменного мониторинга. Стабильное состояние обычно достигается в течение 4—8 дней. По данным D. Burcet и соавт. [13], оптимальный диапазон концентрации препарата для предотвращения припадков составляет 7,12± 1,60 мг/мл. Установлено, что при пероральном применении препарат хорошо всасывается и слабо связывается с белками плазмы [30, 32, 36]. Из организма топирамат выделяется почками практически в неизмененном виде, хотя следы метаболитов (менее 5%) установлены также в плазме и экскрементах за счет гидроксилирования, гидролиза и связывания с глюкуронидами [51]. Период полужизни препарата составляет 19—23 ч, что позволяет принимать его 1—2 раза в сутки [15, 36].

Топирамат может выступать не только как антиконвульсант, но и как церебропротектор. Это было понятно [21] на ряде моделей органического поражения ЦНС (эмболия средней мозговой артерии, перинатальная гипоксия, нетравматическое сдавление грудной клетки, билатеральная окклюзия сонных артерий, эпилептический статус и судороги новорожденных). Эти экспериментальные данные позволяют предположить, что и в клинических условиях за счет сбалансированного седативно-активизирующего влияния на ГАМКергическую и глутаматергическую системы препарат должен оказывать церебропротективное действие, способствующее замедлению темпов нарастания эпилептических изменений личности и мнестико-интеллектуального дефекта, приводящих к нарушению социальной адаптации и инвалидизации больных.

В клинической практике топирамат начал использоваться сначала как дополнительный, а затем и как основной препарат для лечения и предотвращения эпилептических припадков практически при всех видах пароксизмальных состояний. На сегодняшний день накоплен значительный опыт в изучении и применении данного средства.

Первые результаты изучения эффективности топирамата у больных с парциальными припадками опубликованы рядом исследователей [10, 16, 39] в 1997 г. в журнале «Epilepsia».

В исследовании R. Sachdeo и соавт. [39] топирамат использовался в виде монотерапии у 48 пациентов с парциальными припадками, резистентными к ранее проводимому лечению. Было установлено, что суточной дозы в 100 мг оказалось недостаточно для достижения терапевтического эффекта. Последний был достигнут только при использовании суточной дозы 1000 мг. В этом случае имела место заметная редукция общего числа припадков. Авторы отметили, что преобладающее число пациентов, получавших высокую дозу препарата, выразили желание продлить лечение, что подтверждает эффективность использованной дозы.

Еще более высокие дозы топирамата — до 1600 мг в сутки на протяжении длительного времени (в среднем около 413 дней) применялись в открытом исследовании B. AbouKhalil [5] при лечении 292 больных с резистентными к предшествующей терапии парциальными и генерализованными припадками. Автор установил большую эффективность препарата при генерализованных судорожных припадках. Так, редукция приступов более чем на 75% через 3 и 6 мес терапии составила 36 и 37% для всех типов припадков, 36 и 37% — для парциальных и 47 и 51% — для генерализованных. Полное отсутствие припадков при всех их типах через 3 и 6 мес было достигнуто соответственно у 11 и 10%, при парциальных припадках — у 10 и 9% больных, при генерализованных — у 34 и 35% [5].

Изучение эффективности длительной (от 1 года до 5 лет) терапии топираматом после предшествующей монотерапии вальпроатами было проведено W. Rosenfeld и соавт. [36] с применением двойного слепого рандомизированного метода. Лечили взрослых пациентов с парциальной эпилепсией. Препарат использовался в дозах 100, 200 и 400 мг каждые 12 ч в течение 2 нед, с постепенным снижением дозы и отказом от вальпроатов. По данным этих исследователей, длительное лечение топираматом при парциальной эпилепсии не приводит к полной редукции приступов, но сокращения их числа более чем на 50% удалось достичь у 27% пациентов.

Значимые для клинической практики результаты были достигнуты при применении топирамата у взрослых пациентов с генерализованными припадками E. BenMenachem и соавт. [9], V. Biton [11] и A. Marson и соавт. [28]. Уменьшение числа развернутых судорожных припадков более чем на 50% наблюдалось в 45—60% случаев, стойкая ремиссия с полным исчезновением судорог — у 20—35% пациентов. Было отмечено также упрощение структуры и уменьшение продолжительности продромальных признаков, сокращение времени пароксизмальных состояний, исчезновение послесудорожных расстройств, а также купирование сопутствующих психических нарушений.

По данным G. Montouris и соавт. [31], топирамат особенно эффективен при таких тяжелых состояниях, как юношеская миоклоническая и идиопатическая генерализованная эпилепсия.

Представляют интерес данные о применении топирамата у лиц с впервые выявленной эпилепсией. В рандомизированном двойном слепом несравнительном исследовании R. Guerini и соавт. [20] изучалась эффективность монотерапии топираматом (125 мг в сутки) в течение 7 мес. Было установлено, что в этих случаях редукция числа приступов более чем на 50% имела место у 76,3% больных; более чем на 75% — у 63,9%; полное исчезновение припадков — у 44,3% больных. Аналогичные данные получены в открытом исследовании E. Salinas [41], который применял относительно невысокие дозы (от 150 до 200 мг в сутки) топирамата в виде монотерапии у 22 больных с впервые диагностированной эпилепсией у взрослых. Редукция частоты приступов к концу курса терапии составила в среднем 89%; редукция более чем на 50% была у 94% больных, полная редукция приступов — у 61%.

Ряд работ был посвящен изучению эффективности топирамата по сравнению с другими ПЭП. Так, J. Cross и соавт. [14] в двойном слепом исследовании сопоставляли эффективность топирамата, карбамазепина (600 мг в сутки) и вальпроатов (1250 мг в сутки) при впервые выявленной эпилепсии с неуточненным типом припадков. Было установлено, что топирамат 100 мг в сутки через 6 мес применения приводил к полной редукции припадков у 63% больных, в то время как при лечении карбамазепином это достигалось у 39%, при использовании вальпроатов — у 53%.

M. Privitera и соавт. [35] в рандомизированном двойном слепом сравнительном исследовании также сопоставляли монотерапию топираматом (вальпроевой кислотой и карбамазепином) в процессе лечения пациентов с впервые диагностированной эпилепсией. Они сделали вывод, что топирамат не уступает по эффективности двум последним антиконвульсантам. Кроме того, они обратили внимание на то, что при использовании топирамата в дозе 100 мг в сутки участие в исследовании прерывали меньше всего пациентов вследствие развития побочных реакций в сравнении с карбамазепином и вальпроатом.

Большое значение для повседневной практики имеют результаты рандомизированного двойного слепого исследования V. Biton [11] по изучению влияния скорости титрации дозы на эффективность лечения. Исследовалось влияние двух схем титрации дозы топирамата: замедленная (начальная доза 50 мг в сутки, титрованная по 50 мг в сутки с недельными интервалами на протяжении 8 нед) и быстрая (начальная доза 100 мг в сутки, титрованная по 100—200 мг в сутки с недельными интервалами на протяжении 3 нед) с одинаковой конечной планируемой дозой топирамата — 400 мг в сутки. Было установлено, что среднее снижение частоты припадков в сравнении с показателем в начале исследования и доли пациентов со снижением частоты припадков на 50 и 100% для групп с замедленной и быстрой схемами титрации различались в конце 12-недельной двойной слепой фазы незначительно и был сделан вывод, что замедленная скорость титрации на эффективность топирамата не влияет.

А.С. Шершевер и соавт. [4] при изучении критериев оценки качества лечения топираматом выявили целый ряд особенностей его действия при монотерапии: быстрое ослабление пароксизмальной симптоматики (до 7-х суток); выраженная редукция структуры пароксизмального синдрома (с исчезновением ауры, сокращением длительности и силы тонических и клонических судорог; упрощение структуры сложных пароксизмов с психомоторными компонентами; уменьшение продолжительности приступов, изменение клинических проявлений послеоприпадочного периода — исчезновение головных болей, ослабление вегетативного и психологического дискомфорта, сокращение и ослабление астенических и вегетативных проявлений после больших судорожных припадков; купирование послеприступной дистимии и дисфории; отсутствие повторных эпизодов эпилептического статуса; регрессия сопутствующих психических девиаций (дистимии, депрессии, ипохондрические проявления).

В ретроспективном исследовании Y. Lu и соавт. [25] была установлена эффективность топирамата при симптоматической эпилепсии различной этиологии. Авторы наблюдали 227 пациентов с опухолями мозга, черепно-мозговыми травмами (ЧМТ), цереброваскулярными заболеваниями, инфекциями, сахарным диабетом, гидроцефалией и паразитарной инвазией. Лечение их осуществлялось топираматом в дозе 200 мг в сутки не менее 1 года. У 55% было достигнуто полное исчезновение приступов, эффективной терапия была почти у 70% пациентов. Полное купирование приступов при опухолях мозга имело место у 61%, при ЧМТ — у 31%, при цереброваскулярных заболеваниях — у 79%, инфекциях — у 45%, сахарном диабете — у 59%, паразитарной инвазии — у 86%, гидроцефалии — у 50% больных. Побочные эффекты наблюдались в 36% случаев: наиболее распространенными были потеря массы тела, ухудшение памяти, появление парестезий, головной боли и головокружения. Большинство побочных эффектов были мягкими (реже средней тяжести) и преходящими. Препарат был отменен у 56 пациентов из-за неэффективности и у 12 вследствие побочных эффектов. После завершения исследования 109 пациентов продолжили монотерапию топираматом, остальные 118 получали топирамат в качестве дополнительного ПЭП. Эффективность лечения в этих группах была 85 и 54% соответственно (полное купирование приступов — у 69 и 42% соответственно).

Как говорилось выше, впервые в клинической практике топирамат стал использоваться как дополнительный ПЭП, и так он продолжает достаточно часто применяться и сейчас. Этому способствует ряд ценных клинических свойств данного средства. Прежде всего это его хорошая сочетаемость практически со всеми ПЭП — карбамазепином, вальпроатами, ламотриджином [8, 27], связанная, с одной стороны, с минимальным потенциалом межлекарственного взаимодействия, а с другой — с позитивными качествами комбинации различных клиникофармакологических эффектов разных ПЭП. В режиме комбинированного лечения топирамат эффективно способствует снижению частоты первично-генерализованных тонико-клонических припадков и повышает эффективность терапии у пациентов с парциальными припадками как с вторичной генерализацией, так и без нее [9, 11, 30, 40].

Изучение потенциала взаимодействия топирамата с другими ПЭП показано в исследовании W. Rosenfeld и соавт. [36]. Результаты изучения фармакокинетических параметров топирамата показали, что клиренс препарата в режиме монотерапии и комбинированной терапии с вальпроатами значимо не меняется, и данное фармакокинетическое взаимодействие практически можно не принимать в расчет. В исследованиях L. Gislon и соавт. [18], а также R. Sachdeo и соавт. [38], связанных с лечением эпилепсии, установлено, что одновременный прием с топираматом фенитоина и карбамазепина может приводить к снижению концентрации препарата более чем на 50% по сравнению с монотерапией, что объясняется индукцией печеночных ферментов, возникающей при применении данных антиконвульсантов. В подобных случаях рекомендовано повышение дозы топирамата до 400 мг [27].

Взаимодействие топирамата с другими лекарственными средствами требует учета следующих особенностей: одновременное применение с препаратами, предрасполагающими к нефролитиазу, может увеличивать риск образования камней в почках; при одновременном приеме с гидрохлортиазидом происходит увеличение максимальной концентрации топирамата на 27%; в дозе 200—800 мг в сутки при использовании с пероральными контрацептивами эффективность последних снижается; при совместном приеме с метформином, снижающим плазменный клиренс топирамата, необходимо контролировать состояние углеводного обмена. Не рекомендуется одновременный прием с топираматом этанола и других средств, угнетающих ЦНС [23].

Отчетливая эффективность топирамата при эпилептических припадках различной структуры, в том числе и с генерализацией, позволяет предполагать его профилактическое действие в отношении развития мнестико-интеллектуального дефекта [29].

На сегодняшний день топирамат рассматривается как достаточно безопасное лекарственное средство среди всех используемых ПЭП [19]. Отсутствие его влияния на гормональную сферу у женщин и риска развития характерного для вальпроатов поликистоза яичников, существенно расширяет возможности применения топирамата у женщин, особенно репродуктивного возраста. Данный препарат также практически не вызывает развития аллергических реакций [19]. Вместе с тем известно, что некоторые побочные эффекты свойственны всем ПЭП, и топирамат в этом плане не является исключением. Наиболее часто на ранних этапах лечения топираматом могут возникнуть нарушения со стороны ЦНС: головокружение, головная боль, когнитивные расстройства, сонливость, психомоторная заторможенность, психоэмоциональная лабильность и депрессия, редко — афазия и атаксия. К редким относятся нарушения со стороны органа зрения: диплопия, нистагм, в отдельных случаях — острая миопия с развитием вторичной закрытоугольной глаукомы, что требует отмены препарата и проведения соответствующего офтальмологического лечения. Важно отметить, что перечисленные расстройства в подавляющем большинстве выражены умеренно и характеризуются транзиторным характером, чаще связаны с неадекватным ускоренным титрованием дозы или с применением чрезмерно высоких дозировок [3, 49].

Особым свойством топирамата является снижение при его приеме массы тела. По данным C. Tassinari и соавт. [49], этот феномен основан на селективном уменьшении образования и накопления липидов в жировой клетчатке. Он наблюдается примерно у 17% больных при использовании высоких доз препарата. В исследованиях S. Shorvon и H. Stefan [44] прием топирамата в дозе 200 мг вызывал снижение массы тела за курс терапии на 1 кг, в дозе 800 мг — на 6 кг. Снижение массы тела можно трактовать двояко: с одной стороны, как нежелательный побочный эффект, а с другой — как положительное действие в случаях ожирения, особенно обусловленного сопутствующими эндокринными заболеваниями. В 2007 г. завершилось рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое многоцентровое исследование [6], целью которого была оценка эффективности и безопасности топирамата при лечении ожирения больных с сахарным диабетом II типа. Была установлена не только эффективность препарата по сравнению с плацебо, но и значительное уменьшение массы тела и нормализация уровня гликемии.

В любом случае следует учесть, что способность топирамата снижать массу тела является дозозависимой, и она полностью обратима при снижении его доз [3, 26, 44, 49].

Одной из современных областей применения топирамата в медицине является профилактика мигренозных приступов. В 2004 г. с целью определения эффективности топирамата у лиц с мигренью в 52 центрах США и Канады были начаты независимые плацебо-контролируемые рандомизированные, обозначенные MIGR: последовательно развивались исследования MIGR-001 [46], MIGR-002 и позднее MIGR-3. Длительность первых двух составила 26 нед, из которых 8 нед — фаза титрования дозы, 18 нед — фаза поддерживающей терапии. Были тестированы 3 суточные дозы топирамата: 50, 100 и 200 мг. Во всех случаях топирамат назначали в дозе 25 мг в сутки, далее дозу увеличивали на 25 мг в нед до целевой (100 или 200 мг в сутки). Результаты исследований показали, что топирамат в дозах 100 и 200 мг в сутки (р<0,001 по сравнению с плацебо) приводил к достоверному уменьшению количества дней с приступами мигрени в обоих исследованиях. Сравнение доз топирамата (100 и 200 мг в сутки) показало, что дозировка 200 мг в сутки не является более эффективной, чем 100 мг в сутки. В исследовании MIGR-003 по оценке эффективности топирамата и p-блокатора пропранолола в профилактике мигрени различий в эффективности терапии данных средств обнаружено не было. При этом целевая доза топирамата для профилактики приступов мигрени так же, как и в предыдущих исследованиях, составила 100 мг в сутки. Мета-анализ всех 3 исследований показал быструю, не зависимую от пола, эффективность препарата, усиливающуюся с течением времени, а также высокую переносимость при соблюдении условий постепенного титрования дозы.

С учетом того, что одобренные в настоящее время препараты для профилактики мигрени имеют разный профиль побочных эффектов и противопоказаний, топирамат с успехом может применяться в тех случаях, когда другие препараты противопоказаны [7].

В настоящее время имеется тенденция к расширению областей применения топирамата — для лечения ожирения, биполярного аффективносго расстройства, а также при отказе от курения, невропатических болях, булимии, перивентрикулярной лейкомаляции у недоношенных младенцев [30].

В ряде исследований показано, что топирамат оказывает положительное воздействие при алкоголизме. Так, отечественные исследователи А. А. Руденко и соавт. [37] изучали действие топирамата в дозе 100 мг в сутки у 127 больных с алкогольным абстинентным синдромом. Был отмечен положительный эффект лечения со снижением выраженности астено-вегетативных проявлений, тремора, расстройств координации, редукцией тревожной, депрессивной симптоматики, нормализацией сна и снижением влечения к алкоголю. В обзоре A. Shinn и S. Greenfield [43] было дано обобщение опубликованных между 2002 и 2008 гг. исследований применение топирамата для лечения связанных с алкоголем расстройств. Одним из них является двойное слепое рандомизированное изучение влияния топирамата, примененного в дозе 300 мг в сутки у 183 пациентов с алкогольной зависимостью в сравнении с группой плацебо из 188 человек. Было установлено, что у получавших топирамат пациентов имело место уменьшение числа дней запоев и соответственно увеличение числа дней воздержания от алкоголя. Полученные данные диктуют необходимость продолжения таких исследований и проведение их анализа с позиций доказательной медицины.

Таким образом, сегодня топирамат можно рассматривать как один из оптимальных инструментов фармакотерапии эпилепсии. В использующихся в Великобритании и США рекомендациях [22, 23] по лечению эпилепсии топирамат считается единственным новым ПЭП, который можно назначать в качестве препарата выбора для пациентов с впервые и недавно диагностированными или резистентными парциальными, либо первичными генерализованными припадками [22, 33].

Обобщая данные литературы, можно сформулировать следующие рекомендации: в практических условиях терапию препаратом следует начинать с суточной дозы в 25—50 мг. После этого необходимо плавно титровать дозу до клинически эффективной, в среднем повышая на 25—50 мг в сутки каждую неделю, доводя до 200 мг в сутки. Эту дозу можно принимать в 2 приема по 100 мг. При монотерапии минимальная терапевтически эффективная доза топирамата для большинства больных составляет 200 мг в сутки, хотя в отдельных случаях достаточно 100 и даже 50 мг в сутки [26]. В целом можно считать, что для большинства больных эпилепсией терапевтически эффективная доза лежит в диапазоне от 200 до 600 мг в сутки. При этом максимально допустимая суточная доза, которая может быть использована у некоторых больных, составляет не более 1600 мг в сутки [42].

Поскольку лечение эпилепсии, как правило, является длительным, иногда пожизненным, помимо дозы важно учитывать и экономические характеристики существующих ПЭП, т.е. их стоимость [50].

В связи со сказанным заслуживает внимания появление в России нового препарата топирамата — топалепсина (производство ОАО «Акрихин»). Он полностью соответствует всем европейским критериям ПЭП, по данным сравнительного исследования биоэквивалентности с оригинальным препаратомтопамакс (производства фирмы «Янссен Силаг», Швейцария), проведенного в 2008 г.

Важно, что топалепсин полностью соответствует современным критериям по показателю стоимость—эффективность, что существенно расширяет возможность его применения для лечения и улучшения качества жизни пациентов с эпилепсией. Есть основание полагать, то топалепсин получит достаточно широкое распространение в отечественной клинической практике.

ЛИТЕРАТУРА

1. Зенков Л.Р. Алгоритмы выбора препаратов в лечении фокальной эпилепсии. РМЖ 2004;12:5:270—275.
2. Карлов В.А. Стратегия и тактика терапии эпилепсии сегодня. Журн неврол психиатр 2004;104:8 28—34.
3. Федин А.И., Генералов В.О., Мишнякова Л.П. Топирамат в лечении эпилепсии у взрослых. Вестн эпилептол 2006;1:3—5.
4. Шершевер А.С., Лаврова С.А., Телегин А.В. и др. Критерии оценки качества лечения симптоматической эпилепсии препаратами кеппра и топамакс. Журн неврол психиатр 2007;107:7:15—19.
5. AbouKhalil B. and the topiramate YOL study group. Topiramat in the longterm management of refractory epilepsy. Epilepsia 2000;41:Suppl 1:72—76.
6. American College of Endocrinology Pre-Diabetes Consensus Conference: Part Two. Diabet Care 2008;31:2222—2229.
7. Amico D.D., Grazzi L., Bussone G., Besta C. Neuropsych Dis Treatment 2006;2:3:261—267.
8. Armijo J.A., Herranz J.L. Rational combination therapy in epilepsy. II. Clinical and pharmacological aspects. Rev Neurol 2007;45:163—173.
9. Ben Menachem E. Preliminary results in primary generalized seizures. Topiramate: Closing the therapeutic gap in epilepsy (3 September 1996). Abstracts of symposium in conjunction with the second. Eur Congress Epileptol 1996;7.
10. BenMenachem E. Clinical efficacy of topiramate as addon therapy in refractory partial epilepsy: the European experience. Epilepsia 1997;38:Suppl 1:28—30.
11. Biton V Preliminary openlabel experience with topiramate in primery generflized seizures. Epilepsia 1997;38:Suppl 1:42—44.
12. Brodie M.J., Shorvon D, Johannessen S. et al. Общеевропейские стандарты помощи при эпилепсии. Сообщение комиссии Международной лиги борьбы с эпилепсией (ILAE).
13. Burcet D.J., Garcia R.G., Gomez A.J. Topiramat monotherapy and evaluation of plasma levels poster abstract. Neuroscience in action: from clinical dilemma to the therapeutic breakthrough. Conference. Hamburg (Germany) 2002;188.
14. Cross J.H. et al. Topiramate, carbamazepine and valproate monotherapy in children with newly diagnosed epilepsy. Epilepsia 2001;42:2:87.
15. Easterling D., Zakszewski T., Moyer M. et al. Plasma pharmacokinetics of topiramate, a new anticonvulsant in humans. Epilepsia 1988;29:662.
16. Faught E. Efficacy of topiramate as adjunctive therapy in refractory partial seizures: United States trial experience. Epilepsia 1997;38:Suppl 1:24—27.
17. French J. Clinical efficacy of new antiepileptic drugs in refractory partial epilepsy: experience in the United Staits with tree novel drugs. Epilepsia 1996;37:Suppl 2:23—26.
18. Gislon L., Curtin C., Kramer L. et al. The steadystate (SS) pharmacokinetics of phenitoin (dilantin) and of topiramate (topamax) in epileptic patients on monotherapy and during combination therapy. Epilepsia 1994;35:Suppl 8:54.
19. Guberman A.H., Besag F.M.C., Brodie M.J. et al. Lamotrigine-associated rash: risk/benefit considerations in adults and children. Epilepsia 1999;40:985—991.
20. Guerrini R., Parmeggiani L. Expert Opion Pharmacother 2006;7:6:811— 823.
21. Holmes G. Advances in disease modification: protecting the immature brain from neuronal insults (abstract). Neuroscience in Action: from Clinical Dilemma to Therapeutic Breakthrough (Conference 22—23 March 2002, Hamburg, Germany). Hamburg 2002;50.
22. LaRoche S.M., Helmes S.L. JAMA 2004;291:5:615—620.
23. Latini G, Verrotti A., Manco R. et al. Topiramate: its pharmacological properties and therapeutic efficacy in epilepsy. Min Rev Med Chem 2008;8:10—
24. Loiseau P. Tolerability of newer and older antiepileptic drugs: a comparative review. CNS Drugs 1996;6:148—166.
25. Lu Y, Yu W., Wang X. Efficacy of topiramate in adult patients with symptomatic epilepsy: an оpen-label, long-term, retrospective observation. CNS Drugs 2009;23:4:351—359.
26. Luef G. Clinical trials versus clinical experience: defining best dosages of antiepileptic drugs (Abstract). Neuroscience in action: from clinical dilemma to therapeutic breakthrough. (Conference, Hamburg, Germany, march 2002). Hamburg 2002;46.
27. Lyseng-Williamson K.A., Yang L.P. Topiramate: a review of its use in the treatment of epilepsy. Drugs 2007;67:2231—2256.
28. Marson A.G., Appleton R., Baker G.A. et al. A randomised controlled trial examining the longer-term outcomes of standard versus new antiepileptic drugs. The SANAD trial. Health Technol Ass 2007;11:1—134.
29. Martin P., Schreiner A., Rettig K., Schauble B. Topiramate in patients with epilepsy and intellectual disability. Epilepsy Behav 2009;14:3:496—502.
30. Maryanoff B., Margul B. Topiramate. Drugs Future 1989;14:324.
31. Montouris G., Biton V., Rosenfeld W. et al. Nonfocal generalized tonicclonic seizures: response during longterm topiramate treatment. Epilepsia 2000;41:Suppl 1:77—81.
32. Nayak P., Gislon L., Curtin C. et al. Estimation of the absolute bioavailability of topiramate in humans without intravenous date. J Clin Pharmacol 1994;34:1029.
33. NICE. Technology appraisal 79: newer drugs for epilepsy in adults. London: National Institute of Clinical Ecellence 2004.
34. Privitera M.D., Finchman R., Penry J. et al. Topiramate placebocontrolled dose ranging trial in refractory partial epilepsy using 600, 800, and 1000mg daily dosages. Neurology 1996;46:178:1683.
35. Privitera M.D., Brodie M.J., Mattson R.H. et al. Topiramate, carbamazepine and valproate monotherapy: double-blind comparison in newly diagnosed epilepsy. Acta Neurol Scand 2003;107:3:165—175.
36. Rosenfeld W.E. et. al. Long-term experience with topiramate as adjunctive therapy and as monotherapy in patients with partial onset seizures:retrospective survey of open-label treatment. Epilepsia 1997;38:Suppl 1:34—36.
37. Rudenko A. et al. The pilot study of topiromate for alcohol withdrawal syndrome. Alcohol Alcoholism 2003;38:5:508—509.
38. Sachdeo R., Sachdeo S., Walker S. et al. Steadystate pharmacokinetics of topiramate and carbamazepine in patients with epilepsy during monotherapy and concomitant therapy. Epilepsia 1996;37:774—780.
39. Sachdeo R., Reife R., Lim P. et al. Topiramate monotherapy for partial onset seizures. Epilepsia 1997;38:3:294—300.
40. Sachdeo R.C. Topiramate: clinical profile in epilepsy. Clin Pharmacokinet 1998;34:335—346.
41. Salinas E.R. Openlabel study with topiramate monotherapy of newly diagnosed epilepsy in adults (poster abstract). Neuroscience in action: from clinical dilemma to the therapeutic breakthrough (Conference Hamburg, Germany, March 2002). Hamburg 2002;220.
42. Sander J. Practical aspects of the use of topiramate in patients with epilepsy. Epilepsia 1997;38:Suppl 1:56—58.
43. Shinn A.K., Greenfield S.F. Topiramate in the treatment of substance —related disorders: a critical review of the literature. J Clin Psychiatry 2010;71:5:634—648.
44. Shorvon S., Stefan H. Overview of the Safety of newer antiepileptic drugs. Epilepsia 1997;38:Suppl 1:45—51.
45. Shreiner A. Topiramat add-on: clinical experience in 746 patients with epilepcy. Epilepsia 2002;43:Suppl 8:149.
46. Silberstein Stephen D. et al. for the MIGR-001 Study Group. Топирамат в профилактике мигрени: результаты крупного контролируемого исследования (реферат). Кардиология 2004;14:91.
47. Smith M., Wilcox K.S., White H.S. Discovery of antiepileptic drugs. Neurotherapeutics 2007;4:12—17.
48. Stefan H., Feuerstein T.J. Novel anticonvulsant drugs. Pharmacol Ther 2007;113:165—183.
49. Tassinari C.A. et al. Double-blind, placebo-controlled trial of topiramate (600 mg daily) for the treatment of refractory partial epilepsy. Epilepsia 1996;37:763—768.
50. Wilby J., Kainth A., Hawkins N. et al. Clinical effectiveness, tolerability and cost-effectiveness of newer drugs for epilepsy in adults: a systematic review and economic evaluation. Health Technol Ass 2005;9:15:1—157.
51. Wu W., Heebner J., Streeter A. et al. Evaluation of the absorption, excretion pharmacokinetics and metabolism of the anticonvulsant topiramate in healthy men (Abstract). Pharmacol Res 1994;11:Suppl:336.

1 апреля 2013 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика