Пробиотики в клинической и амбулаторной практике педиатра

Статьи

В.К.Котлуков
Москва

Согласно современному определению пробиотиками (ПБ) принято считать препараты и продукты питания, в состав которых входят вещества микробного происхождения или продукты их жизнедеятельности, оказывающие при естественном способе введения благоприятное воздействие на физиологические функции и биохимические реакции организма через оптимизацию его микроэкологического статуса [1].

Согласно определению ВОЗ, ПБ – живые микроорганизмы (МО), приносящие при введении в адекватном количестве пользу здоровью хозяина [2]. При приеме внутрь они колонизируют слизистую оболочку соответствующих отделов кишечника, изменяют рН и содержание кислорода до уровня, при котором погибают патогенные МО, препятствуют повреждению слизистой оболочки кишечника патогенными МО и секретируют биологически активные вещества – органические кислоты, бактериоцины и другие ингибиторные протеины, подавляющие рост и размножение патогенных и условно-патогенных МО. ПБ также оказывают благоприятное влияние на ферментативную и моторную активность желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), детоксикационное действие, в том числе в отношении канцерогенов, стимулируют иммунную систему хозяина [2–4].

Классификации ПБ основываются на количестве МО, входящих в состав препарата, их родовой принадлежности или наличии дополнительных компонентов в составе препарата. ПБ подразделяют на монокомпонентные (монопробиотики), монокомпонентные сорбированные, поликомпонентные (полипробиотики), комбинированные (синбиотики); на бифидосодержащие, лактосодержащие, колисодержащие и состоящие из споровых бактерий и сахаромицет (самоэлиминирующиеся антагонисты) [5].

Выделяют 4 поколения ПБ [6]. К I поколению относят монокомпонентные препараты (Колибактерин, Бифидумбактерин, Лактобактерин), содержащие один штамм бактерий. Препараты II поколения (Бактисубтил, Биоспорин и Споробактерин) основаны на неспецифических для человека МО и являются самоэлиминирующимися антагонистами [5]. Они могут применяться для лечения тяжелых форм дисбактериозов (ДБ), но обязательно в сочетании с бифидо- и лактосодержащими ПБ, необходимыми для нормализации микробиоценоза кишечника [7]. Препараты III поколения включают поликомпонентные ПБ, содержащие несколько симбиотических штаммов бактерий одного вида (Ацилакт, Аципол) или разных (Линекс, Бифиформ) видов, усиливающих действие друг друга. Они имеют более сбалансированный состав по сравнению с препаратами первого поколения и являются новой вехой в лечении ДБ. Особенно преимущества препаратов III поколения проявляются у больных с субкомпенсированным и декомпенсированным ДК кишечника [8].

К IV поколению относятся препараты иммобилизованных на сорбенте бифидосодержащих ПБ (Бифидумбактерин форте, Пробифор). Сорбированные бифидобактерии эффективно колонизируют слизистую оболочку кишечника, оказывая более выраженное протективное действие, чем несорбированные аналоги [6].

Требования, предъявляемые к пробиотикам

Современный ПБ должен соответствовать следующим критериям:

  • содержать МО, пробиотический эффект которых доказан в рандомизированных контролируемых исследованиях;
  • обладать стабильной клинической эффективностью;
  • быть непатогенным и нетоксичным, не вызывать побочных эффектов при длительном применении;
  • оказывать положительный эффект на организм хозяина, например увеличивать резистентность к инфекциям;
  • обладать колонизационным потенциалом, т. е. сохраняться в пищеварительном тракте до достижения максимально положительного эффекта (быть устойчивым к низкой кислотности, органическим и желчным кислотам, антимикробным токсинам и ферментам, продуцируемым патогенными МО);
  • быть стабильным и сохранять жизнеспособные бактерии в течение длительного срока хранения [9, 10].

Принципиальные требования предъявляются и к штаммам бактерий, на основе которых создаются ПБ:

  • они должны быть выделены от здоровых людей и идентифицированы до вида по фено- и генотипическим признакам;
  • должны иметь генетический паспорт;
  • должны обладать широким спектром антагонистической активности в отношении патогенных и условно-патогенных МО;
  • не должны угнетать нормальный микробиоценоз;
  • должны быть безопасны для людей, включая иммунологическую безопасность;
  • производственные штаммы должны быть стабильны по биологической активности и удовлетворять технологическим требованиям [11].

В связи с более сбалансированным действием в настоящее время рекомендуется отдавать предпочтение комбинированным ПБ III поколения.

ПБ изготавливают из живых антагонистически активных бактерий, являющихся представителями нормальной микрофлоры кишечника человека: кишечной палочки, бифидобактерий, лактобактерий. У ПБ практически отсутствует побочное действие, они обычно не имеют противопоказаний к применению. Большинство ПБ (Бифидумбактерин, Лактобактерин, Аципол, Линекс и др.) можно применять уже с 1-го дня жизни, в том числе и у недоношенных детей.

Пробиотики в терапии некоторых патологических состояний у детей

Заболевания ЖКТ

Клиническими показаниями к назначению ПБ являются вторичные нарушения микробиоценоза на фоне инфекционных и неинфекционных заболеваний ЖКТ. ПБ эффективны при панкреатитах, гепатитах, холециститах, энтероколитах, синдроме раздраженной толстой кишки, нарушении кишечного всасывания, что позволяет рекомендовать их включение в комплекс терапии этих заболеваний [12] (табл. 1).

Таблица 1. Применение ПБ при заболеваниях органов пищеварения

ЗаболеваниеСтепень обоснованности применения ПБ
Пищевода+
Желудка и двенадцитиперстной кишки++
Поджелудочной железы+
Печени и желчных путей++
Кишечника+++

Терапия хеликобактерассоциированных гастритов

Инфекция Helicobacter pylori (НР) распространена во всем мире. Проводимые во многих странах исследования показали, что около 60% населения земного шара инфицированы НР. НР-инфекция является основной причиной хронического гастрита, язвенной болезни (ЯБ). Так, НР определяется у 95% больных ЯБ двенадцатиперстной кишки, у 70–80% больных ЯБ желудка, у 50% больных с неязвенной диспепсией [13]. Показания и схемы лечения хеликобактериоза определены международным соглашением в Маастрихте (2005 г.). В педиатрической практике обследование и лечение НР-инфекции показано детям с выраженной клинической симптоматикой, при наличии родственников, больных раком желудка, ЯБ, возможно проведение терапии по информированному согласию родителей. Эрадикационная схема первой линии, применяемая у детей, включает однонедельную тройную терапию: ингибитор Н+, К+АТФ-азы, амоксициллин и кларитромицин (или нифуратель/фуразолидон). Возможно применение тройной терапии с коллоидным субцитратом висмута: субцитрат висмута + амоксициллин и кларитромицин (или нифуратель/фуразолидон). Квадротерапия рекомендуется для проведения эрадикации антибиотикорезистентных штаммов НР, при неудачном предыдущем лечении. В ее состав входят ингибитор Н+, К+АТФазы, амоксициллин или кларитромицин, нифуратель/фуразолидон и субцитрат висмута.

Как правило, антихеликобактерная терапия сопровождается развитием антибиотикассоциированного ДБ кишечника у большинства пациентов, что значительно ухудшает переносимость и комплаентость терапии. Поэтому при лечении НР-инфекции необходимо применение ПБ. В ряде экспериментов показано, что лактобактерии могут подавлять адгезию НР к мембранам эпителиоцитов и размножение НР, и добавление препаратов, содержащих лактобактерии, в стандартные схемы терапии позволяет увеличить частоту эрадикации НР и уменьшить частоту возникновения побочных эффектов [14, 15].

Дисбактериоз кишечника

Термин "дисбактериоз кишечника" включает:

  • изменение количественного и качественного состава микрофлоры в разных отделах ЖКТ (в основном тонкая и толстая кишка);
  • появление факультативных (условно-патогенных) штаммов, не входящих в состав резидентной микрофлоры: Proteus, Morganella, Klebsiella, Enterobacter, Citrobacter, Hafnia, E. coli (c ферментативной недостаточностью или гемолизирующими свойствами), Pseudomonas и др.

Необходимо отметить, что ДБ кишечника не является самостоятельным заболеванием, но сопровождается развитием ряда симптомов и синдромов, которые вносят свой вклад в клиническую картину болезней органов пищеварения и других органов.

Клинические проявления ДБ включают местные (кишечные) симптомы и синдромы, а также системные нарушения, обусловленные транслокацией кишечной микрофлоры и ее токсинов во внутреннюю среду макроорганизма, нарушением процессов всасывания, иммунологическими нарушениями и др.

Наиболее частыми бактериологическими признаками ДБ кишечника являются снижение или отсутствие основных бактериальных симбионтов – бифидобактерий и молочно-кислых палочек, энтерококков, стафилококков, дрожжеподобных грибов, появление условно-патогенных МО.

В комплекс лечения ДБ кишечника обязательно входят ПБ, которые оказывают прямой антагонистический эффект в отношении условно-патогенных МО, стимулируют иммунные реакции, увеличивая титр антител, макрофагальную активность, количество Т-киллеров, продукцию интерферонов, концентрацию IgA, повышают колонизационную резистентность слизистой оболочки, способствуют регенерации кишечного эпителия и нормализации функций слизистой оболочки кишечника [16].

Острые кишечные инфекции (ОКИ)

После перенесенных ОКИ, как правило, возникают транзиторные либо стойкие изменения микробной флоры кишечника, выраженные в той или иной форме. В клинической картине периода реконвалесценции после ОКИ отмечают разные симптомы, подчас неспецифического характера. К ним относятся метеоризм, флатуленция, непереносимость отдельных пищевых продуктов (главным образом молока, свежих фруктов и овощей), гиповитаминозы, кожные высыпания типа крапивницы [12]. Эти и ряд других клинических проявлений в значительной степени обусловлены метаболитами, возникающими при взаимодействии МО с олиго- и мономерами пищи или естественными секретами пищеварительной системы. Количественно-качественные изменения микробной флоры характеризуются появлением в кишечнике несвойственных ему МО при одновременном снижении представителей индигенной флоры. Классическим примером является уменьшение после ОКИ бифидобактерий, обладающих антагонистическим действием в отношении многих МО, включая условно-патогенные. Таким образом, при ОКИ возникают нарушения микробиоценоза тонкого и толстого кишечника у детей, коррекция которого требует комплексного рационального подхода с включением ПБ.

Аллергические заболевания

Пищевая аллергия

Для улучшения процессов расщепления антигенных субстанций пищи, коррекции ферментативных нарушений, наблюдающихся при пищевой аллергии, достаточно широко применяются ферментативные препараты. Для ликвидации дисбиотических изменений назначают ПБ под контролем исследования кишечного микробиоценоза. Предпочтение отдается ПБ III поколения.

Атопический дерматит (АД)

При АД у детей наблюдается высокая частота поражений органов ЖКТ (до 82% случаев), Рекомендуется обязательно проводить дифференцированную коррекцию патологии органов ЖКТ для восстановления пищеварительного барьера. В зависимости от выявленной патологии целесообразно назначать цитопротекторы, антисекреторные препараты, регуляторы моторики, гепатопротекторы. Обязательна элиминация НР-инфекции. Для коррекции полостного пищеварения и компенсации нарушений внешнесекреторной функции поджелудочной железы при АД у детей проводится рациональная заместительная терапия ферментными препаратами с микросферической оболочкой (креон, ликреаза). Необходимо проводить комплексное восстановление микробиоценоза кишечника: при этом необходима санация условно-патогенной флоры с использованием кишечных асептиков (эрцефурил, интетрикс, бактисубтил) на фоне назначения энтеросорбентов с последующей заместительной терапией ПБ. Наиболее эффективным является использование ПБ III поколения.

Патология ЛОР-органов

ПБ в комплексной терапии детей, больных ангиной

Проблема воспалительных заболеваний ротоглотки находится в центре внимания педиатров и отоларингологов, что определяется широким распространением данной патологии, преимущественно у детей [17]. В соответствии с Программой Союза педиатров "Острые респираторные заболевания у детей" и наряду с предложенными МКБ-10 терминами "фарингит", "тонзиллит", "фаринготонзиллит" допустимо использование диагноза "ангина" [18]. Применение антибиотиков является неотъемлемой составной частью в комплексном лечении ангины. Хорошо известны побочные действия системной антибактериальной терапии в виде развития дисбиотических нарушений. Актуальным является совершенствование комплексного лечения ангины с учетом назначения современных ПБ [19]. Проведено исследование по комплексному лечению ангины с применением антибиотиков и ПБ. Использование ПБ повышало результативность терапии, способствовало сокращению сроков продолжительности клинических проявлений и улучшению показателей микробиоты слизистой оболочки ротоглотки, обусловленных ростом массы постоянных МО и снижением содержания условно-патогенных МО.

Орофарингеальный кандидоз у детей

По данным ВОЗ, разными грибковыми заболеваниями страдает каждый пятый житель планеты. Основными причинами развития микозов являются ухудшение экологических условий, гиповитаминоз, применение антибиотиков широкого спектра действия (преимущественно подавляющих грамотрицательную флору), кортикостеродов, цитостатиков, лучевой терапии. С начала 1970-х годов отмечено стремительное увеличение грибковой суперинфекции в патологии детского возраста. Резко возросла частота микотического поражения ЛОР-органов, особенно орофарингеального кандидоза. В ЛОР клинике РДКБ МЗ РФ для лечения микотического поражения ротоглотки, вызванного дрожжеподобными плесневыми грибками, разработан комплексный метод, включающий три основных принципа: общее и местное использование современных антифунгальных препаратов кетаназолового и флуконазолового ряда; восстановление нарушенного микробиоценоза кишечника; коррекция нарушений интерферонового статуса [20]. Применялись современные антифунгальные препараты (амфотерицин, низорал, орунгал), восстановление нарушений микробиоценоза кишечника проводилось ПБ, включая Линекс. Данный комплексный подход с учетом перечисленных принципов позволял добиваться максимального успеха при лечении орофарингеального кандидоза у детей.

Эндокринные заболевания

В настоящее время рост заболеваний щитовидной железы (ЩЖ) связывают с увеличением площади регионов, эндемичных по недостатку микро- и макроэлементов, участвующих в синтезе тиреоидных гормонов. В этой связи большое внимание отводится йодной недостаточности. Однако в обследованиях, проведенных в ряде регионов нашей страны и за рубежом [21], выявлены противоречия в диагностике зоба. Использование разных критериев нормативных размеров ЩЖ не выявляет патологию в явных эндемичных регионах или диагностирует ее в йодобеспеченных регионах, что приводит к выводу о наличии других факторов, обладающих зобогенностью. Большинство биологически активных веществ, участвующих в процессах обмена, поступают в организм через ЖКТ, адекватное функционирование которого обеспечивается нормальным микробиоценозом. При изменении микробиологических ассоциаций происходит нарушение процессов всасывания, ДБ кишечника может явиться причиной токсико-дисметаболических воздействий на организм, приводящих к формированию патологических процессов. Нарушения всасывания уменьшают процессы утилизации микро- и макроэлементов при нормальном их потреблении, и даже назначение йодсодержащих препаратов полностью не корригирует эти состояния. Длительная терапия ПБ приводит к нормализации микробиоценоза, уменьшению общего токсического воздействия на организм, повышению иммунореактивности, улучшению утилизации микро- и макроэлементов, других необходимых биологически активных веществ, способствующих нормализации синтетической функции ЩЖ [21].

Среди ПБ III поколения наиболее широкое применение в педиатрии получил Линекс, удовлетворяющий практически всем критериям отбора данной группы препаратов [10].

Состав, фармакологические свойства, эффективность и безопасность Линекса

Основную роль в поддержании нормального биоценоза кишечника играют представители 4 родов МО – Bifidobacterium, Lactobacillus, Enterococcus и Escherichia. Линекс содержит выделенные у здоровых людей живые лиофилизированные бактерии, относящиеся к 3 из этих родов – Lactobacillus acidophilus, Bifidobacterium infantis, V. liberorum – и не токсигенный молочнокиcлый Streptococcus (Enterococcus) faecium. В одной капсуле препарата содержится не менее 1,2×107 КОЕ жизнеспособных бактериальных клеток, гарантированное на всем протяжении срока годности Линекса.

Сбалансированность состава Линекса, прежде всего, подтверждается тем фактом, что его компоненты позволяют обеспечить нормализацию физиологическихфункций микрофлоры во всех отделах кишечника – начиная от тонкой кишки и кончая прямой (энтерококки преимущественно заселяют тонкий кишечник, лактобактерии – нижние отделы тонкой кишки и толстый кишечник, а бифидобактерии – толстый кишечник). Лактобактерии могут колонизировать даже желудок, что имеет важное значение в плане их антагонистического действия в отношении HP [22].

Достоинством Линекса является и то, что он обеспечивает поступление "лечебной" микрофлоры в количественно и качественно сбалансированных соотношениях [23].

Лакто- и бифидобактерии являются продуцентами молочной кислоты и составляют основу облигатной кишечной микрофлоры. Они восстанавливают нарушенный баланс микрофлоры, обеспечивают ее стабилизацию и целостность эпителиальных клеточных образований, стимулируют иммунологические функции слизистой оболочки ЖКТ.

Лактобактерии синтезируют разнообразные соединения, угнетающие рост многих патогенных МО, включая вирусы, бактерии (кишечная и синегнойная палочки, золотистый стафилококк, сальмонеллы, шигеллы, протей, клебсиеллы, серрации, холерный вибрион и др.), грибы рода Candida albicans и некоторых простейших, например, лейшманий. Бифидобактерии также препятствует размножению патогенной, гнилостной и газообразующей микрофлоры кишечника, преимущественно за счет образования органических кислот и снижения рН в кишечнике. Они лучше лактобактерий защищают слизистую оболочку кишечника и подавляют патогенные и условно-патогенные МО в толстой кишке, где сосредоточено их основное количество.

Энтерококки осуществляют метаболизм бродильного типа, ферментируют разнообразные углеводы с образованием в основном молочной кислоты, но не газа, и снижают рН до 4,2–4,6. Считают, что они обладают более выраженным иммуномодулирующим действием, чем другие основные представители нормальной микрофлоры.

Комбинация МО, входящих в состав Линекса, обеспечивает бактерицидное и антидиарейное действие.

Помимо создания неблагоприятных условий для размножения и жизнедеятельности патогенных МО, бактерии, содержащиеся в Линексе, участвуют в синтезе витаминов (В1, В2, В3, В6, В12, биотина, РР, К, Е, фолиевой и аскорбиновой кислот). Снижая рН кишечного содержимого, они создают благоприятные условия для всасывания железа, кальция и витамина D, нормализуют пищеварительную функцию путем ферментативного расщепления белков, жиров и сложных углеводов, в том числе при лактазной недостаточности. Под влиянием бифидобактерий белки и углеводы, не всосавшиеся в тонкой кишке, подвергаются более глубокому расщеплению в толстой кишке. Компоненты Линекса участвуют в метаболизме желчных кислот (образовании стеркобилина, копростерина, дезоксихолевой и литохолевой кислот; реабсорбции желчных кислот). У грудных детей бифидобактерии, содержащие фермент фосфопротеин-фосфатазу, способствуют перевариванию казеина молока [23]. Препарат достаточно эффективен в устранении гиповитаминозов и дефицита микроэлементов [23].

Следует подчеркнуть, что в состав Линекса входят штаммы МО, которые при выращивании на средах, содержащих антибиотики и химиотерапевтические средства, сохранили способность к дальнейшему размножению, поэтому резистентны к их воздействию. Резистентность полученных штаммов сохраняется при повторной инокуляции в течение 30 поколений и in vivo. В исследованиях Линекса показано, что переноса резистентности к другим МО не происходит [23]. Энтерококки, содержащиеся в Линексе, обладают еще более высокой резистентностью к антибиотикам, чем лактобациллы и бифидобактерии.

При необходимости Линекс можно применять одновременно с антибактериальными и химиотерапевтическими средствами.

Эффективность компонентов Линекса и их комбинаций была доказана в многочисленных клинических исследованиях при острых и хронических заболеваниях ЖКТ у взрослых и детей. Наиболее хорошо изучены лакто- и бифидобактерии. Их эффективность, в частности, доказана при вирусных кишечных инфекциях, включая ротавирусный гастроэнтерит. При лечении острой инфекционной диареи у взрослых и детей, по результатам мета-анализа, монокомпонентные и комбинированные ПБ, близкие по составу Линексу, являются эффективным дополнением к регидратационной терапии [24]. При вирусных кишечных инфекциях ПБ относятся к препаратам выбора, поскольку антибиотики у этих пациентов не только не эффективны, но даже способствуют ухудшению дисбиоза и затрудняют дальнейшее лечение.

ПБ, содержащие Lactobacillus acidophilus и Enterococcus faecium, предупреждают развитие антибиотикоассоциированной диареи [25]. Эффективность их профилактического назначения была продемонстрирована в клинических исследованиях и подтверждена результатами метаанализа [26].

Эффективность Линекса в качестве средства профилактики антибиотикоассоциированного ДБ была продемонстрирована и в непосредственных клинических исследованиях препарата. Так, в слепом плацебоконтролируемом исследовании с участием детей в возрасте до 7 лет с различными формами ОКИ и ДБ с преобладанием условнопатогенной флоры (клебсиелла, протей, стафилококк, гемолизирующая кишечная палочка и др.) "отличный" и "очень хороший" эффект Линекса наблюдался у 84,4% участников [27]. В другом исследовании у детей в возрасте от 6 мес до 5 лет показано, что одновременный прием Линекса с антибиотиками пенициллинового и цефалоспоринового ряда позволяет эффективно предотвращать или уменьшать клинические проявления антибиотикоассоциированного ДБ кишечника [10].

Сравнительный клинико-лабораторный анализ выявил более высокую эффективность Линекса при ОКИ по сравнению c другим ПБ III поколения Ацилактом (содержит симбиотические штаммы лактобактерий), особенно в плане сокращения сроков диспептических явлений и более выраженного эубиотического эффекта на микрофлору кишечника, что авторы связывают с синергизмом действия трех микробных компонентов, входящих в Линекс [28].

Бифидо- и лактобактерии также эффективны при диарее путешественников [29]. Их сочетанное применение позволяет предупреждать возникновение некротического энтероколита у новорожденных с очень низкой массой тела при рождении (<1500 г) [30]. Наряду с профилактическим действием в отношении некротического энтероколита в проспективном рандомизированном исследовании у детей с очень низкой массой тела при рождении данная комбинация снижала количество летальных исходов и случаев развития сепсиса [30].

Эффективность ПБ, содержащих лакто- и бифидобактерии, продемонстрирована и при синдроме раздраженной толстой кишки. Лечение ПБ приводило к уменьшению болевого синдрома и метеоризма и улучшению качества жизни пациентов [10]. В клиническом исследовании 4-недельная терапия комбинацией ПБ, сходной по составу с Линексом (Bifidobacterium, Lactobacillus и Enterococcus), вызывала достоверное улучшение симптомов, особенно абдоминальной боли и характера стула, у 74,3% пациентов [30]. После прекращения лечения стабильный эффект сохранялся в течение 2-недельного периода наблюдения. В другом рандомизированном исследовании применение аналогичной комбинации позволяло продлить ремиссию у больных с синдромом раздраженной толстой кишки: в группе, получавшей ПБ, обострение наблюдалось в 15% случаев, в то время как в группе плацебо – в 100% случаев [31].

Назначение Линекса необходимо пациентам, получающим антихеликобактерную терапию. В исследовании, участниками которого были 334 детей с гастритом или ЯБ двенадцатиперстной кишки, добавление Линекса к антихеликобактерной терапии позволяло значительно снизить частоту ее побочных эффектов [22]. У детей, получавших Линекс, побочные эффекты антихеликобактерной терапии наблюдались у 6% пациентов по сравнению с 14% у не получавших ПБ. В контрольной группе наиболее частыми побочными эффектами были диарея (61%), метеоризм (31%) и запоры (9%). У детей, получавших Линекс, запоры не выявлены ни у одного пациента, диарейный синдром был выражен значительно слабее, чем у пациентов контрольной группы, и не потребовал отмены антибактериальных препаратов.

Опубликованы данные об эффективности ПБ, содержащих Bifidobacterium, Lactobacillus и Enterococcus, и при других поражениях ЖКТ – при колите, синдроме избыточного роста бактерий, послеоперационных инфекциях, а также в качестве средств профилактики воспаления дистальных отделов тонкой кишки у больных с воспалительными заболеваниями кишечника, перенесших проктоколэктомию (pouchitis) [31]. Перспективным представляется и их применение для лечения печеночной энцефалопатии, в патогенезе которой важную роль играет микрофлора [33, 34].

Достоинствами компонентов Линекса являются не только их доказанная эффективность, но и безопасность. Компоненты, входящие в состав Линекса, не поступают в системный кровоток, поэтому случаев бактериемии при его применении не описано. Более того, при лечении Линексом побочных эффектов не зарегистрировано, а единственным противопоказанием к его применению является гиперчувствительность. Линекс не обладает тератогенным действием. Его безопасность и хорошая переносимость позволяют применять препарат у пациентов группы риска – беременных и кормящих женщин, детей, включая новорожденных, лиц пожилого возраста и др. Гарантией качества Линекса является и технология его производства, соответствующая всем требованиям, предъявляемым к производству ПБ.

Показания к применению и способ употребления Линекса

Линекс показан при любых проявлениях ДБ у детей, включая диарею, диспепсии с запорами, метеоризмом, тошнотой, рвотой, срыгиванием и болью в животе. Его применяют при диареях вирусной и бактериальной природы, хронических заболеваниях ЖКТ, протекающих с явлениями ДБ, для профилактики и лечения ДБ, возникающего на фоне терапии антибиотиками и химиотерапевтическими средствами.

Грудным детям и детям до 2 лет Линекс назначают по 1 капсуле 3 раза в сутки, 2–12 лет – по 1–2 капсулы 3 раза в сутки, старше 12 лет и взрослым – по 2 капсулы 3 раза в сутки. Если ребенок не может проглотить капсулу, ее можно вскрыть и смешать содержимое с небольшим количеством жидкости (вода или молоко). Это не влияет на жизнеспособность бактерий, входящих в состав Линекса, так как у детей раннего возраста рН желудочного сока выше, чем у взрослых, кроме того, живые компоненты Линекса обладают высокой кислотоустойчивостью. Препарат следует принимать после еды, запивая небольшим количеством жидкости. Во избежание гибели микрофлоры его нельзя запивать горячими напитками.

При назначении ПБ, как правило, рекомендуется употреблять растительную пищу, клетчатка которой служит питательной средой для входящих в их состав бактерий. К достоинствам Линекса относится возможность его применения без специальной диеты, обеспечивающей кислую среду в кишечнике. У детей 1-го года жизни его можно применять как на фоне естественного вскармливания, так и при использовании адаптированных молочных смесей.

Заключение

Таким образом, "живое" лекарство Линекс – один из наиболее сбалансированных по составу ПБ с доказанной эффективностью и безопасностью. Он широко применяется для лечения ДБ у детей [32]. Результаты продолжающихся интенсивных клинических исследований ПБ могут стать основанием для расширения показаний к применению Линекса. Этому способствует и неблагоприятная экологическая обстановка, приводящая к микроэкологическому дисбалансу у подавляющей части населения России.

Литература

  1. Шендеров Б.А., Манвелва М.А. Функциональное питание и пробиотики: микроэкологические аспекты. М.: Агар, 1997.
  2. Food and Agriculture Organization and World Health Organization Expert Consultation. Evaluation of health and nutritional properties of powder milk and live lactic acid bacteria. C_rdoba, Argentina: Food and Agriculture Organization of the United Nations and World Health Organization; 2001.
  3. Elmer GW. Probiotics: 'Living Drugs'. Am J Health-Syst Pharm 2001; 58 (12): 1101–9.
  4. Шендеров Б.А. Медицинская микробная экология и функциональное питание. М., 2001; 3: 288.
  5. Лыкова Е.А. Характеристика и алгоритм применения пробиотиков. Медик-21 век, 2005.
  6. Лыкова Е.А. Характеристика и алгоритм применения пробиотиков. Медик-21 век, 2005.
  7. Феклисова Л.В. Современные пробиотики: новый взгляд на проблему. Мед вестн. 2003; 9.
  8. Мазанкова Л.Н., Шевелева С.А., Лыкова Е.А. Клиническое применение пробиотиков: систематизация препаратов и тактика назначения в детском возрасте (пособие для врачей). М., 2005.
  9. Хавкин А. И. Микрофлора пищеварительного тракта. М., 2006.
  10. Бельмер С.В. Антибиотик–ассоциированный дисбактериоз кишечника. РМЖ. 2004; 12.
  11. Бондаренко В.М., Чупринина Р.П., Аладышева Ж.И., Мацулевич Т.В. Пробиотики и механизмы их лечебного действия. Экспер. И клин. гастроэнтерол. 2004; 3: 83–7.
  12. Запруднов А.М., Мазанкова Л.Н. Микробная флора кишечника и пробиотики. Методическое пособие. М., 2001.
  13. Хавкин А.И., Блат С.Ф., Ахвердян Ю.Р. и др. Возможности пробиотической терапии при хеликобактер-ассоциированных гастритах. Педиатрия. 2007; 86 (4): 115–8.
  14. Корсунский А.А., Хавкин А.И., Лыкова Е.А. и др. Целесообразность пробиотической терапии при пилорическом геликобактериозе у детей. Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., кол.проктол. 1998; 8 (5): 63.
  15. Mukai T, Asasaks T, Sato E et al. Inhibition of bindin of Helicobacter pylori to the glycolipid by probiotic Lactobacillus reuteri. FEMS Immunol Med Microbiol 2002; 32 (2): 105–10.
  16. Яковенко Э.П. Дисбактериоз кишечника. Леч. дело. 2004; 3: 3–8.
  17. Гаращенко Т.И. Тонзиллярная проблема в педиатрии. Рос. ринолог. 1999; 1: 31–5.
  18. Острые респираторные заболевания у детей: лечениеи профилактика. Научно-практическая программа. Союз педиатров России. Международный фонд охраны здоровья матери и ребенка. М., 2002; 26–7.
  19. Феклисова Л.В., Галкина Л.А., Казакова С.П. и др. Об эффективности использования оригинальных отечественных пробиотиков полибактерина и кипацида в комплексной терапии детей, больных ангиной. Педиатрия. 2007; 86 (6): 90–5.
  20. Чумичева И.В. Современные подходы к диагностике и лечению орофарингеального кандидоза. Материалы Российской научно-практической конференции "Современные проблемы заболеваний верхних дыхательных путей и уха". М., 2002.
  21. Розанова Г.Н., Воеводин Д.А., Кушнарева М.В. Целесообразность пробиотикотерапии у больных с заболеваниями щитовидной железы. Педиатрия. 2004; 4: 56–60.
  22. Жихарева Н.С., Хавкин А.И. Терапия антибиотик-ассоциированного дисбактериоза. РМЖ. 2006; 14 (19).
  23. Шульпекова Ю.О. Применение пробиотиков в клинической практике. РМЖ. 2003; 5 (1): 31.
  24. Allen SJ, Okoko B, Martinez E et al. Probiotics for treating infectious diarrhoea. Cochrane Database Syst Rev 2004; 2: CD003048.
  25. Teitelbaum JE. Probiotics and the Treatment of Infectious Diarrhea. Pediatr Infect Dis J. 2005; 24 (3): 267–8.
  26. Cremonini F, Di Caro S, Nista EC et al. Meta-analysis: the effect of probiotic administration on antibiotic-associated diarrhoea. Aliment Pharmacol Ther 2002; 16: 1461–7.
  27. Грачева Н.М., Ющук Н.Д., Чупринина Р.П. и др. Дисбактериозы кишечника, причины возникновения, диагностика, применение бактерийных биологических препаратов. Пособие для врачей и студентов. М., 1999.
  28. Шостакович-Корецкая Л.Р., Кривуша Е.Л., Чергинец А.В. Тактический подход к коррекции дисбиоза кишечника у детей пробиотическими препаратами. Опыт применения препарата Линекс. Укр. мед. журн. 1999; 2: 61–4.
  29. Мазанкова Л.Н. Клинико-патогенетическое значение изменений микрофлоры кишечника у детей с острыми кишечными инфекциями и методы их коррекции. Автореф. дис.... д-ра мед. наук. М., 1995.
  30. Faber SM. Are probiotics useful in irritable bowel syndrome? J Clin Gastroenterol 2003; 37 (1): 93–4.
  31. Ивашкин В.Т., Лапина Т.Л. Пробиотики. В кн.: Рациональная фармакотерапия заболеваний органов пищеварения. Под ред. В.Т.Ивашкина. М.: Издательство "Литтерра", 2003; с. 132–7.
  32. Rousseaux C, Thuru X, Gelot A et al. Lactobacillus acidophilus modulates intestinal pain and induces opioid and cannabinoid receptors. Nat Med 2007; 13: 35–7.
  33. Zhao HY, Wang HJ, Lu Z. Intestinal microflora in patients with liver cirrhosis. Chin J Dig Dis 2004; 5 (2): 64–7.
  34. Hanifin JM, Cooper KD, Ho VC et аl. Guidelines of care for atopic dermatitis, developed in accordance with the American Academy of Dermatology (AAD)/American Academy of Dermatology Association "Administrative Regulations for Evidence-Based Clinical Practice Guidelines". J Am Acad Dermatol 2004; 50 (3): 391–404.

1 октября 2008 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика