Инструкции:

Мексидол в комплексной терапии артериальной гипертензии у больных пожилого и старческого возраста

Опубликовано в журнале:
Фарматека 20, 2006

Н.Ф. Одинцова
ГОУ ВПО "Ижевская государственная медицинская академия", Ижевск

Лечение артериальной гипертензии (АГ) у пациентов пожилого возраста остается актуальной проблемой, т. к. "традиционная " антигипертензивная терапия (диуретики, антагонисты кальциевых каналов, β-адреноблокаторы и др.) вызывает ряд нежелательных побочных эффектов. Было предложено ввести в схему лечения АГ Мексидол - препарат с прямым антигипоксантным и антиоксидантным действием. Представлены данные исследования с участием 67 пациентов старше 60 лет с АГ стадии, проведенное с целью изучения влияния Мексидола в составе комплексной антигипертензивной терапии на показатели гемодинамики и липидного обмена. Отмечено, что все больные хорошо переносили лечение с включением в схему Мексидола, который положительно влиял на показатели суточного мониторирования артериального давления, диастолическую функцию сердца, нивелировал атерогенное действие антигипертензивных средств, способствуя оптимизации "традиционного " лечения больных АГ пожилого возраста.

Во многих развитых странах отмечается явная тенденция к увеличению доли лиц пожилого и старческого возраста в популяции [8], наиболее частой причиной заболеваемости и смертности которых является сердечно-сосудистая патология. Распространенность артериальной гипертензии (АГ) в нашей стране среди лиц пожилого и старческого возраста достигает 75-80 % [11]. При лечении АГ у таких пациентов возникает проблема влияния систематической гипотензивной терапии на "перепады" артериального давления (АД), крайне тяжело переносимые больными даже при условии тщательного титрования доз лекарственных средств. Кроме того, возникает вопрос о состоянии органов-мишеней и метаболических изменениях, возникающих в процессе лечения. В связи с этим оптимизация лечения больных АГ этой возрастной группы, несмотря на существующие рекомендации, по-прежнему актуальна. Препаратами выбора при лечении АГ у пожилых являются диуретики и антагонисты кальциевых каналов. Вместе с тем применение диуретиков может обусловить появление нежелательных побочных эффектов, таких как гипокалиемия, гипомагниемия, гиперлипидемия и гиперурикемия. При использовании антагонистов кальциевых каналов могут возникнуть приливы, тахикардия, отеки нижних конечностей.

Среди множества концепций патогенеза АГ существует предположение о том, что АГ является способом компенсации сниженной перфузии тканей. Эту идею высказывали в 1940-х гг. Савицкий Н.Н. [13], Давыдовский И.В. [3] и позже, в 1970-х гг., Page I. [24]. Был проведен ряд экспериментов по моделированию церебрально-ишемической формы АГ, и этот механизм патогенеза был доказан. Особенно явно он проявляется при ограничениях кровоснабжения мозга (в частности, атеросклеротических) со срывом ауторегуляции [2, 15, 22, 25]. Снижение мозгового кровотока приводит к дефициту макроэргов, таких как фосфокреатин, аденозинтрифосфат (АТФ), угнетению анаэробного гликолиза и активации аэробного. Для коррекции подобных нарушений нами предложено включить в схему антигипертензивной терапии Мексидол (3-окси-6-метил-2-этилпиридина сукцинат) - препарат с прямым антигипоксантным и антиоксидантным действием. Мексидол вызывает усиление компенсаторной активации аэробного гликолиза и снижает степень угнетения окислительных процессов в цикле Кребса в условиях гипоксии с увеличением содержания АТФ и креатинфосфата, активирует энергосинтезирующие функции митохондрий и стабилизирует клеточные мембраны.

Описано также антиатерогенное действие Мексидола, которое объясняют способностью тормозить перекисное окисление липидов и оказывать защитное действие на локальные сосудистые механизмы атерогенеза.

Суточное мониторирование (СМ) АД является важнейшим методом контроля АГ, а также оценки вариабельности АД, выявления ночной гипертензии и адекватного назначения антигипертензивного лечения. Данные СМ, несомненно, более точно отражают уровень АД, т. к. измерение происходит в условиях обычной жизнедеятельности пациента. Средние значения АД, полученные при СМ, точнее, чем результаты "офисных" измерений, коррелируют с поражением органов-мишеней и имеют прогностическое значение для развития осложнений [28]. Повышенное АД вызывает изменения сердечно-сосудистой системы, такие как гипертрофия миокарда левого желудочка (ГЛЖ), нарушение его систолической и диастолической функций, ремоделирование сосудистой стенки с повышением ее жесткости. В исследованиях последнего десятилетия убедительно показано, что ГЛЖ является достоверным и независимым фактором риска заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистой патологии [17]. Вместе с тем распространенность ГЛЖ прогрессивно увеличивается с возрастом независимо от уровня АД и массы тела [9]. Также с возрастом в связи с гибелью кардиомиоцитов и развитием миокардиофиброза нарушается кровенаполнение сердца, что расценивается как диастолическая дисфункция [19].

Целью исследования было изучение влияния Мексидола в комплексной антигипертензивной терапии на показатели СМ АД, систолическую и диастолическую функции сердца, показатели липидного обмена у больных АГ пожилого и старческого возраста для оптимизации антигипертензивной терапии.

Материал и методы

В динамике наблюдали 67 больных АГ II-III стадии старше 60 лет [10]. Все больные были разделены две группы: основную и контрольную. В группу контроля вошли 33 пациента в возрасте от 60 до 84 лет (средний возраст - 71,6 ± 0,3 года), из них было 13 (39,4 %) мужчин и 20 (60,6 %) женщин. Длительность АГ составляла от 4 до 25 лет (в среднем - 17,9 ± 0,8 года), со II стадией АГ было 78,8 %, III - 21,2 %. Основную группу составили 34 пациента в возрасте от 62 до 89 лет (средний возраст - 72,1 ± 0,6 года), из них 12 (35,3 %) мужчин и 22 (64,7 %) женщины. Длительность АГ составляла от 2 до 24 лет (в среднем - 16,8 ± 0,6 года), при этом АГ II стадии имела место у 79,4 %, III - у 20,6 % больных. До включения в исследование пациенты не получали антигипертензивных средств постоянно или принимали их в неадекватной для снижения АД дозе.

В обследование не включали пациентов с нарушениями ритма сердца, а также перенесших в течение последних шести месяцев острый инфаркт миокарда, острое нарушение мозгового кровообращения, острый тромбоз артерий нижних конечностей; имеющих сахарный диабет или нарушение толерантности к углеводам, аномалии развития почек, признаки хронического пиелонефрита по данным ультразвукового исследования (УЗИ) и общепринятым клиническим и лабораторным данным. У всех больных предварительно определялся уровень креатинина.

В исследование включали только тех пациентов, у кого уровень креатинина не превышал 0,12 ммоль/л для мужчин и 0,11 ммоль/л для женщин. Все больные давали письменное согласие на обследование.

Пациентам обеих групп было назначено одно или два антигипертензивных лекарственных средства из четырех основных классов (ингибиторы АПФ, диуретики, β-адреноблокаторы, антагонисты кальция). При этом учитывались состояние больного, сопутствующие заболевания, исходный уровень АД, а также показания и противопоказания для конкретного препарата и его предшествующая переносимость. В обеих группах в течение первых 8-10 дней гипотензивная терапия была сходной по количеству, классам и дозам антигипертензивных препаратов. Больным основной группы дополнительно назначали Мексидол по 2 мл (100 мг) внутримышечно 2 раза в сутки в течение 10 дней, далее - по 125 мг внутрь 3 раза в день в течение 2-4 месяцев. Полное обследование проводили до лечения, при выписке из стационара (через 17,97 ± 0,18 дня от начала лечения) и после лечения (через 74,92 ± 0,85 дня).

Систолическое АД (САД) и диастолическое АД (ДАД) определяли по результатам "офисных" измерений двукратно на обеих руках с двухминутным интервалом по методу Короткова, при этом учитывалось наименьшее значение. Также определяли частоту сердечных сокращений (ЧСС).

Всем больным проводилось СМ АД с помощью системы "Медсофт" (Россия), показатели АД регистрировались через каждые 30 минут в дневное и ночное время. Данные СМ АД анализировали при получении не менее 85 % достоверных измерений. Ориентировочно, нормальными значениями АД при СМ АД, по данным O'Brien Е. и Staessen J. [27], считали 140/90 мм рт. ст. и менее в дневное время и 120/70 мм рт. ст. и менее - в ночное. Среднесуточные нормальные показатели составили 130/80 мм рт. ст. Периоды "дня" и "ночи" устанавливали индивидуально, с учетом записей в дневниках пациентов. "Нагрузку давлением" оценивали по индексу измерений (ИИ - процент измерений выше пограничных значений за отдельные периоды времени). Выраженность двухфазного ритма АД оценивали по суточному индексу (СИ) по формуле:

АД дневное - АД ночное
АД дневное х 100 %

По типу динамики АД в ночные часы были выделены следующие группы:

  • dipper - пациенты с нормальным снижением АД в ночные часы, СИ - 10-20 %;
  • non-dipper - пациенты с недостаточным снижением АД в ночные часы, СИ < 10 %;
  • night-peaker - пациенты с парадоксальной ночной гипертензией;
  • over-dipper - пациенты с СИ > 20 %.

    Вариабельность АД рассчитывали как среднеквадратичное отклонение от средних величин в течение соответствующего периода времени (для САД - норма 15 мм рт. ст. днем и ночью, ДАД - 14 мм рт. ст. днем и 12 мм рт. ст. ночью) [23]. Величину утреннего подъема (ВУП) АД определяли как разницу между максимальным и минимальным АД в период с 4 до 10 часов утра. Время утреннего подъема (ВрУП) АД рассчитывалось как разница времени максимального и минимального АД в период с 4 до 10 часов утра. Скорость утреннего подъема АД (СУП) - это отношение ВУП к ВрУП, в норме < 10 мм рт. ст. в час [12]. Всем больным выполнено эхокардиографическое исследование в М-режиме на аппарате АLОСА-4000 (Япония) по стандартной методике. При оценке систолической функции ЛЖ исследовали следующие параметры: фракцию выброса (ФВ), конечный систолический (КСР) и конечный диастолический (КДР) размер, толщину задней стенки (ЗС) ЛЖ и межжелудочковой перегородки (МЖП) в диастолу, конечный систолический (КСО) и конечный диастолический (КДО) объем, ударный объем крови (УО). Расчет ФВ ЛЖ и его объемов в систолу и диастолу, записанных из верхушечной четырехкамерной позиции, выполняли с использованием метода Simpson [26]. Массу миокарда ЛЖ (ММЛЖ) вычисляли по формуле Devereux R. и Reicheck N. [21].

    Индекс ММЛЖ (ИММЛЖ) рассчитывали как отношение ММЛЖ к площади поверхности тела. За критерии диагностики ГЛЖ принимали ИММЛЖ более 134 и более 110 г/м2 для мужчин и женщин соответственно [18]. С целью изучения диастолической функции ЛЖ определяли максимальную скорость трансмитрального потока в фазу раннего диастолического наполнения ЛЖ (Ve, норма - 0,7-1,0 м/с); максимальную скорость трансмитрального потока в фазу систолы предсердий и позднего диастолического наполнения ЛЖ (Va, норма - 0,45-0,70 м/с), а также их соотношение -Ve/Va (норма - 1-1,5) и время замедления пика раннего наполнения ЛЖ (DTE) по стандартной методике [14]. Кроме того, регистрировали время изоволюметрического расслабления ЛЖ (IVRT), которое рассчитывали как время от момента окончания аортального до начала трансмитрального кровотока на доплеровском спектре (норма 7090 мс) [16].

    Исследование функции эндотелия проводили неинвазивным методом путем определения эндотелийзависимой вазодилятации (ЭЗВД) плечевой артерии, используя пробу с реактивной гиперемией. При этом применяли систему ALOKA-4000 (Япония), оснащенную линейным датчиком с частотой 7,5 МГц в триплексном режиме. Измерения проводились трехкратно по стандартной методике, предложенной Celermajer D.S. и соавт. [20], полученные данные усреднялись. Адекватной реакцией принято считать вазодилятацию на 10 % и выше от исходного значения диаметра сосуда. Меньшие значения или же парадоксальная вазоконстрикция являются патологическим ответом на данный стимул и свидетельствуют о наличии эндотелиальной дисфункции. Измерялась толщина слоя интима-медиа (ТИМ) общих сонных артерий. Данный параметр использовался в качестве маркера атеросклеротических процессов. Изображение сосуда автоматически синхронизировали с зубцом R ЭКГ. ТИМ рассчитывали как среднюю величину по трем сердечным циклам. За норму принимали ТИМ < 1 мм. Варьирование ТИМ в пределах 1-1,3 мм оценивали как утолщение интимы, критерием бляшки было значение ТИМ > 1,3 мм [5]. Определяли содержание в сыворотке крови ионов Ca, Mg, а также общего холестерина (ОХС), триглицеридов (ТГ), холестерина липопротеидов высокой (ХС ЛПВП) и низкой плотности (ХС ЛПНП), глюкозы, мочевой кислоты, креатинина, аспартатаминотрансферазы (АСТ) и аланинаминотрансферазы (АЛТ), рассчитывали коэффициент атерогенности (КА) по формуле Климова: (ОХС - ХС ЛПВП)/ХС ЛПВП, а содержание ХСЛПНП - по формуле Фридвальда: ХС ЛПНП = [ХС ЛПВП + (ТГ/2,2)].

    Критерием эффективности антигипертензивной терапии считалось снижение САД на 20 мм рт. ст. и ДАД на 10 мм рт. ст. или все случаи достижения значений АД < 140/90 мм рт. ст.

    Статистический анализ результатов проводили с помощью пакета программ Excel, рассчитывали коэффициент достоверности Стьюдента (t), результаты представлены в виде M ± m.

    Результаты и обсуждение

    АД по данным "офисных" измерений было изначально повышено у пациентов обеих групп. В контрольной группе САД составляло 162,71 ± 1,62, в основной - 166,33 ± 1,42 мм рт. ст., ДАД было 86,61 ± 1,42 и 84,84 ± 1,72 мм рт. ст. соответственно. ЧСС в группе контроля была 65,73 ± 1,14 и 64,86 ± 1,23 в основной группе. Под влиянием антигипертензивной терапии в группе контроля при выписке из стационара САД, по данным "офисных" измерений, снизилось до 151,41 ± 1,82 мм рт. ст. (-6,94 %, p < 0,001) и достигло целевого уровня у 45,45 % пациентов, после окончания лечения САД снизилось до 134,56 ± 2,14 мм рт. ст. (-17,30 %, p < 0,001) и достигло целевого уровня у всех пациентов [19]. ДАД достигло целевого уровня при выписке у всех пациентов и составило 83,08 ± 1,21 мм рт. ст. (-4,08 %, p < 0,05), после окончания лечения ДАД было 82,74 ± 1,31 мм рт. ст. (-4,46 %, p < 0,05). В основной группе "офисное" САД после выписки из стационара было 149,65 ± 1,72 мм рт. ст. (-10,03 %, p < 0,001), достигло целевого уровня у 52,94 ± 8,56 % больных. В конце лечения САД достигло целевого уровня у всех пациентов основной группы и составило 132,72 ± 1,97 мм рт. ст. (-20,21 %, p < 0,001). ДАД при выписке из стационара было 78,32 ± 1,43 мм рт. ст. (-7,69 %, p < 0,05) и достигало целевого уровня у всех пациентов, после окончания лечения ДАД стало 77,83 ± 1,26 мм рт. ст. (-8,26 %, p < 0,05).

    По данным СМ АД, под влиянием терапии в группе контроля снизилось среднесуточное (-8,1 %, p < 0,001), дневное (-8,6 %, p < 0,001) и ночное САД (-15,6 %, p < 0,001). В основной группе также отмечено снижение среднесуточных (-11,5 %, p < 0,001), дневных (-7,2 %, p < 0,01) и ночных (-17,1 %, p < 0,001) показателей САД, выявлено снижение ночного ДАД (-5,3 %, p < 0,001) (табл. 1).

    Таблица 1. Динамика показателей суточного мониторирования АД

    Показатели Контрольная группа Основная группа
    до лечения после лечения Δ1, % до лечения после лечения Δ2, %
    Среднесуточные
    САД, мм рт. ст. 148,4 ± 2,3 136,4 ± 2,2 *** -8,1 149,8 ± 2,1 132,6 ± 2,3 *** -11,5
    ДАД, мм рт. ст. 83,1 ± 1,9 82,5 ± 1,8 -0,7 84,2 ± 1,3 82,3 ± 1,1 -2,3
    ВСАД, мм рт. ст. 18,4 ± 1,3 16,9 ± 1,5 -8,2 19,1 ± 1,4 15,2 ± 1,3 * -20,4
    ВДАД, мм рт. ст. 12,7 ± 0,6 12,1 ± 0,4 -4,7 12,1 ± 0,6 11,7 ± 0,5 -3,3
    Дневные
    САД, мм рт. ст. 154,7 ± 2,4 141,4 ± 2,3 *** -8,6 150,2 ± 2,8 139,4 ±2,6 ** -7,2
    ДАД, мм рт. ст. 85,1 ± 2,5 83,9 ± 2,1 -1,4 84,7 ± 2,1 83,6 ± 2,4 -1,3
    ВСАД, мм рт. ст. 18,9 ± 1,6 17,2 ± 1,3 -9,0 18,3 ± 1,1 15,7 ± 1,2 -14,2
    ВДАД, мм рт. ст. 12,1 ± 0,8 11,9 ± 0,6 -1,7 12,7 ± 1,1 12,5 ± 0,7 -1,6
    Ночные
    САД, мм рт. ст. 147,7 ± 2,8 124,7 ± 2,6 *** -15,6 148,9 ± 3,2 123,4 ± 2,7 *** -17,1
    ДАД, мм рт. ст. 81,3 ± 1,3 79,9 ± 1,7 -1,7 79,8 ± 1,1 75,6 ± 1,2 ** -5,3
    ВСАД, мм рт. ст. 15,9 ± 1,3 14,8 ± 1,5 -6,9 16,7 ± 1,2 14,9 ± 1,1 -10,8
    ВДАД, мм рт. ст. 11,7 ± 0,9 11,6 ± 0,6 -0,9 10,9 ± 0,6 10,8 ± 0,7 -0,9

    Примечание. * p < 0,05, ** p < 0,01 *** p < 0,001 - различия до и после лечения, Δ1, % - различие между исходными данными и данными после лечения в контрольной группе, Δ2 % - различие между исходными данными и данными после лечения в основной группе.

    Вариабельность САД (ВСАД) была повышена в обеих группах, что является характерным для лиц старших возрастных групп [27]. Повышенная вариабельность коррелирует с ГЛЖ, тяжестью ретинопатии, уровнем креатинина в сыворотке крови [7]. Повышенную вариабельность АД в дневное время можно объяснить снижением адаптационно-приспособительных возможностей системы кровообращения, которая на незначительные нагрузки отвечает выраженным повышением АД, т. е. снижением толерантности к физической нагрузке [6]. Средние показатели вариабельности ДАД (ВДАД) находились в пределах нормы. В ходе терапии снизились среднесуточные показатели ВСАД в основной группе (p < 0,05). Антигипертензивная терапия оказала благоприятное влияние на показатели утреннего подъема АД в обеих группах, ИИ достоверно снизился у всех пациентов (табл. 2).

    Таблица 2. Показатели утреннего подъема АД и нагрузки давлением

    Показатели Контрольная группа Основная группа
    до лечения ПОСЛЕ лечения Δ1, % до лечения после лечения Δ2, %
    Систолическое АД
    ВУП, мм рт. ст. 42,4 ± 2,4 35,6 ± 2,2 * -16,0 41,2 ± 2,7 31,8 ± 3,2 * -22,8
    ВрУП, ч 2,8 ± 0,8 3,2 ± 0,6 +14,3 2,6 ± 0,3 3,7 ± 0,2 *** +42,3
    СУП, мм рт. ст./ч 17,8 ± 0,7 13,4 ± 1,2 * -24,7 17,7 ± 0,9 10,6 ± 0,7 *** -40,1
    ИИ сутки, % 74,8 ± 5,7 48,5 ± 4,7 *** -35,2 75,7 ± 4,8 47,3 ± 3 7 *** -37,5
    ИИ день, % 72,1 ± 7,8 39,1 ± 5,2 *** -45,8 70,9 ± 6,9 32,7 ± 5,4 *** -53,9
    ИИ ночь, % 86,7 ± 3,7 52,7 ± 3,9 *** -39,2 89,7 ± 4,3 44,2 ± 3 7 *** -50,7
    Диастолическое АД
    ВУП, мм рт. ст. 33,9 ± 2,2 21,4 ± 2,7 *** -36,9 32,6 ± 2,7 18,9 ± 1,8 *** -42,0
    ВрУП, ч 2,0 ± 0,3 2,9 ± 0,2 * +45,0 2,1 ± 0,5 2,6 ± 0,3 +23,8
    СУП, мм рт. ст./ч 16,9 ± 2,1 8,9 ± 1,8 * -47,3 16,3 ± 1,9 8,4 ± 1,7 ** -48,5
    ИИ сутки, % 36,9 ± 6,1 21,6 ± 4,8 * -41,5 36,1 ± 4,9 23,1 ± 4,3 * -36,0
    ИИ день, % 33,2 ± 6,4 15,4 ± 6,2 * -53,6 31,8 ± 6,1 15,9 ± 4,9 * -50,0
    ИИ ночь, % 45,7 ± 5,2 28,3 ± 5,7 * -38,1 46,2 ± 6,7 28,3 ± 3,6 * -38,7

    Примечание. * p < 0,05, ** p < 0,01, *** p < 0,001 - различия до и после лечения.

    По степени ночного снижения АД в обеих группах до лечения преобладали пациенты Non-dipper в отношении как САД, так и ДАД. В ходе проводимой терапии в контрольной группе увеличилось число dipper как по САД (с 9,1 до 30,3; p < 0,05), так и по ДАД (с 12,1 до 33,3 %; p < 0,05). В основной группе в результате лечения увеличилось число dipper по САД (с 8,8 до 47,1 %; p < 0,001) и по ДАД (с 20,6 до 55,9 %; p < 0,01), уменьшилось число non-dipper по САД (с 73,5 до 50,0 %; p < 0,05) и по ДАД (с 67,6 до 44,1 %; p < 0,05).

    В ходе проводимой терапии в обеих группах уменьшилась ММЛЖ (p < 0,05): в контрольной группе - с 216,38 ± 4,13 до 204,51 ± 4,04 г (на 5,49 %), в основной группе - с 210,79 ± 4,24 до 198,61 ± 4,16 г (на 5,78 %). В основной группе отмечено уменьшение ИММЛЖ с 124,51 ± 3,17 до 115,38 ± 2,87 г/м2 (p < 0,05). При оценке диастолической функции у 23 (69,70 %) больных контрольной группы и 24 (70,59 %) пациентов основной группы наблюдали "нерестриктивный" (гипертрофический) тип дисфункции, с уменьшением отношения Ve/Va < 1, увеличением IVRT > 90 мс и ДТЕ > 220 мс; у остальных больных диастолическая функция оставалась нормальной. Под влиянием антигипертензивной терапии через 74,92 ± 0,85 дня отмечено уменьшение диастолической дисфункции: в основной группе отмечено увеличение соотношения Ve/Va с 1,11 ± 0,13 до 1,45 ± 0,11 (p < 0,05), уменьшение DTE (p < 0,05); в обеих группах уменьшилось IVRT ЛЖ (p < 0,05). По остальным показателям УЗИ сердца достоверных изменений в ходе лечения не произошло ни в одной группе. ЭЗВД увеличилась в обеих группах (p < 0,001), более выраженное изменение было в основной группе (+12,2 %) по сравнению с группой контроля (+7,3 %). ТИМ оставалась одинаковой в обеих группах до и после лечения (табл.3).

    Таблица 3. Динамика показателей структурно-функционального состояния миокарда, ЭЗВД, ТИМ по данным ультразвукового исследования

    Показатели Контрольная группа Основная группа
    до лечения после лечения ДО лечения после лечения
    КСР, см 3,26 ± 0,10 3,18 ± 0,08 3,38 ± 0,11 3,23 ± 0,09
    КДР, см 5,11 ± 0,06 5,03 ± 0,05 4,83 ± 0,07 4,64 ± 0,09
    КДО, мл 124,68 ± 2,87 122,82 ± 3,11 126,09 ± 2,81 123,18 ± 3,14
    КСО, мл 43,29 ± 1,44 42,21 ± 2,28 46,12 ± 1,40 44,57 ± 1,29
    УО, мл 79,42 ± 2,03 79,31 ± 1,86 77,84 ± 2,07 77,05 ± 1,72
    ФВ, % 64,08 ± 0,54 64,79 ± 0,68 63,17 ± 0,51 63,54 ± 1,05
    МЖП, см 1,08 ± 0,01 1,05 ± 0,02 1,09 ± 0,02 1,05 ± 0,03
    ЗС, см 1,13 ± 0,03 1,07 ± 0,04 1,11 ± 0,02 1,04 ± 0,02
    ММЛЖ, г 216,38 ± 4,13 204,51 ± 4,04 * 210,79 ± 4,24 198,61 ± 4,16 *
    ИММЛЖ, г/м2 122,86 ± 3,48 117,34 ± 2,51 124,51 ± 3,17 115,38 ± 2,87 *
    Ve, м/с 0,68 ± 0,12 0,75 ± 0,16 0,66 ± 0,09 0,74 ± 0,07
    Va, м/с 0,57 ± 0,14 0,51 ± 0,13 0,59 ± 0,11 0,51 ± 0,09
    Ve/Va 1,17 ± 0,14 1,45± 0,16 1,11 ± 0,13 1,45± 0,11 *
    IVRT, мс 87,73 ± 2,78 79,36 ± 3,14 * 86,08 ± 4,11 71,84 ± 3,54 *
    DTE, мс 175,16 ± 2,13 169,83 ± 2,26 173,67 ± 2,18 167,24 ± 2,21 *
    ЭЗВД, % 8,12 ± 0,09 8,76 ± 0,08 ** 8,03 ± 0,12 9,15 ± 0,18 **
    ТИМ, мм 1,23 ± 0,06 1,24 ± 0,08 1,24 ± 0,07 1,24 ± 0,06

    Примечание. * p < 0,05, ** p < 0,001 - различия до и после лечения

    При начальном обследовании у пациентов обеих групп отмечались повышенные уровни ОХС, ХС ЛПНП, КА, ТГ и пониженный уровень ХС ЛПВП [4]. В основной группе наблюдалось снижение уровня ОХС после завершения лечения с 5,13 ± 0,11 до 5,01 ± 0,09 ммоль/л (p < 0,05), уменьшение КА после лечения в стационаре с 4,68 ± 0,12 до 4,35 ± 0,11 (p < 0,05), более выраженное снижение КА до 4,02 ± 0,16 (p < 0,01) отмечено в конце лечения. В группе контроля на фоне проводимой терапии отмечалось повышение уровня ХС ЛПНП с 3,03 ± 0,17 перед началом лечения до 3,48 ± 0,15 ммоль/л (p < 0,05) в конце проводимой терапии.

    Гиполипидемическое действие Мексидола описывают также Белая О.Л. и соавт. (снижение уровней ОХС, ХС ЛПНП, повышение концентрации ХС ЛПВП) у больных ишемической болезнью сердца при добавлении этого препарата к традиционной антиангинальной терапии [1]. По остальным показателям липидного обмена достоверных изменений выявлено не было (табл.4).

    Таблица 4. Динамика биохимических показателей в процессе лечения

    Показате ль Контрольная группа Основная группа
    до лечения при выписке из стационар а после лечения до лечения при выписке из стационар а после лечения
    ОХС, ммоль/л 5,19 ± 0,11 5,23 ± 0,11 5,31 ± 0,09 5,28 ± 0,08 5,13 ± 0,11 5,01 ± 0,09 *
    ХС ЛПВП, ммоль/л 1,12 ± 0,06 1,08 ± 0,05 1,04 ± 0,07 1,07 ± 0,08 1,09 ± 0,07 1,16 ± 0,04
    ХС ЛПНП, ммоль/л 3,03 ± 0,17 3,16 ± 0,18 3,48 ± 0,15 * 3,11 ± 0,07 3,04 ± 0,14 3,01 ± 0,12
    ТГ, ммоль/л 1,79 ± 0,18 1,83 ± 0,15 1,91 ± 0,17 1,86 ± 0,13 1,81 ± 0,18 1,74 ± 0,16
    КА 4,53 ± 0,17 4,68 ± 0,14 4,81 ± 0,15 4,68 ± 0,12 4,35 ± 0,11 * 4,02 ± 0,16 **
    Глюкоза, ммоль/л 5,07 ± 0,21 5,03 ± 0,25 5,06 ± 0,27 5,12 ± 0,30 5,08 ± 0,26 5,02 ± 0,27
    Креатини н, мкмоль/л 86,03 ± 1,75 82,17 ± 1,16 81,21 ± 1,62 79,61±1,8 3 81,23 ± 1,38 80,74 ± 1,56
    Мочевая кислота, мкмоль/л 352,17 ± 7,61 364,81 ± 6,96 378,26 ± 7,14 * 355,02 ± 7,31 351,29 ± 6,51 342,63 ± 7,27
    Кальций сыворотк и, ммоль/л 2,37 ± 0,14 2,53 ± 0,12 2,41 ± 0,17 2,65 ± 0,19 2,57 ± 0,15 2,49 ± 0,13
    Магний сыворотк и, ммоль/л 0,77 ± 0,01 0,78 ± 0,02 0,78 ± 0,01 0,78 ± 0,01 0,77 ± 0,01 0,79 ± 0,02
    АСТ, ЕД/л 29,93 ± 0,37 28,64 ± 0,32 27,19 ± 0,43 30,16 ± 0,33 29,47 ± 0,38 30,09 ± 0,32
    АЛТ, ЕД/л 30,08 ± 0,57 29,18 ± 0,48 28,56 ± 0,51 29,26 ± 0,44 28,64 ± 0,52 29,13 ± 0,48

    Примечание. * p < 0,05, ** p < 0,01 - различия с исходным уровнем.

    Показатели АСТ и АЛТ, уровни гликемии, Са, Mg, креатинина в сыворотке достоверно не изменились у пациентов обеих групп. У пациентов группы контроля наблюдалось повышение уровня мочевой кислоты в крови в конце лечения с 352,17 ± 7,61 до 378,26 ± 7,14 ммоль/л. Неблагоприятное повышение уровней мочевой кислоты и ХС ЛПНП в сыворотке крови у больных контрольной группы связано, вероятно, с воздействием "традиционных" антигипертензивных средств (диуретиков, β-адреноблокаторов), которые пациенты этой группы получали в больших дозах. Количество и спектр антигипертензивных средств, назначенных больным обеих групп, изначально не отличались друг от друга. В основной группе в ходе лечения с дополнительным включением в схему Мексидола достоверно уменьшилось число пациентов, получающих диуретики (p < 0,01) и антагонисты кальция (p < 0,05), реже, по сравнению с больными контрольной группы, приходилось назначать ингибиторы АПФ (p < 0,05). В контрольной группе использование антигипертензивных средств к концу лечения осталось на прежнем уровне (табл. 5).

    Таблица 5. Использование антигипертензивных средств в процессе лечения

    Препараты Контрольная группа Основная группа
    исходно к концу лечения исходно к концу лечения
    Ингибиторы АПФ 14 (42,4 %) 14 (42,4 %) 13 (38,2 %) 7 (17,6 %) ***
    Диуретики 21 (63,6 %) 18 (54,5 %) 23 (67,6 %) 12 (35,3 %) **
    Бета- адреноблокаторы 9 (27,3 %) 7 (21,2 %) 8 (23,5 %) 7 (17,6 %)
    Антагонисты кальция 16 (48,5 %) 12 (36,4 %) 17 (50,0 %) 8 (23,5 %) *

    Примечание. * p < 0,05, **p < 0,01 - различия до и после лечения внутри группы, *** p < 0,05- различия между группами после лечения.

    Заключение

    Все больные хорошо переносили лечение АГ с включением в схему Мексидола как парентерально, так и в таблетках; побочных эффектов мы не наблюдали ни в одном случае. В основной группе больных (лечение с применением Мексидола) наблюдалось уменьшение вариабельности среднесуточных показателей САД. Изменения показателей утреннего подъема АД и нагрузки давлением в ночные часы происходили под влиянием лечения одинаково в обеих группах. В основной группе увеличилось не только количество пациентов c нормальным снижением САД и ДАД в ночное время, но и уменьшилось число пациентов с недостаточным снижением АД. Терапия с включением Мексидола оказывала более значимый позитивный эффект на диастолическую функцию сердца и ЭЗВД. Также Мексидол оказывал антиатерогенное действие, на что указывает снижение уровня ОХС и КА. Таким образом, Мексидол повышает терапевтический эффект антигипертензивных средств, нивелирует атерогенный эффект некоторых из них, способствует оптимизации применения "традиционных" схем лечения АГ у пожилых пациентов.

    ЛИТЕРАТУРА
    1. Белая О.Л., Байдер Л.М., Куроптева З.В. и др. Влияние мексидола на антиоксидантный статус у больных ишемической болезнью сердца //Клиническая медицина. 2005. № 10. С. 57-60.
    2. Горькова С.И. Морфология надпочечников, гипофиза и габенулярного ядра эпиталамуса у кроликов с церебральной ишемической гипертонией //Кардиология. 1972. № 3. С. 63-66.
    3. Давыдовский И.В. Патологическая анатомия и патогенез болезней человека. Т. 2. Болезни систем и органов. М., 1958. 21 с.
    4. Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза. Российские рекомендации. ВНОК // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. Приложение. 2004. 26 с.
    5. Лелюк С.Э., Лелюк В.Г. Основные принципы дуплексного сканирования магистральных артерий // Ультразвуковая диагностика. 1995. № 3. С. 65-77.
    6. Мазур Е.С., Калязина В.В. О клиническом значении вариабельности артериального давления при гипертонической болезни // Терапевтический архив. 1999. № 1. С. 22-25.
    7. Мониторирование артериального давления: методические аспекты и клиническое значение. М., 1999. 234 с.
    8. Моисеев В.С., Кобалава Ж.Д. АРГУС - Артериальная гипертония улиц старших возрастных групп. М., 2002. 448 с.
    9. Преображенский Д.В., Сидоренко Б.А. Лечение артериальной гипертонии. М., 1999.
    10. Профилактика, диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации. ВНОК //Кардиоваскулярная терапия и профилактика. Приложение. 2004. 19 с.
    11. Шальнова С.А., Деев А.Д., Оганов Р.Г. и др. Роль систолического и диастолического артериального давления для прогнозирования смертности от сердечно-сосудистых заболеваний // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2002. № 1. С. 10-15.
    12. Ратова Л.Г., Дмитриев В.В., Толпыгина С.Н. и др. Суточное мониторирование артериального давления в клиническое практике //Артериальная гипертензия. 2001. № 3. 13 с.
    13. Савицкий Н.Н. Клиническая медицина. 1948. № 9. С. 7-11.
    14. Струтынский А.В. Эхокардиограмма: анализ и интерпретация. М., 2001. 106 с.
    15. Тупикова Т.В. Получение экспериментальной гипертонии путем ограничения кровоснабжения головного мозга у кроликов // Кардиология. 1963. № 3. С. 14-21.
    16. Шиллер Н., ОсиповМ.А. Клиническая эхокардиография. М., 1993. 79 с.
    17. Шляхто Е.В., Конради А.О. Ремоделирование сердца при гипертонической болезни // Сердце. 2002. № 5. С. 232-234.
    18. Abergel E, Tase M, Bohlader J. Which definition for echocardiographyc left ventricular hypertrophy? Am J Cardiol 1995; 75:489-503.
    19. Andren B, Lind L, Hedenstierns G, et al. Left ventricular diastolic function in a population sample of elderly men. Echocardiography 1998;15(5):433-50.
    20. Celermajer DS, Sorensen KE, Gooch VM, et al. Non-invasive detection of endothelial dysfunction in children and adults at risk of atherosclerosis. Lancet 1992;340(8828):1111-15.
    21. Devereux RB, Reicheck N. Echocardiographic determination of left ventricular mass in man. Circulation 1977;55:613-18.
    22. Dickinson CJ. Neurogenic Hypertension: A Synthesis and Rewiew. London: Chapman and Hall Medical, 1991.
    23. Luders S, Rothemeyer M, Zuchner C, et al. Ambulatory blood pressure monitoring (ABPM) vs: Office blood pressure measurement (OM) - а prospective long-term study on the benefits during antihypertensive treatment. JHypertens 1998;16(Suppl. 2):215.
    24. Page I. JAMA 1979;241(18):1897-99.
    25. Rosenfeld S. Production ofpersistent hypertension inducted in rabbit by occlusion of arteries supplying the brain. Am J Physiol 1952;169:733-37.
    26. Schiller NB. Two-dimensional echocardiographic determination of left ventricle volume, systolic function and mass. Summary and discussion of the 1989 recommendations of the American Society of Echocardiography. Circulation 1991;84(Suppl. I):I280-I287.
    27. Staessen JA, Bieniaszewski L, O 'Brien E, et al. Nocturnal blood pressure fall on ambulatory monitoring in a large international database. Hypertension 1997;29:30-39.
    28. Staessen JA, Fagart R, Thijs L, et al. A consensus view on the technique of ambulatory blood pressure monitoring. Hypertension 1995;26:912-18.

  • 1 июня 2008 г.
    
    Рейтинг@Mail.ru