Парасомнии у детей. Расстройства пробуждения

Статьи

Опубликовано в журнале:
Практика педиатра
Май, 2007

М.Г. Полуэктов, врач-сомнолог, доцент курса сомнологии ГОУ ВПО «Московская медицинская академия им И.М. Сеченова» Росздрава, канд. мед. наук

Возникновение загадочного ореола вокруг состояния сна человека во многом связано с возможностью развития необычных феноменов, для бодрствующего человека неприемлемых. Стоит ли бояться маленького лунатика или переживать за него?

Необычные феномены сна носят название парасомнии (от греч. para – нечто, находящееся около; от лат. somnus – сон). Они могут возникать при засыпании, в середине сна и при пробуждении. В современной международной классификации расстройств сна (2005) сохранилось 23 нозологии, относящиеся к этой категории.

Наибольший интерес для педиатров представляет группа парасомний, связанных с нарушением пробуждения: снохождение, ночные страхи, конфузионное пробуждение (синдром сонного опьянения). Эти феномены часто встречаются у детей и требуют врачебного вмешательства для сохранения здоровья ребенка и членов семьи. Так, распространенность снохождений среди детей от 3 до 10 лет составляет 14%, а у взрослых они регистрируются только в 1% случаев.

Теория диссоциативных состояний

Более частое, чем у взрослых, возникновение необычных феноменов сна у детей объясняется с точки зрения теории диссоциативных состояний. Согласно ей, принципиально отличающимися функциональными состояниями, в которых может пребывать человек, являются бодрствование, медленный сон (фаза медленного сна) и быстрый сон (фаза быстрого сна). Каждое из этих состояний представлено уникальным набором нейрофизиологических и биохимических маркеров, результатом чего является характерное поведение, которое мы считаем нормальным. В отличие от бодрствования, генерация и поддержание медленного и быстрого сна обеспечивается двумя различными популяциями нейронов. Сон – весьма динамичное состояние с закономерным чередованием стадий и фаз, это обеспечивается сложным взаимодействием влияний наших внутренних часов и метаболических изменений в организме. В детском возрасте, когда не завершено еще становление структур хронобиологического управления, структура сна недостаточно стабильна и более вероятно возникновение ситуаций «смешивания» феноменов, характерных для различных функциональных состояний. Наиболее часто это происходит в случае снохождения, когда характерная для бодрствования электрофизиологическая, а затем и поведенческая картина возникает в период наиболее глубокого медленного сна (в 3-й или 4-й стадиях). Избыточная эмоциональная и вегетативная активация наблюдается и при другой форме парасомний, связанных с расстройством пробуждения, – ночных страхах. Наоборот, следствием внедрения медленного сна в бодрствование после пробуждения может быть развитие синдрома сонного опьянения.

Усугубить нестабильность функциональных состояний у ребенка могут такие факторы, как наличие генетической предиспозиции, младший возраст, изменения режима и прием некоторых препаратов. Наиболее важной представляется роль генетики. У 60% родителей детей, имевших приступы парасомний по типу расстройств пробуждения, имелись указания на развитие их в анамнезе, по сравнению с 30% в популяции детей без парасомний. Из патологических факторов, которые вызывают учащение приступов, следует отметить сопутствующие расстройства поведения аффективной сферы ребенка, действие стресса, лихорадку и нехватку сна.

Снохождение

Характеризуется наличием повторяющихся эпизодов комплексного поведения при пробуждении из медленного сна, проявляющихся двигательной активностью, сочетающейся с частичным или полным нарушением сознания и способности связно мыслить.

Зачастую эпизод снохождения развивается в первой половине ночи, когда наиболее высока представленность глубоких (3-й и 4-й) стадий медленного сна. Ребенок может только присесть в кровати, что-то бормотать или же встать, начать играть или выйти из комнаты. На обращенную к нему речь может не отвечать, говорить невпопад, но может и давать правильные ответы (так называемое рапортное сноговорение). В большинстве случаев действия во время эпизода носят бессмысленный характер. Приступ оканчивается самопроизвольно – ребенок возвращается в постель или укладывается спать в другом месте. При попытке разбудить он оказывает сопротивление, вплоть до агрессии, после пробуждения сохраняется конфузионное состояние и дезориентация. Важной характеристикой снохождения является отсутствие у ребенка наутро воспоминаний о случившемся. Нет связи приступа и с содержанием сновидений.

Начинается снохождение обычно в возрасте 4–8 лет, частота и выраженность эпизодов достигает пика в период с 8 до 12 лет, после чего наблюдается быстрое улучшение. У мальчиков и девочек это расстройство встречается одинаково часто. Снохождение нередко сочетается с другими расстройствами сна – синдромом сонного опьянения, ночными страхами, бруксизмом. Для постановки диагноза снохождения кроме собственно хождения во время сна требуется подтвердить наличие нарушенного сознания или способности связно мыслить. Кроме того, требуется, чтобы в это время имел место один из следующих симптомов: трудности при попытке пробудить ребенка, спутанность его мыслей во время пробуждения, полная или частичная амнезия эпизода, наличие привычной активности в непривычное время, опасное или потенциально опасное поведение. Если снохождение является проявлением другого расстройства сна или реакцией на лекарственное лечение, ставится диагноз другой формы парасомнии.

Проводить полисомнографическое исследование с регистрацией показателей сна обычно для подтверждения диагноза не требуется. Во время приступа можно зарегистрировать лишь множественные артефакты на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) и признаки вегетативной активации (учащение пульса, дыхания и т.д.), возникающие в 3-й или 4-й стадиях медленного сна. Тем не менее следует всегда учитывать возможность развития у ребенка во время сна похожего по картине эпилептического припадка височного автоматизма. По данным В.А. Карлова (1990), эпилептические припадки составляют 3% случаев снохождений. Особенностями клинической картины снохождения, заставляющими проводить дифференциальную диагностику с припадком, являются: возраст ребенка до 3 лет и после 12 лет; возникновение во второй половине ночи; простой и стереотипный характер двигательной активности; невозможность разбудить; наличие эпилептиформной активности на ЭЭГ во время бодрствования. Подтверждением эпилептического генеза является выявление типичной активности во время эпизода снохождения. Серьезным аргументом является и обнаружение фоновой патологической активности во время медленного сна.

В лечении снохождения выделяется два компонента: когнитивно-поведенческая терапия и лекарственное воздействие. В первую очередь требуется успокоить родителей, проинформировать их о доброкачественной, с обязательным излечением, природе этого состояния. Необходимо рассказать им, что снохождения никак не связаны со сновидениями и не оказывают разрушительного воздействия на психику ребенка. Главной опасностью является возможность самотравматизации. Следующим шагом является обеспечение безопасного окружения сна: исключение стеклянных дверей, бьющихся напольных предметов, ограничение возможности выхода на балкон или открывания окон. С родителями обсуждается режим сна ребенка: достаточно ли он спит, вовремя ли ложится в постель. Перед сном исключаются стимулирующие напитки и продукты (кофе, кола, шоколад).

Медикаментозное лечение назначается курсами по 1–3 недели в случае высокой частоты или интенсивности эпизодов снохождения. Наиболее эффективными препаратами являются Клоназепам (0,25–2,0 мг) и Нитразепам (1,25–5,0 мг) за час до сна (чтобы добиться максимальной концентрации препаратов в крови в первой половине ночи). Не доказан эффект ГАМК-эргического ноотропного препарата Фенибут и трициклических антидепрессантов (Амитриптилин); несмотря на это, они широко применяются.

Ночные страхи

К другой разновидности парасомний относятся ночные страхи. Это расстройство характеризуется наличием пробуждений из медленного сна, сопровождающихся плачем или пронзительным вскриком, а также вегетативными и поведенческими проявлениями сильного страха. Родители застают ребенка сидящим в кровати с открытыми глазами, выражением испуга на лице, дрожащим или вспотевшим. Он не отвечает на обращенные вопросы, после пробуждения какое-то время остается дезориентированным, мышление спутанное. Ребенок часто бывает агрессивным при попытке удержать, разбудить. Он может рассказывать о странных образах или вспоминать обрывки ярких сновидений. Обычно наутро эпизод забывается.

Дебют ночных страхов приходится на возраст 2–4 лет. Распространенность этого состояния у детей оценивают в 6,5%, у взрослых – около 1%. У мальчиков и девочек ночные страхи случаются с одинаковой частотой.

Как и в случае снохождения, предполагают наличие генетической предиспозиции к развитию ночных страхов. У детей с этим расстройством часто встречаются и другие формы парасомний, в особенности из группы расстройств пробуждения. Предположение, что ночные страхи являются фактором риска развития психической патологии, в дальнейшем не получило подтверждения.

Постановка диагноза ночных страхов требует соответствия клинического описания приступа приведенному выше определению. Кроме этого, необходимо наличие одного из следующих феноменов: трудности окончательного пробуждения ребенка после приступа, последующая спутанность сознания, полная или частичная амнезия приступа, наличие опасного или потенциально опасного поведения в приступе. Под опасным поведением подразумевается возможность навредить себе или окружающим во время эпизода.

Ночные страхи не следует путать с другой формой парасомний – кошмарами. Пробуждения от кошмарного сновидения происходят из фазы быстрого сна, ребенок в это время находится в полном сознании и может рассказать о том, что его напугало.

При проведении полисомнографического исследования на ЭЭГ обычно в первой трети сна можно увидеть внезапное пробуждение из 3-й или 4-й стадии, сопровождающееся проявлениями вегетативной активации. Как и в случае снохождения, полисомнография позволяет исключить эпилептическую природу, поскольку такой паттерн может наблюдаться при некоторых вариантах психомоторных припадков.

В лечении ночных страхов придерживаются тех же принципов, что и при терапии снохождений. Следует отметить разве что более частое назначение бензодиазепиновых препаратов (Клоназепама и Нитразепама).

Конфузионное пробуждение

Его еще называют синдромом сонного опьянения – это состояние, при котором какое-то время после пробуждения ребенок остается дезориентированным и может вести себя неадекватно. Обычно такое состояние возникает при пробуждении из глубокого медленного сна в первой половине ночи, например при попытке высаживания ребенка на горшок. Может возникнуть негативная реакция, вплоть до агрессии, надрывного плача. Речь во время эпизода замедленная, ответы невпопад. Такое состояние может продолжаться до часа, обычно же оно занимает 5–15 минут.

Распространенность конфузионных пробуждений в возрасте от 3 до 13 лет составляет 17%. Впервые эти состояния проявляются в период от 3 до 10 лет и у большинства детей до десятилетнего возраста прекращаются. Отмечается частое сочетание сонного опьянения со снохождением (в 36% случаев). У мальчиков и девочек встречается одинаково часто.

Для постановки диагноза конфузионных пробуждений требуется только наличие характерной клинической картины при пробуждении из сна.

Полисомнографическое исследование позволяет зарегистрировать на фоне ЭЭГ паттернов пробуждения (диффузного альфа-ритма) «внедрение» характерных для медленного сна феноменов (дельта-ритма, вспышек тета-ритма, эпизодов микросна). Для подтверждения диагноза это исследование не проводится, за исключением случаев, похожих на эпилепсию (наличие необычного стереотипного поведения, возникновение не из глубокого медленного сна, наличие подобных эпизодов в развернутом бодрствовании).

Для коррекции конфузионных пробуждений используются когнитивные и поведенческие методики. Важно объяснить родителям, что не стоит резко будить ребенка из глубокого сна. Следует учитывать возможность активной реакции ребенка во время эпизода и самотравматизации, соответственно необходимо обеспечение безопасного окружения сна. Увеличивать вероятность конфузионных пробуждений могут недостаток сна в предыдущую ночь, прием или отмена (!) седативных препаратов, инфекционное заболевание.

Предложен и метод поведенческой терапии конфузионных пробуждений. «Пробуждение по расписанию» предусматривает пробуждение ребенка за 15–30 минут до обычного времени возникновения конфузии. При этом необходимо заставить его открыть глаза и получить хоть какой-то словесный ответ. После этого ребенку позволяют заснуть и поднимают уже в желаемое время. Лечение продолжается месяц.

Пробуждения детей грудного и раннего возраста из дневного сна с негативным аффектом (плохим настроением, плачем) не являются формой синдрома сонного опьянения. Для разрешения этой проблемы стоит рекомендовать родителям во время предполагаемого конца цикла сна, когда происходит переход из глубокого сна в быстрый, перестать ограничивать свет и звуки (раздвинуть шторы, открыть дверь в спальню). Ребенок проснется естественным образом от внешних стимулов, когда его сон перейдет в поверхностную стадию. В среднем у грудных детей цикл сна составляет 45 минут, в раннем возрасте – 60 минут, у дошкольников достигает значения 90 минут (как у взрослых).

Парасомнии по типу расстройств пробуждения остаются наиболее распространенными и необычными феноменами детского сна. Эти состояния значимо не влияют на текущее состояние и дальнейшее развитие ребенка, однако могут служить источником беспокойства родителей. Разъяснительная работа с родителями, правильная организация сна и короткие курсы лекарственной терапии позволяют разрешить эту проблему.

Универсальным правилом для лечения парасомний является поддержание постоянного режима сна.

1 июля 2008 г.
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика