Факторы риска диастолической сердечной недостаточности у больных ишемической болезнью сердца

Статьи

Сергеева С. С.1, Новожилова Н. В.1, Кузнецова Т. Ю.2
1 – ГБУЗ РК «Республиканская больница им. В. А Баранова», 185019, Республика Карелия, Петрозаводск, ул. Пирогова, д. 3
2 – ФГБОУ ВПО «ПетрГУ», 185910, Республика Карелия, Петрозаводск, пр-кт Ленина, д. 33 Ключевые слова: диастолическая ХСН, ишемическая болезнь сердца, сохранная систолическая функция, факторы риска
Keywords: diastolic CHF, coronary heart disease, preserved systolic function, risk factors
Ссылка на эту статью: Сергеева С. С., Новожилова Н. В., Кузнецова Т. Ю. Факторы риска диастолической сердечной недостаточности у больных ишемической болезнью сердца. Журнал Сердечная Недостаточность. 2014;82 (1):3–8.

Резюме
Актуальность. Хроническая СН с сохранной систолической функцией (ХСН с ССФ) широко распространена, имеет стертую клинику, негативный прогноз, что диктует необходимость ее раннего активного выявления, до появления необратимых структурных изменений миокарда и систолической дисфункции. Цель. Проанализировать ФР ХСН с ССФ у больных ИБС. Материалы и методы. Обследованы 97 пациентов с ИБС, у которых на основании симптомов и признаков заподозрена ХСН. Средний возраст 59,03±9,4 лет (68 мужчин, 70 %). Обследование: ЭКГ, ЭхоКГ, тканевая допплерография (ТД), коронарография. ХСН с ССФ диагностировали по алгоритму (симптомы, клинические и объективные признаки, наличие специфических показателей режима ТД, в основном диастолического подъема основания ЛЖ (Еm), по показаниям – уровень мозгового натрийуретического пептида (МНУП)). Результаты. У больных ХСН с признаками диастолической дисфункции диагноз ХСН с ССФ подтвержден в 71 % случаев при помощи ТД и МНУП. Пациенты разделены на 3 группы: 1-я (38 человек, 39 %) – больные ИБС и ХСН с ССФ, 2-я (15 человек, 16 %) – ХСН исключена, 3-я (44 человека, 45 %) – больные ИБС с систолической СН (ССН). Гипертрофия ЛЖ (ГЛЖ) выявлена в 76, 60 и 52 % случаев соответственно в группах. По сравнению с группой больных ХСН с ССФ для пациентов группы ССН более характерной была дилатация ЛЖ с эксцентрическим ремоделированием миокарда, чем ГЛЖ (76 и 52 %, p=0,02). Инфаркт миокарда в анамнезе был чаще у пациентов с ХСН (47 % во 2-й, 95 % в 3-й группе; p=0,0001). В группе больных ХСН с ССФ ИМ в анамнезе выявлен у 74 % исследуемых. Наличие СД в анамнезе – в 32, 13, 34 % случаев соответственно (р>0,05). При наличии ХСН достоверно чаще встречалось стволовое и трехсосудистое поражение коронарных артерий по сравнению с двух- и однососудистым (71 и 91 % в 1-й и 3-й группах, против 7 % во 2-й, р=0,0001; а также при сравнении групп больных ССН и ХСН с ССФ – 91 и 71 %; р=0,02). При наличии ХСН достоверно чаще по сравнению с группой пациентов с ИБС без ХСН диагностировалось поражение ствола (29, 0, 30 %, p=0,02). Заключение. Исследование показало преимущество ТД в диагностике ХСН с ССФ. Факторами риска ХСН с ССФ при ИБС оказались степень выраженности атеросклероза коронарных артерий, ГЛЖ и ИМ в анамнезе.

Summary
Background. Chronic HF with preserved systolic function (CHF-PSF) is a common disease with an indistinct clinical picture and unfavorable prognosis. These facts dictate a need for early, active detection of the disease before the development of irreversible myocardial alterations and systolic dysfunction. Aim. To analyze risk factors (RFs) for CHF-PSF in IHD patients. Materials and methods. 97 IHD patients with signs and symptoms of suspected CHF were evaluated. Mean age was 59.03±9.4 years (68 males, 70 %). The evaluation included ECG, EchoCG, tissue dopplerography (TD), and coronary angiography. CHF-PSF was diagnosed by an algorithm (symptoms; clinical and objective signs; specific indexes of TD mode, primarily diastolic raise of LV base (Em); and brain natriuretic peptide (BNP) level if indicated). Results. In patients with signs of diastolic dysfunction, the diagnosis of CHF-PSF was confirmed by TD and BNP in 71 % of cases. Patients were divided into 3 groups: group 1 (38 patients, 39 %) included patients with IHD and CHF-PSF; group 2 (15 patients, 16 %) consisted of patients with excluded CHF; and group 3 (44 patients, 45 %) included IHD patients with systolic HF (SHF). LV hypertrophy (LVH) was observed in 76, 60 and 52 % of patients in the respective groups. LV dilatation with eccentric myocardial remodeling rather than LVH was more typical for patients of the SHF group than for patients with CHF-PSF (76 and 52 %, p=0.02). Patients with CHF more frequently had a history of myocardial infarction (MI) (47 % in group 2 and 95 % in group 3; p=0.0001). 74 % of patients CHF-PSF had a history of MI. 32, 13 and 34 % of patients, respectively (p>0.05), had a history of diabetes mellitus. CHF was significantly more frequently associated with stem and 3-vessel coronary artery disease than with 2- and 1-vessel coronary artery disease (71 and 91 % in groups 1 and 3 vs. 7 % in group 2, р=0.0001; 91 % in the SHF group and 71 % in the CHF-PSF group; р=0.02). Stem coronary artery disease was significantly more frequently detected in patients with CHF than in IHD patients without CHF (29, 0, 30 %, p=0.02). Conclusion. The study demonstrated an advantage of TD in detecting CHF-PSF. Severity of coronary atherosclerosis, LVH and a history of MI were RFs of CHF-PSF in IHD.

Хроническая СН – одна из наиболее значимых медицинских, экономических и социальных проблем XXI века. По данным эпидемиологических исследований, распространенность ХСН в США и странах Западной Европы составляет от 1 до 3 %, и данный показатель неуклонно растет [1, 2]. По данным исследования ЭПОХА–ХСН, распространенность ХСН в России составляет 7 % [3].

Нормальная систолическая функция ЛЖ выявляется примерно у каждого второго пациента с ХСН. В общей популяции больных ХСН распространенность ХСН с сохраненной систолической функцией (ССФ) достигает 40–55 % [4–6], в России – 73 % и более [3]. Совершенствование методов диагностики и увеличение контингента больных с предрасполагающими условиями для развития ХСН с ССФ (пожилых, больных АГ, СД, ожирением и ИБС) способствуют росту распространенности ХСН с ССФ. Согласно данным Европейской группы по изучению диастолической СН за последние 20 лет доля больных с клиническими признаками ХСН при нормальной ФВ ЛЖ возросла более чем на 15 % [5, 7]. С другой стороны, из-за отсутствия до последнего времени четких критериев диагностики ХСН с ССФ неуклонное увеличение числа больных этой группы могло быть вызвано гипердиагностикой. С внедрением в практику импульсноволновой тканевой допплерографии (ИТД) и определения уровней плазменных натрийуретических пептидов появились более точные диагностические критерии для ХСН с ССФ, что открывает новые возможности ее изучения [8].

ИБС является наиболее частой причиной развития ХСН: результаты исследований Euro Heart Survey Study с участием России и ЭПОХА–ХСН показали, что ее вклад в структуру этиологии заболевания составляет 60–80 % [9–11], причем быстрое развитие ХСН возможно и без перенесенного ИМ [3, 12].

В последние годы претерпели изменения представления о приоритетных патогенетических механизмах, ответственных за развитие ХСН ишемической этиологии. Создание теории единого сердечно-сосудистого континуума [13] привело к пониманию роли неблагоприятных последствий адаптационных процессов, фиброза и ремоделирования миокарда в патогенезе заболевания. В настоящее время получены убедительные доказательства, что изменения диастолической функции ЛЖ являются наиболее ранними [14] и в большей степени, чем снижение сократимости, коррелируют с клиническими и инструментальными маркерами декомпенсации ХСН и могут быть использованы для оценки эффективности лечебных мероприятий, качества жизни и прогноза больного ИБС [3, 15–17].

Цель настоящего исследования – анализ ФР развития ХСН с ССФ у больных ИБС.

Материалы и методы

Обследованы 97 пациентов с ИБС (68 мужчин и 29 женщин) с клиническими симптомами ХСН в возрасте от 33 до 83 лет (средний возраст 59,03±9,4 лет), госпитализированных в кардиологическое и кардиохирургическое отделения Республиканской больницы им. В. А. Баранова в период с 2008 по 2011 г. Диагноз ХСН устанавливался на основании Национальных рекомендаций ВНОК и ОССН по диагностике и лечению ХСН (третий пересмотр).

В план обследования пациентов включали клинический анализ крови (диагностика анемии); определение уровней электролитов (калий, натрий), креатинина, глюкозы, печеночных трансаминаз; общий анализ мочи; рентгенографию грудной клетки; ЭКГ; ЭхоКГ, включая тканевое допплерографическое исследование; коронарографию.

Критериями исключения являлись гемодинамически значимые клапанные поражения сердца, болезни печени и почек, заболевания соединительной ткани, злокачественные новообразования.

Все пациенты имели синусовый ритм.

Эхокардиографическое исследование выполнялось по стандартным рекомендациям с оценкой систолической и диастолической функции на приборе Accuvix XQ Medison специалистом высшей категории. При ЭхоКГ оценивали ФВ по Simpson и диастолическую функцию ЛЖ. При оценке диастолической функции в импульсном режиме определяли скорости трансмитральных потоков в раннюю и позднюю диастолу (Е, А, см / сек) и их соотношение (Е / А), а также время изоволюмического расслабления миокарда (IVRT). Всем пациентам с нормальной ФВ, независимо от результата диагностики диастолической дисфункции при оценке показателей трансмитрального кровотока, выполнялось тканевое допплерографическое исследование (ТДИ) кольца митрального клапана. Для оценки состояния диастолической функции ЛЖ определяли соотношение волны Е трансмитрального кровотока и диастолического подъема основания ЛЖ (Е / Еm). Тяжесть диастолической дисфункции (рестриктивный, псевдонормальный и ригидный тип) оценивались при анализе параметров трансмитрального кровотока и корректировались в ходе ТДИ.

Диагностика ХСН с ССФ проводилась согласно алгоритму клинической диагностики [1]. Отношение Е / Еm выше 15 свидетельствовало о наличии ХСН с ССФ, Е / Еm менее 8 – исключало диагноз, а при Е / Еm от 8 до 15 оценивались дополнительные данные: определение типа наполнения ЛЖ, объема левого предсердия (ЛП), наличие гипертрофии ЛЖ (ГЛЖ), фибрилляции предсердий, уровень биомаркеров (NT-proBNP).

Статистическая обработка данных проводилась с помощью программы Statsoft Statistica 6.0, Microsoft Office Exel 2003.

Результаты

В группу для проведения исследования включены 97 больных ИБС, у которых на основании типичных симптомов и признаков (одышка при физической нагрузке, утомляемость, ограничение физической активности, хрипы в легких, отеки лодыжек) была заподозрена ХСН. Для подтверждения диагноза ХСН, помимо клинического осмотра, проводили функциональное и клиническое обследование.

В соответствии с данными ЭхоКГ были выделены группы пациентов с сохранной (≥50 %) и сниженной ФВ. Пациенты разделены на 3 группы (табл. 1).

Таблица 1. Демографические характеристики групп

ГруппаНаличие ХСНЧисло больныхСредний
возраст,
лет
Пол
мужскойженский
n%n%n%
1ХСН ССФ383960±9,925661334
2Нет ХСН151658±11,3960640
3ССН444559±8,534771023
Общая 9710059±9,468702930

Первую группу составили 38 (39 %) больных, у которых на основании ЭхоКГ критериев и дополнительных данных (уровень NT-proBNP) диагностирована ИБС с ХСН с ССФ, во вторую группу вошли 15 (16 %) больных, у которых ХСН была исключена. В третью группу включены 44 (45 %) больных, страдающих ИБС с систолической СН (ССН). Группы сопоставимы по возрасту (средний возраст 60±9,9; 58±11,3 и 59±8,5 лет соответственно) и полу (мужчин 66; 60 и 77 %).

При обследовании оценивали «традиционные» ФР, являющиеся ведущими причинами ХСН в РФ: АГ, ГЛЖ, СД наличие острого ИМ в анамнезе, распространенность коронарного атеросклероза.

В целом среди больных, включенных в исследование, ФР по частоте встречаемости расположились следующим образом: АГ – 91 % (n=88), острый ИМ в анамнезе – 79 % (n=77), ГЛЖ – 63 % (n=61), СД – 30 % (n=29).

В таблице 2 представлены данные о частоте встречаемости ФР в группах. АГ являлась наиболее распространенным ФР у больных всех исследуемых групп и встречалась одинаково часто: в 97, 87, 86 % соответственно.

Таблица 2. Частота встречаемости ФР в группах

Группы больныхАГГЛ ЖОИМСД
n%n%n%n%
ХСН ССФ37972976*28741232
Нет ХСН1287960747*213
ССН37862352*4295*1534
* – р<0,05

ГЛЖ выявлена в 76, 60 и 52 % соответственно по группам и явилась важным ФР ХСН с ССФ у больных ИБС. По сравнению с группой пациентов с ХСН с ССФ, для пациентов группы ССН более характерной была дилатация ЛЖ с эксцентрическим ремоделированием миокарда, чем ГЛЖ (76 % и 52 %; p=0,02). Пациенты с ХСН с ССФ и отсутствием ГЛЖ имели более тяжелое поражение коронарных артерий (как правило, трехсосудистое и стволовое).

Острый ИМ в анамнезе встречался чаще у пациентов при наличии ХСН (47 % во 2-й и 95 % в 3-й группах; p=0,0001). В группе больных ИБС с ХСН ССФ наличие острого ИМ в анамнезе явилось значимым ФР – выявлено у 74 % исследуемых. Для пациентов с ИБС и ХСН с ССФ, независимо от наличия острого ИМ в анамнезе, более характерным было концентрическое ремоделирование ЛЖ. В проведенном нами исследовании для больных ХСН с ССФ с острым ИМ в анамнезе независимо от глубины поражения более характерным было наличие псевдонормального типа трансмитрального кровотока.

Сахарный диабет чаще встречался в обеих подгруппах больных ХСН: 32 % – в 1-й, 13 % – во 2-й, 34 % – в 3-й группе. Однако достоверности отличий встречаемости СД в изучаемых группах в нашем исследовании не получено, что, по-видимому, объясняется небольшим числом пациентов с СД, в группе больных без ХСН.

При оценке распространенности коронарного атеросклероза у изучаемых больных ставилась задача выделения лиц с прогностически неблагоприятным поражением коронарных артерий (стволовое и трехсосудистое). Отдельно выделена группа пациентов с поражением ствола левой коронарной артерии (ЛКА), как наиболее неблагоприятная прогностически. Степень тяжести поражения коронарных артерий в различных группах представлена в таблице 3.

Таблица 3. Распространенность коронарного атеросклероза в группах

Поражение
коронарных артерий
ВыборкаСН ССФнет ХСНССН
n%n%n%n%
Однососудистое991385300
Двухсосудистое2021102664049
Трехсосудистое44451642172761
Стволовое24251129001330
Всего97100381001510044100

Анализ зависимости влияния коронарного атеросклероза на развитие ХСН был проведен в различных подгруппах, включая объединение наиболее и наименее значимых поражений (стволовое плюс трехсосудистое против одно- и двухсосудистого или стволовое против других поражений). Полученные результаты иллюстрирует таблица 4.

Таблица 4. Зависимость наличия ХСН от тяжести поражения коронарных артерий

Поражение коронарных артерийХСН с ССФнет ХСНССН
n%n%n%
Ствол1129 %*00 %*1330 %*
3-, 2-, 1-сосудистое2771 %15100 %3170 %
Ствол + 3-сосудистое2771 %*, **17 %**4091 %*, **
2-, 1-сосудистое1129 %1493 %49 %
* – р<0,05; ** – р<0,0001

Так, при наличии ХСН достоверно чаще встречалось стволовое и трехсосудистое поражение по сравнению с двух- и однососудистым (71 % и 91 % в 1-й и 3-й группах, против 7 %; р=0,0001).

Среди больных ХСН стволовое и трехсосудистое поражение достоверно чаще встречалось в группе пациентов с ХСН с ССН по сравнению с ХСН ССФ (91 % и 71 %; р=0,02). При наличии ХСН также достоверно чаще по сравнению с группой пациентов с ИБС без ХСН диагностировалось поражение ствола ЛКА при коронароангиографии (КАГ) (29 %, 0 %, 30 %; p=0,02).

В группе больных ИБС с ХСН ССФ при оценке распространенности коронарного атеросклероза отмечено преобладание прогностически неблагоприятных форм поражения коронарных артерий: в 42 % случаев при КАГ выявлено трехсосудистое поражение, в 29 % – стволовое против 29 % пациентов с двух- и однососудистым поражением. Суммарно почти три четверти (71 %) пациентов с ИБС и ХСН с ССФ имели прогностически неблагоприятное поражение коронарных артерий.

В проведенном исследовании отмечено, что более чем у четверти пациентов с диастолической дисфункцией при тканевой допплерографии выявлены более тяжелые нарушения диастолы, чем при оценке трансмитрального потока. Причем у 3 пациентов при оценке трансмитрального потока констатировалось отсутствие диастолической дисфункции.

Обсуждение

Нами проведена оценка ФР ХСН с ССФ у больных ИБС. Результаты проведенного исследования подтверждают данные, полученные в ходе крупных многоцентровых исследований в России и за рубежом: как и несколько десятилетий назад, лидирующие позиции занимают такие ФР, как АГ, ГЛЖ, атеросклероз, СД.

Анализ результатов исследования показал, что наиболее распространенным ФР ХСН с ССФ у больных ИБС является АГ, затем следует ГЛЖ, что согласуется с данными литературы. Так, по данным Фрамингемского исследования, АГ являлась наиболее частой причиной развития ХСН [18], причем ГЛЖ, выявленная на ЭКГ, увеличивала риск ХСН в 15 раз у мужчин и 12,8 раза у женщин. Данные отечественного эпидемиологического исследования ЭПОХА показали, что 75,4 % мужчин и 83,1 % женщин с различными стадиями ХСН в анамнезе или при проведении обследования имели АГ [19].

Столь же значимым ФР ХСН с ССФ у больных ИБС в нашем исследовании является перенесенный острый ИМ, причем тяжесть диастолической дисфункции не зависит от глубины поражения миокарда. Исследования последних лет показали, что ГЛЖ и диастолическая дисфункция являются важными этапами как адаптивного, так и дезадаптивного ремоделирования после перенесенного острого ИМ. Так, в исследовании Вursietal среди больных ИМ с сохраненной ФВ ЛЖ в 7 % случаев выявлена легкая диастолическая дисфункция, в 63 % – умеренная, в 8 % – тяжелая, в 10 % – нормальная диастолическая функция. Лица с изолированной диастолической СН составили 44 % от всех участников данного исследования [20].

По данным литературы, у больных с Q-ИМ и не Q-ИМ выявили практически равнозначные нарушения трансмитрального кровотока по рестриктивному и псевдонормальным типам [21]. В исследовании Boden W. E. при не Q-ИМ наблюдались выраженные нарушения диастолической функции ЛЖ [22]. Несмотря на достоверно более выраженные процессы ремоделирование ЛЖ у больных Q-ИМ по сравнению с не Q-ИМ, показатели диастолической дисфункции ЛЖ между ними менее различались по результатам исследования М. Т. Бейшенкулова [23].

Значимым ФР по данным проведенного исследования является СД. Известно, что наличие СД предрасполагает к развитию ХСН [24, 25], причем сочетание ХСН с СД усугубляет неблагоприятный прогноз пациентов [26–28].

Согласно литературным данным у ? больных СД встречается сочетание нарушения систолической и диастолической функции ЛЖ [29]. Высокую встречаемость, по сравнению с данными литературы, диастолической СН можно объяснить применением современного алгоритма диагностики СН с ССФ. В нашем исследовании число пациентов с СД было небольшим, поэтому достоверности отличий не получено, но при ХСН СД встречался чаще (34 %), чем без ХСН (13 %).

Атеросклероз – ключевое звено сердечно-сосудистого континуума, итогом которого является ХСН. Менее изучена роль коронарного атеросклероза, как ФР ХСН с ССФ. Отмечено, что наличие гемодинамически значимого атеросклероза коронарных артерий способствует развитию ХСН с ССФ [30]. Оценивалось влияние ишемии миокарда на диастолу. IshiiK с соавт. показали, что баллонная окклюзия коронарной артерии через 50 секунд вызывала как диастолическую, так и систолическую регионарную дисфункцию миокарда. В то время как систолическая функция по окончании окклюзии быстро возвращалась к исходной, диастолическая дисфункция сохранялась в течение 24 часов [31].

Интерес представляют работы о роли терапии статинами в снижении смертности больных ХСН с ССФ [32]. Продемонстрировано положительное влияние реваскуляризации миокарда на диастолическую функцию ЛЖ [33]. Нами показана взаимосвязь тяжести поражения коронарных артерий и наличия ХСН с ССФ. Литературных данных о влиянии тяжести коронарного атеросклероза на диастолическую функцию миокарда ЛЖ для сравнительного анализа с полученными результатами недостаточно.

Исследование показало преимущество тканевой допплерографии при оценке наличия и тяжести диастолической дисфункции ЛЖ. Для сравнения: по данным многоцентрового исследования The CHARME Echocardiographic Substudy (CHARMES), у 1/3 больных ХСН с ССФ диастолическая дисфункция ЛЖ не была обнаружена допплер–ЭхоКГ методами [34].

Таким образом, у больных ХСН с признаками диастолической дисфункции диагноз ХСН с ССФ подтвержден в 71 % случаев при помощи тканевой допплерографии и определения NT-proBNP. Наличие ХСН у больных ИБС достоверно зависело от тяжести поражения коронарных артерий и от наличия острого ИМ в анамнезе. Для пациентов с ХСН и ССФ более характерными были ГЛЖ и концентрическое ремоделирование миокарда ЛЖ. Наряду с АГ и ГЛЖ нестабильное течение заболевания, распространенность и локализация коронарного атеросклероза для больных ИБС являются наиболее значимыми ФР ХСН с ССФ. Для больных ИБС с ХСН и ССФ более характерно прогностически неблагоприятное поражение коронарных артерий, в том числе ствола ЛКА (29 %). Поражение ствола ЛКА одинаково часто встречалось как в группе больных с ССН, так и с ХСН и ССФ. В группе больных ИБС с ХСН и ССФ преобладали мужчины (66 %).

Таким образом, исследование показало преимущество тканевой допплерографии в диагностике ХСН с ССФ. Факторами риска ХСН с ССФ при ИБС оказались степень выраженности атеросклероза коронарных артерий, ГЛЖ и ИМ в анамнезе.

Список литературы

  1. Dickstein K, Cohen-Solal A, Filippatos G et al. ESC Guidelines for the diagnosis and treatment of acute and chronic heart failure 2008: the Task Force for the Diagnosis and Treatment of Acute and Chronic Heart Failure 2008 of the European Society of Cardiology. Developed in collaboration with the Heart Failure Association of the ESC (HFA) and endorsed by the European Society of Intensive Care Medicine (ESICM). Eur Heart J. 2008;29 (19):2388–2442.
  2. ACC / AHA 2005 Guideline update for the diagnosis and management of chronic heart failure in adult – Summary article (A report of the American College of Cardiology / American Heart Association Task Force on Practice Guidelines (Writing Committee to update the 2001 Guidelines for the Evaluation and Management of Heart Failure). J Am Coll Cardiol. 2005;46 (6):1116–1144.
  3. Беленков Ю. Н., Мареев В. Ю., Агеев Ф. Е. Хроническая сердечная недостаточность. Избранные лекции по кардиологии. –М.: «Гэотар-Медиа», 2006. – 432 с.
  4. Andrew P. Diastolic Heart Failure Demystified. Chest. 2003;124 (2):744–753.
  5. Owan TE, Hodge DO, Herges RM et al. Trends in prevalence and outcome of heart failure with preserved ejection fraction. N Engl J Med. 2006;355 (3):251–259.
  6. Owan T. E, Redfield M. M. Epidemiology of diastolic heart failure. Prog Cardiovasc Dis. 2005;47 (5):320–332.
  7. Abhayaratna WP, Marwick TH, Smith WT, Becker NG. Characteristics of left ventricular diastolic dysfunction in the community: an echocardio-graphic survey. Heart. 2006;92 (9):1259–1264.
  8. Paulus WJ, Tschope C, Sanderson JE et al. How to diagnose diastolic heart failure: a consensus statement on the diagnosis of heart failure with normal left ventricular ejection fraction by the Heart Failure and Echocardiography Associations of the European Society of Cardiology. Eur Heart J. 2007;28 (20):2539–2550.
  9. Агеев Ф. Т. Применение бета-блокаторов после инфаркта миокарда. Русский медицинский журнал.1999;5:733–736.
  10. Беленков Ю. Н., Мареев В. Ю. Лечение сердечной недостаточности в XXI веке: достижения, вопросы и уроки доказательной медицины. Кардиология 2008;48 (2):6–16.
  11. Оганов Р. Г. Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний: возможности практического здравоохранения. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2002;1 (1):5–9.
  12. Collins R. Heart Protection Study – Main results. Latebreaking clinicaltrails. American Heart Association. Scientific Sessions, 2001:24–58.
  13. Dzau V, Braunwald E. Resolved and unresolved issues in the prevention and treatment of coronary artery disease: a workshop consensus statement. Am Heart J. 1991;121 (4 Pt 1):1244–1263.
  14. Katz AM. Physiology of the Heart. – 2nd ed 1992 Raven New York. – 219–273.
  15. Алехин М. Н. Тканевой допплер в клинической эхокардиографии. – М.: Инсвязьиздат, 2005. – № 3. – 112 с.
  16. Doughty RN, Rodgers A, Sharpe N, MacMahon S. Effects of betablocker therapy on mortality in patients with heart failure. A systematic overview of randomized controlled trials. Eur Heart J. 1997;18 (4):560–565.
  17. Massie BM, Carson PE, McMurray JJ et al. Irbesartan in patients with heart failure and preserved ejection fraction. N Engl J Med. 2008;359 (23):2456–2467.
  18. Benjamin E, Levy D, Vasiri S et al. Independent risk factors for atrial fibrillation in a population-based cohort: The Framingham heart study. JAMA. 1994;271 (11):840–844.
  19. Фомин И. В. Эпидемиология хронической сердечной недостаточности в Российской Федерации. В кн.: Хроническая сердечная недостаточность [Агеев Ф. Т. и соавт.] М.:ГЭОТАР-Медиа, 2010. – c. 7–77.
  20. Bursi F, Weston SA, Redfield MM et al. Systolic and diastolic heart failure in the community. JAMA. 2006;296 (18):2209–2216.
  21. Panou FK, Papapanagiotou VA, Vouros LE et al. Evalution of left ventricular diastolic function in patients with non-Q wave myocardial infarction and its correlation with underlying coronary artery desease. Am J Cardiol. 1997;80 (10):1356–1359.
  22. Boden WE. Pathogenesis, prognosis and therapy of non-Q wave myocardial infarction. Cardiovasc Rev Rep,1988;88 (9):49–53.
  23. Бейшенкулов М. Т. Клинико-функциональные особенности и раннее догоспитальное лечение не-Q-волнового инфаркта миокарда, прогнозирование и профилактика сердечной недостаточности. – Автореф…. доктора медицинских наук. Бишкек. – 2002.
  24. Levy D, Larson M, Vasan R et al. The progression from hypertension to congestive heart failure. JAMA. 1996;275 (20):1557–1562.
  25. Мареев В. Ю., Беленков Ю. Н. Хроническая сердечная недостаточность и инсулиннезависимый сахарный диабет: случайная связь или закономерность? Терапевтический архив. 2003;75 (10):5–11.
  26. Ильина А. В., Мареев В. Ю., Герасимова В. В. и др. Эффективность терапии иАПФ фозиноприлом больных ХСН в сочетании с сахарным диабетом II типа (по материалам исследования ФАСОН) Журнал Сердечная Недостаточность. 2005;6 (5):181–185.
  27. Krumholz HM, Chen YT, Wang Y et al. Predictors of readmission among elderly survivors of admission with heart failure. Am Heart J. 2000;139 (1 Pt 1):72–77.
  28. Shindler DM, Kostis JB, Yusuf S et al. Diabetes mellitus a predictor of morbidity and mortality in the Studies of Left Ventricular Dysfunction (SOLVD) trials and registry. J Am Coll Cardiol. 1996;77 (11):1017–1020.
  29. Волков В. И. Сердечная недостаточность при сахарном диабете – сочетание, требующее особого подхода к лечению. Здоровье Украины. 2011;11 (12):3.
  30. Bounhoure JP, Massabuau P, Galinier M et al. Heart failure with preserved left ventricular function: clinical, echocardiographic, and clinical course features. Prognostic factors. Bull Acad Natl Med. 2002;186 (6):1003–1013.
  31. Ishii K, Suyama T, Imai M et al. Abnormal regional left ventricular systolic and diastolic function in patients with coronary artery disease undergoing percutaneous coronary intervention: clinical significance of post-ischemic diastolic stunning. J Am Coll Cardiol. 2009;54 (17):1589–1597.
  32. Tehrani F, Morrissey R, Phan A et al. Statin therapy in patients with diastolic heart failure. Clin Cardiol. 2010;33 (4):E1–5.
  33. Carluccio E, Biagioli P, Alunni G et al. Effect of revascularizing viable myocardium on left ventricular diastolic function in patients with ischemic cardiomyopathy. Eur Heart J. 2009;30 (12):1501–1509.
  34. Persson H, Lonn E, Edner M et al. Diastolic Dysfunction in Heart Failure With Preserved Systolic Function: Need for Objective Evidence. Results From the CHARM Echocardiographic Substudy – CHARMES. J Am Coll Cardiol. 2007;49 (6):687–694.

16 июля 2014 г.
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика