Применение препарата Плизил (пароксетин) в психиатрической практике

Комментарии

Опубликовано в журнале:
«Психиатрия и психофармакотерапия», том 10, №3 , с. 61-66

Р.В.Ахапкин
ФГУ ГНЦССП им. В.П.Сербского, Москва

Препарат пароксетин, известный с конца 1980-х годов, в настоящее время активно применяется в клинической практике для лечения широкого круга аффективных расстройств, включая депрессивное (ДР), обсессивно-компульсивное (ОКР), паническое (ПР), генерализованное тревожное (ГТР), посттравматическое стрессовое (ПТСР) расстройства и социальную фобию (СФ). Его также используют при терапии предменструального дисфорического расстройства (ПДР) и хронических головных болей. Пароксетин (производное фенилпипередина) является одним из самых мощных ингибиторов обратного захвата серотонина (ИОЗС) среди существующих антидепрессантов, включая селективные ИОЗС (СИОЗС). Он обладает слабым ингибирующим действием на обратный захват норадреналина, но по сравнению с другими представителями СИОЗС эта способность максимально выражена именно у пароксетина. Селективность пароксетина, т.е. соотношение между обратным захватом норадреналина и серотонина (NE/5-HT) – одна из самых высоких в своем классе препаратов. Он также имеет некоторое сродство к дофаминергическим, мускари-новым холинергическим и гистаминергическим рецепторам, однако в гораздо меньшей степени, чем трициклические антидепрессанты (ТЦА), вследствие чего пароксетин значительно реже оказывает побочное действие на центральную (ЦНС) и вегетативную нервные системы. Кроме того, пароксетин ингибирует синтез оксида азота, а также оказывает ингибирующее действие на изофермент цитохрома P-450 2D6. Препарат хорошо абсорбируется, частично подвергаясь первичному метаболизму. Его метаболиты являются фармакологически неактивными. Равновесная концентрация достигается после 4–14 дней, а период полувыведения составляет 21 ч, что позволяет принимать его 1 раз в сутки (П.В.Морозов, 2001). Фармакокинетика пароксетина индивидуально вариабельна у взрослых, подростков и у пожилых пациентов. Скорость выведения снижается при почечной и печеночной недостаточности. Безопасность препарата достаточно высока, и серьезные нежелательные явления при передозировке встречаются редко.

Депрессивное расстройство

Эффективность и безопасность пароксетина при терапии депрессий была доказана в многочисленных клинических исследованиях. Обобщающий анализ четырех исследований (K.Rickels и соавт., 1989; J.Claghorn, 1992; A.Kiev, 1992; W.Smith, V.Glaudin, 1992), включивший 138 пациентов, принимавших пароксетин, и 135 больных, получавших плацебо, выявил, что на 1-й неделе терапии пароксетином статистически значимо по сравнению с плацебо улучшается показатель сна по шкале депрессии Гамильтона (HAMD), на 2-й неделе – общий балл по HAMD и шкале депрессии Монтгомери–Асберг (MADRS), выраженность заболевания и степень улучшения по шкале общего клинического впечатления (CGI). После 4-й недели отмечалось значимое улучшение пунктов заторможенности и тревоги по HAMD, а также общего балла по шкале депрессии Раскина (RDS), показателя депрессии шкалы симптомов Хопкинса (SCL) и показателя тревоги по шкале COVI. Эффективность терапии, оцениваемая как 50% редукция общего балла по HAMD, выявлялась у вдвое большего числа больных (45%), принимавших пароксетин, чем плацебо (24% пациентов). Средняя доза пароксетина составила 33,8 мг/сут. Число отказов от терапии было сопоставимым в обеих группах. Отказов от приема па-роксетина вследствие недостаточной эффективности (10%) было значительно меньше, чем при применении плацебо. Распространенность остальных причин преждевременного прекращения лечения (нежелательные явления, улучшение состояния и др.) статистически не различалась между сравниваемыми группами (J.Claghorn и соавт., 1992).

Все результаты предрегистрационных клинических исследований пароксетина были собраны в единой базе данных для последующего анализа. Эта международная база данных включает 4668 пациентов, из которых 2963 пациента принимали пароксетин, 554 получали плацебо и 1151 – активную контрольную терапию (главным образом ТЦА). G.Dunbar и соавт. (1992 г.) и S.Montgomery и со-авт. (1995 г.) использовали эту базу данных для выполнения нескольких исследований. В частности, при терапии пароксетином было продемонстрировано значительное по сравнению с плацебо сокращение суицидальных мыслей. Это проявлялось в редукции баллов соответствующих пунктов опросников HAMD и MADRS, а также показателя суицидальных мыслей шкалы SCL-56 (модификация шкалы Хопкинса из 56 пунктов). Результаты этих исследований также свидетельствовали о том, что при применении пароксетина число суицидальных проявлений на 1 пациента в течение 1 года уменьшалось в 5,6 раза больше, а количество суицидальных попыток сокращалось в 2 раза больше по сравнению с плацебо (S.Montgomery и соавт., 1995).

Данные международной базы данных также использовались для оценки влияния пароксетина на симптомы тревоги и ажитации при депрессиях. Уже на 1-й неделе терапии пароксетин продемонстрировал значительные улучшения по сравнению с плацебо по баллам тревоги и ажитации по HAMD, а на 4-й неделе – по баллам соматической тревоги по HAMD. У пациентов с исходно небольшим уровнем тревоги или ее отсутствием симптомы психической или соматической тревоги при применении пароксетина возникали не чаще, чем при приеме плацебо (G.Dunbar и соавт., 1992).

Большое постмаркетинговое несравнительное исследование, проведенное в Германии, включало 2708 пациентов, получавших терапию пароксетином. Пациенты принимали пароксетин по 20 мг/сут в течение 6–12 нед. Основными диагнозами были реактивная депрессия (41%) и униполярная эндогенная депрессия (30%). На 6-й неделе терапии были оценены 1022 пациента: у 43,9% больных отмечалось заметное улучшение и у 27,1% – выраженное улучшение состояния. На 12-й неделе был оценен 1631 пациент, из которых 47,5% продемонстрировали заметное улучшение и 41,2% достигли ремиссии. Степень тяжести депрессии не оказывала значимого влияния на результат терапии, хотя несколько лучший эффект отмечался в группе пациентов с умеренной депрессией. Был сделан вывод о том, что пациенты, страдающие тяжелой депрессией, по-видимому, нуждаются в более длительном лечении (M.Wolfersdorf и соавт., 1996).

В многоцентровом отечественном исследовании эффективности и переносимости терапии пароксетином у больных со средней и тяжелой степенью депрессивного расстройства, прияли участие Московский НИИ психиатрии Минздрава РФ (С.Н.Мосолов), Научный центр психического здоровья РАМН (А.Б.Смулевич), Санкт-Петербургский психоневрологическом институте им. В.М.Бехтерева (ЮЛ.Нуллер) и кафедра психиатрии Челябинской государственной медицинской академии (В.С.Григорьевских). Исследование было открытым несравнительным и продолжалось 8 нед. В исследование были включены 64 пациента. Эффективность терапии оценивали по шкалам HAMD и CGI на 3, 7-й дни терапии и далее еженедельно. По результатам исследования положительный эффект при применении пароксетина (выраженное и существенное улучшение по шкале CGI) наблюдался у 89,9% пациентов. Статистически значимая редукция общего балла по HAMD была обнаружена уже на 7-й день терапии и составила 19,9%. В дальнейшем происходило последовательное уменьшение выраженности депрессивной симптоматики, достигшее к концу исследования 69,9% редукции суммарного балла по HAMD. При этом степень тяжести депрессивной симптоматики до начала терапии не играла решающей роли в ее последующей эффективности.

Оценка переносимости пароксетина в среднем была хорошей. Нежелательные явления возникали у 38,5% больных, получавших исследуемый препарат. Выраженность нежелательных явлений была преимущественно слабой (50,8%) и умеренной (43,1%). Лишь 4,6% больных преждевременно прекратили терапию пароксетином вследствие нежелательных явлений (С.Н.Мосолов, А.Б.Смулевич, В.С.Григорьевских, Ю.Л.Нуллер и соавт., 2004).

Проводились также сравнительные исследования пароксетина с другими СИОЗС. Так, 100 пациентов, включенных в сравнительное исследование пароксетина и флуоксетина, показали сопоставимую эффективность двух препаратов в конце 6-недельного курса лечения. Однако значимое различие между пароксетином (36%) и флуоксетином (16%) по числу респондеров на 3-й неделе терапии, вероятно, свидетельствует о более раннем начале действия пароксетина. Также при применении пароксетина отмечалась большая редукция симптомов тревоги и меньшее число нежелательных явлений (De J.Wilde и соавт., 1993).

Сравнение пароксетина и флувоксамина показало, что оба препарата были одинаково эффективны в отношении редукции показателей HAMD и CGI в течение 6 нед терапии. Однако тяжелые нежелательные явления значительно чаще возникали при применении флувоксамина, что привело к большему числу отмен терапии в этой группе пациентов (23%) по сравнению с больными, принимавшими пароксетин (13%) (MAnsseau и соавт., 1994).

Проведено несколько исследований, в которых сравнивали эффективность и переносимость терапии пароксетином и ТЦА при депрессивном расстройстве. В одном большом клиническом испытании, включившем 6 исследований, сравнили пароксетин, имипрамин и плацебо. Всего было включено 717 пациентов. Лечение начиналось с назначения пароксетина в дозе 20 мг/сут или имипрамина по 80 мг/сут. После 1-й недели приема доза пароксетина могла быть увеличена на 10 мг/сут максимально до 50 мг/сут. Средняя доза пароксетина составила 30,9 мг/сут, а имипрамина - 144,9 мг/сут. Обобщенные результаты исследований показали, что терапевтический ответ (редукция общего балла по HAMD на 50% и более) отмечался у 39% больных, принимающих пароксетин, и у 38% - имипрамин. Тем не менее на 2-й неделе лечение пароксетином привело к значительно большей по сравнению с имипрамином редукции баллов по всем пунктам шкалы HAMD, включая соматизированную тревогу, балла тревоги симптоматического опросника (Symptom Checklist) и показателей шкалы COVI. Однако между сравниваемыми терапевтическими группами не выявлено различий по показателям CGI, MADRS и RDS. Явным преимуществом пароксетина являлась быстрота наступления эффекта, который становился очевидным на одну неделю раньше, чем при применении имипрамина, по крайней мере по многим пунктам HAMD и общему баллу по MADRS. При оценке пациентов с умеренной депрессией различий между пароксетином и имипрамином не выявлено. Однако у больных с тяжелой депрессией, принимавших пароксетин, результаты терапии были значительно лучшие по показателям MADRS и COVI, чем у получавших плацебо и имипрамин (J.Cohn, CWilcog, 1992; J.Feighner, 1992; J.Feighner и соавт., 1993).

Терапия имипрамином связана с большим количеством нежелательных явлений, тяжесть которых была также более выраженной, чем при лечении пароксетином. Применение пароксетина достоверно реже по сравнению с имипрамином вызывало сосудорасширяющее действие, потливость, запор, сухость во рту и нарушение аккомодации. Тем не менее в группе больных, принимавших пароксетин, чаще регистрировались тошнота и нарушение эякуляция. Доля выбывших из исследования пациентов вследствие нежелательных явлений была наиболее высокой в группе принимавших имипрамин (36%), меньше - пароксетин и самой незначительной (9%) - среди получавших плацебо.

Из 717 указанных пациентов 219 больных с хорошим ответом на терапию были включены в отдаленную двойную слепую фазу исследования, в которой они продолжали получать то же лечение (т.е. плацебо, пароксетин или имипрамин) сроком до 1 года. Как оказалось, продолжительная поддерживающая терапия тем же самым препаратом (даже плацебо) в той же самой дозе привела в среднем к поддержанию достигнутого уровня редукции депрессивной симптоматики, оцениваемой по общему баллу HAMD в течение 1 года. Средняя суточная доза пароксетина составила 38 мг. Рецидив перенесли 25% больных, получавших плацебо; среди пациентов, получавших пароксетин, этот показатель составил 15%, а имипрамин - 4%. При этом число пациентов, прекративших терапию из-за нежелательных явлений, было наибольшим среди получавших имипрамин (35%) по сравнению с теми, кто принимал пароксетин (15% отказов) или плацебо (9% отказов), что свидетельствует о лучшей переносимости терапии пароксетином и большей готовности пациентов принимать его в течение 1 года в отличие от имипрамина. Опыт нежелательных явлений являлся наиболее важным фактором, предопределявшим согласие пациентов на длительный прием терапии (J.Claghorn, J.Feighner, 1993).

S.0hrberg и соавт. (1992 г.) провели сравнительное исследование, в котором пациенты принимали пароксетин или имипрамин в течение 6 нед. Впоследствии 96 пациентов продолжали участие в двойном слепом пролонгированном испытании. После 7 мес терапии в группе больных, получавших пароксетин, остались 31% пациентов против 20% больных, продолжавших прием имипрамина. Различий между группами в редукции общего балла по HAMD не выявлено. Число рецидивов в течение 7 мес исследования было несколько более высоким в группе имипрамина (14%), чем пароксетина (10%).

Также проводились сравнительные исследования пароксетина и амитриптилина (A.Bignamini, V.Rapisarda, 1992; H.Moller и соавт., 1993). По их результатам оба препарата были сопоставимы друг с другом по эффективности, оцениваемой по HAMD и CGI, при терапии больных с депрессивными расстройствами. Респондеров (редукция общего балла по HAMD на 50% и более) было несколько больше при применении амитриптилина, чем пароксетина. Нежелательных явлений зарегистрировано меньше в группе больных, получавших пароксетин, в которой также было меньше отказов от терапии.

Сравнение пароксетина и миансерина проводилось в двойном слепом 6-недельном исследовании с участием больных с первичной униполярной и биполярной депрессией. Пациенты обеих терапевтических групп показали значительное улучшение по HAMD. Однако пароксетин оказывал значительно большее, чем миансерин, воздействие на когнитивный компонент депрессии (2 и 4-я недели) и заторможенность (4 и 6-я недели). Переносимость терапии пароксетином была лучше, чем миансерина (C.Mertens, H.Pintens, 1988).

Возрастные физиологические изменения, увеличение числа сопутствующих заболеваний и полипрагмазия осложняют психофармакотерапию в пожилом возрасте. Результаты мультицентрового двойного слепого исследования свидетельствуют о том, что пароксетин в целом был столь же эффективен при лечении депрессивного расстройства у больных старшего возраста, как и амитриптилин. Из 192 пациентов, включенных в исследование, за 6 нед терапии респондеров среди больных, получавших пароксетин, было 76%, а среди принимавших амитриптилин - 86%. Среди стационарных больных с более тяжелой депрессивной симптоматикой было 64% респондеров, принимавших пароксетин, и 58% получавших амитриптилин. В группе больных, леченных пароксетином, редукция тревоги и гнева была выше, а число антихолинергических побочных эффектов меньше, чем при применении амитриптилина (C.Geretsegger и соавт, 1995).

Guillibert и соавт. (1989 г.) сравнили применение пароксетина и кломипрамина у 79 пожилых пациентов с депрессией. Оба препарата показали равную эффективность по HAMD и CGI. Тем не менее пароксетин вызывал существенно меньше нежелательных явлений, особенно это касалось антихолинергических побочных эффектов и неблагоприятных реакций ЦНС.

Обсессивно-компульсивное расстройство

Эффективность пароксетина при терапии ОКР подтверждена при сравнении с кломипрамином в мульти-центровом плацебо-контролируемом исследовании, в которое вошли 406 пациентов, получавших лечение в течение 12 нед. Эффективность терапии оценивали по шкалам Y-BOCS и CGI. Терапевтический ответ расценивался как 25% редукция общего балла по Y-BOCS и улучшение по CGI по крайней мере на 2 балла. Состояние больных также оценивали по шкале обсессивно-компульсивной симптоматики Национального института психического здоровья (NIMHOCS), MADRS, PGE и SCL-90. Большинство пациентов (53%) получали пароксетин в максимальной суточной дозе 60 мг, доза кломипрамина составляла от 150 до 250 мг/сут. Как пароксетин, так и кломипрамин значительно превзошли плацебо по редукции показателей Y-BOCS и NIMHOCS. Число респондеров составило 55% в обеих группах активной терапии и 35,4% в группе плацебо. Редукция балла по Y-BOCS была очевидной в группах активной терапии со 2-й недели лечения, и прогрессивно продолжалась в течение 12 нед исследования.

Степень редукция среднего балла по MADRS значительно различалась только между группами плацебо и пароксетина. На 12-й неделе улучшение по CGI было несколько более выраженным в группе кломипрамина. По PGE оба препарата превосходили по эффективности плацебо. Существенных различий по SCL-90 между тремя группами не выявлено.

Нежелательные явления отмечались в трех группах с одинаковой частотой. Большинство случаев возникновения антихолинергических побочных эффектов (53%) было связано с терапией кломипрамином. Нежелательные явления были ответственны за отказы от терапии у 17% больных, принимавших кломипрамина, и лишь у 9% пациентов, получавших пароксетин (J.Zohar и соавт., 1996).

Паническое расстройство

По результатам 12-недельного рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования, включившего 367 пациентов ПР (с агорафобией или без), пароксетин оказался таким столь же эффективным в отношении редукции числа панических атак, как и кломипрамин. Оба препарата были значительно эффективнее плацебо. Доза каждого тимоаналептика титровалась от начальных 10 мг/сут до максимальных 60 мг/сут для пароксетина и 150 мг/сут для кломипрамина в зависимости от переносимости клинического эффекта. Применение пароксетина отличалось несколько более быстрым терапевтическим действием и большим числом пациентов, сообщавших об отсутствии панических атак на 6 и 9-й неделях терапии, по сравнению с кломипрамином и плацебо. Респондеров (пациентов с редукцией числа развернутых панических атак на 50% и более) на фоне терапии пароксетином было 76,1%, при лечении кломипрамином - 64,5% и при приеме плацебо - 60%. Значительно больше нежелательных явлений было зарегистрировано среди пациентов, принимавших кломипрамин, чем получавших пароксетин. Количество пациентов, выбывших из исследования вследствие нежелательных явлений, было в 2 раза больше в группе кломипрамина (18 человек), чем пароксетина (Y.Lecrubier и соавт, 1997).

Проспективное исследование продолжили 176 пациентов, завершивших 12-недельный курс терапии. Они принимали те же препараты в тех же дозах еще 36 нед. Их состояние и число панических атак оценивали каждые 6 нед. Исследование закончили 116 пациентов. В ходе исследования хотя бы 1 нежелательное явление перенесли 76,2% пациентов, получавших кломипрамин, 61,8% - пароксетин и 51,1% - плацебо. Несмотря на отсутствие различий в эффективности терапии между пароксетином и кломипрамином в результате 36-недельного периода исследования, число развернутых панических атак и их выраженность уменьшались при активной терапии, что свидетельствует о целесообразности длительного лечения ПР (Y.Lecrubier и соавт., 1997).

Результаты другого плацебо-контролируемого рандомизированного исследования применения пароксетина в дозах 20-60 мг/сут при терапии больных с ПР (всего 120 пациентов) свидетельствуют о том, что 75% больных, получавших пароксетин, требовалась суточная доза 40 или 60 мг/сут. К концу 12-недельного периода терапии число респондеров среди пациентов, принимавших пароксетин, составило 82%, в то время как доля респондеров, получавших плацебо, была равна 50%. Практически полностью избавились от панических приступов 36% больных, принимавших пароксетин (S.0hrberg и соавт., 1995).

Социальная фобия

Эффективность и переносимость терапии пароксетином у больных с СФ изучали в двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, в которое были включены 384 пациента. Больные получали пароксетин в дозах 20, 40 и 60 мг/сут или плацебо в течение 12 нед. Результаты исследования показали, что редукция таких показателей шкалы социальной тревоги Либовица (LSAS), как страх и избегающее поведение, была большей при применении пароксетина в дозе 20 мг/сут по сравнению с плацебо. Статистическая значимость различий в эффективности между 20 мг/сут пароксетина и плацебо появлялась на 8-й неделе терапии и сохранялась до конца исследования. В ходе исследования количество респондеров (пациентов с оценкой 1 или 2 балла по шкале динамики состояния CGI) среди принимавших пароксетин достигло 47%, а среди получавших плацебо - лишь 28%. Увеличение дозы пароксетина до 40 и 60 мг/сут в среднем не обеспечивало значимого преимущества в редукции баллов по LSAS, величина изменений которых при этом лишь приближалась к статистически значимым отличиям от показателей плацебо. Таким образом, оптимальная эффективная суточная доза пароксетина при терапии социофобии составила 20 мг. Нежелательные явления, возникавшие при терапии пароксетином, были типичны для представителей СИОЗС: бессонница, сонливость, астения, тошнота, головокружение, уменьшение либидо, сухость во рту, раздражительность. Нежелательными явлениями, проявившими линейную зависимость от препарата, стали задержка эякуляции и запоры. Отказов от терапии из-за нежелательных явлений было больше среди пациентов, получавших пароксетин, а вследствие недостаточной эффективности лечения - при приеме плацебо (M.Liebowitz и соавт, 2002).

Генерализованное тревожное расстройство

Анализ эффективности применения пароксетина при ГТР проводили в рандомизированном двойном слепом исследовании, в которое были включены 324 пациента, получавших плацебо либо пароксетин в начальной дозе 10 мг/сут в течение 1-й недели, а далее в дозе 20 мг/сут. При необходимости доза пароксетина могла быть увеличена до 50 мг/сут после 2-й недели терапии. Улучшение состояния, оцениваемое по шкале тревоги Гамильтона (HAM-A), было более выраженным у пациентов, принимавших пароксетин. Редукция тяжести расстройства по CGI также была значительнее у пациентов, получавших пароксетин. К концу исследования у 40% больных в группе пароксетина и у 27% пациентов в группе плацебо состояние расценивалось как “отсутствие заболевания” или “пограниxное состояние” по CGI. Различия между группами были статистически значимыми с 8-й недели терапии. Улучшение социальной и семейной жизни было более значительным среди принимавших пароксетин. Нежелательные явления чаще возникали при приеме пароксетина, чем плацебо. Наиболее частыми нежелательными явлениями при терапии пароксетином были астения, запоры, нарушение эякуляции, снижение либидо, тошнота и сонливость. Исследование завершили приблизительно 80% пациентов из каждой группы (M.Pollack, 2001).

В 8-недельном многоцентровом исследовании 566 пациентов, включенных в него в соответствии с критериями ГТР по DSM-IV без текущей депрессии, были рандомизированы в три группы для получения плацебо либо пароксетина в дозе 20 или 40 мг/сут. По окончании исследования у пациентов, принимавших пароксетин значительно улучшились показатели HAM-A и CGI по сравнению с пациентами, получавшими плацебо. Наиболее распространенными нежелательными явлениями, чаще встречавшимися при терапии пароксетином, чем при приеме плацебо были астения, запоры, снижение аппетита, сухость во рту, тошнота, снижение либидо, сонливость, потливость и нарушение эякуляции (KBellew и соавт., 2000).

Посттравматическое стрессовое расстройство

Как показали двойные слепые плацебо-контролируемые испытания, пароксетин проявил себя в качестве эффективного средства для лечения ПТСР, воздействуя на все три основных компонента этого расстройства: повторяющиеся переживания (“флэшбэки”), избегание/”оцепенение” и перевозбуждение. В первом 12-недельном двойном слепом многоцентровом исследовании 323 пациента были разделены на 2 группы, в которых они получали пароксетин либо плацебо. Динамика состояния больных, оценивавшаяся с помощью шкалы клинической оценки ПТСР, часть 2 (CAPS-2), на 4, 8 и 12-й неделях терапии показала статистически значимую редукцию симптомов ПТСР, которая начиналась на 4-й неделе и достигала максимальной выраженности к 8-й неделе. Число респондеров, определявшееся как значительное улучшение состояния по шкале CGI, к 12-й неделе составило 60% больных в группе пароксетина и 40% пациентов в группе плацебо. Доля пациентов, достигших ремиссии (общий балл CAPS-2 меньше 20), соответствовала 29,4% больных, принимавших пароксетин, и 16,5% пациентов, принимавших плацебо. Различия между сравниваемыми группами были статистически достоверными. Анализ данных по CAPS-2 в подгруппах показал, что мужчины и женщины характеризовались сопоставимой редукцией симптомов ПТСР в конце исследования, и пациенты, у которых давность травмы составляла более 5 лет, значительно лучше поддавались терапии, чем другие больные, принимавшие пароксетин. Также значительно больше респондеров было среди пациентов, ставших очевидцами причинения вреда здоровью или смерти других людей, по сравнению с перенесшими такие травмирующие события, как физическое или сексуальное насилие, серьезные несчастные случаи и ранения или участие в боевых действиях. Средняя доза пароксетина в течение исследования составляла 27,6 мг/сут. При этом к концу исследования 22% больных принимали пароксетин в дозе 20 мг/сут, 24% - 30 мг/сут, 28% - 40 мг/сут и 25% - 50 мг/сут. Наиболее частыми нежелательными явлениями были задержка эякуляции, сухость во рту, тошнота и сонливость, возникавшие по крайней мере у 10% больных, принимавших пароксетин (что было в 2 раза чаще, чем при приеме плацебо). Около 60% пациентов в обеих группах завершили исследование (P.Tucker и соавт, 2001).

Подводя итог, можно сказать что пароксетин, являясь одним из самых селективных ИОЗС, обладает широким терапевтическим спектром и благоприятным профилем переносимости. Пароксетин сопоставим по эффективности и превосходит по переносимости ТЦА, а также обладает сходной эффективностью с другими СИОЗС (флуоксетином, флeвоксамином и сертралином) при лечении депрессивных расстройств. Уже на 1-й неделе терапии заметное улучшение состояния выявляется по HAMD и CGI. Пароксетин начинает действовать быстрее, чем ТЦА. Процент выбывших из-за нежелательных явлений больных меньше при терапии пароксетином, чем при применении плацебо или препарата сравнения. Пароксетин эффективен при лечении как тяжелых депрессий, так и при умеренно выраженных депрессивных расстройствах. Пароксетин продолжает оказывать воздействие на симптомы депрессии после установления ремиссии при длительном поддерживающем лечении. При этом дозы препарата должны быть теми же, что применялись для установления ремиссии. В этом случае осуществляется профилактика повторного депрессивного эпизода. Кроме того, пароксетин успешно использовался при лечении резистентных депрессий. Благоприятный профиль переносимости пароксетина делает его безопасным средством при лечении депрессивных расстройств у пожилых пациентов.

Пароксетин также применяется при терапии ОКР, ПР, СФ, ГТР и ПТСР. Успешное использование пароксетина при лечении таких пациентов было подтверждено в нескольких больших контролируемых исследованиях. Существуют исследования, результаты которых демонстрируют эффективность пароксетина при лечении преждевременной эякуляции, диабетической нейропатии и предменструального дисфорического расстройства.

Полученные клинические данные подтверждают, что пароксетин является эффективным и безопасным антидепрессантом и противотревожным препаратом.

В настоящее время на отечественном фармацевтическом рынке появляется все большее генерических психотропных препаратов, в том числе аналогов пароксетина. При условии соблюдения критериев фармацевтической, биологической и терапевтической эквивалентности, а также соответствия производства как субстанции, так и готовой лекарственной формы, стандартам GMP, генерики способны сделать современные высокоэффективные лекарственные средства более доступными для населения.

Одним из таких препаратов является Плизил (Plisil) – пароксетин, производимый компанией PLIVA (Хорватия).

Производство этой компании, расположенное в г. Загреб соответствует внутренним и международным стандартfм и имеет сертификат GMP, выданный FDA (США), что свидетельствует о высоком качестве производимых лекарственных средств и их соответствии заявленному в инструкции содержанию.

Испытания биоэквивалентности Плизила и Сероксата (пароксетин, GlaxoSmithKline) проводились при участии 36 испытуемых (здоровые добровольцы 18–45 лет, женщины и мужчины) в Центре клинической фармакологии (г. Пльзень, Чешская Республика, 2001 г.). Испытание проводилось как сравнительное рандомизированное перекрестное исследование с однократным введением препаратов двум группам испытуемых. Определяли содержание пароксетина в плазме крови добровольцев. Испытание соответствовалo требованиям Хельсинкской декларации о защите прав человека и европейским требованиям по клиническим испытаниям (GCP, GLP). Относительную биодоступность исследовали по таким параметрам, как площадь кривой распределения (АUC), максимальная концентрация (Cmax), время достижения максимальной концентрации (tmax), а также сравнивали побочные эффекты при приеме опытного препарата и препарата сравнения. По данным исследования, препараты Плизил и Сероксат являлись биоэквивалентными, что предполагает их взаимозаменяемость и терапевтическую эквивалентность Плизила при его использовании в клинической практике.

1 октября 2008 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика