Системная терапия диффузной алопеции и структурного повреждения волос

Комментарии

Опубликовано в журнале:
«Вестник Эстетической Медицины», 2008, том 7, №1 с. 1-8

А.Г. Гаджигороева, к.м.н., трихолог «Клиника Данищука»

Недостаточное поступление необходимых питательных веществ к корню волоса приводит к структурным повреждениям его стержня и синхронизации циклов роста волос, вследствие которой увеличивается доля телогенных волос. Это может стать причиной их усиленного выпадения и формирования диффузного поредения. Новый лекарственный препарат «Пантовигар», стимулируя процессы метаболизма в структурах волосяного фолликула, восстанавливает нормальную цикличность роста волос на голове.

В статье дан обзор проведенных в клиниках разных стран научных исследований эффективности применения «Пантовигара» в лечении разных форм телогенного выпадения волос и их структурных повреждений.


В большинстве случаев к выраженному диффузному поредению волосистой части головы приводит острая или хроническая потеря волос. Причиной подобных состояний могут быть транзиторные изменения в организме (послеродовое выпадение волос, телогенная алопеция после инфекционного заболевания или отравления); в этих случаях волосы, как правило, восстанавливаются полностью. Если же диффузная алопеция возникает вследствие более серьезных нарушений, то возможна частичная или полная утрата волос на голове.

ПРИЧИНЫ ДИФФУЗНЫХ АЛОПЕЦИЙ У ЖЕНЩИН

Наиболее часто встречающейся формой поредения волос на голове как у мужчин, так и у женщин является андрогенетическая алопеция (АГА). Ее клиническая диагностика обычно не вызывает затруднений. АГА носит специфический характер и затрагивает так называемые андрогенчувствительные зоны скальпа: лобно-височную, теменную и макушечную. Процесс начинается постепенно, с прогрессирующего истончения волос в этих зонах в результате негативного влияния на орган-мишень активных форм мужских гормонов, которые вызывают прогрессирующее укорочение фазы анагена и уменьшение размеров волосяного фолликула. Этиология и патогенез развития АГА подробно описаны во многих обзорных статьях и публикациях [1, 33, 34, 35, 39].

Кроме АГА существуют и другие формы телогенной потери волос, при которых постановка диагноза долгое время вызывала затруднение.

Ранее считалось, что диффузная алопеция у женщин является самостоятельной специфической проблемой [6]. Когда же впервые было показано, что у женщин может наблюдаться и диффузная андрогенетическая алопеция, вызываемая множеством факторов, то возникла необходимость в проведении дифференциальной диагностики с другими типами гормонзависимого облысения (алопецией при синдроме поликистозных яичников, андрогенпродуцирующих опухолях, при патологии щитовидной железы и пр.), при которых возможна аналогичная клиническая картина.

В 1960 году Guy и Edmundson впервые описали гистологическую картину, свойственную диффузной циклической потере волос у женщин [18]. Позднее была выделена отдельная нозологическая единица, названная Whiting DA — «хроническим телогенным облысением» [45]. Как правило, заболевание поражает только женщин и сопровождается диффузной циклической потерей волос на всей поверхности головы, длящейся от нескольких недель до года [44]. Подобное выпадение волос возникает в результате частичной синхронизации циклического роста волос. Повышенная субъективная мнительность пациентов ведет к тому, что у них начинается сезонная синхронизация этого циклического выпадения волос, которое достигает своего пика к сентябрю [36].

Прогрессирующее диффузное выпадение волос часто наблюдается вследствие соматических или психосоматических заболеваний, а также влияния стрессовых ситуаций.

Дифференциальный диагноз следует проводить с алиментарной алопецией, то есть ассоциированной с питанием (как результат неполноценной, низкокалорийной диеты), ятрогенным диффузным облысением, связанным с реакцией на лекарственные средства. Зачастую дегенеративные изменения в структуре волос имеют экзогенное происхождение: например, могут быть вызваны агрессивными косметическими процедурами и неправильным уходом за волосами.

Конкретную причину персистирующего выпадения волос у женщин обычно выявить не удается. Предполагается, что взаимодействие нескольких адъювантов создает общую этиопатогенетическую картину, на фоне которой и происходит усиленное выпадение волос.

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА РОСТ, СОСТОЯНИЕ И ВОСПРОИЗВОДСТВО ВОЛОС

Корень волосяного фолликула — одна из наиболее метаболически активных зон организма. Уровень обмена веществ в волосяном фолликуле оказывает большое влияние на развитие волоса и играет существенную роль в патогенезе диффузного облысения и в структурных повреждениях волос. Адекватный метаболизм на уровне волосяных фолликулов обеспечивает устойчивость волос к внешним неблагоприятным воздействиям и положительно влияет на их рост. Волосяной фолликул получает необходимые питательные вещества через сеть капилляров сосочка волоса. Здоровое питание, содержащее аминокислоты, протеины и витамины, обеспечивает полноценное развитие волос.

Зависимость свойств волоса от сбалансированного питания установлена в многочисленных экспериментах на животных. Было доказано, что питание, богатое белками, способствует росту волос и подавляет развитие клеток мозгового вещества стержня волоса, в то время как недостаток питания усиливает их образование [37].

В работах Beutnagen и Friedrich показано положительное влияние на рост волос высоких доз витамина D2: под его воздействием в крови поднимается уровень холестерина, который в составе кожного сала стимулирует рост волос [6, 8, 23, 25]. Schwemmler пришел к выводу о том, что на росте ногтей и волос благотворно сказывается действие витамина А, однако в больших дозах этот витамин вызывает обратный эффект [40, 46].

В многочисленных научных исследованиях изучалось действие витаминов группы В на рост волос и ногтей. Дефицит витаминов этой группы приводит к ломкости ногтей при пеллагре; в опытах на крысах было отмечено также параллельное выпадение волос. Сообщалось о сокращении выпадения волос на 70,5% после курса лечения витамином В6 [12]. В результате изучения влияния пантотеновой кислоты (витамина В5) на волосы человека было доказано, что она является специфическим витамином для волос, основным фактором против поседения и одним из препаратов первой очереди для лечения заболеваний волос. Пантотеновая кислота участвует в синтезе ацетилхолина, в биосинтезе кофермента А, необходимого для получения энергии, метаболизма углеводов и жирных кислот; витамин В5 важен и для нормального поглощения и метаболизма фолиевой кислоты. Его применение эффективно при перхоти, поседении и тусклости волос, себорее [7, 13, 22,30]. Как отмечают Bleiglbock и Clatten, после введения внутривенно кальциевых солей пантотеновой кислоты повышается содержание углеводов в крови, а в метаболизме липидов поднимается уровень холестерина, в то время как количество эфирных фракций и жирных кислот снижается [4].

Как активатор пигментации кожи рассматривается, наряду с медью, парааминобензойная кислота [25]. Учеными установлен факт потемнения волос после интенсивного приема парааминобензойной кислоты [47]. Это соответствует и данным экспериментов на мышах, у которых исключение из рациона питания продуктов, содержащих парааминобензойную кислоту, вызывало поседение [3].

Здоровые волосы содержат до 15,9% цистина — заменимой серосодержащей аминокислоты, дисульфидные «мостики» которой играют важную роль в формировании пространственной структуры многих белков, в особенности кератина — основного белка волос. Из всех активных веществ, которые можно использовать для улучшения роста волос у человека, цистин представляет наибольший интерес. Дефицит серосодержащих аминокислот в волосе ведет к его истончению и дистрофии. При ВИЧ-трихопатии, обусловленной нарушением обмена цистинзависимых аминокислот и глутатионзависимых механизмов детоксикации, наблюдается истончение, ломкость, усиленное выпадение и изменение пигментации волос. Диета с полноценным содержанием аминокислот с серой (цистеин, метионин) приводит к улучшению качества волос, а также к повышению их воспроизводства [2, 11, 17]. В экспериментах на животных с применением метода авторадиографии было установлено, что аминокислоты, подобные L-цистеину, оказывают положительное влияние на пролиферацию и рост волос, а также на базальные клетки эпидермиса и гипонихия ногтей [38].

Большинство процедур для волос неизбежно ведет к их повреждению, ухудшая такие физические свойства волос, как упругость, растяжимость и устойчивость на разрыв [16, 29]. Истощение метаболических ресурсов, прогрессирующая деградация волосяного фолликула или повреждение волос в результате неадекватных косметологических вмешательств играют решающую роль в патогенезе различных видов диффузного поредения волос, поэтому стимуляция метаболизма в корнях волос является одной из форм заместительной терапии, а для целого ряда пациентов и основным методом лечения.

ПРИМЕНЕНИЕ ПРЕПАРАТА «ПАНТОВИГАР» ПРИ ЛЕЧЕНИИ ДИФФУЗНОЙ АЛОПЕЦИИ

С целью улучшения и укрепления структуры волос, а также усиления их роста немецкие фармакологи разработали лекарственный препарат «Пантовигар», который способен воздействовать на волосяной фолликул изнутри. Он изменяет мембранную проницаемость и восприимчивость рецепторного аппарата клеток волосяного фолликула к негативным влияниям внутренней среды, в первую очередь, к недостатку витаминов, аминокислот и коферментов, участвующих в синтезе стержня волоса.

Препарат состоит из серосодержащих аминокислот и некоторых витаминов группы В; выпускается в капсулах. Состав «Пантовигара» (1 капсула): мононитрат тиамина — 60 мг; D-пантотенат кальция — 60 мг; дрожжевой экстракт медицинский — 100 мг; L-цистеин — 20 мг; кератин — 20 мг; парааминобензойная кислота — 20 мг.

Мононитрат тиамина (витамин В1) способствует регенерации кожи, активизирует волосяные луковицы, увеличивает пролиферативную активность клеток матрикса волоса, играет важную роль в энергетическом обмене, повышает устойчивость клеток волосяного фолликула к гипоксии и, участвуя в синтезе ацетилхолина, улучшает нервную проводимость.

D-пантотенат кальция (витамин В5) принимает активное участие во всех видах обмена веществ, в синтезе АТФ, ацетилхолина, стероидных гормонов. Стимулирует анаболические процессы, замедляет катаболизм и снижает потребность тканей, в том числе и клеток волосяного фолликула, в кислороде, обеспечивает противовоспалительный эффект.

Экстракт медицинских дрожжей является природным источником витаминов группы В, минералов и аминокислот, при этом обеспечивает их полное всасывание в кишечнике за счет позитивного влияния на кишечную флору.

L-цистеин играет ключевую роль в синтезе проколагена и кератина, в составе альфакератина — основного белка волос — формирует ткань волоса. Участвует в абсорбции цинка и железа в желудочно-кишечном тракте, является мощным антиоксидантом.

Кератин — главная составная часть волос и эпидермиса кожи. Этот эластичный структурный белок способствует удержанию влаги, препятствует обезвоживанию, восстанавливает структурную целостность, прочность и здоровый блеск волос.

Парааминобензойная кислота — составная часть фолиевой кислоты и природный антиоксидант, действует как коэнзим в процессах расщепления и утилизации белков. В сочетании с пантотеновой кислотой предотвращает появление седины, обусловленной стрессом или дефицитом питательных веществ.

С целью изучения влияния «Пантовигара» на качество и рост волос проводились различные до- и постклинические исследования с учетом принципов доказательной медицины, а именно:

  • исследование сопоставительного характера с использованием двойного слепого метода [31, 11],
  • рандомизированное контролируемое исследование с применением двойного слепого метода [26],
  • открытое мультицентровое постмаркетинговое контрольное исследование [5].

Фиксировались результаты измерений до и после лечения.

Исследования влияния «Пантовигара» на качество волос

Н. Рfitzer, изучая влияние «Пантовигара» на качество волос, использовал информацию, полученную от десяти пациентов, которые применяли препарат в течение 3 месяцев по 1 капсуле 3 раза в день [32]. Действие «Пантовигара» на исходно неповрежденные и поврежденные УФ-лучами волосы исследовалось по следующим показателям: растяжение, удлинение, время разрыва волоса, набухание и аффинитет к красителям.

Для измерения каждого из них срезалось 20 волос, половину из которых облучали при помощи ультрафиолетовой лампы. Волосы срезались прямо у поверхности кожи, после чего фиксировались данные по исследуемым показателям, которые и считались исходными. Эффективность лечения определялась путем сравнения исходных данных и данных повторных измерений, которые проводились через 1, 3 и 5 месяцев приема «Пантовигара». Результаты, полученные укаждого испытуемого, сопоставлялись друг с другом и обрабатывались статистически.

УФ-облучение применяли в качестве наиболее частого и мощного внешнего повреждающего фактора, так как известно, что и УФА- и УФБ-лучи вызывают сухость волос, повышают их ломкость, снижают сопротивляемость неблагоприятным механическим воздействиям окружающей среды. Вследствие этого волосы после УФ-облучения окрашиваются глубже и быстрее здоровых волос [14,15, 42].

Для определения аффинитета волос к красителям была применена методика, предложенная Tronnier и Kuhn-Bussius [42]. Согласно этой методике измерения прозрачности цвета волос фиксируются с помощью специальной измерительной линзы до и после нанесения на образцы краски для волос; полученные результаты являются объективными показателями аффинитета волос к красителю. При повреждении волос усиливается их аффинитет к красителю, и на измерительной шкале линзы отмечается более высокое деление. Н. Pfizer показал, что в процессе лечения «Пантовигаром» происходит снижение показателя прозрачности цвета волос, что свидетельствует об улучшении их структуры [32].

Изучению изменения объема волос (набухания) посвящена работа Hebicht [19]. Он обнаружил, что в воде (при ее температуре 35°С) набухание волос по всей длине и толщине полностью завершается через 2 минуты, и показал связь между их набуханием и смягчением. Здоровые волосы под действием влаги становятся более эластичными, поэтому у них набухание по длине постепенно снижается. У поврежденных же волос картина носит противоположный характер [10]. Способность к удлинению, эластичность и прочность на растяжение возрастают при увеличении толщины волос [28]. Характеристики набухания волос по длине в зависимости от времени воздействия и концентрации растворов щелочей и кислот были в свое время проанализированы в работах Brauckhoff [9].

Величина объема (набухания) волос служит показателем их качества: структурно поврежденные волосы имеют больший объем, чем здоровые, что объясняется неполноценным развитием кутикулы при патологии структуры волос. Уменьшение объема волос в процессе лечения свидетельствует об улучшении качества волос. Результаты такого метода исследования коррелируют с результатами показателей эластичности и цвета волос [32, 43]. Сравнение объема волос до и после лечения можно рассматривать как объективный метод исследования качественного состояния кератина.

Н. Pfizer зафиксировал снижение показателей набухания волос, повышение показателей устойчивости волоса к нагрузке и его удлинения, увеличение времени сопротивления волоса разрыву уже после первого месяца приема пациентами «Пантовигара». Изменения значительно прогрессировали через 3 месяца и еще более существенно — через 5 месяцев [32].

J. Burden и другие также отмечали снижение средних значений объема волос после 4-х месяцев лечения «Пантовигаром» [11].

В исследовании М. Kauffmann было продемонстрировано потемнение волос после 3-х месяцев лечения препаратом [24]. Изменение другого показателя — секреции кожного сала — зарегистрировано не было.

Исследования влияния «Пантовигара» на рост волос

В ряде работ влияние «Пантовигара» на рост волос оценивалось по данным трихограммы и подсчета количества волос, выпавших за день [5, 11, 21, 31]. В более поздних исследованиях сравнивались объективные данные роста волос, полученные при помощи компьютерной диагностической программы TrichoScan: количество волос на различных стадиях роста, общее количество волос, их плотность (n/см2), общая толщина волос (мм) [26].

Трихограмма. Для определения физиологического состояния волос на различных стадиях роста используют метод трихограммы. С исследуемой зоны головы при помощи ножниц с резиновыми браншами резким усилием выдергивается пучок волос (не менее 40-50), после чего изучают луковицы извлеченных волос.

Для удобства подсчета волосы раскладывают на предметном стекле, прижимают покровным стеклом и рассматривают под микроскопом с малым увеличением. Поскольку в норме приблизительно 15% волос на голове находятся в стадии телогена, 3-5% — в стадии катагена и 80-85% — в стадии анагена, то нормальной трихограммой считается соотношение телогенных, катагенных и анагенных волос, как 1:1:8, или упрощенно — 2 : 8.

Увеличение доли анагенных волос после завершения курса лечения «Пантовигаром» были зарегистрировано в нескольких плацебо-контролируемых и постмаркетинговых исследованиях [11, 31, 21]. Нормализацию количества ежедневно теряемых волос на фоне лечения «Пантовигаром» констатировал Т. Bergner [5].

Фототрихограмма. В более позднем исследовании с целью оценки влияния «Пантовигара» на рост волос было использовано сопоставление данных тотальной фотографии Polaroid в конце исследования с исходными данными, а также методика фототрихограммы — компьютерной световой микроскопии с анализом тестируемой зоны волосистой части головы TrichoScan [20, 26]. Использование современных компьютерных программ и необходимого периферийного оборудования (видеоскопа и цифрового фотоаппарата) позволяет оптимизировать рутинную технологию анализа трихограммы и проводить ее изучение в полуавтоматическом режиме. При создании современной методики фототрихограммы исходили из особенностей физиологии роста волоса: в фазе анагена он вырастает за день приблизительно на 0,1 мм, а в фазе телогена волос лишен такой способности.

Для проведения фототрихограммы волосы на волосистой части головы с помощью трафаретной модели (диаметром 16 мм) выбриваются «под ноль» на площади примерно 2 см2. Через 72 часа этот участок фотографируют, предварительно обработав отросшие концы волос краской для волос с целью усиления контрастности снимка. Снимок выводят на экран, проводят необходимые замеры и делают расчеты с помощью специального компьютерного обеспечения. Волосы в стадии анагена будут несколько длиннее волос в стадии телогена, что позволит программе в автоматическом режиме представить результаты подсчета волос в разных стадиях роста.

В Европе и Америке для проведения фототрихограммы, а также замеров плотности и состояния волос применяют компьютерную диагностическую программу с периферийным оборудованием TrichoSkan [20]. В России преимущественно используется аналогичная отечественная программа Tricosciense. В отличие от обычной трихограммы, фототрихограмма безболезненна, может проводиться многократно и записываться на цифровой носитель. Это позволяет вести объективный подсчет потерянных волос и использовать данный метод для мониторинга лечения.

В исследованиях N. Lengg и соавт. с помощью данных фототрихограммы был продемонстрирован положительное влияние «Пантовигара» на рост волос после 24-недельного курса лечения, выразившийся в возврате величин анагена к нормальному уровню в 81% (норма до 80%), в то время как в группе плацебо положительной динамики не наблюдалось [26]. При этом отмечалось отсутствие улучшения по таким показателям, как общее число волос, их плотность и общая толщина. По мнению исследователей, это было связано с тем, что «Пантовигар» селективно влияет на телогенное облысение, возникающее вследствие феномена синхронизации циклов роста волос, и эффект препарата связан, вероятно, с индукцией именно фазы анагена.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Приведенные в этом обзоре данные многочисленных научных экспериментальных исследований доказывают, что при структурном повреждении волос применение препарата «Пантовигар» значительно улучшает их качество.

«Пантовигар» успешно используется для лечения тех типов телогенного облысения, которые связаны с частичной синхронизацией циклического роста волос, то есть послеродового облысения, сезонного диффузного телогенного облысения и сезонных циклических потерь волос у женщин с хроническим телогенным диффузным облысением.

«Пантовигар» можно применять как дополнительный препарат к миноксидилу в лечении регрессивных алопеций, в частности андрогенетического инволюционного облысения. При этих формах потери волос облысение связано не с синхронизацией циклов роста, а скорее с прогрессирующим укорочением фазы анагена и повреждением волосяных фолликулов. Лечение «Пантовигаром» пациентов с таким типом облысения дает хороший эффект при наличии частичной синхронизации телогена.

Попытки убрать из состава «Пантовигара» отдельные ингредиенты, одновременно увеличив долю серосодержащей аминокислоты, показали более низкую эффективность редуцированной формы препарата. Так, в 1990 году Н. Petri и соавт. провели сопоставительное исследование с использованием двойного слепого метода с целью сравнительного изучения эффективности воздействия трех препаратов на качество и рост волос [31]. Сравнивались:

1) «Пантовигар» (мононитрат тиамина — 60 мг; D-пантотенат кальция — 60 мг; дрожжевой экстракт медицинский — 100 мг; L-цистеин — 20 мг; кератин — 20 мг; парааминобензойная кислота — 20 мг );

2) комбинация L-цистина и кальция D-пантотена- та (кальция D-пантотенат — 60 мг; L-цистин — 220 мг);

3) плацебо (лактоза 300 мг)

Качество волос определялось по показателям их объема, цвета, толщины и плотности; для оценки роста волос применяли метод трихограммы. Сравнивались значения показателей, зарегистрированные до и после лечения.

По обоим критериям — качество и рост волос — лечение пациентов в группе плацебо оказалось неэффективным. При сопоставлении объективных данных, полученных при лечении первыми двумя препаратами, «Пантовигар» показал статистически достоверно лучшие свойства по показателям качества волос: более существенное снижение объема волос имели пациенты, лечившиеся им. Данные трихограммы также свидетельствовали о снижении потери волос у пациентов этой группы. Статистически существенное увеличение частоты анагена было зарегистрировано как в первой, так и во второй группе пациентов (принимавших лечение «Пантовигаром» и комбинацией L-цистина и кальция D-пантотената соответственно), но частота анагена в теменной области у пациентов второй группы была ниже, чем у пациентов первой группы. Переносимость препарата оказалась хорошей; в обеих группах никаких побочных эффектов зафиксировано не было [31].

Таким образом, лекарственный препарат «Пантовигар» представляет собой комбинацию веществ, способных точечно воздействовать на качество, рост и воспроизводство волос. Его запатентованная формула позволяет снабжать клетки волосяного фолликула всеми необходимыми питательными веществами, обеспечивая его укрепление, выраженное восстановление структуры волос и устойчивый лечебный эффект.

ЛИТЕРАТУРА
1. Самцов А.В., Божченко А.А. Патогенез андрогенетической алопеции: современное состояние проблемы (обзор литературы) // Русский медицинский журнал. - 2006. - Т.14. - № 15(267). - С. 1141-1144.
2. Ahrens J. Systemische Behandlung des diffusen Haarausfalls. Therapiewoche Schweiz, 1994; 10: 551-554.
3. Bayer H. Lehrbuch der organischen Chemie. Hirzel-Vlg. - 1967. - P. 465.
4. Beilglbock W. und Clatten R. Stoffwechselwirkung der Pantothensdure beim Menschen und im Tierversuch. Dtsch. Ges. fbr Innere Medizin; angewandte Chemie. -1955. - 67: 353.
5. Bergner T. Diffuse effluvium, damage to hair structure, and disturbances of nail growth treated successfully, Results of a multicenter study, Dt Derm. - 1999. - 47: 881-884.
6. Beutnagel J., und Friedrich H.C. BeeinfluRungpathologisch gestцrten Haarwachstums durch Vitamin D2 in hohem Dosen. Neue Med. Welt 1, N.F. - 1950.- P. 779-781.
7. Bianco O. Das Haar und seine Krankheiten. RoR-Vlg., КЦ1П. - 1954.
8. Bock H.E. und Sснettler G. Indikationen und Gefahren des VigantolstoRes bei Erwachsenen. Arztl. Forschung . - 1949. - 3: 22.
9. Brauckhoff H. Uber die Verdnderunger der Langequellungeeigenachaften des Haares in Abhdngigkeit von Zeitdauer undKonzentration von auf des Haar einwirkenden Chemikelien. Parf undKosm. - 1959. - 40: 277-280.
10. Brauckhoff H., Friedrich H.C. Vergleichende Untersuchungen bber die Reissfestigkeit undLdngsquellung des men- schlichen Haares. Arch DermSyph. - 1953. - 196: 465-472.
11. Budde J., Tronnier H., Rahlfs V.W., Frei-Kleiner S. Systemische Therapie von diffusem Effluvium und Haarstrukturschdden. Hautarzt 1. - 1993. - 44: 380-384.
12. Ernst und Soltz-Szots. Neue Methode zur zbehandlung des seborrhoischen HaarausfallemitVitamin B6. Med Kosmetik. - 1950.- № 7.- Р. 201-209.
13. Friedrich H.C. Krankheiten derHaare in: Bode-Korting. Handbuch d. Haut-u. Geschlechtskrankheiten. Bd. II10. Aufl.Fischer, Stuttgart. - 1970. - Р. 499-516.
14. Friedrich H.C. Die Schichten des mdnschlichen Haarschaften unter besonderer Bencksichtung ihrer Funktionalien Bedeutung. Parf und Kosmetik. - 1959. - 40:149-214.
15. Friedrich H.C. Ein Beitragzu den mdnschlichen Schddigungen das Haares und das Haarbodens. Derm Wschr. - 1950. -121: 344-348.
16. Friedrich H.S undFrye G. Zur Verdnderung der Re...tigkeit undBruchdehunung des Haares unter heute Ublichen kosmetichen Einwirkungen. Derm Wochr. - 1950. - 121: 265-271.
17. Gehring W., Gloor M. Das Phototrichogramm als Verfahren zur Beurteilung haarwachstumsfyrdernder Prdparate am Beispiel einer Kombination von Hirsefruchtextrakt, L-Cystin und Calciumpantothenat. Zeitschrift fbr Hautkrankheiten. - 2000. - 75: 419-423.
18. Guy W.B., Edmundson W.F. Diffuse cyclic hair loss in women. Arch Dermatol. - 1960. - 81: 205-227.
19. Hebicht L. Der Einfluss von Seifenlysungen auf die Queltung und Erweichung des Haars. Fette, Seifen. - 1959. - 61: 985-989.
20. Hoffmann R TrichoScan: combining epiluminiscence microscopy with digital image analysis for the measurement of hair growth in vivo. Eur JDermatol. - 2001. - 11: 362-368.
21. Holzegel K. Zur Behandlung das Effluviums. Ergebnisse einer Feldstudie mit Pantogar. Swiss Med. - 1985. - 7/5b: 29-33.
22. Hirsch F. Das Haar des Menschen. K.F. Haug-Vlg, Ulm. - 1956.
23. Jaffe R Cholesterinstoffwechsel und Haarwuchs. Klin. Wschr. - 1926. - 5: 507-508.
24. Kauffmann M. Can hair color and sebaceous gland secretion be influenced by oral Pantogar medication ? - 1973.
25. Kiel H.L. und Nelson V.E. The role of copper in haemoglobin regeneration and in reproduction. J. biol. chem. - 1931. - 93: 49.
26. Lengg N., Heidecker B., Seifert B., Trbeb R Treatment of telogen effluvium in healthy women with an oral combination medicinal product based on L-cystine. - 2005.
27. Ludwig E. Classification of the types of androgenetic alopecia (common baldness) occurring in the female sex. Br J Dermatol. - 1977. - 97: 247-254.
28. Marschionini A. und Weis. Weitere physikalisch-chemische Untersuchungen an menschlichen Haaren unter physiolo- gischen Bedingungen. Derm Wachr. - 1938. - 106: 661-665.
29. Miethke K. Untersuchung bber die Relbfustigkeit und Bruchdehnung am menschlichen Haar nach kalter Daurelweller. Hautarzt. - 1951. - 2:18-23.
30. Oesch F. Versuche mit Pantothensdure am Menschen. Schweiz. Med. Wschr.- 1946. -76: 6-7.
31. Petri H., Perchalla P., Tronnier H. Die Wirksamkeit einer medikamentysen Therapie bei Haarstrukturschdden und diffusen Effluvien - vergleichende Doppelblindstudie. Schweiz Rundsch Med Prax. - 1990. - 79:1457-1462.
32. Pfitzer H. Methodische Untersuchungen bber die Wirkung einer medikamentysen Behandlung auf die Haarqualitdt. Dissertation Tbbingen. - 1971.
33. Randall V., Randall V.A. The biology of androgenetic alopecia. In: FM Camacho, VA Randall, VH Price (eds.) Hair and its Disoders. London, Martin Dunitz. - 2000. - Р.123-136.
34. Randall V.A. The role of 56-reductase in health and disease. In: Sheppard M, Stewardp (eds.). Baillieres Clinical Endocrinology and Metabolism, vol.8 Hormones, Enzymes and Receptors. - 1994. - Р. 405-431.
35. Randall V.A. Androgens and human hair growth. Clin Endocrinol. - 1994. - 40: 439-457.
36. Randall V.A. Ebling FJG. Seasonal changes in human hair growth. Br J Dermatol. - 1991. - 124:146-151.
37. Richter R Die Haare in: J. Jadassohn, Handbuch d. Haut-u. Geschlechtskrankheiten; Erg. Werk I/3; Springer-Vlg., Berlin. - 1963. - Р. 282-522.
38. Schmiegelow P., Beradi G., Lindece J., Puschmann M. Quantitative autoradiographische Untersuchungen an Haaren, Haut und Ndgeln mit den Vorldufen 35S-Cystin, 35S-Methionin und 3H-Thymidin in: Tierexperiment. Therapiewoche. - 1981. - 31: 8453-8460.
39. Schweikert H., Wilson J.D. Regulation of human hair growth by steroid hormones. Testosterone metabolism in isolated Hair. J Clin Endocrinol Metab. - 1974. - 40: 413-417.
40. Schwemmler B. Einflue von Vitamin A auf Haar- und Nagelwachstum. Munich, med.wsch. - 1939. -1226.
41. SulzbergerM.B., Witten V.H., Kopf A.W. Diffuse alopecia in women. Its unexplained apparent increase in incidence. Arch Dermatol. - 1960. - 81: 556-560.
42. Tronnier H. und Kuhn-Bussius Н. Experimentelle Untersuchungen bber die Wirkung von UV-Strahlen auf Haare. Ann.ital.Derm.clin.Sperimentale. - 1961/62. - 16: 128-138.
43. Tronnier H., Pfitzer H. Modelluntersuchungen zum Nachweis der Brauchberkeit einfacher Routinmethoden zur Beuteilung der Haarqualitdt. Kosmetologie. - 1972. - 2:220-226.
44. Trueb R.M. Das idiopathische chronische Telogeneffluvium der Frau. Hautarzt. - 2000. - 51: 899-905.
45. Whiting D.A. Chronic telogen effluvium: increased scalp hair shedding in middle-aged women. J Am Acad Dermatol. - 1996. - 35: 899-906.
46. Wyatt T.C., Carabello C.A. undFleitcherМ.Е. Hypervitaminosis A. Report of a case. J.Amer.med.Ass. - 1950. -144:304.
47. Zarafonetis C.J.D. Darkening of gray hair duringparaaminobenzoic acid. J.inv.Derm. - 1950. - 15: 399-401.

8 июля 2008 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика