Препараты йода в укреплении здоровья детей

Комментарии Опубликовано в журнале:
Педиатрия №1, Приложение Consilium Medicum, 2010

Л.А.Щеплягина
ФГУ ФНКЦ детской гематологии, онкологии, иммунологии Росмедтехнологий, Москва

В настоящее время проблема йодного дефицита является глобальной [1–7]. Это связано с распространенностью йоддефицитных заболеваний (ЙДЗ) во многих странах и большим числом вовлеченных в нее людей. В мире риску развития йодного дефицита подвержено 2 млрд человек, в том числе 740 млн имеют эндемический зоб, 43 млн страдают умственной отсталостью вследствие йодного дефицита [7].

Таблица 1. Суточная потребность человека в йоде, мкг/сут (ВОЗ, 2007)

Дети 0–6 лет90
Дети 6–12 лет120
Подростки (старше 12 лет) и взрослые150
Беременные и кормящие женщины250

Практически вся территория России относится к регионам с недостаточным содержанием йода в окружающей среде [1–4, 8]. При этом, по данным Эндокринологического научного центра РАМН [2], население нашей страны ежедневно потребляет в среднем 40–80 мкг йода в сутки. Риск развития ЙДЗ в России имеют 98 млн человек [2, 3].

Распространенность ЙДЗ сопровождается снижением интеллектуального потенциала населения [1, 2, 8–17]. Показатели умственного развития населения в районах зобной эндемии на 13–15% ниже таковых в регионах с достаточным йодным обеспечением. При тестировании детей в регионах России (2005 г.) установлено снижение на 11–18% показателя IQ (индекса интеллектуального развития) у подрастающего поколения. Оценка и прогноз нарушений познавательных способностей ребенка на йоддефицитных территориях неразрывно связаны с пониманием роли йода в развитии нервной системы.

Механизмы влияния йода на интеллект и развитие ребенка обусловлены эссенциальностью тиреоидных гормонов (ТГ) для формирования, созревания и функционирования центральной нервной системы (ЦНС) [14, 16, 18–20].

Сывороточный тироксин (Т4) в тканях мозга, глиальных клетках, тиниоцитах третьего желудочка, астроцитах превращается в трийодтиронин (Т3). Т3контролирует в мозге образование многих функционально значимых белков.

До недавнего времени считали, что в течение трех лет после рождения имеют место самые высокие темпы роста, миелиногенеза и созревания мозга, поэтому в этом возрасте человек особенно остро нуждается в полноценном обеспечении йодом. В настоящее время доказано, что процесс дифференцировки и обновления клеток мозга осуществляется в течение всей жизни человека и, следовательно, йод и ТГ нужны человеку от рождения до старости.

Для раннего выявления интеллектуального дефицита и оценки эффективности йодной профилактики целесообразно использовать специализированные методы психологической диагностики, принятые в мировом сообществе [17].

В отдельных случаях для этих целей применяются инновационные тесты, разработанные детскими психологами совместно с педиатрами и апробированные на больших выборках здоровых детей.

По общему мнению, наиболее информативными для оценки состояния высших психических функций являются методы и тесты, которые позволяют получить объективную оценку основных параметров когнитивной и психоэмоциональной сферы, речевого развития, возрастного формирования навыков и способности ребенка к социальной интеграции [4, 10–16].

Учитывая эссенциальную роль йода и ТГ для ЦНС растущего организма, в последние годы появились исследования, посвященные изучению последствий йодного дефицита для психического развития детей [4–6, 9, 19, 21].

В зарубежной литературе практически нет информации о проявлениях йодного дефицита у детей раннего возраста, если не касаться рождения маловесных детей, с врожденными аномалиями развития и младенцев, имеющих последствия органического поражения ЦНС на ранних стадиях внутриутробного развития.

Вместе с тем потребность в йоде и ТГ у младенцев чрезвычайно велика [5, 9, 19, 21], их дефицит для них не может пройти бесследно. Есть немногочисленные данные о том, что у 70% этой категории детей в условиях йодного дефицита на первом году сохраняются симптомы перинатального поражения ЦНС [9, 18, 21]. У половины отмечается задержка психомоторного развития на 1,5–2 эпикризных срока и трудности приобретения навыков [3, 4, 12], у трети выявляется задержка речевого развития, у 80% – эмоциональная неустойчивость.

В раннем возрасте [9, 18, 21] у 90% детей в йоддефицитном районе диагностируются замедление речевого развития, у 50% – трудности звукопроизношения, у 20% – трудности общения со сверстниками и взрослыми, у 80% – эмоциональная неустойчивость и агрессивность, у 30% – снижение внимания. При структурном анализе когнитивного дефицита у дошкольников [10–14, 21] в районе зобной эндемии наибольшие нарушения выявлены в сфере восприятия (ниже на 23% по сравнению с нормой; р<0,05) и произвольного внимания (ниже на 46% по сравнению с нормой; р<0,05). У детей с задержкой речевого развития нарушения познания характеризовались снижением внимания, восприятия и кратковременной памяти. Соответствующие значения были на 74, 33 и 35% ниже нормы (р<0,05).

В условиях йодного дефицита дети в период перехода к школьному обучению отличались снижением [10, 13–15] темпов формирования познавательных функций: внимания – в 3 раза, восприятия и мелкой моторики – в 2, мышления – в 1,8 (p<0,05), оперативности принятия решений – в 1,5 (p<0,05) раза.

Доказана зависимость [4, 10, 12, 13, 16] показателей тонкой моторики (r=0,4; p<0,05) и зрительного восприятия (r=0,4; p<0,05) от уровня йодурии, произвольного внимания – от объема щитовидной железы (r=0,4; p<0,05). Установлена взаимосвязь уровня тиреотропного гормона с состоянием аналитико-синтетических процессов (мышление, r=-0,4; p<0,01), Т4 – со зрительным восприятием (r=0,3; p<0,05), вниманием (r=0,3; p<0,05), оперативностью психомоторной деятельности (r=0,3; p<0,05), а также с показателями, характеризующими тревожность (r=-0,3; p<0,05), активацию нервной системы (r=0,3; p<0,05), и общей работоспособностью (r=0,3; p<0,05).

В последние годы все больше появляется работ, в которых установлено, что йодная профилактика может снизить частоту тех или иных клинических проявлений йодного дефицита у детей раннего и дошкольного возраста [6, 9, 13–15, 21].

Как известно, познавательные способности ребенка тесно взаимосвязаны с уровнем интеллекта человека. Поэтому логично встает вопрос о формах и методах эффективной профилактики йодного дефицита для снижения частоты нарушений когнитивных функций и других проявлений парциального дефицита в психоэмоциональной сфере.

Существуют две крупные градации методов йодной профилактики [1, 2, 4, 8, 15, 22–23]. Первая предусматривает массовую, групповую и индивидуальную, вторая – пищевую и медикаментозную формы профилактики. По сути эти формы профилактики в определенной степени взаимообусловлены. Под массовой профилактикой обычно подразумевают пищевую профилактику (применение йодированной соли), под групповой или индивидуальной – медикаментозную (назначение препаратов йода). Суточная потребность и дозы йодсодержащих препаратов определяются (табл. 1) с учетом возрастных норм [7].

Вопрос о необходимости профилактики и коррекции дефицита йода у детей раннего и более старшего возраста до последнего времени оставался дискуссионным. В последние годы появились исследования [4, 10, 12, 13–17], которые позволили по-новому взглянуть на эту проблему. В них были представлены аргументы в пользу необходимости проведения йодной профилактики у детей старше года, в том числе у детей раннего и дошкольного возраста.

В немногочисленных отечественных исследованиях доказано, что применение калия йодида у детей первого года жизни [9, 17, 20] сопровождается нормализацией психомоторного и речевого развития, своевременным формированием навыков и устойчиво положительным эмоциональным статусом ребенка (р<0,05).

Нами оценивалась эффективность йодной профилактики у детей 3–6 лет, посещающих детские дошкольные образовательные учреждения г. Ряжска Рязанской области. Всего обследованы 92 ребенка, из которых в основную и группу сравнения вошли по 46 детей. Медиана йодурии у взятых под наблюдение не превышала 50 мкг/л.

Установлено отрицательное влияние йодного дефицита на физическое развитие, психоэмоциональную сферу, острую респираторную заболеваемость (ОРЗ) детей. Доказано, что чем ниже йодурия, тем меньше длина и масса тела (r=0,57; r=0,55; р<0,05). Отклонения различных показателей интеллектуально-мнестической сферы диагностированы у 84% детей. При этом 14% детей имели грубые нарушения речевого развития и мышления, 70% – парциальный когнитивный дефицит. В структуре нарушений познавательных функций отставание речевого развития составило 36,2%, недостаточный уровень мыслительной деятельности – 34,7%, снижение внимания – 20,9%, дефицит социальных контактов – 4%. Треть (33%) детей не были готовы к школьному обучению, имели трудности с запоминанием стихов и другой новой информации. Установлено, что степень готовности к школьному обучению взаимосвязана с уровнем йодурии (r=0,48; r=0,51; р<0,05). Выявлено, что число заболеваний ОРЗ и продолжительность болезни у обследованных детей были тем больше, чем ниже йодурия (r=0,37, r=-0,34; р<0,05).

Детям основной группы на 6 мес назначили препарат Йодомарин® 100 (Берлин-Хеми АГ, Германия) по 1 таблетке 1 раз в день, что соответствовало 100 мкг йода. После йодной профилактики у детей основной группы йодурия повысилась до нормы (р<0,05). У детей группы сравнения йодурия осталась ниже 50 мкг/л.

Нами установлено, что применение препарата Йодомарин® 100 в течение 6 мес по 100 мкг (1 таблетка) в день у детей раннего возраста ведет к оптимизации темпов линейного роста, особенно у мальчиков (рис. 1), и положительным сдвигам в психоэмоциональной сфере. Отмечено улучшение звукопроизношения, социальных контактов со сверстниками и взрослыми, таких показателей когнитивной сферы, как память, внимание, мышление.

Рис. 1
Рис. 1. Динамика длины тела у обследованных детей раннего возраста на фоне йодной профилактики (основная группа).

Нами доказано также, что прием 1 таблетки в день препарата Йодомарин® 100 с целью коррекции дефицита потребления микроэлемента у дошкольников сопровождался улучшением речевой функции, памяти, мышления, повышением эмоционального тонуса, уровня готовности к школьному обучению, нормализацией социальных контактов со сверстниками и взрослыми (р<0,05). Дети, получавшие препарат Йодомарин® 100, стали значимо опережать сверстников группы сравнения по таким параметрам, как внимание, оперативность мышления, тонкая моторика, реакция на слово и звук (р<0,05).

Динамика некоторых показателей психоэмоциональной сферы у обследованных детей в зависимости от йодной профилактики представлена в табл. 2.

Таблица 2. Показатели когнитивного развития детей 3–6 лет на фоне приема препарата Йодомарин® 100

Параметры, баллМ±mр
основная группа
(n=46)
группа сравнения
(n=46)
Речь (качество звукопроизношения)2,0±0,082,77±0,1<0,05
Речь (рассказ по картинке)2,16±0,092,72±0,1<0,05
Мышление2,1±0,112,66±0,11<0,05
Внимание и образное представление2,16±0,092,88±0,07<0,05
Контакты со взрослыми2,16±0,092,77±0,10<0,05
Контакты с детьми2,38±0,112,88±0,07<0,05
Эмоциональный статус2,05±0,052,83±0,09<0,05

Кроме того, на фоне йодной профилактики у детей раннего и дошкольного возраста отмечено уменьшение частоты и продолжительности ОРЗ (рис. 2, 3).

Рис. 2
Рис. 2. Число пропущенных детьми дней в связи с ОРЗ (в расчете за год наблюдения).

Рис. 3
Рис. 3. Число пропущенных дней детьми раннего возраста в связи с осложненным течением ОРЗ (в расчете на 1 ребенка).

Таким образом, ежедневный прием препарата Йодомарин® 100 в течение 6 мес оказывает положительное влияние на рост, возрастное развитие, состояние высших психических функций и сопровождается снижением частоты ОРЗ у детей 3–6 лет, что позволяет считать необходимым и оправданным осуществлять медикаментозную коррекцию йодного дефицита независимо от возраста ребенка.

1 февраля 2012 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика