Алимемазин в психиатрической практике и общей медицине (обзор литературы)

Комментарии

Опубликовано в журнале:
«Психические расстройства в общей медицине», 2013, №1, с. 56-61 Д.Ф.Пушкарев
ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М.Сеченова Минздрава РФ

Alimemazine (trimeprazine) in psychiatry and general medicine

D.F.Pushkarev
Sechenov First Moscow State Medical University

Введение

В современных условиях, когда «вторая психофармакологическая революция» завершилась, становится все более очевидной недооценка ряда психофармакологических препаратов ранних генераций, связанная, по мнению отдельных авторов, с рекламным ажиотажем, направленным на внедрение новых препаратов (J.Donohue и соавт., 2007; N.Greenslit, 2012). В настоящее время все большим числом исследователей заново оценивается клиническое значение традиционных психотропных средств, возобновляются исследования, посвященные их эффективности и переносимости, возможностям применения в клинической практике (Е.С.Акарачкова, 2010; H.Rahimi, 2012; J.Edwards и соавт., 2012).

Одним из таких получивших «вторую молодость» лекарственных средств является алимемазин - препарат, введенный в клиническую практику более 50 лет назад, но обладающий фармакологическими характеристиками, позволяющими ему конкурировать с современными лекарственными средствами.

Фармакологические свойства

Алимемазин (первоначальное международное наименование - тримепразин) впервые был синтезирован в 1958 г. во Франции в лаборатории фирмы «Theraplix» и достаточно быстро нашел свое применение как «нейролептический, антигистаминный и вегетотропный препарат» (S.Courvoisier и соавт., 1958). Алимемазин получил распространение под торговыми названиями: panectil - в Канаде, repeltin - Германии, temaril - США, theralen - во Франции и Италии, vallergan - в Англии. В России данный препарат в настоящее время распространяется отечественным производителем ОАО «Валента Фарм» под наименованием Тералиджен®.

Алимемазин относится к числу производных фенотиазина - 10-(3-диметиламино-2-метилпропил)-фенотиазина гидротартрат и по химическому строению близок к дипразину и левомепромазину.

Первые работы, посвященные изучению фармакологических свойств алимемазина, принадлежат французским исследователям S.Courvoisier (1958 г.), A.Fernandez- Zoila (1961 г.), I.Rosenblum (1964 г.). Алимемазин характеризуется широким спектром фармакологического воздействия, обусловленным модулирующим влиянием на центральные и периферические рецепторы.

Антагонизм к D2-рецепторам мезолимбической и мезокортикальной систем обусловливает антипсихотическое действие алимемазина, хотя и значительно менее выраженное, чем у ряда других традиционных антипсихотиков, таких как аминазин (S.Courvoisier, 1958). Блокада дофаминовых рецепторов триггерной зоны рвотного и кашлевого центра ствола головного мозга реализуется в противорвотном и противокашлевом эффекте (S.Courvoisier, 1958). Блокада Н1-гистаминовых рецепторов в центральной нервной системе приводит к развитию седативного и гипнотического эффекта, что обеспечивает использование препарата в лечении нарушений сна у взрослых и детей (D.Pringuey, 2007). На периферии блокада Н1-гистаминовых рецепторов проявляется противозудными и противоаллергическими свойствами алимемазина (A.Hudson, 1959; L.Krause, S.Shuster, 1983). Блокада a-адренорецепторов ретикулярной формации ствола головного мозга оказывает седативный эффект, а голубого пятна и его связей с миндалевидным телом - способствует редукции тревоги и страха (S.Stahl, 2008). Блокада периферических a-адренорецепторов и М-холинорецепторов обусловливает спазмолитическое и гипотензивное действие препарата (S.Courvoisier, 1958; ВА. Райский, 1988). Кроме того, трициклическая структура алимемазина, по мнению J.Vega и соавт. (2003 г.), определяет его антидепрессивное действие за счет воздействия на пресинаптические рецепторы и усиления дофаминергической передачи.

Алимемазин имеет благоприятный профиль переносимости и вызывает лишь редкие нежелательные явления - НЯ (S.Courvoisier, 1958; E.Lear, 1961; В.В.Калинин, 1993; B.Antao и соавт., 2005). Интенсивность НЯ (дневная сонливость, вялость, быстрая физическая утомляемость, слабость), как правило, небольшая или умеренная и имеет тенденцию к обратному развитию в течение нескольких дней от начала приема препарата (S.Courvoisier, 1958; L.Lincoln и соавт., 1959; В.М.Шаманина, Г.И.Завидовская, 1964; В.В.Калинин, 1993). По отдельным сообщениям, препарат может оказывать умеренное гипотензивное действие и провоцировать тахикардию (ВА.Райский, 1988). При этом алимемазин не вызывает характерных для ряда других нейролептиков I генерации побочных эффектов - экстрапирамидные и обменные (гиперпролактинемия) нарушения (P.Jones, P.Buckley, 2008).

Препарат обладает широким терапевтическим диапазоном - суточная доза может достигать 400 мг. В частности, при лечении алкогольных психозов алимемазин в дозе до 300 мг/сут позволил эффективно купировать психомоторное возбуждение, психотические проявления (галлюцинаторный синдром), нормализовать сон. При этом наиболее чувствительными к терапии были психозы с психомоторными расстройствами, а также случаи хронического алкогольного галлюциноза. Однако при выявлении признаков атипии (мутизм, псевдогаллюцинаторная, парафренная симптоматика) регистрировалась резистентность к терапии (R.Suttel, SAugi- er, 1961).

Лечение пограничных психических расстройств, включая наблюдающиеся в общесоматической сети, высоких дозировок, как правило, не требует. Положительный клинический эффект реализуется при использовании алимемазина в дозах 5-50 мг/сут (Е.С.Акарачкова, 2010), а соответственно, снижается риск передозировки. Благоприятный профиль безопасности препарата позволяет широко использовать его в детской и геронтологической практике, а также при коморбидной психическим нарушениям органической (сосудистой, посттравматической, инфекционной) и соматической патологии.

Антипсихотические, анксиолитические свойства

Несмотря на принадлежность к классу нейролептиков, алимемазин не предназначен для купирования продуктивной психотической симптоматики. При психозах, как правило, препарат назначается больным с психопатологическими расстройствами органической природы, а также при выявлении низкой толерантности к более мощным традиционным и атипичным антипсихотикам (S.Courvoisier и соавт., 1958).

Более целесообразно назначение алимемазина при расстройствах непсихотического уровня: невротических и неврозоподобных расстройствах (тревожно-фобические, ипохондрические, соматоформные, конверсионные/диссоциативные расстройства), возникающих как в рамках динамики расстройств личности (психогенные реакции), так и при вялотекущей шизофрении (С.В.Иванов, 2011), что обусловлено аффинитетом препарата к тревожной, депрессивной и соматовегетативной симптоматике. В частности, среди клинических эффектов алимемазина подчеркивается его выраженное противотревожное действие (A.Fernandez-Zoila, 1961), позволившее V.Blenfet и соавт. (1961 г.) утверждать, что алимемазин следует рассматривать как преимущественно анксиолитический, а не антипсихотический препарат. При этом, по мнению автора, использование алимемазина в комбинированных схемах в сочетании с антидепрессантами существенно потенцирует его терапевтический анксиолитический эффект.

В 2 исследованиях показана высокая эффективность алимемазина при терапии тревожных проявлений в рамках патологии невротического спектра (I.Rosen- blum, B.Zweifach, 1964; В.М.Воловик и соавт., 1970). Авторы отметили также положительное влияние препарата на обсессивно-компульсивную симптоматику, коморбидную с тревогой или депрессией.

Алимемазин в терапии депрессивных расстройств

Выраженное анксиолитическое действие алимемазина регистрируется у пациентов с аффективной патологией. В исследовании, проведенном на выборке депрессивных больных, В.М.Шаманина и Г.И.Завидовская (1964 г.) установили, что спустя 1,5-2 нед от начала приема препарата (25-75 мг/сут) к транквилизирующему действию алимемазина присоединяется прямой тимоаналептический - стимулирующий эффект. В связи с этим авторы сочли возможным выделить 2 последовательные фазы действия препарата - транквилизирующую и антидепрессивную. При этом анксиолитическая и тимоаналептическая эффективность алимемазина у больных с депрессивным синдромом зависела не столько от нозологической принадлежности расстройства, сколько от синдромальных характеристик: наличия в клинической картине тревоги, ажитации и психомоторного возбуждения.

По данным ТА.Немчина и ЮЯ.Тупицына (1965 г.), наиболее выраженная тимоаналептическая активность али- мемазина обнаруживается при депрессиях умеренной тяжести продолжительностью до 3 мес. Вместе с тем у больных с длительно протекающими, хотя и неглубокими, депрессиями с монотонностью, однообразием клинической картины с преобладанием апатии, астении и ангедонии, фармакологическая активность алимемазина (независимо от дозы препарата) минимальна. Авторы подтверждают сравнительно невысокую антипсихотическую активность препарата и отмечают его значительно более высокую анксиолитическую эффективность в отношении тревожных симптомов, манифестирующих в рамках депрессивного синдрома по сравнению с тревожными проявлениями в структуре паранойяльного или параноидного синдрома.

B.Naviau и соавт. (1960 г.) обнаружили высокую тимоаналептическую эффективность алимемазина при депрессиях позднего возраста, а также ипохондрических депрессиях. В 25 наблюдениях при лечении депрессий с тревожно-фобическими проявлениями препарат, назначавшийся в дозе 100-600 мг/сут в течение 1 мес, привел к почти полной ремиссии у 16 (64%) больных и значительному улучшению у 9 (37%). При атипичных и смешанных состояниях препарат (использованные дозировки 500-800 мг/сут) также позволил достичь ремиссии. G.Iosse и M.Lavuane (1961 г.) также сообщают о высокой терапевтической эффективности алимемазина при лечении сенильной депрессии. В рамках исследования дозозависимых эффектов (максимальная дозировка, применявшаяся в исследовании, составила 600 мг/сут) авторы выделяют 2 фазы фармакологического воздействия алимемазина: в малых и средних дозах (до 75 мг/сут) препарат вызывал отчетливый анксиолитический и антидепрессивный эффект, в то время как в более высоких дозах оказывал седативное и умеренное антипсихотическое действие.

Терапия психовегетативных нарушений

Значительное число доступных исследований эффективности и переносимости алимемазина посвящено лечению соматоформной вегетативной дисфункции. В частности, уже в исследовании G.Iosse и M.Lavuane (1961 г.) отмечена высокая эффективность препарата при терапии больных с выраженными вегетативными нарушениями. У больных быстро редуцировались «извращенные» вегетативные реакции, восстанавливался нормальный вегетативный тонус. E.Lear и соавт. (1961 г.) охарактеризовали вегетотропное воздействие алимемазина как направленное в сторону возрастания амфотонических (сбалансированных) реакций. По результатам проведенного исследования удельный вес таких реакций вегетативной нервной системы после лечения алимемазином возрос в 6 раз за счет снижения возбудимости симпатического и парасимпатического ее отделов.

В исследовании В.В.Калинина (1993 г.) на выборке больных с хроническим алкоголизмом продемонстрирована эффективность алимемазина в отношении вегетативных нарушений при абстинентном синдроме. У пациентов, получавших алимемазин, уменьшались явления гипергидроза, тремор, чувство жажды. Препарат уменьшал мышечное напряжение, судорожные явления и болевые ощущения в скелетной мускулатуре. Редуцировались тревога и дисфория, нормализовался сон. Автор отмечает более мягкое и менее токсичное действие алимемазина у больных с абстиненцией по сравнению с нейролептиками - аминазином, нозинаном-тизерцином и галоперидолом.

Указанные наблюдения подтверждаются и в работах современных авторов. В частности, в исследовании Е.САкарачковой (2010 г.) показана эффективность алимемазина у пациентов, страдающих «вегетативной дисфункцией» (соответствует диагнозу «соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы» по Международной классификации болезней 10-го пересмотра - МКБ-10). В работе, выполненной на материале 1053 амбулаторных неврологических пациентов с вегетативной дисфункцией, алимемазин назначался в дозе 15 мг/сут, разделенной на 3 приема, в течение 8 нед. Автор сообщает (по результатам клинического и психометрического обследования) о значимом снижении выраженности соматовегетативных симптомов. На терапии алимемазина отмечена частичная или полная редукция таких патологических проявлений, как ощущение сердцебиения, перебоев в работе сердца, чувство нехватки воздуха и учащенное дыхание, желудочно-кишечный дискомфорт, метеоризм, абдоминальные алгии, головные боли напряжения. Снижение выраженности симптоматики сопровождалось повышением работоспособности, улучшением качества ночного сна: сон становился глубоким, непрерывным, приносил чувство отдыха (пациенты отмечали чувство бодрости при утреннем пробуждении).

На базе Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования (СПб МАПО) Т.В.Решетовой (2008 г.) проведено проспективное открытое сравнительное исследование эффективности и переносимости алимемазина по сравнению с беллатаминалом (комбинированный препарат, содержащий алкалоиды белладонны, фенобарбитал и эрготамин) у больных с хронической вегетативной дисфункцией и тревожными проявлениями, включая пароксизмальную тревогу в форме панических атак1. В исследование, проведенное в амбулаторных условиях, был включен 51 пациент. Наблюдения были разделены на 2 группы: 27 человек получали алимемазин в дозе 20 мг/сут, 24 пациента - беллатаминал по 1 драже 3 раза в сутки. Длительность терапии составила 21 день. Согласно представленным автором данным терапия алимемазином привела к значимому улучшению по шкале тревожности Спилбергера-Ханина: реактивная (ситуативная) тревожность снизилась в среднем с 52,8±3,4 до 41,7±4,3 балла, личностная тревожность - с 51,6±2,5 до 44,2±2,6 балла. Регистрировалось также значимое (95% доверительный интервал; p1Автор использует термин «перманентная вегетативная дисфункция с кризами смешанного (тревожно-вегетативного) характера» (Т.В.Решетова, 2008).

В другом исследовании Т.В.Решетовой (2008 г.) оценивалась эффективность алимемазина у пациентов с конверсионным расстройством, неврастенией и сочетанной хронической (длительностью более 5 лет) соматоформной вегетативной дисфункцией (включая тревожно-вегетативные кризы). Выборка включала 40 пациентов: 22 пациента с неврастенией и 18 - с диссоциативным конверсионным расстройством. У всех больных зарегистрирована выраженная соматоформная вегетативная дисфункция в течение последних 5-7 лет. Пациентам 2 групп проводились психотерапевтическое вмешательство и терапия алимемазином в дозе 15 мг/сут (длительность курса 30 дней). Значимое клиническое улучшение в виде снижения проявлений вегетативной дисфункции наблюдалось у 84% больных в 2 группах. В 4 наблюдениях дозировка была повышена в ходе терапии до 20 мг/сут, что привело к положительной динамике соматовегетативных симптомов.

Седативное и гипногенное воздействие

В ряде исследований алимемазин показал выраженный эффект при лечении инсомнии, что послужило основанием для широкого использования препарата в клинической практике в качестве безопасного, не вызывающего привыкания гипнотика. В исследовании R.Suttel и SAugier (1961 г.) было показано, что параллельно с существенным снижением уровня тревоги у пациентов, принимавших алимемазин, редуцировались нарушения сна. При этом благодаря короткому периоду полувыведения (5 ч) сон, вызванный алимемазином, обычно был «легким» и не сопровождался постинсомнической оглушенностью, чувством тяжести и вялости в утренние часы.

Результаты исследования O.Lingjaerde и соавт. (1978 г.) показали, что алимемазин оказывал выраженное гипногенное действие у больных с многолетней инсомнией, не поддающейся воздействию других снотворных. Авторами отмечался хороший терапевтический эффект препарата, купирующего аффективную напряженность при синдроме «ожидания сна».

Седативное и гипногенное воздействие алимемазина нашло применение и в детской клинике. Уже в работе S.Courvoisier и соавт. (1958 г.) отмечено выраженное действие алимемазина на часто наблюдающиеся в детской психиатрической практике симптомы нарушения сна, повышенной раздражительности и возбудимости. J.Gurtler и G.Goralsky (1961 г.), исследуя эффекты алимемазина на выборке детей с умственной отсталостью и эмоциональной возбудимостью, наблюдали значительное улучшение, выражавшееся в снижении возбудимости, появлении большей податливости воспитательным мероприятиям и установлению контактов с окружающими.

В двойном слепом исследовании N.Richman (1985 г.) изучалась эффективность снотворного эффекта алимемазина по сравнению с плацебо у детей дошкольного возраста. Алимемазин назначался в дозе 30-60 мг. Результаты показали общее улучшение качества сна во время лечения (совокупный показатель качества сна рассчитывался с учетом нескольких переменных, характеризующих сон). Показатели в группе алимемазина значимо превосходили параметры в группе плацебо. В то же время автор отмечает, что улучшение показателей качества сна было лишь умеренным, а достигнутый результат не сохранялся при катамнестическом обследовании 6 мес спустя.

В исследовании E.Simonoff и G.Stores (1987 г.) оценивалась эффективность алимемазина при назначении детям в возрасте от 1 до 3 лет, страдавшим ночными кошмарами с тяжелыми пробуждениями. Дизайн исследования включал двойное слепое сравнение алимемазина в дозе 6 мг/кг (45-90 мг на ночь) с плацебо. Всего участие в исследовании было предложено родителям 59 пациентов, из них 20 дали информированное согласие и 18 завершили исследование2. У детей, получавших алимемазин, согласно записям в дневниках родителей, было зарегистрировано значимо меньше пробуждений, меньшим было время ночного бодрствования, дольше - общее время ночного сна (по сравнению с пациентами, получавшими плацебо). Число ночных пробуждений у пациентов, принимавших алимемазин, уменьшилось в среднем на 40% (в среднем 2,4 пробуждения в группе плацебо по сравнению с 1,4 пробуждения в группе алимемазина). При этом исследователи отмечают, что прием алимемазина значимо уменьшал число ночных пробуждений, но ни в одном наблюдении не приводил к полной их редукции. Показатели сна на 1-й и последней (4-й) неделе приема алимемазина не различались между собой. Катамнестическое наблюдение по окончании терапии не показало в группе алимемазина значимого отличия показателей качества сна по сравнению с исходными значениями (до начала терапии). Таким образом, полученные результаты позволяют авторам рассматривать алимемазин как эффективное средство для краткосрочной коррекции нарушений сна у детей. В то же время, в связи с возможностью возобновления инсомнических проявлений после отмены препарата, исследователи рекомендуют алимемазин лишь для временного или адъювантного терапевтического воздействия.
2В 2 наблюдениях пациенты не завершили исследования: в одном наблюдении - по желанию матери, связавшей кошмарные сновидения у ребенка с приемом алимемазина, в другом - в связи с тем, что мать не смогла уговорить ребенка принять препарат.

Использование в соматической медицине

Благодаря хорошей переносимости, вегетостабилизирующим и антигистаминным свойствам алимемазин нашел применение в общемедицинской сети у пациентов с психическими/психосоматическими расстройствами, сопровождающими соматическую патологию (И.Ю.Дороженок, 2011). Как средство, оказывающее антиаллергическое действие и нормализующее тонус вегетативной нервной системы, препарат широко используется при лечении кожных болезней, например зудящих и аллергических дерматозов (A.Hudson, 1959; L.Lincoln, 1959). По данным, полученным в клинике кожных и венерических болезней (директор - доктор медицинских наук, профессор О.Ю.Олисова) и на кафедре психиатрии и психосоматики ФППОВ (заведующий кафедрой - академик РАМН А.Б.Смулевич) ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М.Сеченова, препарат эффективен в терапии кожного зуда как при объективно диагностируемых дерматозах (кожных заболеваниях), так и в случаях обусловленного психической патологией «идиопатического» зуда (неуточненного - L299 по МКБ-10), включающего соматоформный зуд и зуд по типу интраэпидермальной дизестезии (А.Б.Смулевич и соавт., 2012). Тералиджен® (в дозе 5-20 мг/сут) обнаруживает также положительное воздействие на другие сенестопатии, реализующиеся в пространстве кожного покрова (тактильные иллюзии, кожные истероалгии, изолированные телесные фантазии) и ассоциированные с патологическими телесными сенсациями соматовегетативные дерматологические нарушения (гиперемия, цианоз, отечность, уртикароподобная сыпь). Снотворный эффект препарата способствует коррекции связанной с интенсивными кожными сенсациями (зудом) инсомнии. Необходимо учитывать, что сочетание с антигистаминными средствами, используемыми в дерматологической практике, может потенцировать явления поведенческой токсичности. Соответственно, при комбинированной терапии показана коррекция доз используемых антигистаминных препаратов.

Алимемазин эффективен в пульмонологии (при диспноэтических расстройствах), оториноларингологии (болезнь Меньера и меньероподобные приступы), при разных аллергических заболеваниях (Н.Н.Тимофеев и соавт., 1966). В гастроэнтерологии препарат применяется для купирования боли при язвенной болезни и хроническом колите. В гинекологической практике препарат используется при предменструальном синдроме, дисменорее, хронических воспалительных процессах в малом тазу, люмбалгиях и др. (H.Pelissier и соавт., 1962).

Антиэметические свойства и спазмолитическое действие на гладкие мышечные волокна позволяют использовать препарат для премедикации перед гастроэзофагоскопией, бронхоскопией (S.Rafstedt, 1963; Д.Ф.Ибрагимов, 2008), а также в стоматологии (J.Roelofse и соавт., 1998). При использовании в качестве премедикации перед полостным оперативным вмешательством препарат предупреждает послеоперационную рвоту (J.Goh и соавт., 1999), а также эффективен при лечении привычного срыгивания и рвоты у детей раннего возраста (S.Rafstedt, 1963).

B. Antao и соавт. (2005 г.) проведено двойное слепое проспективное плацебо-контролируемое исследование (12 детей в возрасте от 8 до 180 мес; средний возраст 36 мес, перенесших в течение последнего года оперативное вмешательство на желудке). Речь идет о традиционной фундопликации по Ниссену (9 наблюдений) и лапароскопической (3 наблюдения). К началу исследования среднее число рвотных позывов составляло 60±29,4 в неделю, средняя продолжительность симптомов - 4,5 мес (1-52 мес). У всех детей наблюдались послеоперационные неврологические осложнения (рвотные позывы, рвота). Пациенты были случайным образом распределены на 2 группы: часть получала в течение 1 нед алимемазин в дозе 0,25 мг/кг 3 раза в день (не более 2,5 мг на прием), другая часть - плацебо. Было показано значимое (pЗаключение

Алимемазин, относимый к классу нейролептиков, обладает оригинальным спектром психотропной активности. Будучи сравнительно низкопотентным в отношении продуктивной психотической симптоматики, препарат обладает выраженным анксиолитическим и вегетостабилизирующим действием, а также проявляет тимоаналептическую активность. Благодаря отсутствию аддиктогенного потенциала алимемазин может использоваться в качестве альтернативы бензодиазепиновым анксиолитикам в случаях, когда назначение последних нежелательно. Сочетание седативного и противотревожного действия, а также короткий период полувыведения позволяют использовать алимемазин в качестве эффективного гипнотика, не вызывающего ощущения «тяжести» после пробуждения. Антигистаминный, противоэметический и спазмолитический эффекты определяют возможности широкого применения алимемазина при психических нарушениях у пациентов общей медицинской практики, в частности в дерматологии, не только при лечении зудящих дерматозов, но и при психопатолологических образованиях круга сенсопатий, реализующихся в пространстве кожного покрова. Препарат успешно используется в хирургии, стоматологии, аллергологии. Как указывает Т.В.Решетова (2008 г.), полимодальное воздействие алимемазина, включающее антипсихотический, седативный, снотворный, вегетостабилизирующий и антидепрессивный эффекты, позволяет в ряде случаев, требующих комплексного фармакодинамического воздействия, ограничиться назначением монотерапии, что снижает вероятность возникновения НЯ, а также повышает приверженность лечению. Препарат обладает широким терапевтическим диапазоном и благоприятным профилем безопасности и переносимости, в связи с чем допускается его использование в педиатрической и геронтологической практике, при лечении в амбулаторных условиях, а также в общей медицине у соматически отягощенных пациентов.

Список использованной литературы
1. Акарачкова Е.С. К вопросу диагностики и лечения психовегетативных расстройств в общесоматической практике.Лечащий врач. 2010; 10:2-7.
2. Воловик ВМ, Михаленко ИН., Немчин ТА Нейропсихотропные средства в клинике психических и нервных заболеваний. В кн.: ТрудыЛНИПИ им. ВМБехтерева.Л.: 1970; с. 217-26.
3. Дороженок ИЮ. Клинико-терапевтические аспекты психосоматических расстройств. Врач. 2011; 9:3-5.
4. Ибрагимов ДФ. Алимемазин во врачебной практике. Журн. неврол. и психиатр. им. С.СКорсакова. 2008;9.
5. Иванов СВ. Аспекты фармакологической активности препарата Тералиджен® (МНН алимемазин). XV Съезд психиатров: сателлитный симпозиум компании «Валента Фарм».Дифференциальный подход к фармакотерапии тревожных расстройств (репринт). Эффективная психофармакотерапия: неврол. и психиатрия. 2011; 1:9-14.
6. Калинин В.В. Терален: применение в клинической практике. Соц и клин, психиатрия. 1993; 3 (2): 143-7.
7. МашковскийМД.Лекарственные средства. В 2 т. 14-е изд. М.: Новая Волна, 2002.
8. Морозов ПВ. Психиатрия в кризисе?Дневник психиатра. 2012; 1: 1-4.
9. Незнанов НГ., Морозов ПВ., Мартынихин ИА Куда идешь?Пси- хиатр. и психофармакотер. 2011; 4.
10. Немчин ТА, Тупицын ЮЯ. Опыт лечебного применения те- ралена в клинике неврозов. Вопр. психиатр. и невропатол. 1965; 11:218-30.
11. Решетова ТВ. Многоликая истерия в общей врачебной практике. Атмосфера: нервные болезни. 2008; 3:13-4.
12. Решетова Т.В. Нарушения вегетативной нервной системы в общей врачебной практике и их лечение. Атмосфера: нервные болезни. 2008; 4: 6-8.
13. Смулевич А.Б. и др. Психопатология психических расстройств в дерматологической клинике (модель психической патологии, ограниченной пространством кожного покрова). Психич. расстройства в общей медицине. 2012; 1:4-14.
14. Тимофеев НН., Тимофеева АН., Замахов ШМ. Терален и его терапевтическое влияние на структуру депрессии. Журн. невро- патол. и психиатр. им. С.СКорсакова. 1966; 66 (12): 1855-64.
15. Шаманина ВМ., Завидовская ГИ. Терапевтическая оценка тералена в клинике депрессивных состояний. Журн. невропа- тол. и психиатр. им. С.СКорсакова. 1964; 2:1741 -5.
16. Antao B, Ooi K,Ade-AjayiN et al. Effectiveness of alimemazine in controlling retching afterNissenfundoplication. JPediat Surg 2005; 40 (11): 1737-40.
17. Antonuccio DO, Danton WG, McClanahan TM. Psychology in the prescription era: building a firewall between marketing and science. Am Psychol 2003; 58 (12): 1028-43.
18. Blenfet V, Levis S, DaubyJ, Beelen L. Pharmacological study of a new tranquilizing agents. Acta NeurolPsychiat (Belg) 1961.
19. Courvoisier S, Ducrot R, Fournel J et al Proprietespharmacologi- ques generates dun nouveau derive de lapheniothiazine neurolepti- quepuissant a action neurovegetativ discrete, le chlorhydrate de (methyl-2 dimethylamino-3 propyl-1)-10phenothiazine (6549 RP). Arch IntPharmacodyn Ther 1958; 115:90.
20. Donohue JM, Cevasco M, Rosenthal MB. A decade of direct-to-con- sumer advertising of prescription drugs. N EnglJ Med 200 7; 35 7 (7): 673-81.
21. EdwardsJ, CocksJ, BurnettP, Maud D. Randomized controlled trial of clozapine and CBTfor first-episode psychosis with enduring positive symptoms: a pilot study. Schizophr Res Treatment 2011.
22. Ferber R. Sleep disorders in infants and children. In: TRiley (ed). Clinical aspects of sleep and sleep disturbance. Boston: Butterworth 1985; p. 113-57.
23. Fernandez-Zoila A Le Tartrate d alimemazine enpratique en psychiatrique ambulatoire. Pratique Psychiat 1961; 22:1355-7.
24. Goh JCY, Ng ASB, Sim KM. Postoperative vomiting in the paediatric outpatient general surgical population. Singapore MedJ1999; 40 (3): 144-6.
25. GreenslitNP, Kaptchuk TJ. Antidepressants and advertising:psycho pharmaceuticals in crisis. Yale J Biol Med 2012; 85 (1): 153-8.
26. Gurtler J, Goralsky G. Testing of theralen on 70 mentatty-defective and unstable children and children with character disorders and mental retardation in an IMP medical unit. Rev Neuropshychiat Infant 1961;9:284-7.
27. Hudson AL. A new drug for control of itching - Trimeprazine [10- (3-Dimethylamino-2-Methylpropyl)-Phenothiazine]. CanadMAJ 1959; 80.
28. Iosse G, Lavuane M. Le Tartrate dalimemazine in ambulatory psychiatric practice. Gasette Med (France) 1961; 2:193.
29. Jones PB, Buckley PF. Schizophrenia. Elsevier Health Sciences 2006.
30. Krause L, Shuster S. Mechanism of action of antipruritic drug. BMf 1983; 287:1199-200.
31. Lear E, Suntay R et al Antigistamine drugs in pre-anaesthetic medication. Anesthesiol 1961; 22: 529.
32. Lincoln C, Nordstrom B, Batts E. Treatment of itching; a preliminary report on results with a new oral anti pruritic. California Med 1959; 90 (2): 126-7.
33. Lingjaerde O, BerglundJ, Bratland S et al Alimemazine (vallergan) as hypnotic in general practice. Pilot project and double-blind comparison with placebo. Curr Ther Res 1978; 24 (4): 388-96.
34. Naviau J, Benoit I, Fouche O et al Ann Med Psychol 1961; 1 (4): 579.
35. Nutt D, Goodwin G. ECNP Summit on the future of CNS drug research in Europe 2011: report prepared for ECNP by David Nutt and Guy Goodwin. EurNeuropsychopharmacol 2011; 21:495-9.
36. Paul SIM, Mytelka DS, Dunwiddie CT et al How to improve R&D productivity: the pharmaceutical industry's grand challenge. Nat Rev DrugDis 2010;9 (3): 203-14.
37. PelissierH, Maserau P, FornegranJ. Pshychiatric disorder andgy- necological symptoms in middle aged women. Ann Med Psychol 1962; 2:346.
38. Pringuey D. How could circadian rhythm resynchronization alleviate depression? Medicographia 2007; 29: 74-7.
39. Rafstedt S. Medical treatment of habitual vomiting. Acta Paediatr (Suppl.) 1963; 46:122-4.
40. Rahimi HR, Shiri M, Razmi A Antidepressants can treat inflammatory bowel disease through regulation of the nuclear factor- B/nitric oxide pathway and inhibition of cytokine production: a hypothesis. WorldJ GastrointestPharmacol Ther 2012; 3 (6): 83-5.
41. Richman N. A double blind trial of drug treatment in young children with waking problems. J Child Psychol Psychiat 1985; 26:591 -8.
42. RoelofseJA LouwLR, Roelofse PG. A double blind randomized comparison of oral trimeprazine methadone and ketamine-midazolam for sedation of pediatric dental patients for oral surgical procedures. Anesth Prog 1998; 45 (1): 3-11.
43. Rosenblum I, Zweifach B. Treatment of obsessive-compulsive neurosis. AJFarmacolExp Ther 1964;p. 58-63.
44. SimonoffEA Stores G. Controlled trial of trimeprazine tart rate for night waking Arch Disease Childhood 1987; 62:253-7.
45. Stahl SM. Essential psychopharmacology. Neuroscientific basis and practical applications. 2nd ed. Cambridge University Press. NY2008.
46. Suttel R, Augier S. Alimemazine tart rate in psychiatric practice. Gazette Med (France) 1961; 6: 86.
47. VegaJA MortimerAM, Tyson PJ. Conventional antipsychotic presentation in unipolar depression I: an audit: and recommendations for practice. f Clin Psychiat 2003; 6-4 (5): 568-74.

Сведения об авторе
Пушкарев Дмитрий Федорович - мл. науч. сотр. ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М.Сеченова Минздрава РФ.

20 августа 2014 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика