Бешенство животных в Российской Федерации

Комментарии

Верораб
Инактивированная вакцина для профилактики бешенства, приготовленная на культуре клеток ВЕРО

Имогам Раж
Человеческий иммуноглобулин для профилактики бешенства

Бешенство
№1 (37) январь - февраль 2005 г.

    Бешенство животных в Российской Федерации

    В.А. Ведерников, И.В. Балдина, А.А. Шабейкин, А.М. Гулюкин, А.А. Харкевич, М.В. Шабейкина
    ВНИИ экспериментальной ветеринарии, Москва

    Результаты анализа доступной оперативной и официальной статистической информации заставляют сделать вывод, что начавшаяся в нашей стране еще в 1994 г. эпизоотия природного бешенства пока не прекратилась. Следовательно, обстановка остается сложной и очень опасной. В 2002 г. в регионах России было зарегистрировано 3135 пунктов, неблагополучных по бешенству животных, что на 50,2 % выше показателя 2001 г. Учтены 3950 случаев болезни у животных против 2442 случаев в 2001 г. (увеличение на 61,7 %). Не наметилось улучшения обстановки и в первом полугодии текущего года. Показатели заболеваемости животных намного превысили уровни 2002 г.

    Случаи бешенства регистрировались в 48 субъектах Российской Федерации (в 2001 г. - в 47). Наметилась тенденция расширения ареала болезни. В 2002 г. вспышки бешенства возникли в Ивановской, Пермской областях и в Красноярском крае - на территориях, считавшихся благополучными.

    Обстановка осложнилась во всех регионах страны, кроме Северного и Северо-Кавказского (табл. 1). В Центральном регионе число выявленных случаев болезни по сравнению с показателями 2001 г. возросло в 2,4 раза, а число неблагополучных пунктов - в 2,6 раза. В Уральском регионе соответствующие показатели возросли в 2,8 и 2,3 раза. В Поволжье число заболевших животных увеличилось на 63,8%, в Западно-Сибирском регионе - на 51,5%, а в Центрально-Черноземном - на 34,3%. Главным резервуаром и распространителем рабического вируса была и остается лисица. На нее в 2002 г. пришлись 92,6% случаев бешенства, выявленных у диких животных (в 2001 г. - 89,7%). Однако нельзя не учитывать эпизоотологическое и эпидемиологическое значение бешенства волков. В течение года было зарегистрировано 19 случаев заболевания этих хищников - в Псковской, Смоленской, Орловской, Воронежской, Пензенской, Астраханской, Волгоградской, Ростовской, Тюменской, Омской областях и в Татарстане. При этом в Смоленской области бешенство у волков диагностировали 2, в Волгоградской 3, а в Ростовской - 5 раз. Все эти случаи возникли на фоне эпизоотии на перечисленных территориях и, по-видимому, были связаны с ростом численности хищников.

    Заметно участились и случаи заражения енотовидных собак (43 в 2002 г. против 24 в 2001 г.). Факт участия енотовидных собак в распространении болезни был особенно выражен в Псковской (10 случаев в 6 районах), Ивановской (4 случая), Смоленской, Московской, Тверской, Тульской (по 3 случая), Калужской, Брянской, Владимирской, Волгоградской и Астраханской (по 2 случая) областях. Единичные случаи заболевания этих животных выявлены также в Орловской, Курской, Воронежской, Свердловской областях, в Татарстане и Башкортостане. Значимость проблемы бешенства енотовидных собак, видимо, будет возрастать (прежде всего, в областях северо-запада и центра страны). Опыт стран Балтии показывает, что при отсутствии контроля за численностью этот хищник может стать важным элементом природного резервуара рабического вируса.

    Один из обязательных элементов эпизоотологического анализа - оценка видовой структуры заболеваемости животных. Соответствующие данные представлены в табл. 2. По стране в целом значительное количество выявленных случаев болезни (38,5%) пришлось на диких животных, что подтверждает природный характер эпизоотии. Чаще, чем в 2001 г. выявляли бешенство и у других диких хищников: хорька (9 случаев), корсака (9), куницы (3), дикой кошки и норки. Продолжался рост заболеваемости барсука (15 случаев в 2000 г. против 11 в 2001 г.). Чаще вовлекались в эпизоотические цепи и представители других отрядов. Бешенство диагностировали у крыс (4 случая), хомяков (2 случая), лося, косули, белки, ондатры, кролика, летучей мыши. Такая картина типична для периода подъема природной эпизоотии.

    В указанные периоды закономерно повышается и важность проблемы профилактики бешенства сельскохозяйственных и домашних животных. Потери крупного рогатого скота в 2002 г. возросли до 1126 голов. Многим неблагополучным хозяйствам нанесен значительный экономический ущерб, поскольку возникли не только единичные случаи, но и крупные вспышки болезни, при которых потери исчислялись десятками голов скота (Шелаболихинский район Алтайского края, Сорочинский, Курманаевский и Александровский районы Оренбургской области). Обычно при этом возникал риск заражения большого числа людей. В Астраханской области возникли крупные вспышки бешенства мелкого рогатого скота. Потеряно более 100 голов овец. В одном из хозяйств Липецкой области погибли от бешенства 7 лошадей.

    Прямым следствием подъема природной эпизоотии явилось учащение случаев заболевания собак (685) и кошек (392). Ни одно из погибших домашних животных не было вакцинировано. Важен и другой факт - участилось выявление бешенства у бродячих, безнадзорных собак и кошек.

    На долю собак пришлось 17,4%, на долю кошек - 9,9% учтенных за год случаев бешенства. Осталась высокой (28,5%) доля потерь крупного рогатого скота. Доля других сельскохозяйственных животных составила 5,7% всех учтенных случаев бешенства. В абсолютном выражении потери крупного рогатого скота (1126 голов) оказались максимальными за последние 8 лет. Такого же максимума достигло число заболевших кошек (392) и собак (686). Фактически все показатели 2002 г. являются рекордными.

    Как и в 2001 г., были очень существенными региональные различия видовой структуры заболеваемости. Преобладание случаев бешенства диких животных оказалось характерным для Северо-Западного, Центрального, Центрально-Черноземного, Волго-Вятского, Поволжского и Западно-Сибирского регионов. Но в зоне Урала на первый план вышли случаи заболевания крупного рогатого скота, а на Северном Кавказе - бешенства собак. Главной причиной различий являются неодинаковые масштабы лабораторных исследований биоматериала от диких хищников. Во многих неблагополучных субъектах РФ масштабы этих исследований настолько малы, что судить об истинной распространенности бешенства можно только предположительно. Если в Московской области в 2002 г. исследовали 121 пробу материала от промысловых диких животных, то во Владимирской области только 12, в Калмыкии - 6, в Ульяновской области - 3. Сохранилась свойственная природной эпизоотии сезонность бешенства (высокая заболеваемость в январе-апреле, заметный спад в мае-июле и постепенный мощный подъем в последующие месяцы года). Причины подъема природной эпизоотии в 2002 г. хорошо известны. Погодные условия благоприятствовали сохранению приплода и росту численности не только лисиц, но и других диких псовых. Надлежащее регулирование плотности популяций этих животных "охотничьими методами" не было обеспечено даже в заповедниках. В результате регулятором стала эпизоотия. Лесные пожары, возникшие в ряде субъектов Российской Федерации, видимо, обусловили миграции хищников, способствовавшие распространению болезни. Но главную роль сыграли особенности биологии хищников (прежде всего, лисиц), закономерные сезонные изменения их активности. Известен факт приближения мест обитания лисиц к окрестностям населенных пунктов, к территориям, занятым дачными и садово-огородными участками. Следовательно, вполне закономерно появление заболевших бешенством и потерявших осторожность хищников на окраинах крупных населенных пунктов, на территории животноводческих ферм, в стадах скота на пастбищах, на улицах сел и деревень. Поэтому неизбежны нападения на скот, стычки с собаками, контакты с кошками.

    Безответственность владельцев домашних животных пока умножает число безнадзорных собак и кошек как в сельской местности, так и в городах. Контакты этих животных с лисицами возможны на улицах, в лесу или в поле и (особенно) на многочисленных свалках бытовых отходов. В результате в 2002 г. продолжалось выявление случаев бешенства во многих крупных населенных пунктах. Их регистрировали на территориях всех неблагополучных субъектов Российской Федерации и в 25 административных центрах этих субъектов. В общей сложности в городах и крупных поселках, имеющих статус райцентра, за год было выявлено 492 случая бешенства животных (в 2001 г. - 319). Процесс прогрессирует. Болезнь диагностировали у 194 собак, 150 лисиц, 98 кошек, 30 голов крупного и 4 голов мелкого рогатого скота, 4 свиней, а также у 4 енотовидных собак, корсака, барсука, куницы, 3 крыс, хомячка и даже у летучей мыши (Невинномысск). Абсолютное большинство этих случаев закономерно пришлось на эпицентры эпизоотии, а динамика их выявления полностью соответствовала динамике эпизоотического процесса природного бешенства (выраженные подъемы заболеваемости в первом и четвертом кварталах).

    В список неблагополучных городов, являющихся административными центрами субъектов Российской Федерации, вошли Псков, Владимир, Калуга, Рязань, Тверь, Москва, Нижний Новгород, Курск, Воронеж, Белгород, Липецк, Волгоград, Астрахань, Саратов, Пенза, Элиста, Краснодар, Ставрополь, Махачкала, Владикавказ, Черкесск, Оренбург, Барнаул, Новосибирск, Омск. Прослеживалась прямая связь с осложнениями обстановки на указанных территориях. В некоторых случаях имели место завоз зараженных животных (Москва) или выявление единичных случаев бешенства в основном на городских окраинах (Волгоград, Новосибирск, Барнаул, Калуга, Саратов, Псков, Тверь, Белгород, Омск, Пенза). Однако чаще вспышки болезни регистрировали хотя и неоднократно, но со значительными интервалами и без связи между возникавшими эпизоотическими очагами. Буквально вперемежку диагностировали бешенство у лисиц, кошек, собак и даже сельскохозяйственных животных (Элиста, Липецк, Воронеж, Оренбург, Рязань, Астрахань, Ставрополь, Владимир) или только у кошек (Нижний Новгород). Довольно четко просматривалась роль диких хищников как источников заражения безнадзорных домашних животных. Исключение, как и в прошлом году, составили Владикавказ и Махачкала, где остается возможной цепная передача вируса среди бродячих собак и эпизоотия сохраняет смешанный характер.

    В первой половине 2003 г. эпизоотическая обстановка стала еще сложнее. Возникли крупные вспышки бешенства в Северном регионе (Республика Коми и Ненецкий национальный округ). Продолжился подъем эпизоотии в центре страны, в Центрально-Черноземном и Поволжском регионах. Осложнилась обстановка в Волго-Вятском регионе, особенно в Нижегородской области. Улучшение ситуации на этих территориях, возможно, произойдет лишь в следующем году.

    В то же время в Северо-Кавказском, Уральском и Западно-Сибирском регионах в июне-июле 2003 г. наметился спад эпизоотии. Исключение составили Ростовская область и Республика Северная Осетия-Алания, где число выявляемых случаев бешенства животных пока не снижается. Вызывает тревогу обстановка в Хакасии (Восточно-Сибирский регион), где впервые за многолетний период возник очаг болезни, поддерживаемый лисицами.

    Циклические и сезонные подъемы и спады эпизоотии характерны для природного бешенства. Поэтому вполне возможно, что эпизоотологическая обстановка в России улучшится. Но вслед за этим закономерно наступит новый подъем эпизоотии за счет активизации сохранившихся природных очагов болезни.

    В 2002 г. по стране в целом были вакцинированы против бешенства 3488,4 тыс голов крупного рогатого скота (в 2001 г. - 3337,9 тыс голов), 2652,6 тыс собак (в 2001 г. - 2419,3 тыс) и 327,2 тыс кошек (в 2001 г. - 233,6 тыс). Как и ранее, в большинстве неблагополучных субъектов Российской Федерации масштабы вакцинации снижались при спадах эпизоотии и повышались при ее подъемах. Общее повышение уровня вакцинной защиты собак и кошек оказалось незначительным, неадекватным возросшей угрозе заражения домашних животных. Итогом стал рост заболеваемости последних. Проблему радикального повышения уровня защиты кошек вакцинацией решать все-таки придется, поскольку риск их заражения от диких хищников возрастает не только в сельской местности, но и в предместьях крупных городов. Недостаточность уровня профилактики бешенства собак особенно ярко проявились в Северо-Кавказском регионе. Приходится признать, что остается необходимой и вакцинация крупного рогатого скота в зонах особого риска его заражения. Но кампаниям вакцинации скота нужно придать именно профилактический, а не вынужденный характер. Проведенные в 2002 г. локальные кампании оральной иммунизации лисиц не повлияли на характер эпизоотической ситуации бешенства. Особенно заметно возросла доля случаев болезни, выпавших на Центральный и Уральский регионы. Еще заметнее снижение этого показателя на Северном Кавказе. В результате в течение года произошли существенные сдвиги в локализации эпицентров эпизоотии. В первом полугодии максимальное число вспышек болезни приходилось на Астраханскую, Волгоградскую, Белгородскую, Воронежскую, Оренбургскую, Челябинскую, Новосибирскую и Курскую области, территорию Северо-Кавказского региона, Башкортостан, Алтайский край. Во втором полугодии ситуация изменилась. На Северном Кавказе, в Астраханской, Волгоградской областях и в Западной Сибири произошел явный спад эпизоотии. На всей территории Центрально-Черноземного региона обстановка, напротив, существенно осложнилась. Здесь сформировался эпицентр эпизоотии, определивший характер проявлений эпизоотического процесса в соседних областях. В число особенно пострадавших вошли Брянская, Калужская, Московская, Орловская, Тульская, Пензенская, Саратовская и Самарская области. Затем осложнилась обстановка в Волго-Вятском регионе. Описанная "передислокация" эпицентров эпизоотии, несомненно, повлияет на характер обстановки в следующем году.

    © В.А. Ведерников, И.В. Балдина, А.А. Шабейкин, А.М. Гулюкин, А.А. Харкевич, М.В. Шабейкина, 2005

1 июня 2006 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика