Роль контрацепции в улучшении качества жизни женщин, связанного с ПМС и другими нарушениями менструального цикла

Статьи

Опубликовано в журнале "Медицинский совет", №12, 2016

Г.Б. Дикке
ФГАОУ ВО «Российский университет Дружбы Народов», Москва

Введение
Качество жизни – понятие, используемое в социологии, экономике, политике, медицине и некоторых других областях, обозначающее оценку некоторого набора условий и характеристик жизни человека, обычно основанную на его собственной степени удовлетворённости этими условиями и характеристиками. Оно является более широким, чем материальная обеспеченность (уровень жизни), и включает также, кроме прочих объективных и субъективных факторов, и состояние здоровья.

Согласно мнению экспертов ООН, социальная категория качества жизни включает 12 параметров, из которых на первом месте стоит здоровье [1]. В настоящее время ВОЗ разработаны следую¬щие критерии оценки качества жизни, обусловленного здоровьем: физические (сила, энергия, усталость, боль, дискомфорт, сон, отдых); психологические (эмоции, уровень когнитивных функций, самооценка); уровень независимости (повседневная активность, работо¬способность, возмож¬ность обучения, быт); общественная жизнь (личные взаимоотношения, общественная ценность); окружающая среда (безопасность, экология), обеспеченность, доступность и качество медицинской помощи, информации.

Понятие качества жизни основано на многокомпонентном понимании здоровья в соответствие с определением ВОЗ, согласно которому качество жизни изменяется при изменении здоровья [2].

В современной медицине исследование качества жизни все чаще применяется в клинической практике и научных исследованиях. Его можно считать надежным, высокоинформативным, чувствительным и эконо-мичным инструментом оценки состояния здоровья населения, отдельных групп больных и конкретных индивидуумов, эффектив¬ности использования новых организационных, медицинских и фармакологических методов лечения [3].

Качество жизни, связанное со здоровьем, во многом определяется деятельностью человека, направленной на его сохранение и укрепление, что может быть достигнуто только при достаточной мотивации. Одним из существенных мотивов для самоохранительного поведения личности является потребность в безопасности, а применительно к репродуктивному здоровью целью его является профилактика инфекций, передаваемых половым путем, и нежелательной беременности [4].

Ранее проведенные исследования показали, что качество жизни женщин репродуктивного возраста во многом определяется менструальным циклом – такие его нарушения как предменструальный синдром (ПМС) [5], дисменорея [6], гиперменструальный сидром и нерегулярные менструации [7, 8], а также акне, усиливающиеся в предменструальном периоде [9], существенно снижают качество жизни женщины.

Неконтрацептивные эффекты современных комбинированных оральных контрацептивов (КОК) могут помочь женщинам удовлетворить не только их репродуктивные установки, но и отвечают их потребностям в улучшении качества жизни в конкретный период.

Цель исследования – оценить качество жизни женщин с предменструальным синдромом средней и тяжелой степени в сочетании с другими проявлениями нарушений менструального цикла при использовании КОК, содержащего 20 мкг этинилэстрадиола и 3 мг дроспиренона (20ЭЭ/ДРСП).

Дизайн исследования: одноцентровое, проспективное, когортное, нерандомизированное, неконтролируемое исследование.

Диагностика ПМС проводилась на основе стандартизированных критериев Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-е издание (МКБ-10), в котором используется термин «синдром предменструального напряжения». Критерии диагностики заболевания включают следующие симптомы: чувство грусти, безнадежности; напряжение, беспокойство, плаксивость; постоянная раздражительность или быстро меняющееся настроение; снижение интереса к обычной деятельности; трудности с концентрацией внимания; усталость; изменения аппетита; повышенная сонливость или бессонница; чувство перегруженности или выхода из-под контроля; физические симптомы, такие как головная боль, болезненность груди или отек, мышечные боли, вздутие живота или увеличение веса.

Поскольку ПМС нередко сочетается с дисменореей (ОШ=2,4), полименореей (ОШ=4,7) и нерегулярным менструальным циклом (ОШ=2,0) [10], которые оказывают влияние на качество жизни, эти состояния также учитывались.

Критерии включения в исследование: возраст от 17 до 45 лет; отсутствие в анамнезе гипертонической болезни; отсутствие беременности; указание в анамнезе на отсутствие или последний прием анальгетиков или НПВС (нестероидных противовоспалительных средств) не позднее 1 мес. до включения в исследование; отсутствие противопоказаний к применению препарата, содержащего 20ЭЭ/ДРСП; отсутствие психических заболеваний, препятствующих пониманию требований клинического исследования; информированное согласие пациентки на участие в клиническом исследовании.

Критерии исключения из исследования: наличие в анамнезе гипертонической болезни или артериальной гипертензии, даже с коррекцией, другие заболевания сердечно-сосудистой системы; эпилепсия; беременность, период лактации; заболевания внутренних органов с субкомпенсированным либо декомпенсированным течением, наличием злокачественных новообразований любой локализации; наличие эндокринных заболеваний; наличие психических заболеваний, в т.ч. компенсированных; цефалгия не связанная с менструацией (мигрень); невозможность или нежелание дать информированное согласие на участие в исследовании или на выполнение требований протокола; любые другие состояния, затрудняющие, по мнению исследователя, участие в исследовании; пациентки, не отвечающие требованиям критериев включения в исследование.

Материал и методы исследования
Для отбора пациенток в группу исследования был проведен скрининг среди студенток младших курсов медицинского факультета ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов» (возраст 17-24 лет) и слушателей курсов повышения квалификации медицинских работников (возраст 25-45 лет). Скрининг проводился путем самостоятельного заполнения специально разработанной анкеты. Анкетирование проводилось анонимно, однако, для женщин, желающих получить медицинскую помощь при наличии ПМС, в анкете имелась графа для указания контактных данных. Всего было получено 360 анкет. Среди них опрошенных в возрасте 17-24 лет оказалось 249 (69,2%) человек, в возрасте 25 лет и старше – 111 (30,8%).

На основании скрининга было отобрано 72 пациентки с ПМС, из них средней и тяжелой формой страдали 27 человек. Первичный прием врача-акушера гинеколога включал сбор анамнеза, жалоб, гинекологический осмотр, измерение АД. Для исследования психологического состояния женщин с ПМС использовалась госпитальная шкала тревоги и депрессии HADS, разработанная Zigmond A.S. и Snaith R.P. (Zigmond A.S. et al., 1983). Контрольную группу составили 18 женщин, у которых на момент исследования не было ПМС. Индекс качества жизни определялся по короткой форме исследования медицинских результатов SF-36 Health Status Survey (Ware J.E. et al., 1993). Оценка выполнялась дважды – перед началом лечения и через 3 месяца.

Пациентки получали лечение препаратом, содержащим 20ЭЭ/ДРСП по схеме 24/4 (препарат Лея, Санофи-Зентива, Франция).

Оцениваемые параметры: качество жизни; приемлемость в отношении приема препарата Лея для женщин; удовлетворенность пациенток препаратом.

Статистическая обработка результатов исследований проводилась в стандартном приложении Microsoft Office Excel. Основные статистические показатели вычислялись при помощи пакета прикладных программ Statistika. Использовали метод описательной статистики с определением среднего арифметического, дисперсии и вычисления 95 % доверительного интервала. Достоверность разницы между двумя средними показателями оценивалась по критерию Стьюдента (t). Для сравнения количественных значений использовали доверительный интервал, в который попадали 95 % всех значений – выборочное среднее плюс-минус три стандартных отклонения (правило трех σ).

Результаты исследования
Женщин в возрасте 17-24 лет было 39 (54,2%) человек. Средний возраст их составил 18,8±0,64 лет. Они преимущественно проживали в столичном городе (67%), совместно с родителями (62%) и были незамужними (100%), при этом 84,6% жили половой жизнью (средний возраст коитархе – 17,5±0,42 лет). Средний возраст начала менструальной функции – 12,2±0,18 лет, родов и абортов не было ни у одной женщины.

Женщин в возрасте 25 лет и старше было 33 (45,8%) человека. Средний возраст их составил 35,9±1,7 лет. Они также преимущественно проживали в столичном городе (73%), однако имели собственное жилье (79%) и были замужними (56%) или разведены (33%), при этом все жили регулярной половой жизнью (средний возраст коитархе – 20,7±0,78 лет). Средний возраст начала менструальной функции – 12,6±0,18 лет, количество родов на момент опроса составило 1,3±0,18 и абортов – 0,9±0,36.

Характерные черты ПМС были практически одинаковыми в обеих возрастных группах. Анализ клинической картины ПМС по степени тяжести выявил, что легкая степень была у 45 женщин (62,5%), а средней степени и тяжелая – у 27 (37,5%). У женщин более старшего возраста симптомы встречались чаще и были выражены сильнее.

Группа женщин со средней и тяжелой формой ПМС (n=27) представлена в 66,6% возрастной категорией 17-24 (19,5±1,0) лет и 32,3% - 25 лет и старше (36,0±2,0).

Материальные и бытовые условия обследованных всех групп были удовлетворительными. Высшее образование имели 88,9% женщин старшей возрастной группы, преобладали работающие в бюджетной сфере (77,8%). Наличие вредных привычек (активное табакокурение) выявлено в I группе в 16,7% случаев, во II – в 22%. Злоупотребление алкогольными напитками, прием наркотических средств не были зарегистрированы среди обследованных женщин. Все пациентки вели умеренно-подвижный образ жизни, имели удовлетворительные условия питания.

При анализе сопутствующей соматической патологии выявлено, что в обеих группах преобладали заболевания пищеварительной системы (хронический гастрит, хронический холецистит). Избыточная масса тела выявлена во второй группе в 11% случаев.

Изучение менструальной функции показало, что нарушения менструального цикла имели пациентки обеих групп, которые проявлялись преимущественно в виде дисменореи у 50% - в первой и у 33,3% - во второй группах, нарушение ритма менструаций и/или полименорея встречались у 16,7% и 11,1% соответственно. С одинаковой частотой встречались сопутствующие гинекологические заболевания, из которых преобладал хронический сальпингоофорит (11,1% и 33,3% соответственно). Родов и абортов в младшей возрастной группе не было, в старшей группе родов – 1,0±0,11, абортов – 0,7±0,12.

Повышенные показатели тревожности и депрессии по госпитальной шкале тревоги и депрессии HADS в группе женщин со средней и тяжелой ПМС (n=27) имели 33,3% и 14,8% соответствующих возрастных групп против 27,7% и 11,1% (р>0,05) среди женщин без ПМС (n=18) соответственно. То есть в группе женщин с ПМС частота тревоги и депрессии была несколько выше, но не имела достоверных различий с группой контроля.

Таким образом, обследованные двух возрастных групп были сопоставимы по социальному положению, наличию вредных привычек, менструальной функции и сопутствующей соматической и гинекологической патологии, а также по характеру симптомов ПМС и уровню тревожности и депрессии, что позволило объединить их для дальнейшего обследования в оценке результатов лечения по качеству жизни.

Изучение качества жизни (КЖ), выполненное с помощью стандартной формы опросника SF-36, у больных с ПМС дало возможность получить количественную оценку субъективного восприятия больными физического, психологического, эмоционального и социального функционирования своего организма, а значит получить комплексное представление о здоровье в целом.

Оценка полученных параметров КЖ (табл. 1) показала, что до лечения у больных изучаемой группы показатели были достоверно ниже по сравнению с контрольной группой по шкалам, оценивающим BP (физическая боль), RF и RE (роль физических и эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности соответственно), SF социальная активность и MH (психическое здоровье).

Таблица 1

Параметры качества жизни у больных ПМС (баллы, Х±SD)

Группы/Параметры Группа испытуемых до лечения
n=27
Группа контроля
n=18
р1 Группа испытуемых после лечения
n=27
р2
PF Физическая активность 80,0±13,3 89,4±3,7 0,40781,0±13,4 0,407
RP Роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности 53,0±10,8 72,0±9,1 0,04563,0±8,8 0,450
BR Физическая боль 56,0±28,9 88,1±9,5 0,04276,2±18,9 0,420
GH Общее восприятие здоровья 73,0±17,4 78,1±6,2 0,15773,0±17,4 0,157
VT Жизнеспособность 80,0±13,2 69,0±7,2 0,16178,7±11,2 0,161
SF Социальная активность 42,5±13,5 88,2±10,2 0,05472,5±12,8 0,540
RE Роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности 57,8±21,3 87,4±12,7 0,07477,9±18,3 0,740
MH Психическое здоровье 62,0±7,3 80,0±4,3 0,04372,0±6,3 0,143
Примечание: р1 – достоверность различий между группой испытуемых до лечения и группой контроля; р2 – достоверность различий в группе испытуемых до и после лечения

Достоверно более низкие значения показателей по шкалам BR (физическая боль) и RP (роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности), которые оценивают интенсивность болевого синдрома и его влияние на способность заниматься нормальной деятельностью, включая работу по дому и вне его, свидетельствуют о существенном значении ПМС в субъективной оценке здоровья самой женщиной, а показатель SF – также свидетельствует о снижении социальной активности.

Сниженные показатели MH у больных исследуемой группы свидетельствуют о наличие психологического неблагополучия, а RE – о степени, в которой эмоциональное состояние мешает выполнению работы или другой обычной повседневной деятельности, включая большие затраты времени на их выполнение, уменьшение объема сделанной работы, снижение ее качества.

Оценка полученных параметров КЖ показала, что после лечения у больных изучаемой группы показатели достоверно улучшились по сравнению с исходными по шкалам, оценивающим BP (физическая боль), RF (физическая активность) и RE (роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности), SF (социальная активность) и MH (психическое здоровье).

Оценка степени выраженности проявлений тревоги и депрессии у женщин до и после лечения представлена в таблице 2.

Таблица 2

Степень выраженности проявлений тревоги и депрессии до лечения (после лечения)

Критерии оценки Тревога Депрессия
n % Выраженность, баллы n% Выраженность, баллы
0-7 18
(24)
66,7
(88,9)*
5,2±0,05
(4,2±0,05)
23
(26)
85,2
(96,3)*
3,2±0,1
(2,8±0,1)
8-10 4
(3)
14,8
(11,1)
8,8±0,16
(8,1±0,11)
4
(1)
14,8
(3,7)*
8,5±0,2
(8,6±0,3)
11-21 5
(0)
18,5
(0)*
12,3±0,20
(0)*
0
(0)
0
(0)
0
(0)
Всего 27 100,0 27 100,0
Примечание: р

Анализ данных таблицы свидетельствует о существенном снижении проявлений тревоги и депрессии после 3 мес использования препарата Лея: тяжелые проявления тревоги были редуцированы, у большинства женщин (88,9%) оставались незначительные симптомы выраженностью 4,2±0,05 баллов, как и проявления депрессии (96,3%), тяжесть которых оценивалась 2,8±0,1 баллов.

Обоснование выбора препарата для лечения ПМС и других нарушений менструального цикла
КОК, содержащие 20ЭЭ/ДРСП, характеризуются высокой контрацептивной активностью (индекс Перля = 0,81) которая сопоставима с другими препаратами, содержащими современные прогестагены и левоноргестрел [11, 12], а низкая доза ЭЭ обеспечивает минимальное число зарегистрированных побочных эффектов [13], что способствует повышению приверженности пациенток к выбранному препарату. В исследовании Wang C. с соавт. 85,6% пациентов были удовлетворены или очень удовлетворены приемом этого препарата [14].

Благоприятными являются антиминералокортикоидный и антиандрогенный эффекты препарата, которыми обладает ДРСП – производное спиронолактона. Подавление овуляции достигается при использовании ДРСП в суточной дозе 3 мг. Необхо¬димость такой дозы объясняется отсутствием этинильного радикала в молекуле ДРСП и как следствие – более мягким воздействием на рецепторы прогестерона. Отсутствие этинильного радикала в молекуле ДРСП повышает его безопасность, так как исключает ингибирование цитохрома Р450 в печени, характерного для этинилированных прогестагенов. ДРСП обладает высокой биодоступностью, не требует активации в печени и не кумулирует в организме при многократном введении [15].

По сравнению со своим предшественником спиронолактоном, антиминералокортикоидная активность ДРСП приблизительно в восемь раз выше, и, таким образом, указанный эффект 3 мг ДРСП равен 25 мг спиронолактона [16].

Кроме того, рядом исследований было продемонстрировано улучшение переносимости препаратов с удлиненным режимом – 24 дня с гормонами и интервал 4 дня – без гормонов. Возможные преимущества укороченной фазы плацебо включают более выраженное подавление фолликулогенеза, улучшение симптомов предменструального напряжения, которые часто проявляются в течение периода плацебо, и потенциального улучшения эффективности [17]. Данные также свидетельствуют о том, что КОК, дозированные в режиме 24/4, связаны с более короткой продолжительностью кровотечения отмены, чем 21/7 [17] и способствуют снижению частоты пропуска таблеток [18].

Было установлено, что, когда выбранный метод контрацепции отвечает ожиданиям женщины, и она получает значительное физическое и психологическое облегчение в связи с симптомами сопутствующих состояний, долгосрочная приверженность к препарату довольно высока, а побочные эффекты воспринимаются как незначительные [19].

Имея аналогичные профили фармакокинетики и эффективности по сравнению с КОК с обычными и фиксированными расширенными режимами, 20ЕЕ/ДРСП имеет дополнительное преимущество, проявляющееся в меньшем количестве дней кровотечения/кровомазания. Так, многоцентровое открытое клиническое исследование с участием более 600 женщин, принимавших препарат на протяжении 13 циклов, показало, что продолжительность цикла и среднее число кровотечений / кровомазания в первом цикле составило 26,3±12,4 дней и 15,4±5,5 дней соответственно у 94,2% участниц. К концу исследования 96,8% пациентов имели планируемые циклы кровотечения, при этом их продолжительность снизилась с 5,9±3,2 до 5,0±1,6 дней. Процент женщин с межменструальными кровотечениями снизился с 14,5% в первом цикле до 2,3% (в 6,3 раз) – в 12-м цикле [14].

В ряде исследований было показано положительное влияние КОК, содержащих ДРСП, на психологическое состояние [20-23], улучшение настроения к 6-му циклу приема [24, 25], уменьшение симптомов депрессии, а также терапевтическое действие при предменструальном синдроме (ПМС) [26] и, даже, при предменструальном дисфорическом расстройстве (ПМДР) [27, 28] и было связано с улучшением качества жизни.

В Кокрановском обзоре проанализировано пять исследований с участием 1920 женщин с ПМДР или тяжелой формой ПМС. Два исследования сравнивали 20ЭЭ/ДРСП и плацебо [29]. После трех месяцев применения было существенное снижение частоты и тяжести симптомов (-7,92; 95% ДИ: -11,16 – -4,67) у женщин, принимавших препарат.

В другом обзоре Кокрейна [30] на основании 7 РКИ отмечается снижение дисменореи среди 497 женщин (ОР=2,01; 95% ДИ: 1,32-3,08). Для разных прогестагенов 3-го поколения не было никаких доказательств разницы в их эффективности (OР=1,11; 95% ДИ: 0,79-1,57). Для КОК 2-го поколения по сравнению с 3-го поколения составила 0,44 (95% ДИ: 0,23-0,84), что свидетельствует в пользу последних.

Для молодых женщин важно также состояние кожи и возможность ее улучшения при использовании КОК. В КИ Arowojolu A.O. с соавт. [31], не было показано существенной разницы в эффективности снижения акне легкой степени при различных типах гестагенов.

Однако клиническая эффективность ДРСП-содержащего КОК в более тяжелых случаях при гиперандрогенных состояниях оказалась аналогична Диане-35 (содержащий ципротерона ацетат), что было показано в сравнительных исследованиях у женщин с клиническими проявлениями гиперандрогении (акне и себореей), а также с подтвержденным диагнозом синдрома поликистозных яичников [32].

В РКИ одинакового дизайна были выполнены с использованием 20ЭЭ/ДРСП в течение 6 циклов (количество участников – 266 в группе, получавших КОК и 268 – в группе плацебо) и продемонстрировали следующие изменения. Снижение проявлений акне произошло у 49% женщин для воспалительных поражений (папулы, пустулы) (против плацебо – 33%); 40% – для невоспалительных поражений (открытые и закрытые камедоны) (против 22%). Полное или почти полное излечение было достигнуто у 18% пациенток (плацебо – 6%) [33, 34]. Эти 2 исследования обеспечивают высокий уровень доказательств эффективности 20ЭЭ/ДРСП в лечении, по крайней мере, умеренных проявлений акне лица в течение 6 циклов: ОШ=4,02 (95% ДИ: 2,29-7,31; р0,05); к 5-му месяцу препараты способствуют статистически значимому уменьшению жирности кожи, а к 6-му – выраженности акне (2,2±0,6 и 2,5±0,8 баллов соответственно; р>0,05), а также гирсутизма (индекс Ферримана-Голлвея 2,8±0,5 и 3,0±0,6 баллов соответственно; р>0,05) [35].

Обсуждение результатов
В настоящем исследовании не ставилась задача детальной оценки эффективности препарата Лея в отношении симптомов ПМС и других проявлений нарушения менструального цикла, так как в литературе об этом имеется достаточно сведений, представленных исследованиями препаратов аналогичного состава и описанные в предыдущем разделе. С другой стороны, оценка, сделанная самим больным, является наиболее надежным показателем его состояния, хотя зачастую не совпадает с оценкой, выполненной врачом. Это мнение пациентов является не только стандартизованным критерием его здоровья, но и отражением деятельности системы здравоохранения и может применяться для оценки ее эффективности. Качество жизни может стать одним из измерителей состояния здоровья населения, дополняя такие традиционные его индикаторы, как заболеваемость, смертность и т. п., которые в настоящее время уже не могут рассматриваться как конечные критерии работы различных структур здравоохранения [3].

При оценке качества жизни у больных важно понимать, что оценивается не тяжесть патологического процесса, а то, как пациент переносит свое заболевание и оценивает оказанную ему медицинскую помощь. Понятие качества жизни положено в основу новой парадигмы понимания болезни и определения эффективности методов ее лечения. Именно поэтому пациент, являясь главным потребителем медицинских услуг, дает наиболее объективную оценку полученной медицинской помощи.

ПМС встречается у 20% женщин репродуктивного возраста и связан с нарушениями в межличностных отношениях и/или функционировании на рабочем месте, по крайней мере, у 3-8% больных, что определяет социальную значимость этого заболевания [36]. Результаты проведенного нами скрининга показали аналогичную частоту встречаемости данного синдрома в исследуемой популяции – 20%, при этом более тяжелые его формы, приводящие к существенному снижению качества жизни, встретились с частотой 7,5%. Кроме того, обильные менструальные кровотечения составляют 10,9% [37], дисменорея – 45% [38], нерегулярный менструальный цикл – 10-30% [39]. Эти данные также совпадают с полученными нами результатами.

Авторы указанных публикаций отмечают значительную разницу в оценке качества жизни женщин с данными расстройствами по сравнению с контролем по всем позициям шкалы SF-36 (OР = 1,30; 95% ДИ: 1,10-1,55). Наше исследование показало статистически значимое снижение значений качества жизни по шкале SF-36 по большинству позиций, а именно: роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности, физическая боль, социальная активность, роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности, психическое здоровье. Аналогичные данные были получены в исследовании среди 606 студенток с тяжелой формой ПМС, при этом у них не было снижения физической активности и общего восприятия здоровья [40].

В литературе имеются публикации, что КОК, содержащие ДРСП, имеют высокий потенциал для улучшения качества жизни женщин, страдающих предменструальными симптомами, дисменореей, акне и себореей [41, 42]. Так, в работе Matsumoto Y. с соавт. [43] динамика оценок качества жизни продемонстрировала значительное улучшение в показателях в группе дисменореи, и, особенно, социальной активности, при нерегулярном цикле – социальной активности и общего восприятия здоровья, при акне – тех же показателей и физической активности и практически всех показателей – при ПМС.

В нашей работе не было отмечено существенного повышения показателей тревожности и депрессии среди обследованных пациенток. Однако эти симптомы, как показывают данные литературы, встречаются достоверно чаще среди пациенток с синдромом поликистозных яичников [44]. Снижение качества жизни таких пациенток обусловлено нарушением менструального цикла и гирсутизмом. Уменьшение частоты и выраженности указанных симптомов в процессе лечения КОК с ДРСП на протяжении 6 циклов продемонстрировало положительный эффект препарата [44].

Современные исследования уделяют внимание и такой стороне качества жизни женщины как ее удовлетворенность сексуальной функцией [45, 46]. Мы не изучали эту составляющую качества жизни, однако публикации свидетельствуют о положительном влиянии ДРСП [47] на этот показатель. Так, в исследовании Skrzypulec V. с соавт. КОК, содержащий ДРСП, по сравнению с препаратами, содержащими другие гестагены, продемонстрировал улучшение в 2 раза сексуальной функции, особенно в том, что касается сексуального возбуждения (рЗаключение
Таким образом, проведенное исследование и анализ литературы показали, что комбинация 20ЭЭ/ДРСП имеет положительное влияние на качество жизни женщин, связанное со здоровьем, в частности – с ПМС и другими проявлениями нарушений менструальной функции.

Если пациентка в качестве планового метода контрацепции выбирает КОК, то необходимо предоставить ей информацию об особенностях действия средств и подчеркнуть их преимущества в зависимости от обозначенных ею потребностей.

Проявления ПМС и другие расстройства менструального цикла (дисменорея, обильные месячные, нарушения регулярности менструального цикла, акне) могут быть успешно купированы в течение 3 месяцев комбинацией 20ЭЭ/ДРСП.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Orley J, Kuyken W. The Development of the World Health Organization Quality of Life Assessment Instrument (the WHOQOL). In: Quality of Life: International Perspectives. Division of Mental Health, World Health Organization. Proceedings of the Joint-Meeting Organized by the World Health Organization and the Fondation IPSEN in Paris, July 2 – 3, 1993. 41-57.
2. Kind P., Williams A. Measuring success in health care - the time has come to do it properly. Health Policy Matter, Issue 9, 2004, p. 1—8.
3. Проценко А.С., Абишев Р.Э. Современные тенденции оценки эффективности медицинской помощи через критерий качества жизни. «Современная медицина: тенденции развития»: материалы международной научно-практической конференции. 02 апреля 2012 г. Новосибирск: Изд. «Сибирская ассоциация консультантов», 2012. 132 с.
4. Дикке Г.Б. Медикаментозный аборт: Руководство для врачей / Под ред. В.Е. Радзинского. – М.: МЕДпресс-информ, 2015. – 344 с.: ил.
5. Delara M, Ghofranipour F, Azadfallah P et al. Health related quality of life among adolescents with premenstrual disorders: a cross sectional study. Health and Quality of Life Outcomes. 2012;10(1):1-5.
6. Kannan P, Chapple CM, Miller D et al. Menstrual pain and quality of life in women with primary dysmenorrhea: Rationale, design, and interventions of a randomized controlled trial of effects of a treadmill-based exercise intervention. Contemp Clin Trials. 2015;42:81-9.
7. Xu L, Lee BS, Asif S. Satisfaction and health-related quality of life in women with heavy menstrual bleeding; results from a non-interventional rial of the levonorgestrel-releasing intrauterine system or conventional medical therapy. International Journal of Women's Health 2014:6 547–554.
8. Kadir RA, Edlund M, Von Mackensen S. The impact of menstrual disorders on quality of life in women with inherited bleeding disorders. Haemophilia. 2010;16(5):832-9.
9. Arowojolu AO, Gallo MF, Lopez LM, Grimes DA. Combined oral contraceptive pills for treatment of acne (Review). The Cochrane Library 2012, Issue 7.
10. Latthe P, Mignini L, Gray R, Hills R, Khan K. Factors predisposing women to chronic pelvic pain: systematic review. BMJ. 2006;332(7544):749–755.
11. Endrikat J, Parke S, Trummer D et al. Ovulation inhibition with four variations of a four-phasic estradiol valerate/ dienogest combined oral contraceptive: results of two prospective, randomized, open-label studies. Contraception. 2008;78(3):218–25.
12. Ahrendt HJ, Makalova D, Parke S et al. Bleeding pattern and cycle control with an estradiol-based oral contraceptive: a seven-cycle, randomized comparative trial of estradiol valerate/dienogest and ethinyl estradiol/levonorgestrel. Contraception. 2009;80(5):436–44.
13. Fu Y, Mi W, Li L et al. Efficacy and safety of a combined oral contraceptive containing drospirenone 3 mg and ethinylestradiol 20 µg in the treatment of premenstrual dysphoric disorder: a randomized, double blind placebo-controlled study. Zhonghua Fu Chan Ke Za Zhi. 2014;49(7):506-9.
14. Wang C, Di W, Liao Q, et al. Efficacy and safety of a combined oral contraceptive containing drospirenone 3 mg and ethinylestradiol 20 µg in a 24+4-day regimen in China. Zhonghua Fu Chan Ke Za Zhi. 2014; 49(5):355-9.
15. Oelkers W, Foidart JM, Dombrovicz N, Welter A, Heithecker R. Effects of a new oral contraceptive containing an antimineralocorticoid progestogen, drospirenone, on the renin-aldosterone system, body weight, blood pressure, glucose tolerance, and lipid metabolism. J Clin Endocrin Metab. 1995;8:1816–21.
16. Losert W, Casals-Stenzel J, Buse M. Progestogens with antimineralocorticoid activity. Arzneimittelforschung. 1985;35(2):459–471.
17. Nakajima ST, Archer DF, Ellman H. Efficacy and safety of a new 24-day oral contraceptive regimen of norethindrone acetate 1 mg/ethinyl estradiol 20 micro g (Loestrin 24 Fe). Contraception. 2007;75:16–22.
18. Karakhalis L.YU., Zhigalenko A.R., Steblo Ye.I. Kontratseptivnyye i nekontratseptivnyye effekty drospirenona. Reproduktivnoye zdorov'ye detey i podrostkov. 2015;2:73-77 (Russian). Karahalis LY, AR Zhigalenko stems EI Contraceptive and non-contraceptive effects of drospirenone. Reproductive health of children and adolescents. 2015; 2: 73-77.
19. Nappi RE, Albani F, Tonani S et al. Psychosexual well-being in women using oral contraceptives containing drospirenone. Funct. Neurol. Funct Neurol. 2009;24(2):71-75.
20. Lawrie TA, Helmerhorst FM, Maitra NK, Kulier R, Bloemenkamp K, Gülm ezoglu AM. Types of progestogens in combined oral contraception: effectiveness and side-effects (Review). The Cochrane Library 2011, Issue 5.
21. Apter D., Borsos A., Baumgдrtner W. et al. Effect of an oral contraceptive containing drospirenone and ethinylestradiol on general well-being and fluid-related symptoms. Eur. J. Contracept. Reprod. Hlth Care. 2003;8(1):37-51.
22. Bitzer J., Paoletti A.M. Added benefits and user satisfaction with a low-dose oral contraceptive containing drospirenone: results of three multicentre trials. Clin. Drug Invest. 2009;29(2):73-78.
23. Gruber D.M., Huber J.C., Melis G.B. et al. A comparison of the cycle control, safety, and efficacy profile of a 21-day regimen of ethinylestradiol 20 µg and drospirenone 3mg with a 21-day regimen of ethinylestradiol 20 µg and desogestrel 150 mug. Treat. Endocrinol. 2006; 5(2):115–121.
24. Marr J, Heinemann K, Kunz M, Rapkin A. Ethinyl estradiol 20 µg/drospirenone 3mg 24/4 oral contraceptive for the treatment of functional impairment in women with premenstrual dysphoric disorder. Int J Gynaecol Obstet. 2011;113(2):103–7.
25. Foidart J.M., Wuttke W., Bouw G.M. et al. A comparative investigation of contraceptive reliability, cycle control and tolerance of two monophasic oral contraceptives containing either drospirenone or desogestrel. Eur. J. Contracept. Reprod. Hlth Care. 2000;5(2):124-134.
26. Басова О.Н., Волков В.Г. Сравнительная характеристика эффективности комбинированных оральных контрацептивов в терапии ПМС: рандомизированное контролируемое исследование. Проблемы репродукции.2011;4:27-31.
27. Rapkin A.J. YAZ in the treatment of premenstrual dysphoric disorder. J. Reprod. Med. 2008;53(9): 729–741.
28. Прилепская В.Н., Межевитинова Е.А., Сасунова Р.А. и др. Результаты клинического применения препарата, содержащего дроспиренон, у женщин с тяжелой формой предменструального синдрома. Акуш. и гин. 2012; 2:81-85.
29. Lopez LM, Kaptein AA, Helmerhorst FM. Oral contraceptives containing drospirenone for premenstrual syndrome (Review). The Cochrane Library 2012, Issue 2.
30. Wong CL, Farquhar C, Roberts H, Proctor M. Oral contraceptive pill for primary dysmenorrhoea (Review). The Cochrane Library 2009, Issue 4.
31. Arowojolu AO, Gallo MF, Lopez LM, Grimes DA. Combined oral contraceptive pills for treatment of acne (Review). The Cochrane Library 2012, Issue 7.
32. van Vloten W.A., van Haselen C.W., van Zuuren E.J. et al. The effect of 2 combined oral Contraceptives containing either drospirenone or cyproterone acetate on acne and seborrhea. Cutis. 2002;.69(4):2-15.
33. Maloney JM, Dietze P, Jr, Watson D, et al. Treatment of acne using a 3-milligram drospirenone/20-microgram ethinyl estradiol oral contraceptive administered in a 24/4 regimen: a randomized controlled trial. Obstet Gynecol. 2008;112(4):773–781.
34. Koltun W, Lucky AW, Thiboutot D, et al. Efficacy and safety of 3 mg drospirenone/20 mcg ethinylestradiol oral contraceptive administered in 24/4 regimen in the treatment of acne vulgaris: a randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Contraception. 2008;77(4):249–256.
35. Артымук Н.В., Букреева Е.Л. Сравнительная оценка влияния сочетания 3 мг дроспиренона и 20 или 30 мкг этинилэстрадиола на состояние кожи и антропометрические показатели. Фарматека. 2015;3:31-33.
36. Rapkin AJ, Winer SA. Premenstrual syndrome and premenstrual dysphoric disorder: quality of life and burden of illness. Expert Rev Pharmacoecon Outcomes Res. 2009;9(2):157-70.
37. Gokyildiz S, Aslan E, Beji NK et al. The Effects of Menorrhagia on Women's Quality of Life: A Case-Control Study. Obstetrics and Gynecology. 2013;
38. Iacovides S, Avidon I, Baker FC. What we know about primary dysmenorrhea today: a critical review. Hum Reprod Update. 2015;21(6):762-78.
39. Matteson KA., Raker CA., Clark MA et al. Abnormal Uterine Bleeding, Health Status, and Usual Source of Medical Care: Analyses Using the Medical Expenditures Panel Survey. J Womens Health (Larchmt). 2013; 22(11): 959–965.
40. Delara M, Ghofranipour F, Azadfallah P et al. Health related quality of life among adolescents with premenstrual disorders: a cross sectional study. Health and Quality of Life Outcomes. 2012;10(1):1-5.
41. Dickerson V. Quality of life issues. Potential role for an oral contraceptive containing ethinyl estradiol and drospirenone. J Reprod Med. 2002;47(11):985-93.
42. Apter D, Borsos A, Baumgärtner W et al. Effect of an oral contraceptive containing drospirenone and ethinylestradiol on general well-being and fluid-related symptoms. Eur J Contracept Reprod Health Care. 2003;8(1):37-51.
43. Matsumoto Y, Yamabe S, Ideta K, Kawabata M. Impact of use of combined oral contraceptive pill on the quality of life of Japanese women. J Obstet Gynaecol Res. 2007;33(4):529-35.
44. Cinar N, Harmanci A, Demir B, Yildiz BO. Effect of an oral contraceptive on emotional distress, anxiety and depression of women with polycystic ovary syndrome: a prospective study. Hum Reprod. 2012;27(6):1840-5.
45. Caruso S, Malandrino C, Cicero C et al.. Quality of sexual life of women on oral contraceptive continued-regimen: pilot study. J Sex Med. 2013 Feb;10(2):460-6.
46. Caruso S, Iraci M, Cianci S et al. Comparative, open-label prospective study on the quality of life and sexual function of women affected by endometriosis-associated pelvic pain on 2 mg dienogest/30 µg ethinyl estradiol continuous or 21/7 regimen oral contraceptive. J Endocrinol Invest. 2016 Mar 29. [Epub ahead of print].
47. Nappi RE, Albani F, Tonani S et al. Psychosexual well-being in women using oral contraceptives containing drospirenone. Funct Neurol. 2009;24(2):71-5.
48. Skrzypulec V, Drosdzol A. Evaluation of the quality of life and sexual functioning of women using a 30-μg ethinyloestradiol and 3-mg drospirenone combined oral contraceptive. The European Journal of Contraception & Reproductive Health Care. 2008 ;13(1):49-57.
49. Zimmerman Y, Foidart JM, Pintiaux A et al. Restoring testosterone levels by adding dehydroepiandrosterone to a drospirenone containing combined oral contraceptive: II. Clinical effects. Contraception. 2015;91(2):134-42.

27 октября 2016 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика