Роль Грандаксина в коррекции предменструального синдрома

Статьи Опубликовано в журнале Русский медицинский журнал. Гинекология 2000;8(11):466-467 А.В. Поморцев, Г.В. Гудков, А.И. Ханкоева, И.В. Поморцева
Кубанская государственная медицинская академия

Предменструальный синдром (ПМС) - сложный патологический симптомокомплекс, возникающий в предменструальные дни и проявляющийся нейропсихическими, вегетативно-сосудистыми и обменно-эндокринными нарушениями [6,10]. Частота ПМС колеблется в широких пределах в различные возрастные периоды и в возрасте после 30 лет встречается почти у каждой второй гинекологической больной.

Патогенез ПМС сложен и недостаточно изучен, о чем свидетельствует существование множества теорий, объясняющих его. Наибольшее число сторонников имеет теория психосоматических и вегетативных нарушений, приводящих к развитию ПМС [6,7,10]. Интенсивные нейроэндокринные сдвиги в репродуктивной системе в фолликулярной и лютеиновой фазах менструального цикла сопровождаются закономерными изменениями функционального состояния вегетативной нервной системы (ВНС). Нарушение баланса вегетативных влияний на протяжении менструального цикла во многом определяет характер и степень выраженности клинических проявлений ПМС [4,5,6,7,12].

В лечении больных ПМС наряду с психотропными препаратами широко используются вегетотропные средства, поскольку клинические проявления заболевания реализуются через вегетативные сегментарные аппараты.

Были проведены комплексное исследование вегетативных нарушений у больных предменструальным синдромом и оценка терапевтической эффективности Грандаксина как препарата с выраженной вегетотропной активностью для их коррекции.

В исследовании принимали участие 110 женщин с предменструальным синдромом (основная группа) в возрасте от 20 до 42 лет. Контрольную группу составили 50 здоровых женщин, у которых были исключены вегетативные и психоэмоциональные нарушения, а также соматическая патология. У 35 женщин была выявлена компенсирования стадия ПМС (1-я подгруппа) у 40 -субкомпенсированная (2-я подгруппа) и у 35 - деком-пенсированная (3-я подгруппа) (по классификации М.Н. Кузнецовой, 1970). У 27 (24,5%) женщин ПМС развился с момента становления менструальной функции, а в большинстве остальных случаев - в зрелом репродуктивном периоде после беременностей, родов, абортов. Средняя длительность заболевания составила от 2,5 лет в 1-й подгруппе до 5,83 лет в 3-й подгруппе.

Среди обследованных женщин с ПМС у 94 (85,4%) преобладали нервно-психические и вегетативные расстройства (головная боль, раздражительность, депрессия, слабость, плаксивость, агрессивность, повышение чувствительности к звукам и запахам, голово кружение, колебания артериального давления, нарушение сна), а у 16 (14,5%) они сочетались с проявлениями отечной формы ПМС (резко выраженное нагрубание и болезненность молочных желез, боли в суставах).

У 52,7% женщин вегетативные и эмоциональные расстройства появлялись за 3-7 дней до менструации, у 36,6% они возникали в межменструальном периоде и усиливались перед менструацией и во время ее, у 13,6% наблюдались в течение всего менструального цикла без тенденции к усилению перед менструацией. Часть симптомов носила паро-ксизмальный характер (приступообразная головная боль, чаще по типу мигрени; боли в области сердца; обморочные состояния; повышение артериального давления; головокружение, приливы "жара"; онемение рук и ног), другие были перманентными (слабость; лабильность артериального давления и пульса; повышение потливости; похолодание рук и ног; мотивационные расстройства: анорексия, булимия, повышение или понижение либидо).

Большинство пациентов (70,9%) предъявляли разнообразные жалобы соматического характера.

Анализ состояния вегетативного тонуса по фазам менструального цикла показал значительные нарушения нормального месячного биоритма, которые проявлялись двухфазной динамикой тонуса в сторону симпатикотонии при исходной выраженной парасимпатикотонии (ВП) или умеренной симпатикотонии (УС).

По мере нарастания тяжести ПМС число женщин с нарушениями биоритма вегетативного тонуса возрастало с 51,4% в 1-й подгруппе до 85,7% в 3-й подгруппе, причем среди биоритмов преобладали монофазные варианты с парасимпатикотонией на протяжении всего цикла.

Если у здоровых и у части больных женщин без симптомов вегетососудистой дистонии и/или гипотонии при переходе в положение "стоя" амплитуда максимума спектральной мощности LF возрастала (нормальная или гиперсимпатическая реакция), то у женщин с вегетососудистой дистонией и/или гипотонией она значительно снижалась при одновременном нарастании мощности высокочастотной составляющей спектра (HF).

Нарушение вегетативного обеспечения деятельности было выявлено у 84 (76,4%) больных с ПМС, при этом недостаточное вегетативное обеспечение деятельности встречалось в 1,72 раза чаще. По мере нарастания тяжести ПМС количество больных с нормальной и гиперсимпатической реакцией на клиноортостатическую пробу (КОП) снижалось, а доля женщин с симпатической недостаточностью возрастала.

С целью выявления эффективности Грандаксина для коррекции вегетативных нарушений всем больным ПМС препарат был назначен в виде монотерапии в течение 4-недельного курса (по 50 мг 3 раза в день, последний прием не позднее 16 часов, в суточной дозе 150 мг).

К окончанию курса лечения у больных ПМС положительная динамика отмечалась практически по всем показателям психологического тестирования: снизились степень депрессии по тесту Бека (с 17,5±3,34 до 10,9±2,86 баллов), реактивная тревожность по тесту Спилбергера (с 48,7±6,62 до 43,2±5,13 баллов), балл по анкете вегетативных нарушений (с 38,6+4,68 до 27,7±6,51 баллов).

Так, число больных с нормальной и гиперсимпатической реакцией на ортостатическую пробу после лечения Грандаксином возросло на 27,7% и 13,8%, соответственно, а количество случаев с симпатической недостаточностью снизилось на 28,3%.

В целом у больных ПМС после лечения Грандаксином при выполнении ортостатической пробы степень активации регуляторных влияний со стороны надсегментарных эрготропных вегетативных центров имела недостоверную тенденцию к снижению (26,8±4,62% против 34,8±5,69% до лечения, р>0,05).

Комплексная оценка эффективности лечения Грандаксином, включающая подсчет числа баллов по анкете вегетативных нарушений, состояние исходного вегетативного тонуса, его месячного биоритма и вегетативное обеспечение деятельности, показала, что наибольший эффект от терапии наблюдался у больных с нормотонией и умеренной симпатикотонией, причем у этих больных он мало зависел от типа реакции на КОП. При выраженной парасимпатикотонии была отмечена четкая взаимосвязь эффективности терапии Грандаксином от типа реакции на КОП. Наиболее неблагоприятные исходы лечения были у больных с выраженной парасимпатикотонией на фоне симпатической недостаточности в КОП.

С целью повышения эффективности лечения этим больным в течение 2-3 недель до назначения повторного курса Грандаксина проводили предварительную подготовку организма препаратами, стимулирующими симпатический отдел ВНС (экстракт элеутерококка, настойки заманихи, аралии, витамины группы В). После такой терапии повторный месячный курс лечения Грандаксином имел определенную эффективность: из 14 больных с исходно выраженной парасимпатикотонией на фоне симпатической недостаточности в КОП после 1-го курса лечения Грандаксином нормализация тонуса и его месячного биоритма была отмечена у 55,0% женщин; адекватное вегетативное обеспечение деятельности - у 40,0%; средний бапл по анкете вегетативных нарушений составил 31,6±4,32 баллов против 42,5±5,64 баллов до назначения симпатомиметиков и повторного курса терапии Грандаксином.

Обсуждение результатов исследования
Анализ результатов исследования показал, что у больных ПМС по мере нарастания тяжести заболевания состояние исходного вегетативного тонуса в 1-ю фазу менструального цикла в большинстве случаев было представлено крайними его вариантами - выраженной парасимпатикотонией и симпатикотонией, которые ответственны за многие клинические проявления данного заболевания.

При исходной нормотонии, симпатикотонии или смешанном вегетативном тонусе лечение Грандаксином было достаточно эффективно без предварительной подготовки симпатомиметиками. При симпатикотонии преобладают механизмы повышенной активности симпато-адреналовой системы и чувствительности адренорецепторов, поэтому при лечении Грандаксином наблюдался наиболее хороший положительный клинический эффект. Таким образом, для оптимизации процесса лечения необходимо всесторонне учитывать функциональное состояние ВНС для индивидуального подбора сочетаний ве-гетокорректоров.

Литература
1. Агаджанян И. А, Радыш И. В, Куцов Г. М. и др. Физиологические особенности женского организма (Адаптация и репродуктивная функция). Учебное пособие. М.: Из-во РУДН, 1996.98 с.
2. Баевский Р. М, Кириллов 0. И, Клецкин С. 3. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе. М, 1984.
3. Бала М.Ю., Воронков Б.Н., Дементьева Г.С. Программа АПРОВиТИМ в задаче выявления расстройств гемодинамики у больных инфарктом миокарда и сопутствующей артериальной гипертензией. Математическое моделирование и компьютерные технологии; Тезисы докладов 2-го Всероссийского симпозиума. Кисловодск: КИЭП, 1998:76.
4. Вегетативные расстройства: Клиника, лечение, диагностика. Под ред. A.M. Вейна. М.: Медицинское информационное агентство, 1998:752.
5. Вейн А. М, Артеменко А. Р., Окнин В. Ю., Поморцева И. В. Эффективность Грандаксина в коррекции психовегетативных расстройств. Клиническая медицина. 1999;6:41-45.
6. Вихляева Е.М. Руководство по эндокринной гинекологии. М.: Медицинское информационное агенство 1997:768.
7. Жаркий А. Ф, Вдовин С. В, Вдовина Т. С. и др. Гипоталамическая регуляция специфических функций организма женщины в норме и патологии. Волгоград, 1985:39-49.
8. Ронаи Ш, Орос Ф., Болла К. Венгер фармакотер - 1975.
9. Рябыкина Г.В, Соболева А.В. Анализ вариабельности ритма сердца. Кардиология, 1996;10:87-97.
10. Сметник В.П., Тумилович Л.Г. Неоперативная гинекология: Руководство для врачей. М.: Медицинское информационное агентство, 1999:592.
11. Таришка И, Болла К. Венгер фармакотер. 1975;23:4.
12. Ткаченко В. М, Ильина Э. М. Активность вегетативной нервной системы при нормальном менструальном цикле. Акуш. и гин. 1994;1:35-37.
13. Хаспекова Н. Б. Регуляция вариативности ритма сердца у здоровых и больных с психогенной и органической патологией мозга: Дисс. д.м.н. М.: ИВНД и НФ РАН. 1996:256.
14. Appel M.L., Berger R.D, Saul G.P., Smith J.M., Cohen R.J. Beat to beat variability in cardiovascular variables: noise or music? J Am Coil Cardiol 1989;14:1139-1148.
15. Damas-Mora J., Davies L, Taylor W., Jenner F. A. Brit. J. Psychiat. 1980;136(5):492-497.
16. Malliani A, Pagani M, Lombard! F, Cerutti S. Cardiovascular neural regulation explored in the frequency domain. Research Advances Series. Circulation 1991 ;84:482-492.
17. Malliani A. Association of heart rate variability components with physiological regulatory mechanisms. In: Heart Rate Variability. Malic M, Camm A. J. (eds.), Armonk, NY, Futura Publishing Company Inc., 1995:173-188.
18. Pagani M., Lombard! F., Guzzetti S., Rimoldi 0., Furlan R, Pizzinelli P., San-drone G., Malfatto G., Dell'Orto S.; Piccaluga E, Turiel M, Baselli G., Cerutti S., Malliani A. Power spectral analysis of heart rate and arterial pressure variabilities as a marker of sympathovagal interaction in man and conscious dog. CircRes 1986;59:178-193.

25 мая 2014 г.
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика