Менингококковая инфекция: эффект цунами

Статьи

До настоящего времени менингококковая инфекция (МИ) остается социально значимой проблемой здравоохранения: каждые 10-12 лет отмечается подъем заболеваемости, а приблизительно один раз в 30 лет развивается эпидемическая ситуация. Так, во время последней эпидемии МИ, (70-е годы прошлого столетия) уровень заболеваемости достигал 16-17 человек на 100 тысяч населения[1]. Эпидемии менингококковой инфекции возникают неожиданно и пока не могут быть спрогнозированы.

Структура заболеваемости МИ определяется пятью ведущими серогруппами возбудителя: А, В, С, W и Y. Определить серотип возбудителя, который с наибольшей вероятностью вызовет следующую эпидемию, очень трудно. В России бактериологической расшифровке подвергается всего лишь чуть более половины случаев клинически диагностированной менингококковой инфекции (55%)[2]. Учет серогрупповой принадлежности возбудителя и показателей носительства различных серогрупп менингококка в популяции важны, в частности, для оценки возможностей профилактики тяжелых случаев менингококковой инфекции с помощью вакцин различного серогруппового состава.

В Российской Федерации в последние годы общий показатель заболеваемости менингококковой инфекцией неуклонно снижается. В 2014 г. общероссийский показатель заболеваемости менингококковой инфекций составил 0,68 на 100 тыс. населения, что существенно ниже эпидемического уровня. Однако уровень детской заболеваемости МИ (до 17 лет включительно) традиционно остается высоким и значительно превышает таковой у взрослых. В 2014 г. показатель детской заболеваемости МИ по стране составил 2,6 на 100 тыс. детей соответствующего возраста, превысив общероссийский почти в 4 раза[3].

Всего в 2014 г. в России зарегистрирован 991 случай заболевания тяжелыми формами менингококковой инфекции, из которых 692 случая приходится на детей в возрасте до 17 лет включительно (69,8% от общего числа заболевших). Более 50% случаев заболевания МИ пришлось на детей в возрасте до 5 лет, и около 20% случаев — на подростков 14-17 лет3.

Среди детей младшей (до 2 лет) и старшей (12-15 лет) возрастных групп выше не только заболеваемость менингококковой инфекцией, но и риск развития генерализованных, наиболее тяжелых, форм заболевания (ГФМИ). Риск развития летального исхода при менингококковой инфекции также в значительной степени зависит от возраста ребенка: чем младше ребенок, тем выше вероятность неблагоприятного исхода. До 75% от числа умерших от ГФМИ составляют дети до двух лет, при этом доля детей первого года жизни достигает 40%1. В последние годы в РФ тяжелые формы менингококковой инфекции стали также наблюдаться у подростков и молодых людей возраста 17-25 лет: студентов первого года обучения и новобранцев. Отмечается и рост числа случаев заболеваний МИ во временных трудовых коллективах рабочих-контрактников строительных специальностей.1

Начальные симптомы менингококковой инфекции схожи с признаками острой респираторной инфекции, поэтому очень важно вовремя распознать инфекцию и вызвать скорую помощь. Немедленно обратитесь к врачу, если наблюдаете у ребенка следующие симптомы:

  • резкое ухудшение самочувствия;
  • повышение температуры, вялость, слабость;
  • в отдельных случаях — насморк, кашель, признаки дыхательной недостаточности;
  • сильная, иногда нестерпимая боль, особенно в мышцах и суставах;
  • повышение внутричерепного давления;
  • многократная рвота (без тошноты), не связанная с приемом пищи или лекарств;
  • сыпь в виде звездочек на теле;
  • жажда, бледность и сухость кожных покровов;
  • отсутствие аппетита;
  • дрожь конечностей, особенно рук;
  • судороги или паралич отдельных областей тела;
  • нарушения сознания, невозможность поддерживать диалог.

Клинические варианты менингококковой инфекции крайне разнообразны: от бессимптомного носительства возбудителя до крайне тяжелых, септических проявлений, от постепенного развития болезни до молниеносных ее форм, приводящих в 20 %4 случаев к инвалидизации больного, умирает каждый 4-й ребенок в возрасте до года и каждый 6-й ребенок – в возрасте от года до четырех лет5.

Тяжелые формы МИ часто приводят к формированию у больного хронических патологий: снижению или потере слуха и зрения, развитию эпилепсии, у детей — к задержке психического и моторного развития. Стоимость оказания медицинской помощи одному больному с ГФМИ может составлять до 800 тысяч рублей.6[4]В случае инвалидизации пациента расходы на лечение и реабилитацию возрастают в несколько раз.

Таким образом становится очевидным, что менингококковая инфекция требует особого подхода к оказанию своевременной и эффективной медицинской помощи, организации эпидемиологического мониторинга, ранней диагностики и профилактики.

Единственный доказанный и надежный способ предупреждения менингококковой инфекции — специфическая иммунопрофилактика. Создание конъюгированных менингококковых вакцин, обладающих высокой иммуногенностью, благоприятным профилем безопасности и переносимости, сделало возможным проведение специфической профилактики МИ даже у наиболее уязвимого контингента — детей младенческого и раннего возраста.

Вакцинация от менингококковой инфекции конъюгированными вакцинами входит в национальные календари прививок США и 12 европейских стран7. Однако в России подходы к специфической профилактике менингококковой инфекции, отраженные в нормативных документах Минздрава РФ, регламентируют только тактику иммунизации по экстренным показаниям в очаге и необходимость профилактической вакцинации по эпидемическим показаниям при угрозе эпидемического подъема заболеваемости. Данная ситуация была обусловлена отсутствием до последнего времени вакцин, которые позволяли бы плановую профилактику МИ.

[1] Менингококковая инфекция и пути ее профилактики. Журнал Педиатрическая фармакология 3 (8);2011:113-114

[2] И.С. Королева. Менингококковая инфекция и гнойные бактериальные менингиты в РФ - данные РЦМБМ НИИЭ (Роспотребнадзора) 2013

[3] И. С. Королева, Г. В. Белошицкий, И. М. Закроева, М. А. Королева. Менингококковая инфекция в Российской Федерации. Медицинский алфавит № 5(1);2015:53-55

4 Harrison L.H. et al. Vaccines 2009, V. 27S, B51-B63, , Kaplan S.L. et al Pediatrics 2006; 118 (4), e879 – e984, Н.В.Скрипченко, Ю.В.Лобзин, Г.П.Иванова и соавт. Детские инфекции, 2014, том №1, с 8-18

5 Коллегия Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Решение №5 от 26.06.2014г;

6 Данные НИИДИ: акад. Ю.В. Лобзин, к.м.н. М.В. Иванова

7 http://www.cdc.gov/vaccines/schedules/hcp/imz/child-adolescent.html (по состоянию на 01.09.2015); vaccine-schedule.ecdc.europa.eu/Pages/Scheduler.as… (по состоянию на 01.09.2015)

4 сентября 2015 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика