Вакцинопрофилактика пневмококковой инфекции

Комментарии

Пневмо 23
Полисахаридная поливалентная пневмококковая вакцина

Бронхиальная астма и иммунизация
№2 (32) март - апрель 2004 г.

    Вакцинопрофилактика пневмококковой инфекции

    А.В. Гольдштейн
    "Авентис Пастер" (Франция), Московское Представительство

    Актуальность пневмококковой инфекции и группы риска Streptococcus pneumoniae (пневмококк) - широко распространенный возбудитель инфекционных заболеваний у человека. Клинические формы пневмококковой инфекции разнообразны: при местном распространении - отит, фарингит, бронхит, пневмония; при распространении через кровь - менингит, сепсис, пневмония, плеврит, артрит, эндокардит. Известно 90 различных серотипов пневмококков с высокой резистентностью к традиционным антибиотикам. Более 25% серотипов устойчивы к пенициллину, 35% - к макролидам, 38% - к сульфаниламидам, 25% - тетрациклину [1].

    В России удельный вес гриппа, ОРЗ и острой пневмонии в смертности от всех болезней органов дыхания составляет 50%, причем доля пневмоний за последние 30 лет не имела тенденции к снижению, пиковые значения регистрируются среди пожилых и детей младшего возраста [2]. Доля пневмококков в этиологии внебольничных пневмоний колеблется в пределах от 35 до 76% [3].

    Наиболее часто пневмококковые инфекции регистрируются зимой и ранней весной. Период контагиозности при пневмококковых заболеваниях точно не установлен, однако, по-видимому, передача возбудителя может происходить так долго, как долго он находится в секретах верхних дыхательных путей. Высокая восприимчивость детей обусловлена тем, что антигены полисахаридной капсулы пневмококка не иммуногенны у детей в возрасте до 2 лет.

    Пневмококки - наиболее частая причина возникновения внебольничных пневмоний и частая причина сепсиса и менингита. Частота инвазивных форм пневмококковой инфекции оценивается в 100-250 случаев пневмонии, 15-25 случаев сепсиса, 1-2,5 случая менингита на 100 тыс. населения в год. Бактериемия и сепсис осложняют течение 5-20% всех случаев пневмонии пневмококковой этиологии. Риск возникновения пневмонии с бактериемией значительно возрастает в возрасте от 40 до 80 лет, а к возрасту старше 65 лет увеличивается в 2,5 раза по сравнению с более молодыми взрослыми. Летальность при пневмококковой пневмонии и при пневмококковой бактериемии или сепсисе составляет 5-10% и 15-20% соответственно. У пациентов с отягощенным преморбидным фоном и у пожилых летальность достигает 30-50%. Летальность при пневмококковом менингите составляет около 30% [4].

    Самой частой клинической формой пневмококковой инфекции у детей являются острый средний отит, пневмония и менингит (около 5-20% всех гнойных бактериальных менингитов). У взрослых - пневмония (до 65% случаев), сепсис (заражение крови, самая тяжелая форма с летальностью до 50%), менингит. Инкубационный период длится от 1 до 3 дней. Повышенная заболеваемость регистрируется у детей в возрасте до 5 лет и пожилых (старше 65 лет). Именно в этих возрастных группах грипп и пневмонии занимают первое место как причина смерти среди всех инфекций и 5-е место среди всех причин смерти. В России удельный вес пневмококковых пневмоний среди взрослых находится в пределах 35-65% при том, что уровень бактериологически неподтвержденных случаев достигает 32%.

    Пневмококк служит причиной 20% обострений хронического бронхита.

    Группами риска по заболеваемости пневмококковой инфекцией являются [5]:

    • лица старше 65 лет. В частности, в ряде развитых стран прививки против пневмококковой инфекции в этом возрасте являются обязательными для всех
    • лица с хроническими заболеваниями легких (хронические обструктивные заболевания легких, эмфизема легких и др.) и сердечно-сосудистой системы (ИБС, сердечная недостаточность, кардиомиопатия и др.), а также часто госпитализирующиеся лица
    • лица с хроническими заболеваниями печени (в т.ч. циррозом)
    • больные сахарным диабетом
    • все иммунокомпрометированные пациенты (с анатомической или функциональной аспленией, гематологическими и онкогематологическими заболеваниями, нефротическим синдромом, ХПН), в том числе ВИЧ-инфицированные

    Состав вакцины для профилактики пневмококковой инфекции и ее иммунологическая эффективность

    Пневмококк имеет полисахаридную капсулу, которая подавляет развитие иммунитета (фагоцитоз и выработку антител) у детей в возрасте до 2 лет. К настоящему времени выделено более 90 подтипов (иммунологических вариантов) пневмококков.

    В настоящее время специфическая вакцинопрофилактика признана действенным методом борьбы с пневмококковой инфекцией. Разработаны официальные международные рекомендации [5], плановая вакцинация групп риска осуществляется в рамках национальных календарей вакцинации многих развитых стран [6]. Иммунизация осуществляется с помощью специфической вакцины, прошедшей клинические и эпидемиологические испытания и позволившей существенно повлиять на эпидемический процесс этой инфекции. В результате применения вакцины значительно уменьшается число генерализованных форм заболевания и бактерионосителей.

    Первая 23-валентная пневмококковая вакцина была зарегистрирована в США в 1983 году. Серотипы пневмококков, от которых защищает вакцина, составляют примерно 85-90% штаммов, вызывающих гематогенно-диссеминированные формы инфекции в США [7]. В ее состав входят полисахариды капсулы 23 различных и наиболее распространенных серотипов пневмококков. Полисахаридная капсула пневмококков - важный фактор вирулентности, играющий особую роль в патогенезе пневмококковой инфекции. Капсула защищает пневмококки от фагоцитоза полиморфноядерными гранулоцитами. Защитные типоспецифические капсулярные антитела появляются при колонизации, инфекции, а также и при вакцинации. Полисахаридные антигены капсулы вызывают иммунный ответ по Т-независимому механизму. Поэтому повторные введения вакцины не оказывают бустерного эффекта.

    После вакцинации в течение 2-3 недель концентрация специфических антител возрастает в 2 и более раз у 80% или более привитых здоровых молодых взрослых [8]. Уровень антител, необходимый для защиты от пневмококковой инфекции, точно не установлен.

    У лиц страдающих хроническими заболеваниями, концентрация антител после вакцинации может быть ниже [9]. У лиц с аспленией концентрация антител не отличается от таковой у здоровых [10].

    При иммунодефицитах антитела после вакцинации вырабатываются в меньшем титре [11].

    Длительность циркуляции антител к большинству компонентов поливалентной вакцины составляет у здоровых взрослых, по меньшей мере, 5 лет. В некоторых случаях антитела в защитных титрах циркулируют в крови до 10 лет [12]. Быстрее концентрация антител уменьшается у лиц, перенесших спленэктомию, и у больных с серповидноклеточной анемией, у пациентов, страдающих лимфомами, лейкозами, миеломной болезнью, у больных, находящихся на гемодиализе или страдающих хроническими заболеваниями почек [13, 14, 15].

    Клиническая эффективность вакцины

    В 1999 г. в России зарегистрирована первая вакцина для профилактики пневмококковой инфекции "Пневмо 23" производства французской компании "Авентис Пастер". Данный препарат содержит 85% серотипов, циркулирующих в Европе, 90% серотипов, устойчивых к пенициллину. По данным российских авторов, вакцина "Пневмо 23" содержит около 80% серотипов пневмококка, полученных у здоровых носителей и больных ОРЗ, и 92% серотипов, полученных у больных острыми бронхитами и пневмониями.

    Вакцина выпускается в удобных для практического применения шприц-дозах. В регистрационных испытаниях в Национальном органе контроля иммунобиологических препаратов, ГИСК им. Л.А.Тарасевича, была показана хорошая переносимость: лишь у 5% привитых регистрировались слабые местные реакции.

    В настоящее время не только за рубежом, но и в России накоплен значительный опыт применения "Пневмо 23". Вакцинация против пневмококковой инфекции может проводиться круглогодично и может сочетаться с любыми другими вакцинами [16]. Так доказана возможность комплексной профилактики пневмококковой инфекции и гриппа - "Пневмо 23" можно эффективно и безопасно применять в сочетании с противогриппозной вакциной "Ваксигрип" [17]. При этом риск побочных эффектов не увеличивается, а эффективность вакцинации не снижается [18].

    По результатам сочетанной вакцинации "Пневмо 23" и вакцины против гриппа "Ваксигрип" у детей из групп риска, инфицированных микобактерией туберкулеза, эффективность профилактики ОРЗ, включая бронхиты и пневмонию, составила 92,8%, сократив заболеваемость в 13,9 раза [17]. При этом вакцина вызывает минимум побочных эффектов - около 3% детей отмечали незначительные местные реакции и менее 1% - общие реакции. В настоящее время введение вакцин "Пневмо 23" и "Ваксигрип" рекомендовано НИИ фтизиопульмонологии ММА им. Сеченова МЗ РФ для инфицированных микобактериями туберкулеза детей, часто болеющих неспецифическими инфекционно-воспалительными заболеваниями верхних и нижних отделов респираторного тракта [19]. У детей комплексная профилактика гнойных бактериальных менингитов может быть дополнена вакцинами "Акт-ХИБ" и "Менинго А+С" против гемофильной и менингококковой инфекций соответственно.

    Профилактическая эффективность пневмококковой вакцины "Пневмо 23" в отношении инфекций верхних дыхательных путей, а также бронхита и пневмонии была доказана в исследованиях, проводившихся в России. Высокая эпидемиологическая эффективность пневмококковой вакцины для профилактики пневмоний, достигающая 80%, была показана при вакцинации армейских коллективов Дальневосточного военного округа (охват вакцинацией составил 99% молодого пополнения) [20]. Эффективность вакцины была исследована и в других воинских контингентах. В частности, было привито более 900 военнослужащих нового призыва, у которых заболеваемость пневмониями была особенно высока, в несколько раз превышая среднеармейский показатель. В течение первого месяца после прибытия военнослужащих (период эпидемической заболеваемости) заболеваемость пневмониями в группе привитых "Пневмо 23" была в 3,2 раза ниже, чем в контрольной группе, а коэффициент эффективности вакцины в отношении пневмоний в этом периоде составил 69,0%. За три месяца зимнего периода исследования заболеваемость военнослужащих снизилась в 2,6 раза, а коэффициент эффективности вакцины в этот период составил 62,1% [21]. Через пять месяцев после вакцинации в группе привитых "Пневмо 23" достигнуто, по сравнению с контрольной группой, снижение уровня заболеваемости в летнем периоде: острыми синуситами (в основном гайморитами) - в 8,1 раза, острыми средними отитами - в 2,0 раза, другими острыми инфекциями верхних дыхательных путей - в 1,3 раза; в зимнем периоде - острыми бронхитами - в 1,9 раза, острыми синуситами (в основном гайморитами) - в 4,0 раза, острыми средними отитами - в 4,5 раза, другими острыми инфекциями верхних дыхательных путей - в 1,4 раза [21]. Кроме того, показано, что введение вакцины "Пневмо 23" в комплексе с вакцинами календаря прививок: АДС-М, живой коревой и живой паротитной вакцинами не снижает иммуногенность двух последних [21].

    В другом исследовании в течение 2-5 месяцев после прививки заболеваемость среди вакцинированных была достоверно ниже, чем у непривитых: ОРЗ - в 2,2 раза, острыми бронхитами - в 13 раз, пневмониями - в 6,1 раза [22]. Это позволяет говорить о значительной эпидемиологической эффективности не только в отношении пневмоний, которые имеют преимущественно пневмококковую этиологию, но и в отношении острых бронхитов и ОРЗ, в этиологии которых доля пневмококков также весьма существенна. Российскими исследователями также была доказана оправданность применения пневмококковой полисахаридной вакцины у больных с хронической почечной патологией [23]. Теми же авторами показано, что активная иммуносупрессивная терапия и массивная протеинурия снижают длительность персистирования антител, что требует повторного введения вакцины через 20-22 мес. после первой вакцинации.

    Эффективность вакцины в отношении гематогенно-диссеминированных форм пневмококковой инфекции колеблется от 56% до 81% [24, 25, 26].

    Риск инвазивной пневмококковой инфекции неуклонно возрастает после 40-летнего возраста и становится особенно высоким в возрасте старше 60-65 лет. Риск возникновения осложнений, а также летального исхода в популяции пожилых людей в 2-4 раза выше [4]. Эффективность вакцины среди привитых в возрасте моложе 55 лет составила 93%, в возрасте 55-64 года - 88%, в возрасте 65-74 года - 80%, в возрасте старше 75 лет - 67% [27].

    Результаты применения вакцины у пациентов из различных групп риска

    У пациентов с бронхолегочными заболеваниями (хронический бронхит, эмфизема, тяжелый астматический бронхит и т.д.) частота возникновения инвазивной пневмококковой инфекции выше, а прогноз при заболевании хуже, в сравнении с контрольной популяцией. Иммуногенность пневмококковой вакцины у пациентов с бронхолегочными заболеваниями сходна с таковой в контрольной группе здоровых людей. Эффективность вакцины для профилактики инвазивной пневмококковой инфекции достигает 65% [7, 28]. Вакцинация против пневмококков не приводит к уменьшению количества приступов при хронических обструктивных заболеваниях легких, однако защищает против более серьезных и потенциально летальных заболеваний, таких как пневмония, сепсис и менингит [4].

    Пациенты с хронической сердечной недостаточностью имеют повышенный риск развития инвазивной пневмококковой инфекции, и прогноз при таких инфекциях хуже в сравнении с контрольной популяцией. Иммуногенность пневмококковой вакцины у пациентов с хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями сходна с таковой у здоровых людей такого же возраста. Защитная эффективность вакцины составила 69% [7, 29].

    Пневмококковая бактериемия часто наблюдается у пациентов с удаленной или не функционирующей (например, при серповидно-клеточной анемии, наследственном сфероцитозе и других, в основном гематологических, заболеваниях) селезенкой. Частота пневмококковой бактериемии и/или менингита у таких больных в 100 раз выше, а смертность от сепсиса в 12,5 раз выше, чем в контрольной популяции [29]. Эти показатели еще выше у пациентов, которым селезенка удаляется в связи с онкогематологическим заболеванием. Вакцинация против пневмококковой инфекции настоятельно рекомендуется всем пациентам, подвергшимся спленэктомии [5, 30]. В большинстве официальных рекомендаций рекомендуется проведение вакцинации за 2 недели до спленэктомии или начала химиотерапии. Защитная эффективность пневмококковой вакцины у лиц с аспленией без других усугубляющих состояние здоровья заболеваний составляет 77% [7, 29]. Кроме того, вследствие сохраняющегося высокого риска пневмококковой инфекции, повсеместно признано целесообразным проведение ревакцинации через 5 лет [5]. Такая ревакцинация хорошо переносится [31].

    У ВИЧ-серопозитивных лиц частота заболеваемости пневмококковой пневмонией и бактериемией в 20-200 раз выше, чем у здоровых людей. Кроме того, пневмококковая инфекция является лидирующей причиной бактериальной пневмонии у ВИЧ-инфицированных людей [32]. У большинства таких пациентов пневмококковая инфекция возникает до появления признаков СПИДа. Однажды инфицированные S. pneumoniae ВИЧ-инфицированные пациенты имеют 15-кратно увеличенный риск второго эпизода пневмококковой инфекции [33]. При этом 90% серотипов пневмококков, вызывающих инвазивные инфекции у ВИЧ-инфицированных лиц, входят в состав вакцины [34]. Наблюдается хорошая иммуногенность пневмококковой вакцины, сходная с таковой в контрольной группе того же возраста [35, 36]. Иммунный ответ у ВИЧ-инфицированных снижается в зависимости от стадии ВИЧ инфекции. Кроме того, концентрация антител у ВИЧ-инфицированных снижается быстрее [36], что обусловливает необходимость повторного введения вакцины данным категориям людей через 5 лет после первичной вакцинации. Эпидемиологические и клинические данные, имеющиеся в настоящее время, свидетельствуют о значительном увеличении риска пневмококковой инфекции у пациентов с ВИЧ, поэтому вакцинация пневмококковой вакциной рекомендована всем ВИЧ-серопозитивным лицам, как имеющим симптомы заболевания, так и находящимся в бессимптомной фазе [4, 5]. Хороший иммунный ответ на вакцину у ВИЧ-инфицированных наблюдается на ранних стадиях инфекции, когда отсутствуют симптомы иммунодефицита, а в крови сохраняется нормальное количество CD4 клеток. В связи с этим, вакцинацию следует проводить в возможно более ранней стадии развития ВИЧ-инфекции, как только поставлен диагноз [5].

    Дети с нефротическим синдромом, пациенты, перенесшие пересадку почки, а также находящиеся на гемодиализе, подвергаются высокому риску заболевания тяжелой пневмококковой инфекцией. У пациентов, перенесших трансплантацию, а также у пациентов, находящихся на гемодиализе, отмечается иммунный ответ на вакцинацию против пневмококковой инфекции, хотя уровень антител у них может быть несколько ниже, чем у здоровых людей [37]. Ревакцинация приводит к увеличению концентрации антител, не вызывая при этом серьезных побочных реакций [38]. У детей с нефротическим синдромом [39] и другими хроническими заболеваниями почек [40, 41] иммунный ответ на первичную вакцинацию обычно адекватный.

    Таким образом, существующие сведения, позволяют говорить о том, что в распоряжении практических врачей имеется безопасное и эффективное средство профилактики весьма распространенной как среди взрослых, так и среди детей пневмококковой инфекции.

    Литература

    1. Geslin P, Fremaux A, Sissia G. Med Mal Infect 22:66-71, 1992
    2. Маринич И.Г., Тимошенко О.Ф., Игнатьева Г.С., Морозов И.В. Вакцинация 5:4-5, 1999
    3. Granton JT, Grossman RF. Clin Chest Med 14:537-553, 1993
    4. Belgian Consensus on Pneumococcal Vaccine. Acta Clin Belg 51-5:350-356, 1996
    5. CDC. Recommendations of the Immunization Practices Advisory Committee: Prevention of Pneumococcal Disease. MMWR. Vol. 46, RR-8, 1997
    6. Fedson DS. Clin Infect Dis 26:1117-1123, 1998
    7. Butler JC, Breiman RF, Lipman HB, Hofmann J, Facklam RR. JAMA 270:1826-1831, 1993
    8. Musher DM, Luchi M, Watson DA, Hamilton R, Baughn RE. J Infect Dis 161:728-735, 1990
    9. Fedson DS, Musher DM. Pneumococcal vaccine. In: Plotkin SA, Mortimer EA Jr, eds. Vaccines. 4th ed. Philadelphia, PA: WB Saunders, 529-589, 2004
    10. Ammann AJ, Addiego K, Wara DW et al. N Engl J Med 297:897-900, 1977
    11. Ballet J-J, Sulcebe G, Couderc L-J, et al. Clin Exp Immunol 68:479-87, 1987
    12. Mufson MA, Krause HE, Schiffman G, Hughey DF. Am J Med Sci 293:279-89, 1987
    13. Vella PP, McLean AA, Woodhour AF, Weibel RE, Hilleman MR. Proc Soc Exp Biol Med 164:435-8, 1980
    14. Hilleman MR, Carlson AJ, McLean AA, Vella PP, Weibel RE, Woodhour AF. Rev Infect Dis 3(suppl):S31-S42, 1981
    15. Kraus C, Fischer S, Ansorg R, Huttemann U. Med Microbiol Immunol 174:51-8, 1985
    16. American Academy of Pediatrics. 1994 Red book: report of the Committee on Infectious Diseases. Elk Grove Village, IL: American Academy of Pediatrics, 371-375, 1994
    17. Костяная И.Е., Мейснер А.Ф., Аксенова В.А., Батура А.П. Вакцинация 1:10-11, 2002
    18. DeStefano F, Goodman RA, Noble GR, McClary GD, Smith SJ, Broome CV. JAMA 247:2551-2554, 1982
    19. Профилактическое лечение детей с латентной туберкулезной инфекцией в комплексе с вакцинопрофилактикой неспецифической инфекционной патологии верхних и нижних отделов респираторного тракта. Пособие для врачей. Министерство здравоохранения РФ, Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова. М., 2002
    20. Огарков П.И., Жоголев С.Д. Вакцинация 5:2-3, 2003
    21. Мельниченко П.И., Мосягин В.Д., Жоголев С.Д. Вакцинация 5:9-11, 2003
    22. Жоголев С.Д, Огарков П.И., Романчук С.Г. и соавт. Материалы научной конференции "Вирусные инфекции на пороге XXI века: эпидемиология и профилактика", СПб, 1999
    23. Шавырин А.А., Костинов М.П., Магаршак О.О. и соавт. Журн. микробиол. 5:72-74, 2001
    24. Sims RV, Steinmann WC, McConville JH, King LR, Zwick WC, Schwartz JS. Ann Intern Med 108:653-657, 1988
    25. Shapiro ED, Berg AT, Austrian R, et at. N Engl J Med 325:1453-60, 1991
    26. Farr BM, Johnston BL, Cobb DK, et al. Arch Intern Med 155:2336-40, 1995
    27. Shapiro ED, Berg AT, Austrian R et al. N Engl J Med 325:1453-1460, 1991
    28. Bruyn GAW, van Furth R. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 10:897-910, 1991
    29. Read RC, Finch RG. J Antimicrob Chemother 33:4-6, 1994
    30. Cavill I, Baddeley PG, Barnes RA et al. BMJ 312:430-434, 1996
    31. Rutherford EJ, Livengood J, Higginbotham M et al. J Trauma 39:448-452, 1995
    32. Hirschtick RE, Glassroth J, Jordan MC et al. N Engl J Med 333:845-851, 1995
    33. Frankel RE, Virata M, Hardalo C et al. Clin Infect Dis 23:577-584, 1996
    34. Hibbs JR, Douglas RMJ, Judson FN et al. Clin Infect Dis 25:195-199, 1997
    35. Kroon FP, van Dissel JT, de Jong JC, van Furth R. AIDS 8:469-476, 1994
    36. Mascart-Lemone, Gerard M, Libin M et al. J Infect Dis 172:1253-1260, 1995
    37. Rytel MW, Dailey MP, Schiffman G et al. Proc Soc Exp Biol Med 182:468-473, 1986
    38. Linnemann CC, First R, Schiffman G et al. Arch Intern Med 146:1554-1556, 1986
    39. Spika JS, Halsey NA, Le CT et al. Am J Kidney Dis 7:466-470, 1986
    40. Fuchshuber A, Kuhnemund O, Keuth B et al. Nephrol Dial Transplant 11:468-473, 1996
    41. Furth SL, Neu AM, Case B et al. J Pediatr 128:99-101, 1996

    © А.В. Гольдштейн, 2004

1 июня 2006 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика