Инъектран

Замедляет прогрессирование остеоартроза и остеохондроза

Способствует восстановлению суставной сумки и хрящевых поверхностей суставов

Уменьшает болезненность и улучшает подвижность пораженных суставов, снижает потребность в НПВС

При совместном применении Инъектрана с гиалуроновой кислотой, защищает ее от ферментативного расщепления


Инструкции:

Сочетанное применение хондроитина сульфата и гиалуроновой кислоты для лечения артрозов

Комментарии

Ежов И.Ю. 1,2, Бояршинов А.А.1, Глушков А.Е.1, Абраменков А.Н. 1,2
1ФГБОУ ВО «ПИМУ» МЗ РФ
2ФБУЗ ПОМЦ ФМБА России


Актуальность. Остеоартроз – наиболее часто встречаемая нозология в кластере болезней костно-мышечной системы c распространённостью 13% [1] и одна из главных причин нетрудоспособности, снижающая качество жизни и вызывающая значительные финансовые затраты при ее лечении, особенно у пожилых людей. Общее число зарегистрированных больных в Российской Федерации с этой патологией в 2016 г. составило 16,6 миллионов [2]. Не говоря о том, что в некоторых регионах России: Белгородская, Тверская, Тульская области, республики Коми, Карелия, Чувашия, Алтайский край, Санкт-Петербург и Иркутск уровень заболеваемости деформирующим артрозом существенно выше среднего показателя по стране [3-5]. Остеоартроз среди болезней костно-мышечной системы в структуре первичной инвалидности занимает первое место, при этом заболеваемость артрозом в возрасте до 44 лет увеличилась с 7,2% в 2012 г. до 15,3% в 2016 г. [6].

Остеоартроз поражает все ткани синовиальных суставов. Заболевание проявляется морфологическими, биохимическими, молекулярными и биомеханическими изменениями в клетках и матриксе, которые приводят к размягчению, разволокнению, изъязвлению и уменьшению толщины суставного хряща, а также к остеосклерозу с резким утолщением и уплотнением кортикального слоя субхондральной кости, формированию остеофитов и развитию субхондральных кист. С этой точки зрения остеоартроз представляет собой нарушение равновесия между катаболическими и анаболическими процессами в гиалиновом хряще.

С одной стороны артроз развивается в нормальном хряще при избыточной нагрузке, с другой – может развиться при нормальной нагрузке в уже изменённом хряще. К дегенерации суставного хряща приводят недостаточный синтез хондроцитами протеогликанов и фрагментация протеогликановых агрегатов [8]. Однако в этом процессе активно задействована и первично изменённая субхондральная кость [9]. В дальнейшем формируется персистирующее вторичное воспаление, что ведёт к оправданному термину остеоартрит [10]. Провоспалительные медиаторы приводят к деструкции хряща, нарушению ремоделирования тканей сустава [11] и активизации свёртывающей системы крови, что способствует образованию микротромбов, очаговой гипоксии и ишемии кости [12].

Имеются многочисленные факторы риска развития деформирующего артроза: генетические (наследственные нарушения и мутации коллагена II типа), врожденные нарушения развития сустава (дисплазии), другие наследственные заболевания костей и суставов, соматические (возраст, остеопороз, избыточная масса тела, нарушение эндокринного баланса организма, в том числе снижение секреции эстрогенов, дефицит в организме микроэлементов, нейродистрофические проявления патологического процесса в пояснично-крестцовом, или в шейном отделе позвоночника, воспалительный процесс в суставе, гормональная терапия сопутствующей патологии), факторы окружающей среды (переохлаждение, нарушение экологического равновесия, повторяющиеся микротравмы, род занятий и физическая активность на работе). Также нередки артрозы, как последствия травм коленного сустава, особенно спортивные травмы [13]. Различные оперативные вмешательства на коленном суставе, например менискэктомия, увеличивают вероятность возникновения гонартроза, в большей степени за счет увеличения нагрузки на суставной хрящ в 14 раз [14]. Так, коэффициент заболеваемости артрозом среди футболистов на пенсии значительно выше, чем в нормальной популяции [15-16].

Лечение деформирующего артроза может быть консервативным и оперативным. По нашему мнению, эндопротезирование является крайней мерой лечения артрозов. В консервативном лечении остеоартроза различают: симптоматическое и патогенетическое. Препараты, используемые для лечения артроза, достаточно многообразны и входят в различные группы лекарственных веществ [17].

Вторичный реактивный синовит, возникающий в результате перегрузки пораженных коленных суставов, можно в редких случаях купировать внутрисуставными инъекциями дипроспана (не более 1-2 инъекций в год), более частые внутрисуставные инъекции ГК могут повредить суставной хрящ [18].

Основная причина обращения ко врачу - боль, характер которой обусловлен воспалением и растяжением капсулы сустава, связок, энтезисов, микропереломами субхондральной кости, внутрикостной гипертензией, спазмом периартикулярных мышц [19]. Поэтому в состав симптоматической терапии входят нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), миорелаксанты, раздражающие и отвлекающие средства местного применения. Однако, препараты симптоматического лечения лишь маскируют болезнь и не влияют на основную причину – дегенеративные изменения в хрящевой ткани суставов. Тем самым не сдерживают прогрессирование заболевания, которое затем проявляется более частыми и выраженными обострениями.

Большая эффективность терапии хондропротекторами, препаратами хондроитина сульфата (ХС), связана не только с противовоспалительным действием и подавлением экспрессии ядерного фактора транскрипции NF-kB, провоспалительных цитокинов, матриксных металлопротеиназ, оксида азота и простагландинов [20-21], но и со стимуляцией регенерационных процессов в хряще путем активации синтеза гиалуроновой кислоты синовиоцитами [22]. Кроме того, ХС подавляет апоптоз хондроцитов [23]. ХС способен влиять на пролиферацию и обмен хондроцитов стимулировать биосинтез как коллагена, так и протеогликанов в хрящевой ткани [24].

Таким образом, механизм действия ХС сводится к подавлению катаболических и стимуляции анаболических процессов, что свидетельствует о хондромодифицирующем (хондропротективном) эффекте препарата. Не менее важна в стимуляции анаболических процессов вискосупплементация гиалуроновой кислотой. Можно предполагать, что одновременное воздействие по трем направлениям (подавление воспаления, замедление деструкции – «хондропротекция» - сдвиг баланса в сторону анаболических процессов в хряще и вискосупплементация) позволит добиться не только симптоматического эффекта, но и воздействия на механизмы развития и прогрессирования ОА, что будет обеспечивать более высокую эффективность терапии.

Обсуждение. По данным литературы из множества препаратов в фазу острой боли допустимо внутрисуставное введение кортикостероидов (дипроспан, кеналог, гидрокортизон). Однако они не только снижают уровень клеточного метаболизма, подавляют клеточную пролиферацию, продукцию металлопротеиназы, участвующей в деструкции хряща, но и нарушают образование макромолекул гликозаминогликанов. Таким образом, вместе с быстрым обезболиванием, при частом применении гормональных препаратов, мы ускоряем развитие остеоартроза. Также лечение гормональными препаратами может привести к остеонекрозу сустава [30] .

Парацетамол эффективен только при слабой боли. Риск развития осложнений со стороны желудочно-кишечного тракта увеличивается при попытке увеличить дозу [31-33]. Селективные ингибиторы ЦОГ-2 типа могут снизить риск возникновения кровотечения в желудочно-кишечный тракт (целекоксиб, рофекоксиб, мелоксикам, нимесулид и др.), однако при применении в течение длительного периода времени они могут стать причиной возникновения осложнений со стороны печени, почек и сердца, а также способствовать развитию тромбозов. Долговременного применения НПВП необходимо избегать [34, 35]. Также имеется риск повышения артериального давления при применении НПВП у пожилых людей, у больных с нарушением функции почек, у страдающих сахарным диабетом [36]. Это, соответственно, имеет большое значение у пациентов с коморбидностью и требует корректировки терапии при лечении соматических заболеваний. Кроме того, НПВП уменьшают активность хондробластов, снижают синтез простагландинов, коллагена II типа и гиалуроновой кислоты, способствуют апоптозу хондроцитов, усиливают дегенерацию хряща и ведут к прогрессированию остеоартроза [8, 10, 37]. Таким образом, можно назначать кратковременные курсы НПВП с учетом эффективности средних доз, побочных реакций и индивидуального подхода к выбору препарата при сопутствующей патологии, проводя клинический и лабораторный мониторинг.

В этом случае, альтернативой являются хондропртоекторы. По литературным данным наибольшую доказательную базу среди хондропротекторов имеют хондроитин сульфат [38, 39].

Эффективность применения гиалуроновой кислоты также доказана. Например, ее анализировали в сравнении с плацебо. Исходная интенсивность боли по WOMAC была одинаковой в обеих группах (20,0±12,1 и 20,6±12,3 мм соответственно). На 3-й неделе в обеих группах она значительно уменьшилась (р<0,05) однако у пациентов, получивших гиалуроновую кислоту, это уменьшение было более значительным, чем в группе контроля (соответственно 8,0±9,9 и 2,8±7,9 мм; р<0,02). Через 3 недели после лечения у больных, получавших гиалуроновую кислоту, при оценке боли, функционального статуса и качества жизни были получены более благоприятные результаты, чем в группе контроля, но через 6 и 12 недель различий между группами не было [43].

Существуют работы, доказывающие репаративные возможности и способность к сдерживанию прогрессирования остеоатроза гиалуроновой кислоты, подтверждаемые с помощью МРТ и гистологического исследования структур - модифицирующий эффект и патогенетическое действие препаратов [44-46].

Стоит отметить редкое побочное действие при введении препаратов гиалуроновой кислоты: аллергические реакции от кожной сыпи в зоне инъекции до анафилактического шока. С. Tikiz и соавт. [47] описывают случаи развития псевдоподагрического артрита после инъекций гиалуроновой кислоты. А. Lussier и соавт. [48] отмечают, что важна техника введения: так, при использовании переднего доступа частота осложнений выше, а при боковом доступе – ниже. Мы не рассматривали параартикуляроное введение гиалуроновой кислоты как по причине потенциального развития осложнений, так и как не имеющее патогенетического обоснования и с недоказанной эффективностью, хотя есть работы описывающие эффективность данного способа [49].

В исследовании, проведенном Е.А. Пятых [50], сравнивались четыре группы пациентов. Первая группа: пациенты, получающие гиалуроновую кислоту внутрисуставно 1,0 мл от 3 до 5 инъекций с интервалом 1 раз в неделю; 2 группа - перорально ХС 500 мг по 1 капсуле 2 раза в день в течение 6 месяцев; 3 группа – гиалуроновая кислота внутрисуставно 1,0 мл от 3 до 5 инъекций с интервалом 1 раз в неделю и перорально ХС 500 мг по 1 капсуле 2 раза в день в течение 6 месяцев. Пациенты первых трех групп продолжали прием НПВП по потребности. Пациентам 4 группы проводилась монотерапия НПВП по потребности. В исследовании использованы препараты ГК «Ферматрон» (Хайлтеч, Великобритания) 20 мг /2 мл (молекулярная масса 2 мДа), а также препараты «Структум» (Сотекс ФармФирма/Пьер Фабр Медикамент Продакшн, Франция). Курс проводился 1 раз в 12 месяцев. В результате у пациентов первой группы болевой синдром (по ВАШ) уменьшился на 20%,у пациентов второй группы на 12,2%, у пациентов 3 группы, получавших комбинированную терапию изменения составили 30%. В группе контроля наблюдалось усиление болевого синдрома при движениях на 7,8%. Также группа с сочетанным применением препаратов показала улучшение по индексу Лекена на 11,9% и по индексу на WOMAC 23,36%.

Мы решили провести подобное сравнительное исследование, но с использованием исключительно инъекционных форм ХС и ГК.

Цель исследования. Сравнительный анализ влияния сочетанного применения хондроитина сульфата и гиалуроновой кислоты при гонартрозах.

Материалы и методы. В исследование было включено 85 пациентов с диагнозом гонартроз различной степени тяжести, средний возраст которых составил 61,7 лет. Из них 68 женщины и 17 мужчин. Из них 15 человек с гонартрозом II стадии, и 70 – с гонартрозом III стадии (по Коссинской). Им было назначено применение хондроитина сульфата и гиалуроновой кислоты внутрисуставно. Пациенты были опрошены до и после применения препаратов по шкалам KSS (Knee Society Score), где значение KSS1 означает состояние сустава, а KSS2 функцию сустава, и WOMAC (Western Ontario and McMaster Universities Osteoarthritis Index), где оцениваются боль, скованность и функция сустава. Максимальные значения по шкале KSS (90 и 100 баллов) означают, отсутствие проблем с коленным суставом, минимальные (0) - очень плохое состояние сустава. Максимальные значения по шкале WOMAC (96 баллов), состоящей из 24 вопросов, означают очень плохое состояние сустава, а минимальные (0) - отсутствие проблем с суставом. Пациенты были разделены на две группы. Первая группа получала лечение в полном объеме (61 человек), в виде курса хондроитина сульфата в/м 30 инъекций, через день, курс один раз в 6 месяцев), препаратов гиалуроновой кислоты («Ферматрон плюс» 2 мл внутрисуставно 1 раз в неделю №3 курсом один раз в 6 месяцев) и местные НПВП по необходимости. «Ферматрон Плюс» относится к 4 поколению препаратов гиалуроновой кислоты, имеет оптимальный молекулярный вес 2,2-3 млн. Дальтон, примерно соответствующий молекулярному весу нормальной синовиальной жидкости, изготовлен путем бактериальной ферментации. Стерилизация препарата проводится по методу микромембранной фильтрации с сохранением максимальной нативности препарата, рН стабилизация осуществляется фосфатным буферным раствором, идентичным человеческому.

Вторая группа пациентов получала неполное лечение или не получала его вообще (24 человек). В среднем время с момента назначения препаратов до опроса составило 547 дней.

Результаты. Полученные результаты были интерпретированы по шкале KSS и по шкале WOMAC. Исследование показало, что пациенты из первой группы имеют положительную динамику в лечении: среднее значение KSS1 изменилось на 18,70±21,86 балла (Me=20, р<0,001), KSS2 – на 11,55±18,04 (Me=8, p<0,01), WOMAC - на 14,78±26,15 (Me=10, p<0,001), в то время как пациенты из второй группы не имеют динамики вообще или отрицательную, среднее значение KSS1 при этом изменилось на 1,79±20,08 баллов (Me=0), KSS2 – на 0,7±15,26 (Me=0), WOMAC - на 2,12±22,82 (Me=0).

Выводы. Имеется существенное различие в результатах лечения гонартроза с применением и без применения (неполное применение) хондропротекторов и препаратов гиалуроновой кислоты. Сочетанное применение препаратов хондроитина сульфата и гиалуроновой кислоты является эффективным для лечения гонартроза, позволяет уменьшить болевой синдром, улучшить функцию коленного сустава и на неопределённый срок отложить операцию эндопротезирования коленного сустава даже при III стадии развития заболевания.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Галушко Е.А. Медико-социальная значимость ревматических заболеваний: дисс. … канд. мед. наук. – М., 2011. – 204 с.
  2. Балабанова Р.М., Дубинина Т.В., Демина А.Б., Кричевская О.А. Заболеваемость болезнями костно-мышечной системы в Российской Федерации // Научно-практическая ревматология. - 2018. - Т. 56 - №1. - С. 15-21.
  3. Балабанова Р.М., Эрдес Ш.Ф., Распространенность ревматических заболеваний в России в 2012–2013 гг. // Научно-практическая ревматология. -2015. - Т. 53 - №2. - С. 120-124. doi: 10.14412/1995-4484-2015-120-124
  4. Балабанова Р.М., Дубинина Т.В., Эрдес Ш.Ф. Динамика заболеваемости ревматическими заболеваниями взрослого населения России за 2010–2014 гг. // Научно-практическая ревматология. - 2016. - Т54. - №3. - С.266-270. doi: 10.14412/1995-4484- 2016-266-270
  5. Калягин А.Н., Казанцева Н.Ю., Горяев Ю.А. Динамика заболеваемости остеоартрозом в г. Иркутске. // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. - 2005. - №7. - 187-190.
  6. Петрунько И.Л., Меньшикова Л.В., Сергеева Н.В., Черкасова А.А. Остеоартроз: возрастные особенности первичной инвалидности. // Забайкальский медицинский вестник. - 2018. - №2. - С.41-47.
  7. Петрунько И.Л., Меньшикова Л.В., Голубева П.С., Цырежапова Т.М. Остеоартроз: финансовые затраты на одного больного. // Сибирский медицинский журнал. - 2010. - Т.97. - №6. - С.163-165.
  8. Клиппел Д.Х., Стоун Д.Х., Крофорд Л.Дж., П.Х.Уайт. Ревматические заболевания. Руководство в 3-х тт. пер. с англ. под ред. Е.Л. Насонова, В.А. Насоновой, Ю.А. Олюнина. М.Т.-2014.- ГЭОТАР-Медиа. Т.2. Заболевания костей и суставов - 2014.
  9. Дубиков А.И. Остеоартроз: старая болезнь, новые подходы // Современная ревматология – 2013. – №2. – С. 82-88.
  10. Sellam, J., Berenbaum F. The role of synovitis in pathophysiology and clinical symptoms of osteoarthritis. // Nature reviews. Rheumatology. - 2010. - №6. - P.625-635.
  11. Richard F.,Loeser S. R., Goldring C.R., Scanzello Goldring M.,B. Osteoarthritis: A disease of the joint as an organ // Arthritis& rheumatism - 2012. - Vol. 64. - №6. - P.1697–1707. DOI 10.1002/art.34453
  12. Королёва С.В. Особенности нарушений системной микроциркуляции при остеоартрозе. // Травматология и ортопедия России - 2005. - №2. - С.21-25.
  13. Левенец В. Н., Риган М. М., Тютюнник И. Н. Особенности диагностики и комплексной терапии спортсменов в стадии предартроза // Спортивна медицина – 2013. - № 1 – С. 33-46.
  14. Cristoforakis J., Pradhan R., Sanchez-Ballester J., Hunt N.,Strachan R.K. Is there an association between articular cartilage changes and degenerative meniscal tears? // Arthroscopy - 2005. - №21. - P.1366-1369.
  15. Anderson C.L. High rate of osteoarthritis of the knee in former soccer players. // Med Sci Sports Exerc. - 1986. - №18. - P.141.
  16. Arliani G.G, Astur D.C., Yamada A.F. ,Miyashita G.K.,Mandelbaum B.,et al. Early osteoarthritis and redused quality of the life after retirement in former professional soccer players. / /Clinics. - 2014. - №69 - P.589-582.
  17. Урясьев О.М., Заигрова Н.К., Остеоартрит: патогенез, диагностика, лечение // Земский Врач – 2016 - №1–2. – C. 27-35.
  18. Павлов В.П. Консервативная ревмоортопедия: ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилит, остеоартроз, болезни мягких тканей (часть I I) // Современная ревматология. – 2009. - № 2. – C. 10-15.
  19. Балабанова Р.М. Характер боли при остеоартрозе, подходы к лечению. // Современная ревматология. - 2014. - №2. - С.103–106.
  20. Алексеева Л.И., Зайцева Е.М. Перспективные направления терапии остеоартроза. // Научно-практическая ревматология. - 2014. - Т.52. - №3. -С.247-250. doi.org/10.14412/1995-4484-2014-247-250
  21. Чичасова Н.В., Имаметдинова Г.Р. Лечение больных остеоартрозом различной локализации: место медленнодействующих препаратов. // Современная ревматология. - 2015. - Т.9. - №2. - С.66–74.
  22. Алексеева Л.И., Шарапова Е.П. Хондроитин сульфат в лечении остеоартроза. // РМЖ. - 2009. - Т.17. - №21. - С.1448-1453.
  23. Caraglia M., Beninati S., Alessandro A. et al. Alternative therapy of earth elements increases the chondroprotective effects chondroitin sulfate in mice. // Exp. Mol. Med. – 2005. – V.37. – P.476-481.
  24. Родичкин П.В., Шаламанов Н.С. Клиническая фармакология хондропротеткоров // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. – 2012. – Т.10, №3 – С.18-27.
  25. Насонова В.А. Остеоартроз коленного сустава: причины развития, диагностика и профилактика // Сonsilium medicum. - 2003. - №5. - С.90-96.
  26. Brandt K.D. Is a strong quadriceps muscule bad for a patient with knee osteoarthritis? // Ann.Intern.Med - 2003. - Vol.138. - P.678-679.
  27. Lewek M.D., Rudolph K.S, Snyder-Mackler L. Quadriceps femoris muscule weakness and activation failure in patients with symptomatic knee osteoarthritis // J. Orthop. Res. - 2004. - Vol.22. - P.110-115.
  28. Andrea D., Wolfgang W., Martijn S., Felix E., Adam G C. Knee extensor muscle weakness and radiographic knee osteoarthritis progression. // Acta Orthopaedica - 2018. - Vol.89. - №4. - P.406-411. DOI: 10.1080/17453674.2018.1464314.
  29. Чернякова Ю. М., Сементовская Е. А. Синовиальная жидкость: состав, свойства, лабораторные методы исследования // Мед. новости. - 2005. - №2 - С. 9–15.
  30. Башкова И.Б., Мадянов И.В. Множественные нетравматические остеонекрозы крупных суставов у молодого человека, спровоцированные непродолжительным лечением глюкокортикоидами // РМЖ. Ревматология. -2016. - №2. - С. 125–128.
  31. Zang W., Moscovitz R.W., Nuki G. et al. OARSI recommendations for management of hip and knee osteoarthritis, part I: critical appraisal of existing treatment guidelines and systematic review of current research evidence // Ostearthritis Cartilage. – 2007. – Sep., Vol. 15 - №9. – P. 981-1000.
  32. Zang W., Moscovitz R.W., Nuki G. et al. OARSI recommendations for management of hip and knee osteoarthritis, part II: OARSI evidence-based expert consensus guidelines // Ostearthritis Cartilage. – 2007. – Sep., Vol. 16 - №2. – P. 137-162.
  33. Zang W., Moscovitz R.W., Nuki G. et al. OARSI recommendations for management of hip and knee osteoarthritis, part III: changes in evidence following systematic cumulative update of research published through January 2009 // Ostearthritis Cartilage. – 2007. – Sep., Vol. 15 - №9. – P. 981-1000.
  34. Jordan K.M., Arden N.K., Doherty M. et al. EULAR Recommendation 2003: an evidence based approach to the management of knee osteoarthritis: Report of a Task Force of the Standing Committee for international Clinical Studies including Therapeutic Trials (ESCISIT). // Ann Rheum Dis - 2003. - №62 - P.1145-1155.
  35. Hochberg M.C., Altman R.D., April K.T., Benkhalti M., Guyatt G., McGowan J., Towheed T., Welch V., Wells G., Tugwell P. American College of Rheumatology 2012 recommendations for the use of nonpharmacologic and pharmacologic therapies in osteoarthritis of the hand, hip, and knee. // Arthritis Care Res (Hoboken). - 2012. - Vol.64. - №4. - 465-474.
  36. Ведение остеоартрита с коморбидностью в общей врачебной практике. // Клинические рекомендации. Кардиология. Терапия. - 2017. - №5.
  37. Blot L., Marcelis A., Devogelaer J.P., Manicourt D.H. Effects of diclofenac, aceclofenac and meloxicam on the metabolism of proteoglycaans and hyalyronan in orteoarthritis human articular cartilage // Br. J. Pharmacol. – 2000. – Dec., Vol. 131. - №7. – P. 1413-1421.
  38. Имаметдинова Г.Р, Чичасова Н. В., Насонов Е. Л., Иголкина Е. В. Симптоматическая терапия хронических заболеваний суставов. // Современная ревматология - 2010. - №4. - С.66-70.
  39. Leeb B.F., Schweitzer H., Montag K. et al. A meta-analysis of chondroitin-sulfate in the treatment of osteoarthritis. // J. Rheum. - 2000. - №27. - P.205-211.
  40. Clegg D.O., Reda D.J., Harris C.L. et al. Glucosamine, chondroitin sulfate, and the two in combination for painful knee osteoarthritis. // N. Engl. J. Med. - 2006. -Vol.354. - №8. - P.795-808.
  41. Michel B.A., Stucki G., Frey D. et al. Chondroitin 4 and 6 sulfatein osteoarthritis of the knee: A randomized, controlled trial. // Arthr. Rheum. – 2005. – V.52, №3 – Р.779-786.
  42. Баисов А. З. Оптимизация ассортимента лекарственных средств, применяемых при дегенеративных процессах опорно-двигательного аппарата в фармацевтических организациях ставропольского края: Автореф. дис... канд. мед. наук. - Пятигорск, 2012. - 24 с.
  43. Petrella R.J., Petrella M. A prospective, randomized, double-blind, placebo controlled study to evaluate the efficacy of intraarticular hyaluronic acid for osteoarthritis of the knee. // J. Rheumatol. - 2006. - Vol. 33. - P. 951-956.
  44. Ozturk C., Atamaz F., Hepguler S., et al. The safety and efficacy of intraarticular hyaluronan with/without corticosteroid in knee osteoarthritis: 1-year, single-blind, randomized study. // Rheumatol. Int. - 2006. - Vol.26. - P.314-319. doi: 10.1007/s00296-005-0584-z
  45. Atamaz F., Kirazli Y., Akkoc Y. A comparison of two different intraarticular hyaluronan drugs and physical therapy in the management of knee osteoarthritis. // Rheumatol. Int. – 2006 - Vol.26. - P.873-878. doi: 10.1007/s00296-005-0096-x
  46. Berenbaum F., Grifka J., Cazzaniga S., et al. A randomised, doubleblind, controlled trial comparing two intra-articular hyaluronic acid preparations differing by their molecular weight in symptomatic knee osteoarthritis. // Ann Rheum Dis. - 2012. - Vol.71. - P.1454-1460. doi: 10.1136/annrheumdis-2011-200972
  47. Tikiz C., Unlu Z., Sener A., Efe M. Comparison of the efficacy of lower and higher molecular weight viscosupplementation in the treatment of hip osteoarthritis. // Clin. Rheumathol. - 2005. - Vol.24. - P.244-250. doi: 10.1007/s10067-004-1013-5
  48. Lussier A., Cividino A.A., McFarlane C.A., et al. Viscosupplementation with Hylan for the treatment of osteoarthritis findings from clinical practice in Canada. // J. Rheumatol. - 1996. - Vol.23. - №1. - P.579-85.
  49. Попов В.П., Корощенко С.А., Ларин М.А. Оптимальное использование препаратов гиалуроновой кислоты при суставной патологии // РМЖ. Медицинское обозрение. - 2017. - № 1. - С. 12–14
  50. Пятых Е.А. Сравнительный анализ эффективности препаратов гиалуроновой кислоты, хондроитин сульфата и их комбинированного применения в комплексной терапии первичного гонартроза. // Автореф. дисс. на соискание уч. ст. канд. мед. наук. (14.01.04) - Пятых Елена Анатольевна. Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова - Рязань, 2013. - 25 с.
  51. Алексеева Л.И., Шарапова Е.П., Зайцева Е.Е., Таскина Е.Е., Подворотова М.М., Цапина Т.Н. Применение препарата гиалган фидия при остеоартрозе коленных суставов // Эффективная фармакотерапия. Ревматология. Травматология. Ортопедия. – 2011. - №3. – С. 14-21.
26 сентября 2019 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь
Связанные темы:
Артриты и артрозы - статьи

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика