Интерпретация биохимического анализа крови при патологии печени. Синдром цитолиза. Часть 1.

Аналоги, статьи


ЖУРНАЛ "ПРАКТИКА ПЕДИАТРА"


Опубликовано в журнале:
"Практика педиатра" июнь, 2017г.


М. Г. Ипатова1, 2 к.м.н., Ю. Г. Мухина1 д.м.н. профессор, П. В. Шумилов1 д.м.н., профессор

1 Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н. И. Пирогова
МЗ РФ, Москва

2 Детская Городская Клиническая Больница 13 им. Н. Ф. Филатова, Москва


Ключевые слова: печень, синдром цитолиза, аланинаминотрансфераза, аспартатамино-трансфераза, гепатопротективные препараты

В статье изложены биохимические лабораторные показатели и их клини­ческое значение при заболеваниях печени, протекающих с синдромом ци­толиза. Отдельное внимание уделено механизмам действия гепатопротективных препаратов, применяемых при цитолитическом синдроме.


Рис. 1. Роль печени в обмене веществ.

Сокращения: ЛПВП - липопротеиды высокой плотности; ЛПОНП - липопротеиды очень низкой плотности; РЭС ретикуло-эндотелиальная система; НАД - никотинамидадениндинуклеотид; ФАД - флавинадениндинуклеотид.




Печень представляет собой централь­ный орган химического гомеостаза организ­ма, где создается единый обменный и энер­гетический пул для метаболизма почти всех классов веществ [1]. К основным функциям печени относятся: метаболическая, депо­нирующая, барьерная, экскреторная, гомеостатическая и детоксицирующая [2]. Печень может обезвреживать как чужеродные экзо­генные вещества, обладающие токсическими свойствами, так и синтезированные эн­догенно.


Таблица 2. Причины повышения уровня аминотрансфераз

Печеночные причины

Внепеченочные причины

Вирусные гепатиты (В, С, ЦМВ и др.)

Хронические инфекции и паразитарные
заболевания (эхинококкоз, токсоплазмоз и др.)

Неалкогольный стеатогепатит

Аутоиммунные заболевания печени

Злоупотребление алкоголем

Прием лекарственных препаратов
(статины, некоторые антибиотики, про­тивогрибковые препараты, нестероидные
противовоспалительные препараты,
глюкокортикостероиды, другие)

Метаболические заболевания печени
(галактоземия, фруктоземия, гликогенозы,
дефицит альфа1-антитрипсина,
аминоацидопатии, нарушение цикла моче­вины, нарушение окисления жирных кис­лот, митохондриальная гепатопатия, некоторые лизосомные заболевания (болезнь
Гоше, болезнь Ниманна-Пика, дефицит кис­лой липазы и др.), муковисцидоз, синдром Швахмана-Даймонда, гемохроматоз, болезнь Вильсона и др.)

врожденные и приобретенные дефекты
сосудов системы воротной вены (болезнь
Бадда-Киари и др.)

Цирроз печени

Опухоли печени

Патология сердца (острый инфаркт
миокарда, миокардит)

Повышенная физическая нагрузка

Наследственные нарушения мышечного
метаболизма

Приобретенные мышечные заболевания

Травма и некроз мышц

Целиакия

Гипертиреоз

Тяжелые ожоги

Гемолиз эритроцитов

Нарушение кислотно-щелочного равновесия

Сепсис


Находясь между портальным и большим кругами кровообращения, печень выполня­ет функцию большого биофильтра. Через во­ротную вену в нее поступает более 70% крови, остальная кровь попадает через печеночную артерию. Большая часть веществ, всасываю­щихся в пищеварительном тракте (кроме липидов, транспорт которых в основном осу­ществляется через лимфатическую систему), поступает по воротной вене в печень [2]. Таким образом, печень функционирует как первич­ный регулятор содержания в крови веществ, поступающих в организм с пищей (рис 1).

Большое разнообразие функций гепатоцитов приводит к тому, что при патологиче­ских состояниях печени нарушаются биохи­мические константы, отражающие изменения многих видов обмена. Поэтому стандартный биохимический анализ крови включает опре­деление различных параметров, отражающих состояние белкового, углеводного, липидного и минерального обмена, а также активность некоторых ключевых ферментов.

Концентрация ферментов в клетках зна­чительно выше, чем в плазме крови; в нор­ме только очень незначительная часть опре­деляется в крови. Наиболее частыми при­чинами повышения уровня ферментов в сыворотке крови являются: прямое пораже­ние клеточных мембран, в частности вируса­ми и химическими соединениями, гипоксия и ишемия тканей. Иногда активность фер­ментов увеличивается в результате их повышенного синтеза в тканях. Определение ак­тивности тех или других ферментов в сыво­ротке крови позволяет судить о характере и глубине поражения различных компонен­тов гепатоцитов [3, 4].

Ферменты в зависимости от их локализа­ции можно разделить на несколько групп:

1) универсально распространенные фер­менты, активность которых обнаруживается не только в печени, но и в других органах – амино-трансферазы, фруктозо-1-6-дифосфатальдолаза;

2) печеночноспецифические (органоспе-цифические) ферменты; их активность ис­ключительно или наиболее высоко выявляет­ся в печени. К ним относятся холинэстераза, орнитин-карбамилтрансфераза, сорбитдегидрогеназа и др.;

3) клеточноспецифические ферменты пече­ни относят преимущественно к гепатоцитам,
купферовским клеткам или желчным каналь­цам (5-нуклеотидаза, аденозинтрифосфатаза);

4) органеллоспецифические ферменты, являются маркерами определенных органелл
гепатоцита: митохондриальные (глутаматде-гидрогеназа, сукцинатдегидрогеназа, цитохромоксидаза), лизосомальные (кислая фос фатаза, дезоксирибонуклеаза, рибонуклеаза), микросомальные (глюкозо-6-фосфатаза).

Специфичность ферментов и их диагности­ческое значение представлено в таблице 1 [5].

Исходя из выше изложенного, следует, что в большинстве случаев отклонения активно­сти сывороточных ферментов от «нормы» не­специфичны и могут быть вызваны различ­ными причинами. Поэтому нужно с большой осторожностью относиться к интерпретации этих отклонений, сопоставляя их с клиниче­ской картиной заболевания и данными дру­гих лабораторных и инструментальных мето­дов исследования [5, 6].

В связи с использованием в клинических лабораториях разных методов исследования ферментов и единиц измерения их активно­сти целесообразно каждый раз, получив ре­зультаты анализа, уточнить, каким методом и в каких единицах была измерена активность фермента, и сопоставить полученное значение с «нормой», принятой в данной лаборатории.

Отдельное место занимает макроэнзиме-мия – редкое и крайне сложное для дифференциальной диагностики состояние, при котором происходит комплексирование мо­лекул того или иного энзима с иммуноглобу­линами или небелковыми веществами. Опи­саны клинические наблюдения макро-КФК-емии, макро-ЛДГ-емии, макро-АСТ-емии, макро-ГГТ-емии, макроамилаземии. Макро-энзимемии сложны для диагностики и диф­ференциальной диагностики и ведут к прове­дению инвазивных методов обследования и необоснованному лечению.

В основе выявления макроэнзимемии ле­жит выявление отличий молекулы макрофер­мента от молекулы обычного энзима. Некото­рые из этих методов являются прямыми, т. е. такими, которые позволяют непосредствен­но определить присутствие в крови фермент­ного комплекса, имеющего гораздо более вы­сокий молекулярный вес, чем молекула нор­мального фермента. В основу прямого метода положено разделение белков сыворотки по молекулярному весу. Другие же методы явля­ются непрямыми, так как выявление макро­энзима в крови проводится не путем выяв­ления самого ферментного комплекса, а ос­новываются на выявлении какого-либо из свойств макроэнзима. Прямые тесты имеют большее диагностическое значение и влекут за собой меньше технических и диагностиче­ских ошибок.

В некоторых ситуациях повышение фер­ментов является физиологическим: уровень щелочной фосфатазы повышен у подростков в период вытяжения (период ускорения ро­ста), у здоровых женщин во время третьего триместра беременности (за счет плаценты). Однако очень высокую активность щелоч­ной фосфатазы наблюдают у женщин с преэк-лампсией, что связно с нарушением кровоо­бращения плаценты [7].

Большое значение в диагностике заболе­ваний печени имеют анамнестические дан­ные и клиническая картина заболевания. Из анамнеза следует попытаться узнать о факто­рах риска заболеваний печени, обращая осо­бое внимание на семейный анамнез, прием лекарств, витаминов, растительных добавок, наркотиков, алкоголя, трансфузии препара­тов крови, патологические результаты пече­ночных проб в прошлом и симптоматику заболеваний печени. Клиническое обследова­ние позволяет диагностировать до 50–60% патологических состояний. Более детальная дифференциальная диагностика основана на иммунохимических методах. Они позволяют детализировать характер вирусной, а также паразитарной инфекции, определить лока­лизацию неопластического процесса, опреде­лить этиологию аутоиммунного заболевания, уточнить вид нарушения наследственных за­болеваний обмена веществ.

При патологии печени в биохимическом анализе крови выделяют 4 синдрома:

• Синдром цитолиза

• Синдром холестаза

• Синдром печеночно-клеточной недоста­точности

• Мезенхиально-воспалительный синдром.
В данной статье мы подробно разберем по­
казатели, характерные для синдрома цитолиза.

Синдром цитолиза – это синдром, об­условленный нарушением проницаемости клеточных мембран, распадом мембранных структур или некрозом гепатоцитов с выхо­дом в плазму ферментов (АЛТ, АСТ, ЛДГ, альдолазы и др.).

АМИНОТРАНСФЕРАЗЫ: аспартатаминотрансфераза и аланинаминотрансфераза

Референтные значения: у новорожденных детей до 1 мес. – менее 80 Ед/л; от 2 мес. до 12 мес. – менее 70 Ед/л., с 1 года до 14 лет – менее 45 Ед/л, у женщин – менее 35 Ед/л, у мужчин – менее 50 Ед/л.

В клинической практике широко приме­няется одновременное определение уров­ня двух трансаминаз – аспартатаминотрансферазы (AСT) и аланинаминотрансферазы (АЛТ) в сыворотке крови.

Ферменты АЛТ и АСТ содержатся практи­чески во всех клетках человеческого организма. Однако самый высокий уровень фермен­та АЛТ содержится в печени, поэтому уровень данного энзима служит специфическим маркером поражения печени. В свою очередь, АСТ помимо печени (в порядке снижения концен­трации) содержится в сердечной и скелетных мышцах, почках, поджелудочной железе, лег­ких, лейкоцитах и эритроцитах [6, 7, 8].

В печени АЛТ присутствует только в ци­топлазме гепатоцитов, а АСТ – в цитоплаз­ме и в митохондриях. Более 80% печеночной АСТ представлено именно митохондриальной фракцией [6, 7, 8].

В норме постоянство концентрации транс-аминаз в плазме крови отражает равновесие между их высвобождением вследствие физио­логического апоптоза состарившихся гепатоци-тов и элиминацией. Соотношение синтеза АСТ/ АЛТ в печени равно 2,5/1. Однако при нормаль­ном обновлении гепатоцитов уровни АСТ и АЛТ в плазме крови практически одинаковы (30–40 Ед/л) из-за более короткого периода по­лувыведения АСТ (18 ч против 36 ч у АЛТ).

При заболеваниях печени в первую оче­редь и наиболее значительно повышается ак­тивность АЛТ по сравнению с АСТ. Напри­мер, при остром гепатите, независимо от его этиологии, активность аминотрансфераз по­вышается у всех больных, однако преоблада­ет уровень АЛТ, содержащейся в цитоплаз­ме, вследствие ее быстрого выхода из клетки и поступления в кровяное русло. Таким обра­зом, по уровню АЛТ судят о биохимической активности заболевания печени. Повышение показателя в 1,5–5 раз от верхней границы нормы свидетельствует о низкой активности процесса, в 6–10 раз – об умеренной и более 10 раз – о высокой биохимической активно­сти. Повышение активности трансаминаз бо­лее 6 месяцев является биохимическим при­знаком хронического гепатита [6, 7].

Некоторые лекарственные препараты (на­пример, вальпроевая кислота) метаболизируются в митохондриях гепатоцитов [9], поэтому ранним лабораторным маркером гепатотоксичности может быть лишь изоли­рованное повышение АСТ.

Помимо патологии печени АСТ служит одним из ранних маркеров повреждения сер­дечной мышцы (повышается у 93–98% боль­ных инфарктом миокарда до 2–20 норм); специфичность его не высока. Уровень ACT в сыворотке крови возрастает через 6–8 ча­сов после начала болевого приступа, пик при­ходится на 18–24 часа, активность снижается до нормальных значений на 4–5 день. Нарас­тание активности фермента в динамике может свидетельствовать о расширении очага некроза, вовлечении в патологический про­цесс других органов и тканей, например, пе­чени [7].

Интенсивные мышечные упражнения с чрезмерной нагрузкой также могут вызвать преходящее увеличение уровня ACT в сыво­ротке крови. Миопатии, дерматомиозиты и другие заболевания мышечной ткани вызы­вают повышение трансаминаз, преимуще­ственно за счет АСТ.

Умеренное увеличение активности АСТ (в 2–5 раз от верхней границы нормы) отме­чается при острых панкреатитах и гемолити­ческих анемиях.

При латентных формах цирроза пече­ни повышения активности фер­ментов, как правило, не наблюдают. При активных фор­мах цирроза стойкий незначительный подъ­ем аминотрансфераз выявляют в 74–77% слу­чаев, и, как правило, преобладает активность АСТ над АЛТ в два и более раз.

Снижение активности АЛТ и АСТ имеет место при недостаточности пиридоксина (ви­тамина В6), при почечной недостаточности, беременности.

Ниже приведены печеночные и внепеченочные причины повышения активности аминотрансфераз в сыворотке крови (табл. 2).

Помимо оценки уровня трансаминаз в клинической практике широко применяется коэффициент де Ритиса – отношение АСТ к АЛТ (АСТ/АЛТ). В норме значение этого кэффициента составляет 0,8–1,33. Следует отметить, что расчет коэффициента де Ритиса целесообразен только при выходе АСТ и/или АЛТ за пределы референтных значений.

У новорожденных детей соотношение АСТ/АЛТ обычно превышает 3,0, однако к пятому дню жизни снижается до 2,0 и ниже.

При поражениях печени с разрушени­ем гепатоцитов преимущественно повыша­ется АЛТ, коэффициент де Ритиса снижается до 0,2–0,5. При патологии сердца преобладает уровень АСТ, и коэффициент де Ритиса повышается. Однако для точной дифференциаль­ной диагностики этот коэффициент неприго­ден, так как нередко при алкогольном пора­жении печени, неалкогольном стеатогепатите, циррозе печени также преобладает повыше­ние АСТ и коэффициент де Ритиса составляет 2,0–4,0 и более. Значение данного коэффици­ента выше нормы часто наблюдается при обтурационных желтухах, холециститах, когда абсолютные значения АЛТ и АСТ невелики.

Таким образом:

1. При остром вирусном и хроническом гепатитах, особенно на ранних стадиях, ак­тивность АЛТ выше, чем АСТ (коэффици­ент де Ритиса меньше 1,0). Тяжелое пораже­ние паренхимы печени может изменить это соотношение.

2. При алкогольном гепатите и циррозе не­редко активность АСТ оказывается выше, чем АЛТ (коэффициент де Ритиса больше 1,0).

3. При остром ИМ активность АСТ выше, чем АЛТ (коэффициент де Ритиса больше 1,5).

ЛАКТАТДЕГИДРОГЕНАЗА

Референтные значения ЛДГ для новорож­денных – до 600 Ед/л, у детей с 1 года до 12 лет активность ЛДГ – 115 – 300 Ед/л, для детей старше 12 лет и у взрослых норма ЛДГ – до 230 Ед/л.

Лактатдегидрогеназа (ЛДГ) – гликолитический цинксодержащий фермент, обратимо катализирующий окисление L-лактата в пируват, широко распространен в организме человека. Наибольшая активность ЛДГ обнаружена в почках, сердечной мышце, скелетной мускулатуре и печени. ЛДГ содержится не только в сыворотке, но и в значительном количестве в эритроцитах, поэтому сыворотка для исследования должна быть без следов гемолиза [7].

При электрофорезе или хроматографии удается обнаружить 5 изоферментов ЛДГ, отличающихся по своим физико-химическим свойствам. Наибольшее значение имеют два изофермента – ЛДГ1 и ЛДГ5. Фракция ЛДГ1 более активно катализирует обратную реак­цию превращения лактата в пируват. Она в большей степени локализуется в сердечной мышце и некоторых других тканях, в нор­ме функционирующих в аэробных условиях. В связи с этим миокардиальные клетки, об­ладающие богатой митохондриальной систе­мой, окисляют в цикле трикарбоновых кис­лот не только пируват, образующийся в ре­зультате протекающего в них самих процесса гликолиза, но и лактат, образующийся в дру­гих тканях. Фракция ЛДГ5 более эффективно катализирует прямую реакцию восстановле­ния пирувата в лактат. Она локализуется пре­имущественно в печени, в скелетных мыш­цах. Последние нередко вынуждены функ­ционировать в анаэробных условиях (при значительной физической нагрузке и быстро наступающем утомлении). Образующийся при этом лактат с кровотоком попадает в пе­чень, в которой он используется для процес­са глюконеогенеза (ресинтеза глюкозы), а также в сердце и другие ткани, где происходит его преобразование в пируват и вовлечение в цикл трикарбоновых кислот (цикл Кребса). Любое повреждение клеток тканей, содер­жащих большое количество ЛДГ (сердце, ске­летные мышцы, печень, эритроциты), приво­дит к повышению активности ЛДГ и ее изо-ферментов в сыворотке крови. Наиболее частыми причинами повышения активности ЛДГ являются:

1. Поражение сердца (острый инфаркт мио­карда, миокардит, застойная сердечная недостаточность); в этих случаях обычно преобла­дает повышение активности ЛДГ1 и/или ЛДГ2.

2. Поражение печени (острые и хрониче­ские гепатиты, цирроз печени, опухоли и ме­тастазы печени), когда преимущественно уве­личивается изофермент ЛДГ5, ЛДГ2, ЛДГ4.

3. Повреждение скелетных мышц, вос­палительные и дегенеративные заболевания
скелетных мышц (преимущественно увеличе­ние изофермента ЛДГ1, ЛДГ2, ЛДГ3).

4. Заболевания крови, сопровождающиеся распадом клеток крови: острый лейкоз, гемолитическая анемия, В12-дефицитная анемия, серповидноклеточная анемия, а также заболе­вания и патологические состояния, сопрово­ждающиеся разрушением тромбоцитов (мас­сивная гемотрансфузия, эмболия легочной артерии, шок и др.). В этих случаях может пре­обладать повышение активности ЛДГ2, ЛДГ3.

5. Острый панкреатит.

6. Заболевания легких (пневмония и др.)

7. Инфаркт почки.

8. Опухоли (повышенный уровень ЛДГ на­блюдается в 27% случаев опухолей в I стадии и в 55% – метастатических семином).

Следует помнить, что многие заболевания сердца, скелетных мышц, печени и крови мо­гут сопровождаться повышением активности в сыворотке крови общей ЛДГ без отчетливо­го преобладания какого-либо из ее изоферментов.

Таблица 3. Эффективность гепатопротекторов при синдроме цитолиза (по С. В. Морозову с соавт., 2011 г. и Н. Б. Губергриц, 2012 г.) [10]

Препараты

Синдром цитолиза

Липоевая кислота

±

ЭФЛ

+

Препараты животного происхождения

+

Силимарин

+

L-орнитин L-аспартат

±

Адеметионин

+

УДХК (Урсодезоксихолевая кислота)

+

Примечание: (+) – положительный терапевтический эффект; (±) – относительный терапевтический эффект;


Повышенную активность ЛДГ в физио­логических условиях наблюдают у беремен­ных, новорожденных, после гемотрансфузии, у лиц после интенсивных физических на­грузок.

ГЛУТАМАТДЕГИДРОГЕНАЗА

Референтные величины активности ГлДГ в сыворотке крови – менее 4 МЕ/л.

Глутаматдегидрогеназа (ГлДГ) – митохондриальный фермент, который катализирует превращение глутамата в альфа-кетоглутаровую кислоту. Фермент содержится в нервных клетках, миокарде, скелетных мышцах, но наибольшее его количество находится в клет­ках печени – гепатоцитах.

Повышенный уровень ГлДГ в сыворотке крови указывает на повреждение печени. По­скольку фермент является митохондриальным, то степень повышения его активности отражает глубину и тяжесть патологическо­го процесса.

При вирусном гепатите активность ГлДГ повышается в крови в первые сутки желтуш­ного периода. Степень ее повышения зависит от тяжести вирусного гепатита, особенно вы­сокие значения выявляют при развитии пече­ночной недостаточности.

Высокую активность ГлДГ отмечают у больных первичным и метастатическим ра­ком печени. При обострении хронического персистирующего гепатита повышение ак­тивности ГлДГ либо отсутствует, либо бывает незначительным. При циррозе печени в ста­дии декомпенсации подъем активности ГлДГ бывает значительным, причем высокая ак­тивность фермента рассматривается как не­благоприятный признак.

Алкогольная интоксикация также сопро­вождается значительным увеличением актив­ности ГлДГ в сыворотке крови.

Для установления этиологии повышения уровня трансаминаз рекомендуется прове­дение дополнительных лабораторных проб (маркеры холестаза, вирусных гепатитов, аутоиммунных заболеваний, липидограм-ма крови, определение уровня альфа1-антитрипсина, церулоплазмина, ферритина, и др.), и инструментальных методов обследования (ультразвуковое исследование, компьютерная и магнитно-резонансная томография брюш­ной полости, пункционная биопсия печени с последующим гистологическим исследова­нием биоптата).

Длительное повышенное разрушение гепатоцитов, сопровождающееся воспалитель­ной реакцией и цитолизом, в конечном итоге ведет к развитию фиброза и цирроза.

Лечение заболеваний печени должно быть комплексным и включать этиотропную тера­пию (после постановки диагноза) и патогене­тическую терапию (с момента выявления ци­толиза).

С целью повышения устойчивости печени к патологическим воздействиям, используют­ся препараты, относящиеся к группе гепато-протекторов.

Гепатопротективные препараты, применя­емые при синдроме цитолиза представлены в таблице 3.

МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ ГЕПАТОПРОТЕКТИВНЫХ ПРЕПАРАТОВ ПРИ СИНДРОМЕ ЦИТОЛИЗА

Эссенциальные фосфолипиды (ЭФЛ)

представляют собой очищенную смесь полине­насыщенных фосфолипидов (преимущественно – фосфатидилхолина), которые получают из бобов сои. ЭФЛ соответствуют по своей хи­мической структуре эндогенным фосфолипидам. ЭФЛ восстанавливает дефицит пула фосфолипидов в организме, которые идут в каче­стве строительного материала для клеточных мембран, поддерживая их текучесть, а также являются мишенью для продуктов перекисного окисления липидов, уменьшая проявления окислительного стресса [10, 11].

Побочное действие: Желудочный диском­форт, диарея, аллергические реакции.

Противопоказания: повышенная чувстви­тельность к фосфатидилхолину или другим вспомогательным ингредиентам препарата; детский возраст до 3 лет.

Силимарин – общее название химически связанных изомеров флавонолигнана из пло­дов расторопши. Основными биофлавонои-дами в силимарине являются: силибинин, силидианин, силикристин, изосилибинин, сре­ди которых силибинин обладает наибольшей биологической активностью [12].

Силимарин нейтрализует свободные ра­дикалы в печени, препятствует разрушению клеточных структур. Специфически стиму­лирует РНК-полимеразу и активирует син­тез структурных и функциональных белков и фосфолипидов в поврежденных гепатоцитах. Стабилизирует клеточные мембраны, уско­ряет регенерацию клеток печени. Силимарин является специфическим антидотом при отравлении бледной поганкой (препятствует проникновению в клетку ядов бледной поган­ки: фаллоидина и аманитина).

Побочное действие: Послабляющее дей­ствие.

Противопоказания: повышенная чувстви­тельность к компонентам препарата.

Адеметионин – активный серосодержа­щий метаболит метионина, природный антиоксидант и антидепрессант, образующий­ся в печени из метионина и аденозина в коли­честве до 8 г/сут. и присутствующий во всех тканях и жидкостях организма, но больше всего в местах его образования и потребле­ния: в печени и головном мозге [10].

Адеметионин играет центральную роль в промежуточном метаболизме и уступает только АТФ по универсальности в отношении участия в разнообразных биохимических реакциях. Молекула S-аденозил-L-метионина донирует метильную группу в реакциях метилирования фосфолипидов клеточных мембран белков, гормонов, нейромедиаторов и др. (трансметилирование). Является предшественником физиологических тиоловых соединений – цистеина, таурина, глютатиона (обеспечивает окислительно-восстановительный механизм клеточной детоксикации), КоА и др. в реакци­ях транссульфатирования. После декарбоксилирования участвует в процессах аминопропилирования как предшественник полиаминов – путресцина (стимулятор регенерации клеток и пролиферации гепатоцитов), спермидина и спермина, входящих в структуру рибосом [10, 13]. Показана эффективность при гепато-патиях, обусловленных приемом гепатотоксичных лекарственных препаратов (парацетамол, цитостатические препараты и др.) [14, 15].

Побочные действия: гастралгия; диспепсия; изжога; бессонница, аллергические реакции.

Противопоказания: повышенная чувстви­тельность к компонентам препарата; генети­ческие нарушения, влияющие на метиониновый цикл и/или вызывающие гомоцистинурию и/или гипергомоцистеинемию (дефицит цистатионин бета-синтазы, нарушение ме­таболизма витамина В12); I и II триместр бе­ременности; период лактации (грудного вскармливания); возраст до 18 лет из-за от­сутствия исследований по эффективности и безопасности.

В случае клинической необходимости на­значения адеметионина в детской практике во­прос решается через консилиум или при раз­решении локального этического комитета при информированном согласии родителей. Наши клинические наблюдения за детьми показали положительный эффект от применения аде-метионина в виде снижения ЩФ, ГГТ, нормализации АЛТ и АСТ. Ни у одного из наблю­даемых нами пациентов не было отмечено ка­ких-либо побочных эффектов. Детям до 10 кг назначается 50–100 мг/сут, от 10 до 20 кг – 100– 200 мг/сут, выше 20 кг – 200–400 мг/сут [16].

Урсодезоксихолевая кислота (УДХК) – не­токсичная, третичная, гидрофильная желч­ная кислота.

Мембраностабилизирующий эффект УДХК обусловлен способностью препарата модулировать структуру и состав богатых фосфоли-пидами смешанных мицелл в желчи. Конъюгаты УДХК защищают холангиоциты от повреждающего влияния ЖК путем стимуляции базолатеральной секреции и снижения холангиоцеллюлярной концентрации гидрофобных ЖК. На фоне приема препарата уменьшается энтерогепатическая циркуляция гидрофобных желчных кислот, предупреждается их токсиче­ский эффект на мембраны гепатоцитов и эпителий желчных протоков.

УДХК посредством активации рецепторов эпидермального фактора роста (epidermal growth receptor) и MARK (mitogen-activated proteinkinases) вызывает в гепатоцитах сигна­лы, направленные на выживание клетки, обусловливая, таким образом, антиапоптический эффект.

Терапия УДХК снижает риск развития он­кологических процессов, в частности гепатоцеллюлярной карциномы (ГЦК) и при хрони­ческом вирусном гепатите С у пациентов, не ответивших на противовирусную терапию. Также она оказывает иммуномодулирующее действие, влияет на иммунологические реак­ции в печени: уменьшает экспрессию некото­рых антигенов на мембране гепатоцитов, вли­яет на количество Т-лимфоцитов, образова­ние интерлейкина-2, уменьшает количество эозинофилов. УДХК показано при лечении аутоиммунных заболеваний печени [17, 18].

При синдроме цитолиза тяжелой степени наиболее выраженный положительный эффект наблюдается при одновременном назначении адеметионина (парентерально) с УДХК.

Список литературы:

1. Подымова С. Д. Внутрипеченочный хо-лестаз: патогенез и лечение с современных позиций / Consillium Medicum, приложение № 2 (гастроэнтерология). 2004. С. 3-6.

2. Биологическая химия: Учебник. Бере­зов Т. Т., Коровкин Б. Ф..- 3-е изд., перераб. и доп.- М.: Медицина, 1998.- 704 с.

3. Пропедевтика внутренних болезней, часть 3: Лабораторные и инструментальные методы исследования в клинике внутрен­ них болезней. / Шапошник И. И., Комар С. И., Котлярова В. Н., Катукова В. Е., Исупов Е.Б., Максимов С. В., Рытвинская Н. П., Экто- ваЛ. А., Потапова Н.П. Меди­цинский Вестник.-2008.-№5.-160 с.

4. Биохимические основы патологических процессов: Учеб. Пособие/Под ред. Е. С. Севе­рина. - М.: Медицина, 2000. - 304 с.

5. Клиническая лабораторная диагности­ка: Национальное руководство: в 2 т. - Том 1./ под ред. Долгова В. В., Меньшикова В. В. - М.: Геотар-Медиа, 2012. - 928 с.

6. Клиническая оценка результатов лабо­раторных исследований. / Назаренко Г. И., Кишкун А. А. - М.: Медицина, 2000. - 544 с.

7. Клиническая лабораторная диагности­ка: учебное пособие. / А. А. Кишкун. - М.: ГЭ-ОТАР-Медиа, 2013. - 976 с.


8. Клинико-лабораторная диагностика за­болеваний печени / Камышников В. С. .– М.: МЕДпресс-информ, 2013 г., 96 стр.: ил.

9. Drug-induced liver disease / Ed by N. Ka-plowitz, L. D. De Leve. 2nd ed. N. Y.: Informa Healthcare USA, 2007.,– 808 с.

10. Губергриц Н. Б. Гепатопротекторы: от те­ории к практике / Н. Б. Губергриц, Г. М. Лукаше­вич, П. Г. Фоменко. – М. : 4ТЕ Арт, 2012. – 52 с.

11. Гундерманн К.-Й. Новейшие данные о механизмах действия и клинической эффек­тивности эссенциальных фосфолипидов / К.-Й. Гундерманн // Клинические перспективы га-строэнтерол., гепатол. – 2002. – № 2. – С. 21–24.

12. Гепатопротекторы-антиоксиданты в те­рапии больных с хроническими диффузными заболеваниями печени / И. И. Дегтярева, И. Н. Скрыпник, А. В. Невойт [и др.] // Новые мед. технологии. – 2002. – № 6. – С. 18–23.

13. S-Adenosyl-L-Methionine prevents intra-cellular glutathione depletion by GSH-depleting

drugs in rat and human hepatocytes / R. Jo-ver, X. Ponsoda, R. Fabra [et al.] // Drug Invest. – 1992. – Vol. 4, Suppl. 4. – P. 46–53.

14. Bray G. P. S-adenosylmethionine protects
against acetaminophen hepatotoxicity in two
mouse models / G. P. Bray, G. M. Tredger, R. Wil­
liams // Hepatology. – 1992. – Vol. 15. – P. 297–
301.

15. Intracellular glutathione in human he-
patocytes incubated with S-adenosyl-Lmethi-
onine and GSH-depleting drugs / X. Ponsoda, R.
Jover, M. J. Gomez-Lechon [et al.] // Toxicology. –
1990. – Vol. 70. – P. 293–302.

16. Ипатова М. Г., Куцев С. И., Шумилов П. В., и др. Краткие рекомендации по ведению больных с синдромом Швахмана-Даймонда. Педиатрия. Журнал имени Г. Н. Сперанского. 2016;95(6):181–186.

17. Кучерявый Ю. А., Морозов С. В.. Гепа-топротекторы: рациональные аспекты приме­нения: учеб. пособие для врачей – М. : Форте Принт, 2012. – 36 с.

18. Paumgartner G., Beuers U. Ursodeoxy-cholic acid in cholestatic liver disease: mecha­nisms of action and therapeutic use revisited [re­view] // Hepatology. 2002. 36 (3). Р. 525–531.



7 июня 2017 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru