Вакцинопрофилактика коклюша - итоги и перспективы

Статьи

Тетракок
Адсорбированная вакцина для профилактики дифтерии, коклюша, столбняка и полиомиелита

Д.Т.Кок
Адсорбированная вакцина для профилактики дифтерии, столбняка и коклюша

Пентаксим
Адсорбированная вакцина для профилактики дифтерии, столбняка, коклюша (бесклеточный компонент) и полиомиелита и конъюгированная вакцина для профилактики инфекции, вызываемой Haemophilus influenzae тип b

Вакцинопрофилактика неинфекционных заболеваний
№5 (35) сентябрь - октябрь 2004 г.

    Вакцинопрофилактика коклюша - итоги и перспективы

    Н.А. Озерецковский, Р.П. Чупринина
    ГИСК им. Л.А.Тарасевича

    Вакцинация против коклюша включена в календари профилактических прививок практически всех стран мира. Схема вакцинации и возраст начала ее проведения в разных странах имеет определенные различия, тем не менее, во всех из них прививки АКДС-вакциной начинают не позже 3 месяцев жизни, а курс вакцинации включает не менее 3 инъекций препарата с минимальным 4-недельным интервалом между ними.

    Из 197 стран, о которых имеются данные, 129 начинают вакцинацию с возраста 6 недель - 2 месяцев с тем, чтобы быстрее защитить детей наиболее ранимого возраста. В большинстве стран проводят 3 прививки с 1 ревакцинацией, лишь в 79 странах курс вакцинации ограничивается тремя прививками, тогда как в 26 странах в календарь включены две ревакцинации. Необходимость второй ревакцинации объясняется тем, что иммунитет после первой ревакцинации сохраняется ограниченное число лет, так что в школьном возрасте восприимчивый контингент быстро увеличивается. Вторая ревакцинация, как правило, в 4-6 летнем возрасте, имеет целью защитить школьников от заболевания [4], однако ее проведение цельноклеточной коклюшной вакциной затруднено в связи с ее высокой реактогенностью.

    Практически во всех странах прививки АКДС-вакциной допускается осуществлять одновременно (в один день) с другими вакцинами Национального календаря прививок, все шире используются 4-, 5- и 6-компонентные вакцины, включающие КДС-компонент. Трехкратная вакцинация АКДС-вакциной, содержащей цельные микробные клетки B. pertussis при 82% охвате вакцинацией всех детей, проживающих на земном шаре, предотвращает ежегодно 85 млн заболеваний коклюшем и 762 тыс летальных исходов от коклюша у детей [4]. Миллионами исчисляются случаи предотвращенной инвалидности вследствие этой инфекции. Наибольший эффект был зарегистрирован в развитых странах, где заболеваемость клинически диагностированным коклюшем составила всего 3-10 случаев на 100 тыс населения, а в некоторых странах Европы (Бельгия, Болгария, Чешская республика, Исландия, Люксембург, Португалия) этот показатель был ниже 1 на 100 тыс [2]. Вместе с тем, несмотря на повсеместную вакцинацию препаратами, содержащими коклюшный компонент, в 1994 г. в мире коклюшем переболело около 40 млн человек, из которых у 5 млн заболевание осложнилось пневмонией, у 30 тыс - стойкими неврологическими осложнениями, а у 360 тыс наступил летальный исход.

    Причиной этого является как недостаточный охват прививками детей в развивающихся странах, так и несовершенство схемы вакцинации 4 дозами, при которой сохраняется восприимчивый контингент подростков и взрослых, среди которых происходит циркуляция возбудителя. При этом, заболевание протекает с нехарактерной клинической картиной, что препятствует проведению лечения и изоляции заболевших. Именно больные подростки и взрослые являются источником заражения грудных детей, которые остаются восприимчивыми до окончания первичной серии вакцинации, т.е. до возраста 4 месяцев, а в России - 6 месяцев жизни.

    То, что коклюш еще не побежден окончательно, очевидно. Более того, в последние годы заболеваемость коклюшем имеет тенденцию к повышению. Так в США в 2001 г. коклюшем переболело 7580 человек, что в 2,8 раза превышает цифры 1991 г. (2719 человек) [9] и в 4 раза - 1980 г. (1730 человек). И в 2002 г. заболеваемость продолжала повышаться - 8296 случаев. За 2 десятилетия в США повысилась и смертность от коклюша - с 77 умерших в 1980-1989 гг. до 103 - в 1990-1999 гг. [10]. Подобная тенденция имеет место и в других странах. В России число случаев заболеваний коклюшем в 2003 г. (12523) в 2,3 раза превысило таковое в 2002 г. (5455).

    Серьезной проблемой является установление единых критериев коклюша, поскольку связывать диагноз только с бактериологическим подтверждением неправомерно. Так в подростковом возрасте и у взрослых при отсутствии типичных симптомов, просто при длительном кашле, естественно, бактериологическое исследование на коклюш не проводится. Да и само это исследование обладает далеко не 100%-ной чувствительностью. И по общей заболеваемости судить о ситуации с коклюшем малонадежно, поэтому пристальное внимание должна привлечь заболеваемость грудных детей, у которых спутать коклюш с другим заболеванием не так просто.

    И действительно, данные о повозрастном распределении случаев заболеваний весьма интересны. Так в США в 2001 г. на долю детей пришлось 65% из числа заболевших коклюшем (25% детей - в возрасте до 1 г.). В то же время в России в 2002 г. и 2003 г. дети составляли 96% и 95% из числа заболевших (13% и 11% - в возрасте до 1 г.) [3]. Анализ показывает, что абсолютное число заболевших коклюшем детей в возрасте до 1 года в США в 2001 г. (1895 случаев) имеет тот же порядок, что в России (1274 в 2001 г., 716 в 2002 г., 1363 в 2003 г.). Различия в удельном весе детей и взрослых среди заболевших коклюшем объяснимы, видимо, более целенаправленной диагностикой коклюша у подростков и взрослых в США; низкие цифры заболевания коклюшем в России у взрослых объясняются гиподиагностикой заболевания в данной возрастной группе. Приведенные данные позволяют думать также, что уже давно включенная в календарь прививок США вторая ревакцинация в начальной школе не оказала должного влияния на снижение заболеваемости подростков.

    В нашей стране разработка и организация выпуска коклюшной вакцины была осуществлена под руководством М.С. Захаровой [1]. Массовая вакцинация против коклюша была начата в 1957 г. - в год, когда число заболевших составило 476622 человека (415 на 100 тыс). В первые годы прививки осуществлялись коклюшной и коклюшно-дифтерийной вакцинами, а с 1964-65 гг. адсорбированной коклюшно-дифтерийно-столбнячной (АКДС) вакциной. Массовая вакцинопрофилактика коклюша привела к быстрому снижению заболеваемости, которая уже в 70-е годы составила 5,8-17,7 на 100 тыс при снижении смертности с 2,6 до 0,01 на 100 тыс. Коклюшный компонент отечественной АКДС-вакцины готовят из трех штаммов различных сероваров: 1.2.3, 1.2.0 и 1.0.3, взятых в равных соотношениях, которые в лабораторных тестах обладают средней токсичностью и высокой иммуногенной активностью. Отечественная АКДС-вакцина по всем компонентам соответствует требованиям ВОЗ. Сравнительная оценка иммуногенной активности коклюшного компонента АКДС-вакцины, свидетельствует, что выпускаемая отечественными предприятиями вакцина стандартна, а иммуногенная активность коклюшного компонента соответствует требованиям ВОЗ на протяжении всего срока годности препарата.

    Коклюшный компонент АКДС-вакцины также соответствует требованиям ВОЗ по критериям остаточной токсичности в тесте изменения массы тела мышей. В отличие от многих зарубежных препаратов в отечественной Инструкции по применению АКДС-вакцины определены более жесткие требования к допустимой частоте сильных общих поствакцинальных реакций (не более 1%).

    Однако цельноклеточная коклюшная вакцина при всех ее положительных свойствах является наиболее реактогенным препаратом из вакцин, включенных в Национальные календари прививок. Эти свойства препарата определяются, главным образом, эндотоксином. После ее применения развиваются и поствакцинальные осложнения, такие как фебрильные и афебрильные судороги, гипотонический гипореспонсивный синдром, синдром длительного непрерывного крика, анафилактический шок и другие формы аллергических реакций. Вместе с тем, наблюдения последних лет позволили исключить причинную связь с коклюшной вакцинацией таких грозных заболеваний, как стойкие длительные неврологические расстройства, развивающиеся вследствие "поствакцинального энцефалита", а также синдрома внезапной смерти (SIDS). Именно в связи с побочным действием препаратов, содержащих цельноклеточный коклюшный компонент, в ряде стран (Великобритания, Япония, ФРГ, Швеция) в 70-80-х годах прокатилась волна отказов от прививок против коклюша. Это явилось причиной резкого подъема заболеваемости этой инфекцией с увеличением числа тяжелых форм и появлением летальных исходов [7, 8]. В это же время в ряде стран была осуществлена разработка и внедрение в практику препарата бесклеточной коклюшной вакцины (БКВ), заменившей в составе АКДС-вакцины цельноклеточный (корпускулярный) коклюшный компонент.

    При разработке бесклеточного препарата исследователи исходили из серотипового состава коклюшных бактерий и роли отдельных компонентов в формировании специфического иммунитета (табл.2).

    Первая БКВ была лицензирована в Японии в 1981 г. и в ассоциации с дифтерийным и столбнячным анатоксином была включена в календарь прививок для вакцинации детей с двухлетнего возраста, а с 1988 г. - с трехмесячного возраста. С 1990 по 1996 гг. проведено 8 полевых испытаний эффективности тринадцати БКВ (табл. 3), приготовленных разными производителями. Полученные в ходе этих исследований результаты свидетельствовали о высокой эффективности трех испытанных вакцин: четырехкомпонентной CCL-4F фирмы Pasteur Merieux Connaught, а также трехкомпонентных Infanrix фирмы SmithKline Beecham и Acelluvax фирмы Chiron Vaccines.

    Высокая эффективность и низкая реактогенность АаКДС-вакцин (т.е. вакцины АКДС, содержащей бесклеточный коклюшный компонент) послужили основанием для их включения в Национальные календари прививок США, Новой Зеландии, Японии и ряда европейских стран как для вакцинации, так и для ревакцинации. После перехода на вакцинацию этими препаратами значительно уменьшилась частота развития побочных реакций (температурных, местных), и практически исчезли неврологические осложнения.

    Бесклеточная вакцина на порядок дороже цельноклеточной, поэтому ее применение - большая нагрузка на бюджет программ вакцинопрофилактики. Рассмотрев этот вопрос, ВОЗ рекомендовала продолжать использование цельноклеточных вакцин в программах массовой иммунизации как эффективных и безопасных; переход на бесклеточные вакцины может быть оправдан в тех ситуациях, когда опасения родителей и врачей в отношении реактогенности цельноклеточной вакцины способствуют снижению охвата населения прививками. Внедрение бесклеточной вакцины позволяет также ввести вторую ревакцинацию с перспективой снижения заболеваемости подростков. Сдерживающим фактором на этом пути является высокая цена бесклеточных вакцин и отсутствие местного производства.

    В России в НИИВС им. И.И. Мечникова на стадии завершения находится разработка бесклеточного коклюшного компонента АКДС-вакцины. Последний представляет собой протективный антигенный комплекс, выделенный из супернатанта среды культивирования коклюшных микробов. Он содержит основные протективные антигены - коклюшный токсин, филаментозный гемагглютинин и пертактин [2].

    Ранее в НПО "Иммунопрепарат" (г. Уфа) В.Д. Смирновым была разработана технология производства коклюшного анатоксина, который был с успехом применен для вакцинации доноров с целью получения противококлюшного антитоксического иммуноглобулина - препарата, который, как показали Государственные испытания, обладал высокой терапевтической эффективностью при лечении коклюша у детей первого года жизни. К сожалению, до недавнего времени выпуск коклюшного анатоксина не был осуществлен.

    Применение бесклеточных коклюшных вакцин в рамках Национального календаря профилактических прививок позволит расширить охват ими, прежде всего, за счет детей с отягощенным анамнезом.


    Литература:

    1. Захарова М.С. Проблемы эпидемиологии и иммунологии коклюша и парококлюша в СССР. М., 1969, 8-22.
    2. Захарова Н.С., Ремова Т.Н., Бажанова И.Г. Журн. микробиол. 1997, № 3, 67-70.
    3. Инфекционная заболеваемость в Российской Федерации в 2002-2003 гг. Информационный сборник. М., 2004.
    4. EPI Information System, Global summary, Sept. 1998, WHO, Geneva, 1998.
    5. Edvards K., Decker M., Mortimer E. Vaccines. Eds. Plotkin S., Orenstein W. W.B. Saunders, 1999, 293-345.
    6. Global Programme on Vaccines. State of the World's Vaccines and Immunization. Geneva, WHO, 1996.
    7. Kanai K. Japan J. Med. Sci. 1980, 33, №3, 107-143.
    8. Kwantes W. J. Hyg. 1983, 90, №2, p. 149-158.
    9. MMWR. April 2004, 51 (53), 1-81.
    10. Vitek C.R., Pascual B., Baughman A.L., Murphy T.V. Pediatr. Infect. Dis. J. 2003; 23(7):628-634.

    © Н.А. Озерецковский, Р.П. Чупринина, 2004

1 июня 2006 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика