Тержинан

Комплексное лечение вульвовагинитов различного происхождения

- препарат обладает широким спектром действия и великолепно переносится

- беременность не является противопоказанием к назначению препарата


Инструкции:

Взаимодействие возбудителей инфекции с организмом беременной как фактор риска внутриутробного инфицирования плода

Статьи

Опубликовано в журнале:
Российский Вестник Акушера Гинеколога »» том 4, №5б 2005

Е.И. БОРОВКОВА
Кафедра акушерства и гинекологии (зав. — член-корр. РАМН проф. И.С. Сидорова) ФППОВ ММА им. И.М. Сеченова

Interactions of infecting agents with pregnant host as a risk factor of intrauterine fetal infection

E.I. BOROVKOVA

Большая часть заболеваний беременных, приводя­щих к внутриутробному инфицированию плода, про­текает в субклинической форме, что значительно за­трудняет диагностику данной патологии в антенаталь­ном периоде. Опубликованная статистика свидетель­ствует, что от 27 до 36% детей, рожденных живыми, в числе которых более 2/3 недоношенных, внутриутроб­но инфицированы. В структуре смертности новорож­денных инфекционная патология является определяю­щей причиной, обусловливая от 11 до 45%, мертворо-ждаемость достигает 16%.

В результате инфекционной патологии половых путей у беременных в 13 раз увеличивается частота самопроизвольных выкидышей, в 6 раз — преждевре­менных родов, в 3 раза — хориоамнионита, в 4—5 раз — эндометрита. При этом проведение специфической терапии, направленной на элиминацию возбудителя из организма, зачастую оказывается неэффективным или дающим временный эффект, приводя к рецидиву заболевания в 30—50% случаев.

Особенности клинического течения внутриутроб­ной инфекции плода объясняют трудности постанов­ки диагноза в антенатальном периоде и определения прогноза для новорожденного. Внутриутробное инфи­цирование как проблема обусловливается полиэтио-логичностью патологии; трудностью антенатальной диагностики; многофакторным (специфическим и неспецифическим) воздействием инфекционного агента на плод, отсутствием четких корреляций меж­ду тяжестью инфекционно-воспалительного заболе­вания матери и степенью поражения плода; неодно­значным подходом к проведению лечебно-профилак­тических мероприятий у беременных и новорожден­ных. В развитии инфекционного заболевания у плода, в тяжести поражения, локализации патологического процесса, темпах реализации и проявления возник­шей патологии имеют значение вид возбудителя, его вирулентность, пути проникновения микроорганизмов от матери к плоду, тропизм возбудителя к органам и тканям плода, защитные резервы матери и способ­ность плода к иммунному ответу.

Поскольку спектр возбудителей, способных при­вести к внутриутробному инфицированию плода, весь­ма широк, была выделена группа инфекций, распро­страненных в популяции и имеющих сходные клини­ческие проявления и вызывающих у плода стойкие структурные дефекты различных систем и органов. Эта группа была объединена и обозначена аббревиатурой "TORCH", где Т — toxoplasmosis (токсоплазмоз), О — other (другие инфекции, среди которых абсолют­ные — сифилис, хламидиоз, энтеровирусы, гепатит А, В, гонорея, листериоз; вероятные — корь, паро­тит и гипотетические — грипп А, папилломавирусная инфекция), R — rubeola (краснуха), С — cytomegalia (ЦМВ), Н — herpes (герпесвирусная инфекция).

Общепринято различать четыре пути внутриутроб­ного инфицирования, получивших определения вос­ходящего, гематогенного, нисходящего и контактного (часто разделяемого на интранатальный и трансму-ральный). В 89% случаях инфекция реализуется пу­тем восходящего распространения наружной уроге-нитальной инфекции (бактериальной и вирусной), что может произойти при любых видах инициирующих агентов. Показана зависимость этого процесса от со­стояния местного иммунитета и анатомо-физиологи-ческих свойств шейки матки. Предрасполагающими факторами развития внутриутробного инфицирова­ния восходящим путем при наличии наружной уро-генитальной инфекции являются срок беременности (гравидарная стадия), изменение барьерных свойств плодовых оболочек, нарушение анатомо-физиологи-ческих свойств шейки матки, частичный разрыв плод­ных оболочек, длительный безводный промежуток, проведение инструментальных методов диагностики. Гематогенный путь инфицирования характерен в ос­новном для вирусных заболеваний, а также нередко отмечается при латентном носительстве токсоплазм. Нисходящий путь возможен у женщин с очагами хро­нического воспаления в яичниках и маточных трубах. Контактное инфицирование плода нередко развива­ется в ходе родов при непосредственном контакте с инфицированными тканями родового канала или трансдецидуально, при имеющейся инфекционной патологии матки.

Существование единой биологической системы "мать—плацента—плод" служит основанием для вы­деления в патогенезе внутриутробного инфицирова­ния "материнской", "последовой" и "плодной" ста­дий развития. Стадийность определяется не только этапами распространения патологического процесса из урогенитальной системы матери к тканям плода, но и очередностью включения в процесс защитно-приспособительных систем. "Материнская" стадия отражает начальный этап инфекционной агрессии, формально ограниченной пределами наружных отде­лов урогенитальной системы беременной женщины. Характерной особенностью "материнской" стадии является нередко латентное течение урогенитальных инфекций, которое в определенной мере зависит от эффективности местных иммуноклеточных реакций в репродуктивной системе беременных, в первую оче­редь в шейке матки.

Выделены возможные факторы риска развития внутриутробного инфицирования:

    1. Обострение хронической инфекции, имеющейся у беременной (хронические заболевания органов ды­ хания, пищеварения, кариес, тонзиллит). Урогениталь- ные инфекции (пиелонефрит, бактериурия, кольпит, эндоцервицит, ИППП). Дисбактериоз кишечника и бактериальный вагиноз.

    2. Осложнения беременности: анемия, гестоз, ист- мико-цервикальная недостаточность, обострение хро­ нических заболеваний и ОРВИ, перенесенные во вто­ рой половине беременности.

    3. ОРВИ в родах, дородовое излитие околоплодных вод, патология родовой деятельности, применение аку­ шерских пособий.

Установлено, что у беременных из группы риска бактериальный вагиноз в I триместре выявляется в 90%, во II триместре — в 64,1%, в III триместре — в 48,6%.

"Последовая" стадия служит продолжением про­грессирующего воспалительного процесса в мочепо­ловой системе беременной или возникает при общих инфекционных заболеваниях, сопровождающихся ви-русемией или бактериемией. Послед обладает высо­кой антибактериальной устойчивостью в связи с на­коплением в амниотической жидкости и плодных оболочках лизоцима, трансферрина, р-лизина, опсони-нов, пероксидазы, IgG и наличием клеточных защит­ных факторов, таких как лейкоциты и макрофаги. При восходящем инфицировании значение имеет состоя­ние фильтрационных свойств плодных оболочек, а также те лейкотропные вещества, которые по мере размножения бактерий накапливаются в околоплод­ной жидкости и выступают в качестве первичных медиаторов воспалительной реакции. Эпителий амнио­на способен адсорбировать на своей поверхности бак­терии, в том числе хламидии. В тканях амниотической оболочки находятся подвижные клетки Кащенко— Гофбауэра, обладающие функциями макрофагов. Эти клетки появляются впервые в конце 4-й недели гес-тации и к 9—10-й неделе приобретают выраженную макрофагальную активность. Антимикробная актив­ность околоплодных вод в отношении многих видов условно-патогенных микроорганизмов выражена сла­бо и может задерживать их рост в течение нескольких часов (от 3 до 12ч), но не подавлять. Плодовые обо­лочки, особенно при максимальном их растяжении в конце беременности, проницаемы для многих услов­но-патогенных микроорганизмов, поэтому заражение плода может происходить и при целом плодном пу­зыре. Возбудитель беспрепятственно проникает в око­лоплодные воды, где происходит его интенсивное раз­множение и накопление. Ответная реакция на инфи­цирование околоплодных вод отсрочена по времени и возникает со стороны материнского организма по­сле накопления в околоплодных водах определенно­го количества микробных токсинов и метаболитов.

"Плодная" стадия означает распространение ин­фекционного агента на органы плода, что свидетельствует о несостоятельности не только маточно-пла-центарного, но и плацентарно-плодового антимикроб­ного барьера. Неполнота воспалительной реакции в раннем онтогенезе определяется несовершенством функциональной системы "мать—плацента—зародыш (эмбрион, плод)".

Важнейшим фактором развития внутриутробного инфицирования является период беременности, в ко­тором происходит инфицирование беременной жен­щины. Так, в I триместре беременности риск инфици­рования составляет 15%, во II триместре — 45%, а в III — 70%. Тяжесть заболевания у новорожденного имеет обратную зависимость. Выделены эмбриональный, фетальный и антенатальный этапы развития беремен­ности. В эмбриональный этап беременности (I три­местр) возникновение любого инфекционного про­цесса в организме матери является серьезной угрозой. В связи с незавершенным формированием маточно-плацентарного барьера эта угроза может реализовать­ся путем восходящего или гематогенного инфициро­вания плодного пузыря, что ведет к тяжелым воспа­лительным осложнениям и раннему выкидышу, или лежит в основе дальнейшей патологии беременности, обусловленной различными эмбриопатиями и поро­ками развития плода. При этом в первом случае в ка­честве этиологического фактора обычно выступает различная бактериальная инфекция, а во втором — вирусные агенты. Существование в ранние сроки бе­ременности в формирующейся плаценте выраженно­го слоя цитотрофобласта препятствует проникнове­нию к плоду некоторых возбудителей, в частности спирохет.

Во II (фетальном) триместре беременности основ­ные проявления внутриутробной инфекции включа­ют в себя со стороны последа признаки воспалитель­ной патологии в плодных оболочках и тканях пла­центы; со стороны плода признаки аспирационной бронхопневмонии или генерализованного инфекци­онного процесса, различные виды фетопатий, а также задержку внутриутробного развития плода. Отмечен­ная патология может завершиться поздним самопро­извольным выкидышем или же служит причиной раз­вития истмико-цервикальной или плацентарной не­достаточности .

В III триместре беременности сохраняется высо­кая опасность трансплацентарного распространения многих бактериальных и особенно вирусных агентов, что обусловлено инволюционными изменениями и повышением проницаемости фетоплацентарного барь­ера. Отмеченная опасность многократно возрастает, если инфекционная патология плаценты берет нача­ло в более ранние сроки беременности.

Таким образом, своевременное выявление и на­правленное лечение инфекционной патологии поло­вых путей, может служить одним из путей снижения частоты неблагоприятных перинатальных исходов в результате внутриутробной инфекции.

Нами было проведено оригинальное исследование, позволившее выявить прогностические критерии уг­розы выкидыша инфекционной природы в I триме­стре беременности, которые по данным клинико-мик-робиологического исследования могли бы быть определены как прогностические, необходимые и дос­таточные. Для подтверждения влияния факторов рис­ка на течение и исход беременности наша работа выполнялась в 3 этапа. На 1-м этапе мы проанализи­ровали все случаи рождения детей с признаками внут­риутробной инфекции. При этом из выборки были исключены пациентки, перенесшие во время беремен­ности острые или обострение хронических инфекций урогенитальной и экстрагенитальной локализации, а также имеющие патологическое течение родов. В рам­ках 1-го этапа было выявлено, что каждая вторая бе­ременная, родившая ребенка с признаками внутриут­робной инфекции, в I триместре перенесла угрозу пре­рывания. Обобщение данных 1-го этапа позволило сформировать основную и контрольную группы и провести второй этап исследования. В основную группу вошли 80 беременных с клиникой начавшегося само­произвольного выкидыша. Контрольная группа была сформирована из 80 клинически здоровых беремен­ных, поступивших в клинику для прерывания бере­менности. На 3-м этапе изначально сформированные группы были рандомизированы на две подгруппы для проведения более углубленного обследования. Таким образом, объем исследования на 2-м этапе составил 160 человек, на 3-м этапе — 80 человек.

Выборки пациенток были сопоставимы по возрасту. Средний возраст беременных 1-го этапа составил 25,6 года, второго и третьего этапов 27,2—28 лет.

При поступлении в клинику у большинства паци­енток с начавшимся выкидышем были выявлены жа­лобы на тянущие боли внизу живота и кровянистые выделения из половых путей (76%). На 1-м этапе от­мечено преобладание в структуре экстрагенитальной патологии у пациенток хронических инфекционных заболеваний органов дыхания (16,2%) и мочевыде­ления (21,6%). В ходе 2-го и 3-го этапов было обнару­жено, что среди пациенток с начавшимся выкидышем в 3 раза чаще встречались заболевания сердечно-со­судистой системы, в 6 раз чаще регистрировались за­болевания органов желудочно-кишечного тракта, в 5 раз чаще выявлялись хронические заболевания орга­нов дыхания, а среди заболеваний органов мочевыде-лительной системы каждая восьмая беременная стра­дала хроническим пиелонефритом. Выявленная в груп­пе беременных с начавшимся выкидышем частота экстрагенитальной патологии создает неблагоприят­ный фон и влияет на течение беременности. Полу­ченные результаты подтверждают актуальность про­ведения общеоздоровительных мероприятий и пре-гравидарной подготовки среди женщин репродуктив­ного возраста. Высокая частота инфекционной и со­матической патологии приводит к выраженным из­менениям иммунного статуса, что, возможно, способ­ствует активации условно-патогенных мироорганиз-мов и перемещению их в несвойственные места оби­тания.

Среди гинекологической патологии у всех паци­енток доминировали эктопия шейки матки и хрони­ческий сальпингоофорит, причем данная патология почти в 1,5 раза чаще встречалась среди беременных с начавшимся выкидышем. Среди воспалительных заболеваний половых путей в обеих группах преобла­дал кандидозный кольпит (47,5 и 35% соответственно), однако у пациенток с начавшимся выкидышем в анамнезе в 4 раза чаще диагностировались инфек­ции, передаваемые половым путем (37,7 и 8,8% соот­ветственно) .

Предыдущие беременности закончились самопро­извольным выкидышем или артифициальным абор­том у 27% родильниц 1-го этапа. На 2-м и 3-м этапах преобладали повторнобеременные — 61 (76%) и 64 (80%) соответственно группам. Общее число беремен­ностей у пациенток основной группы в 1,7 раз пре­вышало таковое в контрольной группе, а среди исхо­дов беременностей артифициальные аборты встреча­лись примерно в каждом втором случае в основной и контрольной группах. Самопроизвольное прерывание беременности в 3 раза чаще регистрировалось у па­циенток основной группы. Физиологическими рода­ми закончились предыдущие беременности у 20 (25%) обследованных основной и 36 (45%) контрольной группы.

Течение I триместра у пациенток 1-го этапа и бе­ременных с начавшимся выкидышем осложнялось угрозой прерывания (48,6% и 100%) и ранним ток­сикозом (29,7% и 41%). В контрольной группе чаще имел место ранний токсикоз (26%). Сочетание 2—3 осложнений беременности в I триместре отмечено у 37,5% пациенток основной группы.

Таким образом, представители выборочных сово­купностей были сопоставимы по возрасту, частота регистрируемой экстрагенитальной и гинекологиче­ской патологии отмечалась в достоверно большем проценте случаев среди пациенток с начавшимся вы­кидышем. Полученные данные, даже без применения специальных методов исследования, свидетельствуют о том, что наличие у беременных в I триместре гине­кологической и экстрагенитальной патологии суще­ственно повышает риск развития прерывания бере­менности. Более углубленное обследование в основ­ной и контрольной подгруппах на третьем этапе вклю­чало бактериологическое, иммунологическое, ультра­звуковое исследование. Из специальных методов ди­агностики, используемых в работе, ведущим являлось бактериологическое исследование с изучением про-светного и пристеночного биоценозов влагалища и шеечного канала, а также элементов хориона. Помимо стандартной методики забора материала из влагали­ща и шейки матки, мы использовали цитощетки, по­зволяющие получить неотторгнутые эпителиальные клетки, и таким образом оценить состояние присте­ночного микробиоценоза. Необходимо отметить, что характер локализации микроорганизмов косвенно сви­детельствует об их активности и способности вызы­вать инфекционную патологию. В нашей работе мы доказали принципиальную необходимость исследова­ния именно пристеночной микрофлоры, так как по­становка диагноза только на основании просветного компонента микробиоценоза зачастую является не­полной или ошибочной.

Иммунологическое исследование включало в себя определение концентраций иммуноглобулинов клас­са А, М, G и секреторного IgA в слизистом секрете цервикального канала и влагалища. Оценку показате­лей производили с помощью диагностических моно-рецепторных антисывороток к иммуноглобулинам человека класса А, М, G, используя набор для реак­ций радиальной иммунодиффузии по Манчини.

Результаты ультразвукового исследования показа­ли, что большинство беременных основной и кон­трольной подгрупп (60% и 62,5%) находились в сро­ке беременности от 9 до 12 нед. В результате нашей работы было подтверждено, что к ультразвуковым при­знакам внутриутробной инфекции относятся:

  • гипоплазия амниона (амниотическая полость менее 10—12 мм);
  • гипоплазия хориона (в норме максимальная толщина хориона соответствует сроку гестации или отстает от него на 2—4 мм. Отставание толщины хориона более 5 мм рассматривается как гипоплазия).
  • изменение размеров желточного мешка или его отсутствие;
  • деформированное плодное яйцо;
  • низкое расположение плодного яйца;
  • раннее маловодие (несоответствие диаметра плодного яйца гестационному сроку).

У беременных с начавшимся выкидышем выявля­лись повышение тонуса миометрия и деформация плодного яйца в 90% и наличие ретрохориальной ге­матомы в 60%. Только у пациенток основной подгруп­пы была выявлена патология экстраэмбриональных структур, выражающаяся в гипоплазии хориона (15%) и гипоплазии амниона (10%). Кроме того, у пациен­ток с начавшимся выкидышем достоверно чаще оп­ределялась патология экстраэмбриональных структур, подозрительная в отношении внутриутробного инфи­цирования плода: гипоплазия желточного мешка (10%), увеличение размеров желточного мешка (17,5%), ам-ниотические тяжи (7,5%), раннее маловодие (10%). Неразвивающаяся беременность диагностировалась в 4           раза чаще у беременных основной подгруппы (у 12 — 30% и у 3 — 7,5% соответственно).

Микробиологическое исследование показало, что пристеночная микрофлора влагалища и шеечного канала у беременных не идентична просветной фло­ре по количественному и качественному составу. При­стеночный слой влагалищного микробиоценоза в большем количестве состоял из коринебактерий (с 3,5 до 5,5 lg КОЕ/мл), бацилл (с 5 до 6 lg КОЕ/мл), прево-телл и актиномицет (с 0 до 7,5 lg КОЕ/мл). У пациен­ток с начавшимся выкидышем отсутствовали бифи-добактерии как в просветных, так и в пристеночных слоях. У беременных с начавшимся самопроизволь­ным выкидышем количественные различия микро­биоценоза цервикального канала выражаются в уве­личении в пристеночной флоре количества пропио-нибактерий (с 2,5 до 3,3 lg КОЕ/мл), бацилл (с 4,5 до 5,5 lg КОЕ/мл), грибов кандида (с 3 до 4 lg КОЕ/мл). В качественном составе изменения проявлялись в исчезновении в пристеночной флоре энтеробактерий, появлении псевдомонад и отсутствии бифидобактерий.

У пациенток с физиологическим течением бере­менности по мере приближения к каналу шейки мат­ки состав микроорганизмов количественно и качест­венно снижался, характеризуясь уменьшением от про­светной к пристеночной флоре количества лактобак-терий (с 7 до 5,8 lg КОЕ/мл), бифидобактерий (с 5 до 3,7 lg КОЕ/мл), коринебактерий (с 7 до 4,5 lg КОЕ/мл), стрептококков (с 4 до 2 lg КОЕ/мл), пептострептококков (с 5,1 до 4,1 lg КОЕ/мл). В пристеночной флоре влагалища появлялись актиномицеты (4,5 lg КОЕ/мл).

Анализ частоты выделения микроорганизмов у беременных с начавшимся выкидышем показал уве­личение в пристеночной флоре влагалища стрепто­кокков с 20 до 35%, стафилококков с 45 до 75%, пеп-тострептококков с 50 до 60%, превотелл с 0 до 5%, актиномицет с 0 до 5%. Из пристеночной флоры цер­викального канала чаще выделяются стрептококки с 7,5 до 25%; стафилококки с 35 до 50%; превотеллы с 5 до 10%; бациллы с 5 до 10%; бактероиды с 10 до 25%.

У пациенток с физиологическим течением бере­менности практически все микроорганизмы из отде­ляемого влагалища высеваются с меньшей или с оди­наковой частотой. Из слизи цервикального канала все микроорганизмы высеваются реже, чем из содержи­мого как просветной, так и пристеночной частей вла­галища.

Таким образом, беременные с начавшимся само­произвольным выкидышем имеют более инфициро­ванные половые пути как за счет увеличения числа и интенсивности колонизации микроорганизмами, так и за счет увеличения частоты их выделения. Выявлен­ные различия просветного и пристеночного слоев микрофлоры в половых путях подтверждают необхо­димость изучения пристеночного микробиоценоза, а также его ведущего значения в развитии воспалитель­ных процессов, так как пристеночно могут быть лока­лизованы микроорганизмы, обладающие выраженной активностью. У здоровых беременных общая обсеме-ненность половых путей микроорганизмами значи­тельно ниже, а просветная и пристеночная микрофлора во влагалище и цервикальном канале не имеет выра­женных качественных отличий.

В результате работы была выявлена зависимость клинического течения I триместра беременности от состояния микробиоценоза половых путей. У 65% па­циенток с начавшимся выкидышем выявлен дисбиоз влагалища различной степени выраженности. Пролон­гирование беременности отмечено только у пациен­ток с нормоценозом и промежуточным типом микро­биоценоза. Неразвивающаяся беременность выявлена у 56% пациенток с дисбактериозом II степени и у 100% пациенток с дисбактериозом III степени. У каж­дой пятой беременной с клиникой начавшегося вы­кидыша выявлен кандидозный кольпит.

У 70% пациенток с неосложненным течением бе­ременности преобладал нормоценоз влагалища, а про­межуточный тип встречался у каждой 4-й пациентки. Кандидозный кольпит не был выявлен ни в одном случае.

Таким образом, среди пациенток с клиникой на­чавшегося самопроизвольного выкидыша в 13 раз чаще выявляется дисбактериоз влагалища, а канди­дозный кольпит диагностируется у каждой 5-й паци­ентки по сравнению с беременными с неосложнен­ным течением гестационного процесса. Промежуточ­ный тип микробиоценоза влагалища диагностирует­ся с равной частотой у беременных обеих подгрупп.

Одним из показателей защищенности организма от внешних факторов является состояние колониза­ционной резистентности (КР) слизистых, обеспечиваемое флорой Додерлейна (в которую входят лакто-бактерии, бифидобактерии и пептострептококки) и факторами местного иммунитета. При оценке состоя­ния колонизационной резистентности слизистых у 70% беременных с начавшимся выкидышем были выявлены низкие показатели КР. Только у 30% паци­енток показатели КР были расценены как высокие. От уровня колонизационной резистентности практически не зависит уровень колонизации влагалища беремен­ных дрожжеподобными грибами рода Candida, числен­ность которых у пациенток с высокой КР также высока, но они высеваются в 1,2 раза реже, чем у беременных с низкой КР. У пациенток с физиологическим течением беременности слизистые оболочки влагалища в 73% имеют высокие показатели КР. Ни у одной пациентки с физиологическим течением беременности не был диаг­ностирован кандидозный кольпит.

При изучении показателей местного иммунитета половых путей было выявлено, что у пациенток с на­чавшимся выкидышем имеет место сдвиг в локаль­ном иммунном статусе, выражающийся в снижении количества IgG (0,059 мг/мл) и в увеличении коли­чества IgA (0,038 мг/мл) в слизистой пробке церви-кального канала. Количество IgM и slgA находилось в пределах нормальных значений.

С целью верификации роли условно-патогенных микроорганизмов в развитии прерывания беремен­ности при проведении морфологического исследова­ния были изучены элементы ворсинчатого хориона, плодного яйца и децидуальной оболочки, полученные при выскабливании стенок полости матки у 18 (45%) пациенток основной подгруппы и 40 (100%) бере­менных контрольной подгруппы. По данным литера­туры морфологическими маркерами неспецифической внутриутробной инфекции являются признаки ост­рого экссудативного и продуктивного воспаления де­цидуальной оболочки и ворсин хориона, экссудатив-но-некротический мембранит, очаговый или диффуз­ный фибринозно-десквамативный интервиллузит. При этом продуктивные воспалительные реакции харак­терны для гематогенного пути распространения воз­будителей, а экссудативные — для восходящего. В 83% материалов, полученных от пациенток с начавшимся выкидышем, были выявлены признаки острого экс­судативного децидуита, что является свидетельством восходящего пути инфицирования. Признаки продук­тивного децидуита, свидетельствующие о возможном гематогенном пути распространения инфекционного агента, были выявлены в 17% образцов. При исследо­вании материала, полученного при выскабливании стенок полости матки у пациенток контрольной под­группы, острый экссудативный децидуит был выяв­лен в 2 (5%) случаях. Данные морфологического ис-ледования были сопоставимы с ультразвуковыми и микробиологическими находками. Все случаи нераз­вивающейся беременности были подтверждены мор­фологически, а большинство пациенток с начавшим­ся выкидышем и дисбактериозом влагалища различ­ной степени выраженности имели признаки восходя­щего инфицирования полости матки, что свидетель­ствует о ведущей роли инфекционных агентов в раз­витии прерывания беременности в I триместре ее раз­вития.В группе здоровых пациенток в 93% случаев стадийность гравидарного процесса была определена как прогрессирующая маточная беременность. Нераз­вивающаяся беременность и пустые зародышевые мешки выявлялись в 5 и 2,5% случаев соответственно. В мате­риалах 5% пациенток с физиологическим течением бе­ременности был выявлен экссудативный децидуит.

Доказанное влияние условно-патогенной флоры на течение и исходы беременности в I триместре, вос­ходящее инфицирование плодного яйца и эмбриона являются показанием для проведения лекарственной терапии. Существующий постулат о недопустимости лекарственной терапии в I триместре в настоящее время подвергается сомнению. Однако арсенал меди­каментозных средств, разрешенных для применения в первые недели беременности, крайне узок. Среди них: бетадин, гексикон (раствор хлоргексидина), пимафу-цин, раствор молочной кислоты, но даже после прове­дения полных курсов терапии рецидивы заболевания отмечаются в 50—80% случаев, что требует поиска более эффективных и безопасных препаратов, умест­ных для применения в I триместре беременности. Та­ким препаратом является тержинан, комбинирован­ный препарат, предложенный французской лабора­торией "Бушара Рекордати", который может быть ис­пользован с 10-й недели беременности. В состав препа­рата входят тернидазол (200 мг), неомицина сульфат (100 мг), нистатин (100 000 ЕД), преднизолон (3 мг), масло гвоздики и герани в составе эксципиента. Терни­дазол, относящийся к группе нитроимидазолов, обла­дает противопротозойным действием, подавляет раз­витие трихомонад, бактероидов, фузобактерий и др. Эф­фективен в отношении облигатных анаэробов. Ниста­тин активно воздействует на дрожжеподобные грибки рода Candida albicans. Неомицина сульфат — антибио­тик широкого спектра действия, высокоактивен в от­ношении грамотрицательных микроорганизмов (сине-гнойной палочки, кишечной палочки, клебсиеллы, эн-теробактера и др.), а также грамположительных мик­роорганизмов (стафилококков, стрептококков). Пред­низолон — глюкокортикоид, обладающий выраженным противовоспалительным, противоаллергическим, им-муносупрессивным, антиэкссудативным и противозуд-ным действием, снижает проницаемость капилляров, улучшает микроциркуляцию. На сегодняшний день тер­жинан — один из немногих препаратов, обладающий широким спектром действия за счет удачно подобран­ной комбинации составных частей.

Таким образом, в результате нашего исследования было доказано, что нарушение микробиоценоза по­ловых путей является прогностическим критерием, позволяющим выделить беременных в I триместре в группу риска по развитию угрозы выкидыша и внут­риутробного инфицирования плода. Ведущее значе­ние в инфицировании плода имеет пристеночная микрофлора, которая не идентична просветной по количественному и качественному составу. При вы­явлении дисбиоза половых путей необходимо прово­дить санацию влагалища, начиная с I триместра бере­менности. Для беременных с угрозой выкидыша ха­рактерен дисбаланс в местном иммунном статусе, вы­ражающийся в снижении уровня IgG и увеличении количества IgA.

1 февраля 2006 г.
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика