Вакцинопрофилактика управляемых инфекций у детей, инфицированных микобактериями туберкулеза

Комментарии

Пневмо 23
Пневмококковая вакцина

Туберкулез и вакцинопрофилактика
№1 (19) Январь-февраль 2002 г.

    Вакцинопрофилактика управляемых инфекций у детей, инфицированных микобактериями туберкулеза

    В.К. Таточенко
    Научный центр здоровья детей РАМН

    Необходимость защиты больных туберкулезом от управляемых инфекций была признана давно и обусловлена рядом его особенностей. Так, хорошо известен факт обостряющего влияния кори на течение туберкулезной инфекции. Обострение туберкулеза под влиянием коклюша описывали в начале XX века. Грипп у больных туберкулезом намного чаще осложняется пневмонией [6]. Помимо прочего, концентрация больных туберкулезом детей в больницах и санаториях, проводящих там месяцы и годы, создает большую опасность распространения детских инфекций.

    В начале вакцинальной эры туберкулез рассматривали как противопоказание к проведению прививок из-за боязни получить обострение заболевания под их влиянием. Однако данное положение было вскоре поколеблено наблюдениями о возможности проведения противодифтерийных прививок больным туберкулезом. В частности, это показал опыт детской костно-туберкулезной больницы de Berck во Франции, в которой проводились первые противодифтерийные прививки на больших контингентах. При этом неблагоприятного воздействия вакцинации на течение туберкулезного процесса никогда не наблюдали, даже несмотря на то, что тогда туберкулез не был "прикрыт" химиопрепаратами. Эти наблюдения были подтверждены и другими авторами (Moser, Lowis, Gerbeaux - цит. по [9]), изучавшими влияние дифтерийного анатоксина на частоту осложнений у больных туберкулезом детей, в частности, на возникновение туберкулезных абсцессов на месте введения; ни в одном случае таких осложнений не возникало (это позволило связать возникновение абсцессов с контаминацией инъекционного оборудования).

    Появление новых вакцин поддерживало интерес к вопросу о допустимости проведения прививок туберкулезным больным. Эти вопросы активно изучались в 60-е годы ХХ века. Клинические и экспериментальные исследования показали, что иммунизация против дифтерии, коклюша и столбняка больных туберкулезом детей в неактивной стадии вполне допустима и не вызывает ухудшения патологического процесса [4]. Благодаря этим исследованиям в Наставление по применению АКДС и АДС в 1965 г. были внесены следующие формулировки противопоказаний:
    "2. Туберкулез, локальные формы (легочные и внелегочные) в активной фазе, выраженная ранняя и хроническая туберкулезная интоксикация с субфебрилитетом, вираж туберкулиновых проб, связанный с заражением ребенка туберкулезом.
    Примечания: а) положительная р. Пирке у клинически здоровых детей не является противопоказанием к проведению профилактических прививок; б) вакцинацию инфицированных детей (клинически здоровых), а также детей, перенесших локальные формы туберкулеза (в фазе уплотнения, при компенсированном состоянии), следует проводить (после консультации с фтизиатром) на фоне лечения фтивазидом (тубазидом)".

    Это же положение было внесено и в Наставление по применению АКДС, АДС и АДС-М 1980 г., однако в наставлениях для других вакцин формулировки были изменены. Так, в Наставлении по применению противополиомиелитной пероральной вакцины из штаммов А. Сэбина 1977 г. в качестве противопоказаний были указаны лишь активные формы туберкулеза с интоксикацией; прививки должны проводиться только при отсутствии интоксикации по заключению фтизиатра.

    Эволюция взглядов на допустимость прививок у больных туберкулезом шла и в других странах. Так R. Mande [9] не видел оснований для отводов от прививок против дифтерии детей с латентной первичной туберкулезной инфекцией, а у детей с активными формами, с температурой и другими клиническими проявлениями целесообразно выждать 2-3 месяца и прививать их в спокойном периоде.

    Прививки против кори у больных туберкулезом и инфицированных детей вызывают особые опасения ввиду провоцирующего действия этой инфекции на туберкулез. Изменению взглядов на этот вопрос способствовали исследования, показавшие, что период снижения чувствительности к туберкулину после прививки короче, а само снижение выражено меньше, чем после заболевания корью; минимальное ослабление туберкулиновой реакции наблюдается между 4 и 7-м днем [11] и длится в течение 1-4 недель [8] после введения вакцины. Были также накоплены данные об отсутствии усиления реактогенности вакцины у инфицированных и больных туберкулезом (в стадии компенсации) детей, с одной стороны, и о гладком течении поствакцинального процесса, с другой [3].

    Надо сказать, что при проведении Расширенной Программы Иммунизации (РПИ) ВОЗ в развивающихся странах было привито много детей, инфицированных или больных туберкулезом, т.к. осмотров детей перед прививками обычно не проводили. Опыт РПИ показал, что вакцинация детей с тяжелыми расстройствами питания (квашиоркор, маразм), анемией, инфестациями (малярия, гельминтозы) и хроническими инфекциями, в т.ч. туберкулезом, оказалась эффективной и не сопровождалась повышенным риском осложнений [2].

    Увеличение заболеваемости дифтерией в СССР, предшествовавшее эпидемии 90-х годов, связанное со снижением охвата детей прививками, потребовало пересмотра перечня существовавших к тому времени противопоказаний к вакцинации. На совещании в Минздраве СССР в 1988 г. было принято решение о сокращении количества противопоказаний. В соответствии с этим, в Наставлении по применению вакцин против кори 1988 г. (а также против эпидемического паротита и полиомиелита) туберкулез не был упомянут отдельно, а включен в группу хронических заболеваний, при которых прививки проводят не ранее 1 месяца после наступления ремиссии. Такая же формулировка была использована и в Наставлении по применению АКДС, АДС и АДС-М с той лишь разницей, что после наступления ремиссии срок должен составлять 1-3 месяца. Такие формулировки были сохранены в Наставлениях 1994 г., а в Приказе Минздрава РФ от 18.12.97 г. № 375 сроки проведения прививок после окончания острого заболевания или наступления ремиссии вообще не указаны. Не упоминается туберкулез и в Приказе МЗ РФ от 27.06.01 г. № 229, которым введен новый календарь. Формулировки противопоказаний без выделения туберкулеза из группы хронических болезней соответствуют рекомендациям ВОЗ, в основополагающем документе которой туберкулез как отдельное противопоказание к проведению прививок не фигурирует [1].

    Рассматривая вакцинацию детей с туберкулезом в свете существующих формулировок противопоказаний, нельзя не отметить определенной неточности, поскольку у этих больных мы не добиваемся ремиссии, а стремимся к излечению, которое наступает после длительного периода рассасывания или уплотнения с низким уровнем активности. Поэтому в подобных случаях более уместно указывать на ликвидацию клинических проявлений заболевания (нормализация температуры, отсутствие интоксикации, прекращение бацилловыделения и др.) и свидетельства благоприятной динамики воспалительного процесса в очагах (закрытие каверны, уменьшение инфильтративных изменений с началом процессов организации). Сроки наступления такой менее активной фазы для разных процессов различны, однако с учетом того, что в настоящее время практически все больные получают химиотерапию, вопрос о возможном неблагоприятном влиянии вакцинации имеет лишь теоретическое значение. Сам по себе длительный прием химиотерапевтических средств не является препятствием к проведению прививок, о чем указано как в документах ВОЗ, так и в Приказе Минздрава РФ от 18.12.97 г. № 375 (в списке ложных противопоказаний).

    Более четкое определение периода, в котором допустимо проведение прививки важно, в основном, при введении живых вакцин, поскольку инактивированные вакцины не обладают "обостряющими процесс" свойствами. Приведенные выше правила для введения АКДС в российских наставлениях в целом соответствуют принятым в других странах подходам. Так, "Красная книга" США определяет, что "больные, получающие лечение от туберкулеза, могут быть привиты коревой и другими живыми вакцинами, за исключением тех больных, которые получают кортикостероидные препараты в больших дозах, имеют тяжелые проявления заболевания или же другие специфические противопоказания к прививке"[10]. Это определение допускает более узкий диапазон трактовок, чем российское, хотя смысл обоих очевиден: отложить прививку до ликвидации проявлений активного процесса.

    Очевидно, что нелеченного от туберкулеза ребенка нельзя прививать от кори, на что, например, четко указано в руководстве по педиатрии Нельсона [7]. Такая ситуация, естественно, может возникнуть лишь в исключительном случае, поскольку, выявив туберкулез, врач обязан назначить больному ребенку химиопрепараты, так что в этом случае прививка будет сделана на фоне лечения. Превентивная химиотерапия ребенка со свежей туберкулезной инфекцией без признаков заболевания не является противопоказанием к прививке.

    Согласно действующей в России классификации туберкулеза [5] к активным относятся процессы в фазе инфильтрации, распада и обсеменения, проведение вакцинации при которых, очевидно, противопоказано. При стихании активности процессы переходят в следующую фазу - уплотнения (рубцевания, обызвествления) или рассасывания, которые в течение какого-то времени обозначаются как частичное; в этой фазе, как правило, нет интоксикации, именно тогда возможно проведение прививок, хотя специфическое лечение продолжается. При рассмотрении конкретных случаев, очевидно, можно ожидать значительного временного разброса снижения активности процесса. Для небольших инфильтративных процессов: бронхоаденита, первичного комплекса - проведение прививки через 1-3 месяца лечения вполне оправдано. Для кавернозного или, тем более, диссеминированного туберкулеза, туберкулезного менингита вряд ли оправдана прививка живыми вакцинами ранее, чем через 6 месяцев от начала лечения, хотя в определенной эпидситуации этот срок может быть сокращен. При определении сроков важно также помнить, что введение вакцины детям с текущим активным процессом чревато тем, что возникшее осложнение основного заболевания или его негладкое течение могут быть истолкованы как результат проведенной вакцинации. Поэтому при решении вопроса о сроках вакцинации следует учитывать и необходимость защиты проводящего вакцинацию медицинского работника от таких ситуаций.

    ЛИТЕРАТУРА

    1. Всемирная Организация Здравоохранения. Политика иммунизации. РПИ. Женева, 1996.
    2. Галазка А.М. с соавт. Показания и противопоказания к применению вакцин в рамках Расширенной программы иммунизации. Бюлл. ВОЗ. 1984, 62(3): c. 12-19.
    3. Ливанова Л.В. В кн: Носов С.Д. (ред.). Влияние профилактических прививок на организм ребенка. Л., 1968, с. 85-107.
    4. Носов С.Д. В кн: Носов С.Д. (ред.). Влияние профилактических прививок на организм ребенка. Л., 1968, с. 154-162.
    5. О совершенствовании противотуберкулезной помощи населению Российской Федерации. Приказ Министра здравоохранения РФ № 324 от 22.11.1995 г.
    6. Ajjan N. La vaccination. Lyon. 1995.
    7. Behrman R.F., Liegman R.M. Nelson textbook of pediatrics. 14th ed. 1992.
    8. Fireman P., Filay G., Kumate J. Pediatrics, 1969, 63 p.264-273.
    9. Mande R., Masse N.P., Manciaux M. - Pe'diatrie social. Paris, 1972.
    10. Pickering L.K. (ed.). Red book 2000. Report of the Committee on Infectious diseases. American Academy of Pediatrics. 2000.
    11. Stickl H., Weber H-G. Schutzimpfungen. Stuttgart, 1987.

    © В.К. Таточенко, 2002

1 марта 2002 г.
Комментарии (видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)
Если Вы медицинский специалист, войдите или зарегистрируйтесь

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Яндекс.Метрика