Обоснование необходимости добавления лютеина в современные смеси для вскармливания здоровых детей первого года жизни

Статьи

Опубликовано в журнале:
«Вопросы практической педиатрии» 2011г., т.6, №6.

И.Н.Захарова, Е.Н.Суркова

Российская медицинская академия последипломного образования, Москва

В настоящее время появились искусственные смеси для вскармливания детей первого года жизни, обогащенные лютеином. Обогащение смесей лютеином, возможно, позволит защитить глаза ребенка. Концентрация лютеина и зеаксантина в грудном молоке варьирует в зависимости от стадии лактации, диеты и региона проживания матери. Обогащенные лютеином смеси для искусственного вскармливания содержат достаточно высокие количества лютеина, поскольку биодоступность данного микроэлемента из смеси меньше, чем из грудного молока. Выявлено, что концентрация лютеина в грудном молоке выше у матерей, чьи дети родились доношенными, по сравнению с матерьми, кормившими недоношенных малышей. Согласно научным исследованиям, концентрация лютеина в грудном молоке женщины изменяется в течение суток, повышаясь к вечеру. По данным современных исследований пероральный прием лютеина хорошо переносится даже недоношенными новорожденными, повышая концентрацию в плазме крови. Лютеин и зеаксантин могут играть стимулирующую роль в процессах передачи и обработки нервных импульсов, что особенно актуально в сенситивные периоды развития нервной системы и органа зрения. Доказана их роль в ускорении регенерации родопсина в процессе зрительного акта, увеличении скорости темновой адаптации, ускорении проведения и обработки зрительного сигнала.
Ключевые слова: лютеин, зеаксантин, дети, смеси, искусственное вскармливание, зрительные функции, желтое пятно, родопсин, центральная нервная система


A rationale for the necessity of adding lutein to modern formulas for feeding healthy infants of the first year of life

I.N.Zakharova, E.N.Surkova

Russian Medical Academy of Post-Graduate Education, Moscow

Currently there appeared manufactured formulas for feeding infants of the first year of life enriched with lutein. Luteinenriched formulas might permit to protect a child’s eyes. Concentrations of lutein and zeaxanthin in breast milk vary depending on the stage of lactation, diets and habitation regions of mothers. Lutein-enriched formulas for artificial feeding contain sufficiently high amounts of lutein, since the bioavailability of this micronutrient from formulas is less than from breast milk. As has been found, lutein concentrations are higher in the in breast milk of mothers with full-term infants than in mothers who feed premature infants. According to scientific research, lutein concentration in a woman’s breast milk changes throughout the day, increasing by the evening. Modern research data show that peroral intake of lutein is well tolerated even by the premature neonate, increasing concentrations in blood plasma. Lutein and zeaxanthin might play a stimulating role in transmitting and processing nervous impulses, which is especially topical during the sensitive periods of development of the nervous system and of the organ of vision. Their role in acceleration of rhodopsin regeneration in the process of visual act, in enhancement of the speed of dark adaptation, acceleration of transmission and processing of the visual signal has been proven.
Key words: lutein, zeaxanthin, children, formulas, formula feeding, visual functions, macula lutea, yellow spot, rhodopsin, central nervous system


В первые месяцы жизни младенца единственным источником питания является грудное молоко или искусственная смесь. Рациональное вскармливание ребенка в «критические» периоды развития является залогом правильного формирования его органов и систем, определяет состояние здоровья в последующие годы. Воздействие средовых факторов в период повышенной чувствительности к ним организма имеет долговременное последствие для здоровья и жизни человека [1].

В последние годы в состав молочных смесей для вскармливания детей первого года жизни стали включать лютеин. В научной литературе активно обсуждается роль каротиноидов – лютеина и зеаксантина, содержащихся в окрашенных овощах, фруктах и некоторых продуктах животного происхождения, способных положительно влиять на зрительные функции [2–4]. Оба вещества не синтезируются в организме человека, а поступают с пищей, грудным молоком или в составе поливитаминных препаратов.

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что каротиноиды играют значимую роль в развитии зрительных функций, влияют на созревание структур глаза и обладают протективным действием в отношении сетчатки в периоды ее наибольшей уязвимости [5]. Каротиноиды, поступающие с пищей, обеспечивают нормальное функционирование всех структур глаза (в особенности сетчатки и хрусталика), способствуют восстановлению светочувствительного пигмента, активизируют тканевой метаболизм, а также являются антиоксидантами, защищая сетчатку от повреждающего действия света в раннем детском возрасте [5, 6]. Есть данные о том, что нарушения миграции фоторецепторов сетчатки, активно продолжающейся в раннем постнатальном периоде, могут возникать из-за дефицита некоторых микронутриентов – каротиноидов (лютеина, зеаксантина), омега-3 полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), микроэлементов (цинка), витаминов (С, Е), таурина. Таким образом, представляется важным полностью обеспечивать возрастные потребности ребенка в микронутриентах, особенно в период его интенсивного роста и развития.

Формирование зрительных функций происходит в течение первых шести-семи лет жизни ребенка. Так, вскоре после рождения ребенок имеет только 5% зрения, к концу первого года жизни – 20–30%, к трем годам – 40–50%, к семи годам глаз ребенка полностью сформирован. В раннем постнатальном периоде завершается созревание зрительных путей, происходит функциональное развитие сетчатки, установление синаптических связей, миелинизация нервных волокон [7]. После рождения продолжается процесс перемещения колбочек, палочек и клеток пигментного эпителия к центру желтого пятна. У ребенка плотность колбочек увеличивается в течение первых 5–8 лет жизни. При этом дифференциация фоторецепторов в центре сетчатки происходит медленнее, чем по периферии [8, 9]. Макулярная зона становится более дифференцированной только к 4–6 мес жизни. Ядра ганглиозных клеток сначала обнаруживаются непосредственно над фовеолой, затем они постепенно смещаются к периферии, освобождая эту зону от вспомогательных нервных клеток и кровеносных сосудов, пока организация сетчатки не достигнет «взрослого» уровня развития [9]. Центральная область сетчатки к моменту рождения является настолько слабо развитой, что можно говорить о ее функциональной несостоятельности, в отличие от периферической зоны – благодаря чему фокусное зрение новорожденного примерно до 4 мес жизни можно представить в виде расплывчатых контуров на фоне более-менее дифференцируемых окружающих объектов [10]. Повышение остроты зрения новорожденного ребенка связывают с тем, что в течение первых 16 недель жизни колбочки в центральной зоне постепенно вытесняют палочки, приобретая определенную пространственную ориентацию. Плотность колбочек в центральной зоне увеличивается, повышая разрешающую способность сетчатки в этой области [11]. В течение этого срока наружный плексиформный слой центральной зоны сетчатки, называемый также слоем волокон Генле, также становится более выраженным. Среди всех слоев в сетчатке в наружном плексиформном слое содержится максимальное количество лютеина и зеаксантина. У новорожденного важнейшим фактором низкой остроты зрения является неполная дифференциация желтого пятна, напрямую зависящая от обеспеченности лютеином. Косвенным доказательством этого факта является альбинизм – острота зрения у таких людей низкая, а желтое пятно в структурном плане напоминает желтое пятно новорожденных. Важную роль играет недостаточность развития межнейронных связей на уровне наружного коленчатого тела и зрительной коры головного мозга [12]. Эти анатомические и структурные изменения обуславливают сдвиг соотношения лютеин : зеаксантин с уровня новорожденного (1,2–1,7 : 1,0) в сторону близких ко «взрослым» значений (0,7 : 1) к возрасту 4 лет, когда наружный плексиформный слой сетчатки практически полностью сформирован [13].

Каротиноиды – группа соединений, относящихся к липидам. Идентифицировано более 600 природных каротиноидов, в организме человека различают пять основных (сывороточных) каротиноидов: ликопин, β-каротин, α-каротин, лютеин и зеаксантин. В сетчатке глаза человека выделены два из данной группы пигментов, обеспечивающих специфическую окраску сетчатки, макулярной зоны: лютеин и зеаксантин, благодаря которым и появилось название наиболее функционально значимой области сетчатки, обеспечивающей высокую остроту центрального зрения – macula lutea – желтого пятна [14–16]. Основной функцией каротиноидов в зрительном анализаторе является способность к поглощению света сине-фиолетовой части спектра (430–490 нм) и участие в окислительных процессах (нейтрализация активных форм кислорода и свободных радикалов) [17].

Лютеин и зеаксантин – структурные изомеры с химической формулой С40Н56О2. Лютеин – производное α-каротина, зеаксантин – β-каротина, поэтому некоторые химические свойства и взаимодействие с мембранными структурами данных каротиноидов различаются [18].

Доказано, что концентрация лютеина и зеаксантина в сетчатке коррелирует с оптической плотностью макулярного пигмента и зависит от поступления с пищей [19, 20]. Суточное потребление данных микронутриентов значительно отличается в различных популяциях и связано с особенностями рациона. Так, афро-американцы в среднем употребляют в два раза больше лютеина (около 3 мг в сутки), чем латино- и белые американцы (1–2 мг в сутки) [21]. Установлено, что на концентрацию лютеина и зеаксантина в сыворотке крови существенным образом влияют пол, возраст, количество жиров, потребляемых с пищей, а также содержание жировой ткани в организме, интенсивность окислительных процессов и др. [22–24].

Транспорт лютеина в организме человека напрямую связан с липидами. Его биодоступность самая высокая средкаротиноидов и достигает 80%. Лютеин пищи под действием кишечных липаз диэтерифицируется с образованием липидной мицеллы, которая путем пассивной диффузии попадает в энтероцит и, затем, в кровоток в составе хиломикрона. Сетчатка глаза имеет самую высокую концентрацию каротиноидов – лютеина и зеаксантина по сравнению с другими тканями организма [25]. Максимальная концентрация лютеина в сетчатке приблизительно в 10 000 раз больше концентрации в крови, что связано с действием целого ряда специфических белков, ксантофилл-связывающих переносчиков, белка-тубулина, способствующих избирательному транспорту лютеина и зеаксантина [26–28]. Способность к накоплению лютеина генетически детерминирована. В настоящее время выделены шесть участков в четырех генах (ABCG8, BCMO1, CD36 и NPC1L1) , генетические варианты которых моделируют концентрации лютеина в плазме крови и сетчатке [29]. Помимо сетчатки данные каротиноиды обнаруживаются в субретинальной жидкости, сосудистой оболочке глаза, радужке, хрусталике и в цилиарном теле [30, 31]. Благодаря особой организованности внутри сетчатки зеаксантин располагается перпендикулярно в липидном биослое, а лютеин под углом 23°, оптические свойства макулярного пигмента позволяют уменьшать хроматические абберации и улучшить остроту зрения [15, 32, 33, 34]. Концентрация лютеина выше в местах большей концентрации палочек, а зеаксантина – колбочек [35]. Имеются данные, что концентрация макулярных пигментов в центральной зоне почти в 3 раза выше, чем в периферических зонах сетчатки человека [36].

С первых часов после рождения восприятие огромного потока света, необходимого для развития и становления зрительных функций, несет опасность повреждения активно функционирующих и продолжающих свою дифференцировку структур глаза. Каротиноиды выполняют роль «мусорщиков» свободных радикалов (супероксид-аниона и гидроксильных радикалов), продуктов, образующихся в процессе постоянной регенерации зрительных пигментов и особенно эффективны при нейтрализации синглетного кислорода [37].

Лютеин и зеаксантин присутствуют в материнском молоке, однако до недавнего времени они не включались в состав искусственных смесей. Поскольку в период новорожденности единственным источником микронутриентов является грудное молоко или смесь для искусственного вскармливания, следует ожидать, что у детей, находящихся на искусственном вскармливании смесью, не содержащей данных микронутриентов, концентрация макулярного пигмента будет ниже по сравнению с детьми на грудном вскармливании (при условии сбалансированной диеты матери) или при вскармливании смесью, обогащенной микронутриентами. Обогащение смесей для искусственного вскармливания лютеином и зеаксантином, с целью максимального приближения их состава к материнскому молоку, возможно, позволит защитить глаза ребенка [38].

Установлено, что в грудном молоке концентрация лютеина превышает концентрацию β-каротина в 2–3 раза, в то время как содержание данных веществ в крови матери приблизительно одинаковое [39]. Концентрации лютеина и зеаксантина в грудном молоке варьируют в зависимости от стадии лактации, диеты и региона проживания матери. В одном из крупнейших исследований изучена концентрация каротиноидов в грудном молоке 471 женщины. Уровни каротиноидов различались между популяциями и варьировали от 26 до 77 нмоль/л, в США средние значения составили 26 ± 1 нмоль/л [40]. По данным другого исследования значения средних уровней лютеина и зеаксантина в грудном молоке – 5,29 нмоль/г и 0,73 нмоль/г соответственно [41]. Обогащенные лютеином смеси для искусственного вскармливания содержат достаточно высокие количества лютеина, поскольку биодоступность данного микроэлемента из смеси меньше, чем из грудного молока [42]. Несмотря на наличие данных по введению лютеина в составе смесей в дозах 200 мкг/л и более, EFSA (Европейское управление по безопасности пищевых продуктов) приводит данные, что 100 мкг/л может быть достаточно для достижения концентраций лютеина в крови, близких к таковым у детей на грудном вскармливании [42]. Не все из современных смесей, представленных на российском рынке, содержат данные микронутриенты. Содержание лютеина в смеси для искусственного вскармливания «Симилак Премиум» (Abbott Laboratories, США) соответствует рекомендованным европейским стандартам и составляет 114 мкг/л.

Установлено, что концентрации лютеина в грудном молоке выше у матерей, чьи дети родились доношенными, по сравнению с матерьми, кормившими недоношенных малышей. В отношении зеаксантина ситуация противоположная [43]. Исследования плазменных концентраций каротиноидов у детей, находящихся на грудном и искусственном вскармливании (смесью без лютеина), показали, что содержание лютеина и зеаксантина было сравнимо при рождении (48 ± 15 и 49 ± 10 мкг/л соответственно), но уже через 1 мес существенно отличалось – 96 ± 64 и 33 ± 19 мкг/л соответственно [44]. Концентрация всех каротиноидов (лютеин, зеаксантин, криптоксантин, ликопин, α- и β-каротина, ретинола) у лактирующей женщины со временем снижается, максимальное содержание данных веществ выявлено в молозиве, в зрелом молоке – содержание меньше. O.Sommerburg et al. также отмечают значимое (3,5–4-кратное) отличие концентраций криптоксантина, ликопина, α- и β-каротина в молозиве и зрелом молоке [45]. Согласно научным исследованиям, концентрация лютеина в грудном молоке женщины изменяется в течение суток, повышаясь к вечеру [43, 46]. По данным современных исследований, пероральный прием лютеина хорошо переносится даже недоношенными новорожденными, повышая концентрацию в плазме крови [47]. Лютеин и зеаксантин могут играть стимулирующую роль в процессах передачи и обработки нервных импульсов, что особенно актуально в критические для нервной системы и органа зрения периоды развития. Доказана их роль в ускорении регенерации родопсина в процессе зрительного акта, увеличении скорости темновой адаптации, ускорении проведения и обработки зрительного сигнала [48–51]. Таким образом, изучение влияния лютеина и зеаксантина на зрительные функции активно продолжается в настоящее время.

Информация об авторах:

Захарова Ирина Николаевна , доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой педиатрии Российской медицинской академии последипломного образования, Заслуженный врач России
Адрес: 125480, Москва, ул. Героев Панфиловцев, 28
Телефон: (495) 496-52-38
Суркова Екатерина Николаевна , кандидат медицинских наук, врач-ординатор кафедры офтальмологии Российской медицинской академии последипломного образования
Адрес: 125480, Москва, ул. Героев Панфиловцев, 28
Телефон: (495) 496-5238

Литература

1. Lucas A. Programming by Early Nutrition: An Experimental Approach. The J of Nutrition 1998; 128(2): 401–6.
2. Renzi L.M., Johnson E.J. Lutein and age-related ocular disorders in the older adult. J Nutr Elder. 2007; 26(3–4): 139–57.
3. Carpentier S., Knaus M., Suh M. Associations between lutein, zeaxanthin, and age-related macular degeneration: an overview. Crit Rev Food Sci Nutr. 2009; 49(4): 313–26.
4. Ma L., Lin X.M. Effects of lutein and zeaxanthin on aspects of eye health. J Sci Food Agric. 2010; 90(1): 2–12.
5. Hammond B.R. Jr Possible role for dietary lutein and zeaxanthin in visual development. Nutr. Rev. 2008; 66(12): 695–702.
6. Bernstein P.S., Delori F.C., Richer S., et al. The Value of Measurement of Macular Carotenoid Pigment Optical Densities and Distributions in Age-Related Macular Degeneration and Other Retinal Disorders. Vision Res. 2010; 50(7): 716–28.
7. Фабер Д.А., Семёнова Л.Щ., Алфёрова В.В. Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. Л., 1990; 8–43.
8. Ruskell G.L. The fine structure of human extraocular muscle spindles and their potential proprioceptive capacity. J Anat. 1989; 167: 199–214.
9. Tailor D., Hoyt C. Practical Pediatric ophthalmology. Blackwell Science Ltd., 1999; 248.
10. Abramov I., Gordon J., Hendrickson A., et al. The retina of the newborn human infant. Science 1982; 217: 265–7.
11. Teller D. First glances: The vision of infants. Invest Ophthalmol Vis Sci. 1997; 38: 2183–203.
12. Hamann K.U., Hellner K., Muller-Jensen A. Videopupillographic and VER investigations in patients with congenital and acquired lessons of optic radiation. Ophthalmologica 1979; 178: 348–57.
13. Bone R., Landrum J., Fernandez L., et al. Analysis of the macular pigment by HPLC: retinal distribution and age study. Invest Ophthalmol Vis Sci. 1988; 29: 843–9.
14. Bone R.A., Landrum J.T., Tarsis S.L. Preliminary identification of the human macular pigment. Vision Res. 1985; 25: 1531–5.
15. Wooten B.R., Hammond B.R. Macular pigment: influences on visual acuity and visibility. Prog Retin Eye Res. 2002; 21: 225–40.
16. Bone R.A., Landrum J.T., Hime G.W., et al. Stereochemistry of the human macular carotenoids. Invest Ophthalmol Vis Sci. 1993; 34: 2033–40.
17. Бриттон Г. Биохимия природных пигментов: перевод с англ. Цыдендамбаевой В.Д. Под ред. Заметова М.Н. М.: Мир, 1986; 422.
18. Goodwin T.W. The Biochemistry of the Carotenoids. 2nd ed. Vol. 2. Chapman and Hall. London, UK. 1984; 224.
19. Nolan J.M., Stack J., O’connell E., Beatty S. The relationships between macular pigment optical density and its constituent carotenoids in diet and serum. Invest Ophthalmol Vis Sci. 2007; 48(2): 571–82.
20. Zimmer J.P., Hammond B.R. Possible influences of lutein and zeaxanthin on the developing retina. Clin Ophthalmol. 2007; 1(1): 25–35.
21. Mares-Perlman J.A., Fisher A.I., Klein R., et al. Lutein and zeaxanthin in the diet and serum and their relation to age-related maculopathy in the Third National Health and Nutrition Examination Survey. Am J Epidemiol. 2001; 153: 424–32.
22. Zaripheh S., Erdman J.W.Jr. Factors that influence the bioavailability of xanthophylls. J Nutr. 2002; 132: 531–4.
23. Broekmans W.M., Berendschot T.T., Klopping-Ketelaars I.A., et al. Macular pigment density in relation to serum and adipose tissue concentrations of lutein and serum concentrations of zeaxanthin. Am J Clin Nutr. 2002; 76: 595–603.
24. Khachik F., Spangler C.J., Smith J.C.Jr., et al. Identification, quantification, and relative concentrations of carotenoids and their metabolites in human milk and serum. Anal Chem. 1997; 69: 1873–81.
25. Kaplan L.A., Lau J.M., Stein E.A. Carotenoid composition, concentrations, and relationships in various human organs. Clin Physiol Biochem 1990; 8: 1–10.
26. Bone R.A., Landrum J.T., Dixon Z., et al. Lutein and zeaxanthin in the eyes, serum and diet of human subjects. Exp Eye Res. 2000; 71(3): 239–45.
27. Bhosale P., Larson A.J., Frederick J.M., et al. Identification and characterization of a Pi isoform of glutathione S-transferase (GSTP1) as a zeaxanthin-binding protein in the macula of the human eye. J Biol Chem. 2004; 279: 49447–54.
28. Li B., Vachali P., Bernstein P.S. Human ocular carotenoid-binding proteins. Photochem Photobiol Sci. 2010; 9(11): 1418–25.
29. Borel P., Edelenyi F.S., Vincent-Baudry S., et al. Genetic variants in BCMO1 and CD36 are associated with plasma lutein concentrations and macular pigment optical density in humans. Ann Med. 2011; 43(1): 47–59.
30. Chan C., Leung I.Y.F., Lam K.W., et al. The occurrence of retinol and carotenoids in human subretinal fluid. Curr Eye Res. 1998; 17: 890–5.
31. Bernstein P., Khachik F., Carvalho L., et al. Identification and quantification of carotenoids and their metabolites in the tissues of the human eye. Exp Eye Res. 2001; 72: 215–23.
32. Sujak A., Okulski W., Gruszecki W.I. Organisation of xanthophyll pigments lutein and zeaxanthin in lipid membranes formed with dipalmitoylphosphatidylcholine. Biochim Biophys Acta 2000; 1509: 255–63.
33. Howarth P.A., Bradley A. The longitudinal chromatic aberration of the human eye and its correction. Vis Res. 1986; 26: 361–6.
34. Gilmartin B., Hogan R.E. The magnitude of longitudinal chromatic aberration in the human eye between 458 and 633 nm. Vision Res. 1985; 25: 1747–53.
35. Витт В.В. Строение зрительной системы человека. Одесса: «Астропринт», 2003; 261–2.
36. Трофимова Н.Н., Зак П.П., Островский М.А. Функциональная роль каротинои- дов желтого пятна сетчатки глаза. Сенсорные системы 2003; 17(3): 198–208.
37. Sundelin S.P., Nilsson S.E., Brunk U.T. Lipofuscin-formation in retinal pigment epithelial cells is reduced by antioxidants. Free Radic Biol Med. 2001; 31: 217–25.
38. Moukarzel A.A., Bejjani R.A., Fares F.N. Xanthophylls and eye health of infants and adults. J Med Liban. 2009; 57(4): 261–7.
39. Khachik F., Spangler C.J., Smith J.C. Identification, quantitation, and relative concentrations of carotenoids and their metabolites in human milk and serum. Anal. Chem. 1997; 69: 1873–81.
40. Canfield L., Clandinin M., Davies D., et al. Multinational study of major breast milk carotenoids of healthy mothers. Eur J Nutr. 2003; 42: 133–41.
41. Johnson L., Norkus E., Abbasi S., et al. Contribution of beta-carotene (BC) from BC enriched formulae to individual and total serum carotenoids in term infants [abstract]. FASEB J 1995; 9(4 Pt 3): 1869.
42. Grunberger J., Saletu B., Berner P., et al. CFF and assessment of pharmacodynamics: Role and relationship to psychometric, EEG, and pharmacokinetic variables. Pharmacopsychiatry 1982; 15(Supp. 1): 29–35.
43. Zimmer J.P., Hammond B.R.Jr. Possible influences of lutein and zeaxanthin on the developing retina. Clinical Opthalmology 2007; 1(1): 25–35.
44. Scientific opinion. Safety, bioavailability and suitability of lutein for the particular nutritional use by infants and young children. Scientific Opinion of the Panel on Dietetic Products, Nutrition and Allergies. 02 October 2008. The EFSA J 2008; 823: 1–24.
45. Jewell V.C., Mayes C.B.D., Tubman T.R.J., et al. A comparison of lutein and zeaxanthin concentrations in formula and human milk samples from Northern Ireland mothers. European J of Clinical Nutrition 2004; 58: 90–7.
46. Sommerburg O., Meissner K., Nelle M., et al. Carotenoid supply in breast-fed and formula-fed neonates. Eur. J Pediatr 2000; 159: 86–90.
47. Jackson J.G., Lien E.L., White S.J., et al. Major carotenoids in human milk: longitudinal and diurnal patterns. Nutr. Biochem. 1998; 9: 2–7.
48. Romagnoli C., Tirone C., Persichilli S., et al. Lutein absorption in premature infants. Eur J Clin Nutr. 2010; 64(7): 760–1.
49. Gutherie A.H., Hammond B.R. Macular pigment and scotopic noise. ARVO Abstracts [abstract] Invest Ophthalmol Vis Sci. 2005; E1784.
50. Hammond B.R., Wooten B.R. CFF Thresholds: Relation to macular pigment optical density. Ophthalmic and Physiological Optics 2005; 25: 315–9.
51. Roerig B., Feller M.B. Neurotransmitters and gap junctions in developing neural circuits. Brain Res Brain Res Rev. 2000; 32: 86–114.

18 ноября 2013 г.

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика