Мексидол

Оригинальный отечественный антигипоксант и антиоксидант прямого действия, оптимизирующий энергообеспечение клеток и увеличивающий резервные возможности организма


Инструкции:

Мексидол в терапии бронхиальной астмы

Л.В. Васильева, Е.В. Орлова, М.А. Золотарева

Кафедра терапии № 2 c фтизиатрией и клинической лабораторной диагностикой института последипломного медицинского образования Воронежской государственной медицинской академии им. Н.Н. Бурденко, Воронеж

В последние десятилетия во всем мире, включая Россию, наблюдается неуклонный рост заболеваемости бронхиальной астмой (БА). В статье изложены современные концепции этиопатогенеза БА, особое внимание уделено роли перекисного окисления липидов в развитии данной заболевания и значению антиоксидантов в терапии БА. Представлены результаты исследования, посвященного изучению эффективности современного антиоксиданта и антигипоксанта прямого действия Мексидолау больных БА. По данным исследования, включение Мексидола в комплексную терапию больных БА обеспечивает высокий положительный клинико-лабораторный эффект, заключающийся в выраженном антиоксидантном действии, значительном противовоспалительном эффекте, быстром улучшении показателей функции внешнего дыхания. Под влиянием Мексидола сокращается продолжительность пребывания больных в стационаре, снижается частота обострений, что позволяет рекомендовать антиоксиданты, в т. ч. Мексидол, для лечения больных БА.

В последние десятилетия наблюдается неуклонный рост заболеваемости бронхиальной астмой (БА) как в России, так и во всем мире. По данным ВОЗ, опубликованным в январе 2000 г., во всем мире страдают БА 100-150 млн человек. Распространенность БА в России составила 0,66 % (по данным МЗ РФ 2002 г.). Ежегодно от БА умирают 180 тыс. человек, лидируют по показателям смертности Китай и Россия (36,7 и 28,6 на 100 тыс. населения соответственно), средний показатель по 48 странам мира составил 7,9 на 100 тыс. населения. Диагностика и лечение больных БА оказывает существенное влияние на экономику многих стран. [5]. Симптомы БА могут появиться в любом возрасте, но обычно возникают в детстве и часто сохраняются в течение всей жизни (Новиков Д. К., 1998; Чучалин А. Г., 2001; Busse W., 1997; Dezateux С., 1997). Заболевание является весьма вариабельным по своим клиническим проявлениям и течению. Симптомы БА могут варьировать по интенсивности и по-разному проявляются у отдельных пациентов. Основными клиническими симптомами БА являются: свистящие хрипы в грудной клетке, усиливающиеся на выдохе и купирующиеся под действием ингаляций бронхолитиков; кашель, обычно непродуктивный; чувство сдавления в грудной клетке; эпизодическая одышка (удушье), не всегда сопровождающаяся свистящими хрипами; выделение мокроты (обычно скудное).

Современные концепции патогенеза бронхиальной астмы

БА является полиэтиологическим заболеванием, в развитии которого играют роль как внутренние, так и внешние факторы риска. Внутренние факторы (или врожденные характеристики организма) включают генетическую предрасположенность к развитию либо БА, либо аллергической сенсибилизации, в т. ч. атопию, гиперреактивность дыхательных путей, а также пол и расу больного. Атопия является важнейшим фенотипом БА, который определяется как предрасположенность к IgE-опосредованному ответу на воздействие распространенных аллергенов окружающей среды. Атопия является наиболее важным внутренним фактором, предрасполагающим к развитию БА. Гиперреактивность дыхательных путей характеризуется повышенной реакцией бронхов (бронхоспазмом) в ответ на воздействие специфических (аллергенов) и неспецифических стимулов (биологически активных веществ - гистамина, ацетилхолина, метахолина, карбохолина; физической нагрузки, аэрополлютантов). Это состояние имеет наследственный компонент и тесно связано с уровнем IgE в сыворотке и воспалением дыхательных путей.

Внешними факторами, способствующими развитию БА у предрасположенных лиц, являются аллергены (пыльца, клещи домашней пыли, аллергены животных, тараканов, грибов, плесеней и бактерий), профессиональные сенсибилизирующие агенты (в настоящее время более 360 профессиональных веществ), а также загрязняющие воздух вещества (аэрополлютанты). Они сенсибилизируют дыхательные пути и провоцируют начало БА, а в дальнейшем поддерживают развитие заболевания, вызывая появление астматических приступов.

Современная концепция патогенеза БА постулирует, что в его основе, вне зависимости от степени тяжести заболевания, лежит хронический специфический воспалительный процесс в бронхиальной стенке, приводящий к спазму, отеку слизистой оболочки, гиперсекреции слизи и бронхиальной обструкции в ответ на воздействие различных триггеров. Для воспаления дыхательных путей при БА характерно накопление в слизистой оболочке и просвете бронхиального дерева активированных эозинофилов, тучных клеток, макрофагов, лимфоцитов и нейтрофилов, а также дендритных клеток и тромбоцитов. Наряду с клеточными факторами важную роль в патогенезе БА играют гуморальные факторы - медиаторы воспаления. Такие медиаторы, как гистамин, простагландины, лейкотриены и кинины, вызывают сокращение гладкой мускулатуры бронхов, повышают проницаемость микрососудов, увеличивают секрецию слизи в бронхах и привлекают в бронхи другие воспалительные клетки. Липидные медиаторы (лейкотриены) являются мощными бронхоконстрикторами и играют важную роль в патогенезе астмы. Многие клетки воспаления (макрофаги, тучные клетки, эозинофилы, лимфоциты) и структурные клетки (эпителиальные, гладкомышечные и эндотелиальные клетки) способны выделять различные цитокины. В то время как воспалительные медиаторы, подобные гистамину и лейкотриенам, играют важную роль в формировании острого и подострого воспалительного ответа, а также при обострении БА, цитокины играют доминирующую роль в поддержании хронического воспаления

Потеря (десквамация) бронхиального эпителия является характерным морфологическим признаком БА. Повреждение эпителия может способствовать формированию гиперреактивности бронхов в результате снижения барьерной функции, а также вследствие уменьшения продукции энзимов (таких как нейтральная эндопептидаза, которые снижают активность воспалительных медиаторов), уменьшения количества релаксируюших факторов и "обнажения" нервных окончаний, что может приводить к повышению рефлекторных неврологических эффектов в дыхательных путях. Кроме того, эпителиальные клетки сами могут быть источником медиаторов воспаления, высвобождающихся под влиянием различных факторов. Клетки эпителия дыхательных путей выделяют также факторы роста, которые стимулируют структурные изменения в дыхательных путях: фиброзирование, ангиогенез, пролиферацию гладкомышечных клеток, что можно расценивать как компенсаторную реакцию на повреждения, вызванные хроническим воспалением.

Таким образом, наряду с выраженным воспалительным ответом при БА в бронхиальном дереве развиваются хронические структурные изменения, называемые ремоделированием, которые проявляются необратимыми нарушениями функции дыхания у некоторых больных БА. В целом воспаление дыхательных путей, клеточная инфильтрация с последующей продукцией цитокинов являются ключевыми механизмами в патогенезе бронхообструкции. Ремоделирование характеризуется увеличением массы гладких мышц, застоем в сосудистом русле и гипертрофией слизистых желез, что приводит к утолщению стенки и уменьшению диаметра просвета бронхов, повышенной секрецией слизи и воспалительного экссудата, что препятствует поступлению воздушного потока в легкие и приводит к повышению поверхностного натяжения. Повышенная микроваскулярная проницаемость является обязательным компонентом воспалительной реакции, имеющей место при БА. Она влияет на различные функции бронхов, включая повышение бронхиальной секреции, нарушение мукоцилиарного клиренса, образование новых медиаторов (кининов), отек слизистой, оболочки.

Автономный неврологический контроль респираторного тракта осуществляется классическими холинергическими и адренергическими механизмами, а также неадренергическими нехолинергическими нервами и различными нейропептидами идентифицированными в дыхательных пу тях. Обнаружены различные нарушения автономного контроля бронхиального тонуса, которые характеризуются повышением холинергического и α-адренергического ответов или снижением β-адренергического ответа. Скорее всего, эти нарушения носят вторичный характер и связаны с хроническим воспалительным процессом, при котором имеет место тесное взаимодействие между нервами и клетками воспаления.

Таким образом, основным механизмом патогенеза БА является хроническое воспаление (эндогенная метаболическая интоксикация), в котором принимают участие многие клетки воспаления, более 100 провоспалительных медиаторов, приводящее к развитию таких патологических синдромов как гиперреактивность бронхов, бронхоконстрикция, экссудация плазмы (отек), гиперсекреция слизи, активация чувствительных нервов и ремоделирование.

Роль перекисного окисления липидов в патогенезе БА

Как и при других воспалительных заболеваниях, при БА имеет место повышенная продукция активных форм кислорода (оксидантный стресс) клетками воспаления (макрофагами, эозинофилами, нейтрофилами). Оксидантный стресс способствует активации воспаления, увеличению тяжести течения БА, снижению ответа на лечение глюкокортикоидами, особенно, при обострении заболевания. Одним из механизмов реализации негативного влияния оксидантного стресса является реакция супероксиданионов с окисью азота, в результате которой образуется реактивный радикал - пероксинитрит, способный в свою очередь модифицировать различные белки-мишени, в т. ч. рецепторы.

Изменение интенсивности перекисного окисления липидов (ПОЛ) является общим механизмом регуляции функционального состояния биологических мембран и мембранозависимых процессов (Владимиров Ю.А. и соавт., 1985, 1989). В частности, ПОЛ оказывает влияние на скорость синтеза белков, АТФ в митохондриях, кинетику деления клеток, Т/Т-, и Т/В-клеточное взаимодействие, скорость реакции антиген-антитело и многие другие процессы. При превышении физиологического уровня интенсивности ПОЛ происходит повреждение морфофункционального состояния мембран и разнообразные нарушения внутриклеточного обмена. Одним из результатов длительного неконтролируемого повышения уровня ПОЛ является запуск механизмов апоптоза.

Функционирование в организме такой системы с высокой биологической активностью промежуточных и окончательных продуктов регулируется антиоксидантной системой (АОС), реализующей свой эффект в определенных звеньях цепи ПОЛ. В норме система ПОЛ-АОС (система перекисного гомеостаза) хорошо сбалансирована и работает по принципу обратной связи. Длительная активация ПОЛ выше физиологической нормы приводит к истощению антиоксидантной защиты, переходу ПОЛ на новый стационарный уровень и развитию "синдрома хронической липидной пероксидации".

Являясь частью общего механизма поддержания гомеостаза организма, процессы ПОЛ играют большую роль в патогенезе многих патологических состояний. На системном уровне синдром чрезмерной липидной пероксидации выражается, в частности, формированием иммунодефицита. Особое значение реакции ПОЛ и состояние АОС имеют для органов дыхания (Величковский Б. Т., 2001; Новоженов В. Г. и соавт., 1989).

Источники активных форм кислорода в легких весьма многообразны. Прежде всего, это фагоцитирующие клетки, обладающие мощными специализированными системами генерации активных форм кислорода. При контакте фагоцитов с чужеродными частицами происходит активация клеток с образованием активных форм кислорода. Этот феномен получил название "супероксидного" или "респираторного" взрыва. Бактерицидный эффект фагоцитов опосредуется действием активных форм кислорода внутри фаголизосом, а цитотоксический - действием на объекты, расположенные вне фагоцита, и осуществляется посредством выброса активных форм кислорода из клетки в ее микроокружение. Активация фагоцитов связана не только с бактериальной агрессией, но и другими видами воздействий (ксенобиотики, аллергены, поллютанты).

Иными словами, воздействие на органы дыхания разнообразных факторов приводит к повышению концентрации активных форм кислорода и инициации ПОЛ как защитной реакции, что в свою очередь сопровождается активацией АОС, сдерживающей липидную пероксидацию на оптимальном уровне. Истощение АОС приводит к неконтролируемому значительному повышению ПОЛ, накоплению продуктов пероксидации (Владимиров Ю. А., 1998), повреждению биологических мембран (Мохнаткина Н. С. и соавт., 1986), модификации белков, липидов, нуклеиновых кислот ([Mosien M. Т., Reynolds E. S., 1980).

Модификация белков приводит к появлению у них антигенных свойств, а пероксидация липидов приводит к увеличению выработки факторов хемотаксиса (тромбоксанов, лейкотриенов), усиливающих миграцию фагоцитов (Fujimoto Y. И соавт., 1983). Активация фагоцитов в очаге воспаления может самоусиливаться, что способствует поддержанию воспалительного процесса и приводит к формированию порочного круга воспаления. Биологически активные вещества и факторы хемотаксиса вызывают отек слизистой оболочки, нарушение микроциркуляции. Еще одним фактором, обусловливающим отек слизистой оболочки, может быть повышение проницаемости мембран как результат активации процессов ПОЛ.

Продукты липидной пероксидации, в частности, метаболиты арахидоновой кислоты снижают число β-адренорецепторов в бронхах, повышают чувствительность рецепторов к гистамину. В результате возникающего дисбаланса в β-адренергической системе формируется гиперчувствительность и гиперреактивность бронхов (Новоженов В. Г., Крюков Е. В., 2003). Ингибиция β- и активация гистаминовых рецепторов усиливает выделение нейтрофилами и макрофагами активных форм кислорода, что поддерживает высокий уровень ПОЛ и повреждение тканей легкого (Hodgkin J. E. и соавт., 1984).

Механизм действия и фармакология Мексидола

Неуклонный рост заболеваемости БА, склонность БА к рецидивирующему течению, развитию тяжелых и осложненных форм, возрастающая частота инвалидизации и смертности, большие экономические потери определяют медицинскую и социальную значимость использования новых медикаментозных средств, позволяющих повысить эффективность лечения и реабилитации больных, улучшить адаптивные возможности организма, изменить иммунологическую реактивность и повысить устойчивость мембран к продуктам ПОЛ.

Учитывая то, что интенсификация ПОЛ на фоне истощения АОС, является одним из ведущих механизмов патогенеза БА, является целесообразным включение в терапию этого заболевания антиоксидантов.

Этилметилгидроксипиридина сукцинат (Мексидол, компания "Фармасофт") является современным высокоэффективным антиоксидантом и антигипоксантом прямого действия. Он ингибирует свободнорадикальные процессы и перекисное окисление липидов, изменяет физико-химические свойства клеточной мембраны, повышает содержание полярных фракций липидов (фосфотидилсерина и фосфотидилинозита и др.), вязкость липидного слоя и увеличивает ее текучесть, оказывает гиполипидемическое действие, а именно, уменьшает уровень общего холестерина, липопротеидов низкой плотности, снижает соотношение холестерин/фосфолипиды. Мексидол улучшает энергосинтезирующую функцию митохондрий и энергетический обмен в клетке, стимулируя прямое окисление глюкозы по пентозофосфатному шунту, повышая уровень восстановленных нуклеотидов (НАДФН - никотинамид аденин динуклеотид) и тем самым усиливает антиоксидантную защиту клетки, стабилизируя уровень эндогенных антиоксидантов. Вызываемое Мексидолом изменение функциональной активности биологической мембраны приводит к конформационным изменениям белковых макромолекул синаптических мембран, вследствие чего Мексидол оказывает модулирующее влияние на активность мембраносвязанных ферментов (например, аденилатциклазы и гуанилатциклазы, K/Na-аденозинфосфатаз), ионных каналов, рецепторных комплексов мембран мозга, в частности, бензодиазепинового, ГАМК-ергического, ацетилхолинового, усиливая их способность к связыванию с лигандами и, тем самым, повышая активность нейромедиаторов и активацию синаптических процессов.

Мексидол ингибирует синтез тромбоксанов, лейкотриенов (маркеров эндогенной метаболической интоксикации или синдрома системного воспалительного ответа - ССВО) и улучшает реологические свойства крови. Являясь "ловушкой" для свободных радикалов, Мексидол способствует повышению активности антиоксидантных ферментов, в частности, супероксиддисмутазы.

Мексидол оказывает отчетливое антигипоксическое и противоишемическое действие. Показано, что в присутствии Мексидола происходит активация сукцинатоксидазного пути окисления, который в условиях ограничения НАД-зависимого окисления на ранних стадиях гипоксии позволяет сохранить в митохондриях определенный уровень окислительного фосфорилирования. Активация сукцинатоксигеназного пути окисления при гипоксии способствует повышению резистентности клеток к дефициту кислорода и определяет механизм его антигипоксического действия.

Таким образом, механизм действия Мексидола определяют, прежде всего, его антиоксидантные и антигипоксантные свойства, способность стабилизировать биомембраны клеток, активировать энергосинтезирующие функции митохондрий, модулировать работу рецепторных комплексов и прохождение ионных токов. Кроме того, Мексидол подавляет агрегацию тромбоцитов, вызываемую коллагеном, тромбином, АДФ и арахидоновой кислотой, ингибирует фосфодиэстеразу циклических нуклеотидов тромбоцитов, стабилизирует устойчивость мембран эритроцитов к гемолизу и ускоряет процесс кроветворения. Мексидол уменьшает ферментативную токсемию и эндогенную интоксикацию при остром воспалении, обладает противовоспалительным и бактерицидным действием, ингибирует протеазы, усиливает дренажную функцию лимфатической системы, усиливает микроциркуляцию, стимулирует репаративно-регенеративные процессы, а также оказывает иммунотропное действие.

Терапевтические эффекты Мексидола выявляются при применении его в дозе от 10 до 300 мг/кг. При внутримышечном введении препарат определяется в плазме крови на протяжении 4 часов после введения. Время достижения максимальной концентрации составляет около 30 минут. Максимальная концентрация при введении в дозе 400-500 мг составляет 3,5-4,0 мкг/мл. Мексидол быстро переходит из кровеносного русла в органы и ткани и быстро элиминируется из организма. Время нахождения препарата в организме составляет 4-4,5 часов. Большая часть препарата выводится из организма с мочой, в основном в глюкуроноконъюгированной форме, и в незначительных количествах в неизмененном виде.

При пероральном введении Мексидол быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта с полупериодом абсорбции около 6 минут. Время достижения максимальной концентрации в плазме крови приблизительно составляет 30 минут. Величина максимальной концентрации препарата в плазме крови находится в диапазоне от 50 до 100 нг/мл. Период полувыведения и среднее время нахождения препарата в организме составляют соответственно 4,7-5,0 и 4,9-5,2 Мексидол назначают внутривенно (струйно или капельно), внутримышечно и внутрь. Продолжительность лечения и суточная доза препарата зависят от нозологии заболевания и тяжести состояния больного.

В настоящее время Мексидол широко используют в психиатрической и неврологической практике (при острых нарушениях мозгового кровообращения, черепно-мозговых травмах, эпилепсии, алкогольном абстинентном синдромом, острых интоксикациях нейролептиками и др.). Противопоказаниями являются гиперчувствительность или непереносимость препарата, острые нарушения функции печени и почек. При применении Мексидола редко могут наблюдаться побочные эффекты: со стороны пищеварительной системы (тошнота, сухость во рту). Адекватных и строго контролируемых исследований безопасности применения препарата при беременности и в период лактации не проводилось.

Целью настоящего исследования являлось изучение клинической эффективности Мексидола в терапии БА с учетом современных представлений о роли оксидантного стресса и ССВО в патогенезе БА.

Материал и методы

В исследование были включены 60 больных смешанной формой БА средней степени тяжести, среди них 32 мужчины и 28 женщин. Все пациенты были разделены на две группы. В основную группу вошли 45 больных, получавших Мексидол на фоне стандартной медикаментозной терапии. Контрольная группа состояла из 15 больных, получавших традиционную медикаментозную терапию.

Комплексное клинико-лабораторное обследование пациентов проводилось на 1-2 день пребывания в стационаре, через 10-14 дней, а также спустя 1 месяц. Больные поступали в стационар в основном на 4-7 день от начала обострения. У 31 (51,7 %) пациента причиной, вызвавшей обострение, были перенесенные острые респираторные вирусные инфекции, у 12 (20 %) - контакт с аллергенами, у остальных причина обострения не была установлена. Состояние всех обследуемых больных было удовлетворительным. Все пациенты были обследованы в приступный период заболевания, о чем свидетельствовало наличие клинических и лабораторных признаков обострения.

У больных определяли лабораторные (гемоглобин, эритроциты, лейкоциты, лимфоциты, эозинофилы, СОЭ, серомукоиды, сиаловые кислоты, гексозы) и иммунологические (Т-лимфоциты, В-лимфоциты, Т-хелперы, Т-супрессоры, уровни IgA, IgG, IgM, циркулирующие иммунные комплексы) показатели по стандартным методикам. Для выявления степени нарушения бронхиальной проходимости исследовали функцию внешнего дыхания (ФВД) с помощью компьютерной флоуметрии с использованием программы для ПЭВМ (персональной электронно-вычислительной машины) - ARTDS-Pneumo ver. 4.3-9406-No-ArcS6-In3 с построением графика "петля поток-объем" и расчетом объемных и скоростных показателей.

Медикаментозная терапия, применяемая во всех группах, включала: бронхолитики из группы β2-адреномиметиков (фенотерол - ингаляционная доза 200 мкг, сальбутамол - ингаляционная доза 100 мкг - разовая доза 2 ингаляции) для купирования приступов удушья, но не более 6 раз в сутки; ингаляционные глюкокортикостероиды (будесонид в дозе 800 мкг/сут в 2 приема, беклометазон в дозе 800 мкг/сут в 4 приема); метилксантины (аминофиллин - 10 мл 2,4 % раствора внутривенно капельно или внутрь по 0,15 г 3 раза в сутки либо теофиллин пролонгированного действия по 0,3-0,5 г 2 раза в сутки).

Пациенты основной группы в дополнение к стандартной терапии получали Мексидол в следующих дозировках:
o либо по 400 мг (8 мл) внутривенно капельно на 100 мл изотонического раствора натрия хлорида ежедневно, в течение 10 дней;
o либо по 200 мл (4 мл) внутривенно струйно на 16 мл воды для инъекций или в изотоническом растворе натрия хлорида (16 мл) 2 раза в сутки, в течение 10 дней;
o в последующем переходили на пероральный прием Мексидола по 250 мг (2 таблетки) 2 раза в сутки, в течение 3-4 недель.

В результате проведенного обследования 60 больных БА смешанной формы средней степени тяжести было установлено, что наряду с выраженными клиническими признаками у них имелись нарушения ФВД, соответствующие тяжести заболевания, а также изменения лабораторных показателей.

Результаты

Анализ полученных данных показал, что нормализация основных клинико-лабораторных признаков быстрее происходила в основной группе пациентов. По сравнению с контрольной группой, у этих больных достоверно раньше в среднем на 4,3 дня (р < 0,05) прекращались приступы удушья, на 4,7 дня (р < 0,05) уменьшалась одышка, на 2,6 дня (р < 0,05) прекращался кашель, на 5,2 дня (р < 0,05) уменьшались количество и выраженность хрипов в легких, на 3,7 дня (р < 0,05) купировалось тахипноэ, на 3,3 дня (р < 0,05) исчезала тахикардия, на 2,9 дня (р < 0,05) -лейкоцитоз, на 3,5 дня (р < 0,05) - лимфопения, на 1,8 дня (р < 0,05) - эозинофилия, на 3,0 дня (р < 0,05) - повышенная СОЭ, а также на 4,0 дня (р < 0,05) сокращалась продолжительность обострения.

Таким образом, применение Мексидола приводило к эффективному устранению основных клинических проявлений заболевания (одышки, приступов удушья, кашля, хрипов в легких, лейкоцитоза, эозинофилии, повышенной СОЭ). Улучшение самочувствия больных основной группы наступало на 2-3 день применения Мексидола, что было значительно раньше, чем в контрольной группе.

В период обострения БА у больных, наряду с выраженными клиническими проявлениями, регистрировались значительные изменения бронхиальной проходимости. Изменение показателей ФВД у больных БА смешанного генеза средней степени тяжести соответствовали 2-й степени с равноценным снижением исходных объемных и скоростных показателей. У пациентов основной группы по сравнению с контрольной группой достоверно повысились все исследуемые показатели ФВД, что свидетельствовало об улучшении бронхиальной проходимости. В группе больных, получавших Мексидол, через 10-14 дней от начала лечения объемные показатели жизненной емкости легких (ЖЕЛ) и форсированной жизненной емкости легких (ФЖЕЛ) составляли 73 и 68 % от должных величин соответственно с достоверной положительной динамикой относительно значений в контрольной группе на 8 % (р < 0,05) и 7 % (p < 0,05) соответственно. После окончания курса лечения ЖЕЛ и ФЖЕЛ достигли 85 и 81 % от должных величин, причем достоверный прирост составил 22 % (р < 0,05) и 29 % (р < 0,05) относительно исходных показателей в основной группе.

У пациентов основной группы наблюдались также достоверные изменения скоростных показателей ФВД - объема форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ1), пиковой объемной скорости выдоха (ПОСвыд), максимальной объемной скорости при выдохе 75, 50, 25 % ФЖЕЛ (МОС75, МОС50, МОС25). Показатели ОФВ1 исходно составляли 53 % в основной группе и 52 % в контрольной. На 10-14 день лечения в основной группе была отмечена выраженная положительная динамика ОФВ1 (увеличение на 12 %; р < 0,05) по сравнению с контрольной группой. Спустя месяц в основной группе достоверное увеличение ОФВ1 составило 27 % (р < 0,05), что было на 17,5 % больше (р < 0,05), чем в контрольной группе.

Исходные значения ПОСвыд в обеих группах были значительно снижены и составляли в среднем 55 % в основной группе и 57 % - в контрольной. На 4-5 день в основной группе ПОСвыд увеличилась на 23 % (р < 0,05) от исходных значений, а в контрольной группе - только на 3 %. После окончания курса лечения было выявлено достоверное увеличение этого показателя в основной группе на 31 % (р < 0,05) от исходных значений, таким образом, ПОСвыд составила 85,5 % и достоверно возросла у больных основной группы по сравнению с контрольной группой на 17 % (р < 0,01;).

Таким образом, анализ изменений показателей ФВД у больных БА под воздействием терапии, включающей Мексидол, выявил их достоверную положительную динамику по сравнению с традиционной медикаментозной терапией. Эти изменения наблюдались уже в середине курса лечения, но максимальное улучшение происходило к концу курса.

Кроме того, включение в схему лечения БА Мексидола способствовало повышению иммунотропной эффективности терапии данного заболевания. У больных на 28 % (р < 0,05) увеличилось число лимфоцитов, на 40 % (р < 0,01) - Т-лимфоцитов и на 30 % (р < 0,05) - В-лимфоцитов на фоне снижения количества лейкоцитов на 19 % (р < 0,05). Произошла внутренняя перестройка со стороны иммунорегуляторных субпопуляций Т-лимфоцитов. Количество Т-хелперов увеличилось на 47 % (р < 0,01), Т-супрессоров - на 86 % (р < 0,01), а число циркулирующих иммунных комплексов уменьшилось на 38 % (р < 0,05).

Важно отметить снижение на 40 % (р < 0,01) уровня сиаловых кислот, на 35 % (р < 0,05) - серомукоидов, на 18 % (р < 0,05) - гексоз и на 32 % (р < 0,05) - СОЭ, что свидетельствовало об уменьшении выраженности ССВО на фоне применения антигипоксанта и антиоксиданта Мексидол.

Таким образом, Мексидол, включенный в терапию больных смешанной формой БА средней степени тяжести, способствовал значительному улучшению клинического течения заболевания, ранней нормализации основных клинико-лабораторных признаков обострения. Он продемонстрировал выраженное противовоспалительные и бронхолитическое действие, способствовал улучшению ФВД и бронхиальной проходимости. Мексидол также оказывал выраженное иммуномодулирующее действие на основные звенья иммунной системы и уменьшал выраженность ССВО.

Выводы

Включение препарата Мексидол в комплексную терапию больных БА дает высокий положительный клинико-лабораторный эффект, заключающийся в выраженном антиоксидантном действии, значительном противовоспалительном эффекте, быстром улучшении скоростных показателей ФВД, обусловленных как противовоспалительным и противоотечным действием Мексидола, так и его способностью вызывать десенситизацию β-адренорецепторов, повышение насыщения гемоглобина кислородом, модулирование показателей перекисного гомеостаза. Мексидол, снижая интенсивность процессов ПОЛ, способствует повышению мощности эндогенной антиоксидантной защиты, что приводит к длительному сохранению оптимальных показателей перекисного гомеостаза после окончания его применении. Под влиянием Мексидола сокращается продолжительность пребывания больных в стационаре, снижается частота обострений. Таким образом, антиоксиданты, в т. ч. и Мексидол, должны быть одними из основных препаратов в лечении больных БА.

ЛИТЕРАТУРА
1. Антиоксидантная терапия хронического обструктивного бронхита. М., 2004. 25 с.
2. Бронхиальная астма у взрослых. Атопический дерматит: Клинические рекомендации /под ред. А.Г. Чучалина. М., 2002. 254 с.
3. Бэрнс П. Бронхиальная астма. М., 2003. 125 с.
4. Воронина Т.А. Мексидол. Основные эффекты, механизм действия, применение. М., 2005. 20 с.
5. Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы (GINA): Пересмотр 2002 г.: пер. с англ. М., 2002. 160 с.
6. Калинина Е.П. Оценка иммунотропного действия антиоксидантного препарата "Мексидол " при лечении больных хронической обструктивной болезнью легких //Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2006. Приложение 1. С. 119-123.
7. Мексидол: Рекомендации по применению. М., 2005. 20 с.
8. Пульмонология 2005, 2006: Клинические рекомендации /под ред. А.Г. Чучалина. М., 2005. 225 с.
9. Руководство по диагностике, лечению и профилактике бронхиальной астмы / под ред. А.Г. Чучалина. М., 2005. 51 с.
10. Федосеев Г.Б. Бронхиальная астма. Аллергология: Частная аллергология /под ред. Г.Б. Федосеева. СПб., 2001. Т. 2. С. 64-138.
11 . Чучалин А.Г. Белая книга. Пульмонология. М., 2003. 67 с.

1 апреля 2008 г.
Связанные темы:

МЕДИ РУ в: МЕДИ РУ на YouTube МЕДИ РУ в Twitter МЕДИ РУ на FaceBook МЕДИ РУ вКонтакте Рейтинг@Mail.ru